Куратор и историк искусства Борис Чухович на сайте Alerte Heritage, посвященном защите центрально-азиатского культурного наследия, опубликовал статью о проблеме реставрации в Центральной Азии и других странах постсоветского пространства. Публикация вызвана варварским сносом семикупольного мавзолея Шамуна-наби (XVII - XVIII вв.), возведенного на развалинах более древнего сооружения, главной исторической достопримечательности Каракалпакстана из жженого кирпича. Как недавно стало известно, охраняемый объект был полностью снесен и заменен новенькой копией. И это не единственный памятник, уничтоженный ради того, чтобы на его месте было построено что-то поярче и «покрасивше» - в последние полтора десятилетия этот процесс охватил все регионы Узбекистана, причем сносы «старья» поддерживаются самими властями. Ниже мы полностью приводим статью Б.Чуховича.

Несмотря на то, что после кровавого подавления бунта в ночь с 7 на 8 ноября в исправительно-трудовой колонии № 3 (ИТК-3), расположенной в 16-м микрорайоне таджикского города Худжанда, прошли уже две недели, руководство этой страны до последнего пыталось отмалчиваться по поводу случившегося, и только 22 ноября его официальный представитель сообщил, что в бунте виноваты «экстремисты». Предыдущее сообщение приходится на 10 ноября, когда Главное управление погранвойск ГКНБ РТ официально уведомило коллег из соседнего Кыргызстана о восстании заключенных, отбывающих наказание за тяжкие преступления, в том числе терроризм.

Сайт «Мониторинговая миссия по трудовым правам в Центральной Азии», действующий с прошлого года, опубликовал крайне интересную, на наш взгляд, беседу журналиста Дмитрия Тихонова с Андреем Мростом, экспертом Cotton Campaign, специалистом по международным трудовым отношениям с более чем 20-летним опытом работы, занимавшимся исследованиями по теме корпоративной социальной ответственности и когда-то сотрудничавшим с Международной организацией труда (МОТ). Он раскрывает некоторые махинации этой организации вкупе со Всемирным банком, направленные на то, чтобы скрыть государственную систему принуждения граждан Узбекистана к подневольному труду при сборе хлопка. Провисев несколько дней, статья была убрана с сайта под давлением заинтересованных лиц и организаций. Предлагаем вам ознакомиться с отрывками из этого продолжительного интервью; полностью его можно прочитать здесь.

Татьяна Закирова и Гульшан Мирзаева, живущие на квартале Ц-5 в Юнусабадском районе Ташкента, летом этого года ставшие мишенями националистических возгласов ректора Университета журналистики и массовых коммуникаций Шерзода Кудратходжаева, наткнулись на глухую оборону представителей правовых инстанций, пытаясь привлечь влиятельного чиновника к ответственности.

Октябрьский приезд Путина в Ташкент журналисты назвали «прорывным» в узбекско-российских отношениях. Действительно, он оказался громким: и из-за небывалой представительности российской делегации, и по количеству заключенных и анонсированных экономических договоров, и в связи с объявлением о начале строительства АЭС. Но если встреча на высшем уровне дала столь ощутимые результаты, то что мешало развивать взаимовыгодные связи раньше, не теряя драгоценного времени, и что мешает сейчас? И так ли уж необходима Узбекистану дорогостоящая атомная станция, как уверяют узбекские и российские власти? Обо всём этом – в статье, посвященной прошедшему визиту.

По сложившейся традиции президент Узбекистана не часто выбирается «в народ». А когда всё-таки выбирается, то этот самый народ загоняют куда подальше, чтобы его было не видно и не слышно: безопасность вождя превыше всего. То же произошло и 26 октября, когда Шавкат Мирзиёев в сопровождении своей свиты отправился на ташкентский массив Юнусабад – инспектировать ход строительства метро, строящегося между 11-м и 13-м кварталами, а заодно посетил сами эти кварталы, точнее, несколько «реконструированных» дворов и детский сад. Впервые мне не пришлось куда-то отправляться за материалом для репортажа: он прибыл ко мне сам. Свои короткие отчеты с места событий я писал в Фейсбуке, а потом собрал их воедино и слегка подредактировал. Получилась вот такая хроника:

Дома как люди - одни заслуживают романов и баллад, другие не стоят даже упоминания. В центре Чирчика, чуть повыше городского канала, за разросшимися деревьями виднеется монументальное строение, которое еще рано называть развалинами, но в ближайшем будущем оно обещает в них превратиться. Со стороны двора здание напоминает средневековый караван-сарай с многочисленными комнатами-худжрами, а наружные стены оснащены балкончиками и рядами круглых окон-иллюминаторов. Мало кто знает, что это первое многоэтажное здание Чирчика, заложенное в 1934 году, когда ничего подобного не было даже в Ташкенте, и лишь после его постройки началось возведение еще не существующего, но уже запланированного города.

Причина намеченного сноса - расширение дороги, ведущей от многоэтажного жилого массива Сергели к массиву Куйлюк. Сам храм представляет собой комплекс из нескольких построек с небольшим двориком, в середине которого устроен пруд с лотосами. По мнению правительства, разрушены должны быть и несколько других объектов – рестораны и заводской шоколадный цех. При этом с другой стороны дороги – пустое поле, но делать небольшой изгиб либо расширять магистраль в ту сторону представители власти почему-то не желают (хотя именно это и было сделано при восстановлении моста через «малую кольцевую», когда он плавно обогнул построенные на месте прежней трассы кирпичные многоэтажки). О сути происходящего АзиаТерре рассказал заместитель настоятеля храма Александр Хегай.

На государственном портале для обсуждения проектов нормативно-правовых актов с 25 сентября идет обсуждение проекта правительственного постановления «Об утверждении Положения о порядке возмещения убытков физическим и юридическим лицам в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд в городе Ташкенте», отрывающего возможность для массовой конфискации жилья и фактически отбрасывающего страну до уровня некоего африканского квазигосударственного образования. Разработчик документа – ташкентская администрация, а подписал его премьер-министр Абдулла Арипов. В соцсетях его открыто называют «антинародным» за противоречие нормам административного, гражданского и жилищного законодательства, а также Конституции Узбекистана.

Сфера высшего образования в Узбекистане по-прежнему одна из самых проблемных. На днях нам стали известны подробности скандала, случившегося в Узбекско-китайском институте имени Конфуция (УКИК), созданном тринадцать лет назад при Ташкентском государственном институте востоковедения (ТГИВ). Краткая суть случившегося: узбекского студента лицея приняли в это учебное заведение, а после его окончания, взяв плату за проведение международных экзаменов и вслед за уведомлением о зачислении в китайский университет, ему отказали в обучении за счет гранта. И никаких объяснений по этому поводу не дают. Более того, вскоре выяснилось, что таких принятых, а затем «отвергнутых» по никому не известным причинам студентов насчитывается более двадцати человек. А ведь это не только потерянные деньги, но и нервы, и время. Изучив ситуацию, мы пришли к выводу, что учредители действующего на территории Узбекистана иностранного образовательного учреждения непосредственным образом нарушают законы страны.

Скандал, случившийся с ректором Университета журналистики и массовых коммуникаций Узбекистана Шерзодом Кудратходжаевым, побил все рекорды по количеству просмотров и комментариев в социальных сетях. Но не угас, а быстро перетек с вопроса о безобразном поведении самого чиновника в «национально-языковое» противостояние с негативной экспрессией и открытыми оскорблениями в адрес представителей «нетитульных» национальностей Узбекистана. Разгоряченные националисты требуют, чтобы президент издал указ о принудительном изучении узбекского русскоязычными гражданами страны. При этом руководство Узбекистана хранит молчание, хотя ранее власти разного уровня не раз заявляли о готовности привлекать к ответственности любого, кто посмеет разжигать межнациональную рознь. Отметим, что ничего подобного в стране не происходило с начала девяностых.

В Узбекистане горячо обсуждают очередной инцидент с участием руководителя «Международного пресс-клуба» (телепередачи в формате ток-шоу), одновременно занимающего должность ректора недавно открывшегося Университета журналистики и массовых коммуникаций Шерзода Кудратходжаева, на сей раз выступившего в роли обиженного националиста.

В Чирчике, построенном в советское время промышленном городе в тридцати километрах к северо-востоку от Ташкента, в конце июля-начале августа, наконец, снесли пугавшие жителей на протяжении двух десятилетий руины шести панельных четырехэтажных домов, служивших пристанищем бомжам и алкоголикам. Они были заброшены еще в конце 1990-х и с того времени так и стояли, постепенно разрушаясь. Развалины образовывали две линии, находившиеся на некотором отдалении друг от друга. Городские власти их почему-то старались не замечать и, соответственно, никаких усилий для разбора аварийных строений не предпринимали.

28 августа завершилось обсуждение выставленного двумя неделями ранее в интернете законопроекта «О внесении изменения и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан», предусматривающего введение административного и уголовного наказания за незаконный (несанкционированный) доступ к сети телекоммуникаций. Журналисты заподозрили в этом намерение властей запретить анонимайзеры и прочие программы, позволяющие обходить блокировку сайтов. Общественность «встала на дыбы», и уже через день последовало опровержение: запрещать анонимайзеры никто не собирается, имелось в виду совершенно другое. СМИ успокоились, но сомнения остались: а вдруг эти слова были лишь отговоркой, и «запретительный» закон вот-вот примут?..

Несмотря на торжественные реляции о регулярно подписываемых договорах на миллиарды долларов, объем иностранных вложений в Узбекистан далек от оптимального роста. В ноябре 2017-го председатель Государственного комитета по инвестициям Азим Ахмедхаджаев откровенно признал, что в в 2011-2016 годах объем иностранных инвестиций в Узбекистан упал на 40% - с 3,3 до 1,9 миллиарда долларов. Видимо, чтобы как-то выправить ситуацию, первого августа был издан президентский указ «О мерах по кардинальному улучшению инвестиционного климата в Республике Узбекистан», направленный на, как говорится в его преамбуле, «дальнейшее улучшение инвестиционного климата, стимулирование привлечения прямых инвестиций, укрепление доверия инвесторов к последовательности государственной политики в данном направлении и повышение ответственности государственных структур в работе с инвесторами».

25 августа суд Алмазарского района Ташкента по уголовным делам под председательством Зафара Бобонова вынес обвинительный приговор 51-летнему руководителю фирмы «Интеграл-инвест» Джахонгиру Умарову, признав его виновным в нарушении частей 1 и 2 статьи 273 («Незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их сбыт») УК РУз и назначив ему наказание в виде пяти лет лишения свободы. При этом в ходе судебного процесса была выявлена невиновность Джахонгира Умарова, а также то, что дело против него имело спланированный и заказной характер.

В юго-восточной части Самарканда, через дорогу от кладбища с мавзолеем средневекового исламского богослова и казия Ходжа Абди-Даруна стоит полуразвалившееся старинное здание с высоким изящным порталом, известное как Ишратхана (Ишратхона). Когда-то оно имело высокую башню с бирюзовым куполом, мечеть и ряд различных пристроек, но до нашего времени сохранились только остатки главного помещения. Похоже, что за всю свою многовековую историю, вплоть до середины XX столетия, оно никогда не ремонтировалось. Однако в последние месяцы положение меняется: памятник эпохи тимуридов начали реставрировать - с помощью обыкновенного силикатного кирпича.

Неделю назад зрители республиканских телеканалов с умилением наблюдали за тем, как исполняющий обязанности хокима столицы Д. Артыкходжаев вручает свежеизготовленный паспорт Наргизе Игамовой – старшей лаборантке Кибрайского районного медицинского объединения Ташкентской области. Это произошло ровно в тот же день, когда научный секретарь Института ядерной физики Сайрамбой Игамов поведал о проблеме своей жены с получением гражданства президенту Узбекистана, во время посещения последним посёлка узбекских ядерщиков близ Ташкента. Глава государства заверил ученого-физика, что его просьба обязательно будет удовлетворена.

Масштабный отъем квартир ташкентцев и жителей других городов Узбекистан в 2014-2017 годах – не случайные перегибы в борьбе узбекской милиции с расплодившимися «притонами разврата», а подлинная цель всей этой «духовно-нравственной» кампании, которая с самого начала была затеяна ради отъема нескольких сотен квартир и последующего обеспечения ими лояльных власти силовиков, в первую очередь участковых милиционеров. Об этом свидетельствуют документы уголовных дел, об этом в разговорах с пострадавшими проговаривались сами судьи, тихо объясняя, что распоряжения идут с самого «верха», от президента (имелся в виду Каримов), и потому они не в силах что-либо изменить.

В последние дни в интернет-изданиях и соцсетях активно распространяется информация о новом акте вандализма в историческом центре Самарканда - сносе здания местного почтамта, возведенного в 1910 году и внесенного в 2001 году во Всемирный список культурного наследия ЮНЕСКО. Первым об этом рассказал градозащитник и блогер Мурат Сарсенов, известный читателям по предыдущим публикациям на ту же тему. Он поместил на своей странице в Фейсбуке видеосюжет с места событий.

Управлением по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Генеральной прокуратуры Узбекистана возбуждено и расследуется уголовное дело по хищению сельхозпродукции в Ташкенте. Это своеобразное продолжение весенней истории с раздачей населению бесплатного лука, значительная часть которого оказалась проросшей и непригодной для употребления в пищу. Напомню, что в апреле кучи испорченного лука лежали по всему городу. В качестве основных фигурантов дела задержаны руководители почти всех крупных рынков узбекской столицы, в том числе «Ипподрома» и юнусабадского. Примечательно, что все эти рынки не продуктовые; а вещевые, а их учредителем со стопроцентным долевым участием является столичный хокимият (администрация).

Дело предпринимателя Джахонгира Умарова вызвало широкий отклик в интернет-пространстве. В числе других отозвался и сайт UzNews.uz, выступивший с резкой критикой публикаций в защиту Умарова. Честно говоря, первой эту тему подняла я - независимая журналистка Малохат Эшанкулова, потом о суде над Умаровым стали писать и другие. Правда, я писала на узбекском языке. Но UzNews написал на русском, поэтому я рискну ответить на том же языке.

Хорошие статьи, посвященные не описанию, но осмыслению современности, в Узбекистане встречаются, к сожалению, не часто. И в этом плане несомненный интерес вызывают публикации режиссера-документалиста Абдулазиза Махмудова, в которых он обращается к острым и важным темам, пытаясь докопаться до глубинных корней того, что происходит со страной в последние десятилетия. При этом публицист, как бы размышляя вслух, безбоязненно высказывает всё, что думает, без оглядки на возможные «проблемы», сообразуясь лишь с собственным пониманием жизни, своими знаниями и опытом.

Изображения коробочек хлопка с пушистым белым верхом в Узбекистане настолько часты, а сами жители страны настолько к ним привыкли, что даже их не замечают. Они везде: на фасадах административных и жилых зданий, в общественном транспорте, на рекламных и пропагандистских плакатах. С давних пор этот образ преподносятся как признак богатства и процветания, олицетворение благодати, излившейся на счастливую землю Узбекистана. Но это не так. На самом деле коробочка хлопка – символ рабства и угнетения.

По имеющим отношение к Узбекистану независимым интернет-изданиям в течение последнего года прокатилась волна публикаций об Ахмаджоне Адылове, директоре крупнейшего в СССР Папского агропромышленного комплекса. Несмотря на то, что написаны они разными авторами, все они, по сути, панегиричны, то есть, направлены на «обеление» этого одиозного «советского феодала», в них сознательно замалчиваются темные стороны его личности, благодаря которым сама фамилия Адылова стала нарицательной, обозначая взращенного коррумпированной советской элитой влиятельного местного царька, наслаждающегося собственной властью и игнорирующего законность.

К теракту в метро Санкт-Петербурга, совершенном в апреле 2017 года, причастна действующая в Сирии террористическая группировка «Катиба ат-Таухид валь-Джихад» («Батальон единобожия и джихада»), радикальная салафитская группировка, заявил 3 июля представитель Следственного комитета России. Не вполне понятно, имеется ли в виду террористическое объединение под схожим наименованием «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад» («Общество единобожия и джихада»), либо какое-то другое, ранее в СМИ не упоминавшееся.

30 июня опубликован указ президента Шавката Мирзиёева «О концепции совершенствования налоговой политики Республики Узбекистан», предусматривающий существенное изменение налоговой системы с начала 2019 года. Предполагается упростить законодательство в данной сфере и снизить налоговую нагрузку на часть субъектов бизнеса (не на всех), что даст им возможность не уходить от налогов и поспособствует росту налоговых сборов. Напомним, что AsiaTerra уже рассказывала, в чем заключаются суть будущих изменений.

В Узбекистане развернулась ожесточенная дискуссия вокруг будущего налоговой реформы. Обсуждение в соцсетях, электронных и печатных СМИ переросло во взаимную перепалку, противники изменений обвинили их инициаторов в некомпетентности, сторонники ответили примерно тем же, объявив своих противников жертвами кремлевской пропаганды из «зомбоящика». Такого накала общественных обсуждений республика не знала со времен горбачевской перестройки. Особую интригу происходящему придал тот факт, что в качестве консультантов для готовящихся преобразований были привлечены специалисты из Грузии и стран Балтии. Следует заметить, что представители Кремля в проявлении интереса к налоговой реформе в далеком для них Узбекистане замечены не были, так что взаимные обвинения порою выглядели весьма нелепо.

В конце мая узбекские СМИ, ссылаясь на главу российской госкорпорации «Росатом» Алексея Лихачева, проинформировали о грядущем строительство атомной электростанции в Навоийской области республики. Уточнялось, что площадка уже выбрана и вскоре местные компании вместе с «Росатомом» приступят к сооружению самого затратного в истории страны объекта мощностью в 2400 мегаватт (МВт) и стоимостью в 13-14 миллиардов долларов - два годовых бюджета Республики Узбекистан.

Бахром Кобилов, заместитель начальника управления Генпрокуратуры по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, выступавший обвинителем на процессе по делу о «заговоре по захвату власти в Узбекистане», на которую якобы покушались независимый журналист Бобомурод Абдуллаев и трое его знакомых, освобожден от занимаемой должности, сообщает Uznews.uz. Причина этого решения неизвестна и вряд ли будет озвучена; скорее всего, это произошло в рамках «очищения» Генпрокуратуры от кадров, связанных с Рашидом Кадыровым, возглавлявшим это ведомство с 2000-го по 2015 годы, а ныне арестованным по обвинению в вымогательстве, взятках и злоупотреблении должностными полномочиями.

«С 1991 года в стране всё развивалось очень неплохо, – рассказал как-то знакомый предприниматель. – Все наши пожелания сбывались. Например, мы говорим: «Хорошо бы власти ввели такой-то закон, поддерживающий малый бизнес». Проходит месяц-другой – и этот закон выходит! А за ним другой, третий, и все полезные. Так продолжалось лет пять - до 1996 года. В том году власти ограничили доступ к конвертации; потом все законы стали выходить один хуже другого. И с тех пор гайки только закручивались».

После того как осенью 2017-го в законодательство Узбекистана была внесена поправка, отменяющая конфискацию имущества у невиновных граждан, в государстве волшебным образом прекратились массовые выявления «притонов». Напомним, что до этого конфискации домов и квартир на основании дел, сфабрикованных сотрудниками милиции в тесной координации с руководителями хокимиятов, прокурорами, судьями и представителями высшей государственной власти, были поставлены в Ташкенте буквально на поток. Изъятая собственность поступала на баланс районных администраций; а затем передавалась ГУВД, то есть тому ведомству, сотрудники которого и занимались выявлением «очагов разврата». Сейчас власть старательно делает вид, что проблемы ограбленных граждан не существует. Но она никуда не делась. Предлагаем вашему вниманию всего два рассказа людей, которые потеряли таким образом своё жилье. И таких, как они, в узбекской столице сотни.

Официальный визит Шавката Мирзиёева в США, проходивший с 15 по 17 мая, американская сторона, не скупясь на комплименты, назвала «историческим».

Как и ожидалось, в ходе двусторонней встречи глав государств было подписано множество перспективных договоров и соглашений, еще больше дано обещаний и заверений, а итоговое Совместное заявление получило наименование «Начало новой эры стратегического партнерства между США и Узбекистаном».

Первый за почти два десятилетия открытый политический процесс, проходивший в Ташкентском городском суде в течение последних двух месяцев, завершился освобождением всех подсудимых, причем трое были оправданы, а один приговорен к году с небольшим исправительных работ. Но этот судебный марафон был интересен не только своей открытостью, а и тем, что в рассматривавшемся деле о заговоре с целью захвата власти в Узбекистане оказались объединены сразу несколько весомых с медийной точки зрения фигур: автор, разоблачавший узбекскую верхушку в течение 15 лет под псевдонимом «Усман Хакназаров», председатель СГБ Ихтиёр Абдуллаев и глава МВД Пулат Бабаджанов, которых следствие попыталось было прицепить к четырем «заговорщикам», а также извечный претендент на трон Мухаммад Салих.

Международное объединение журналистов-расследователей «Open source investigations» («Расследования по открытым источникам») несколько дней назад опубликовало новую статью о многомиллионных капиталовложениях бывшего шефа узбекских спецслужб Рустама Иноятова (он был снят с должности 30 января). На сей раз в России, а зарегистрирована вся эта собственность на его сына, Шарифа Иноятова. Представляем вашему вниманию две последние статьи по данной теме; с предыдущими выпусками OSI, посвященными «предпринимательской» деятельности Рустама Иноятова и его талантливого сына, можно ознакомиться здесь.

Государственный визит президента Турции Реджепа Эрдогана, прибывшего в Узбекистан с супругой и в сопровождении более чем двухсот крупных банкиров и бизнесменов, продолжался с 29 апреля по 1 мая. Медиаслужбы обоих стран описали его в самых восторженных выражениях, именуя продолжением «братских отношений, основанных на дружбе и доверии», и предрекая расцвет взаимовыгодного сотрудничества. Как и в ходе предыдущих встреч на высшем уровне, стороны наобещали друг другу самые заманчивые проекты в разных сферах, сулящие народам двух стран благополучие и процветание, а политическому истэблишменту – дополнительные очки на международной арене. А каковы практические результаты поездки? Попытаемся их оценить.

Основное с судебного заседания 2 мая. Государственный обвинитель попросил суд полностью оправдать трех подсудимых – Салаева, Оллоёрова и Насреддинова, «ввиду их непричастности к преступлениям Абдуллаева», а самому Бобомуроду Абдуллаеву изменить наказание с того, что предусматривает 4-я часть 159-й статьи («Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя Республики Узбекистан») на предусмотренное 1-й частью той же статьи («Публичные призывы к неконституционному изменению существующего государственного строя, захвату власти или отстранению от власти законно избранных или назначенных представителей власти…») и снизить срок лишения свободы с 20 до 5 лет.

Главное по итогам трех последних заседаний: судья отказался признать сфальсифицированные протоколы осмотра сфальсифицированными, отказал в проведении технической экспертизы электронных носителей с записанным на них файлом с проектом «Жатва», зато эксперт Ольга Питиримова официально подтвердила, что установить конкретного автора абзацев, содержащих призывы и идеи экстремистского характера, в предоставленных для исследования статьях невозможно.

Несколько месяцев назад в интернете распространилось видео, запечатлевшее сексуальную сцену – мужчина и женщина вступают в близкие отношения на глазах у ребенка 4-5 лет, со смехом снимающего их на мобильный телефон. Криминала здесь не было, но понятно, что так быть не должно, поэтому запись вызвала волну возмущения и призывов к органам правопорядка найти и покарать «преступников». А недавно к нам обратился ферганский правозащитник Абдусалом Эргашев, который рассказал, что в этом сюжете изображен не кто иной как он сам. Однако, по его словам, к происходящему он отношения не имеет, сама же съемка – искусный монтаж, выполненный по заказу группы СНБ под руководством Нодира Туракулова и Александра Веселова, - той самой, что «сшила» дело о заговоре с целью захвата власти в Узбекистане журналистом Бобомуродом Абдуллаевым и тремя его знакомыми.

Официальный двухдневный визит президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Узбекистан, проходивший 23-24 апреля, завершился. По его итогам, как и предполагалось, был подписан ряд документов, и, как восторженно рапортуют узбекские СМИ, цитируя президента Шавката Мирзиёева, «нерешенных вопросов с Туркменистаном не осталось». Напомним, что практически те же слова он произнес, говоря об улучшении отношений с Таджикистаном. Но и в том, и в другом случае проблем, так и оставшихся нерешенными, что называется, «выше крыши».

Основное с заседания 18 апреля: прокурор Бахром Кобилов указал, что размещенные на сайте «Народного движения Узбекистана» статьи за подписью «Хакназарова» оказались отредактированы – фразы и выражения, которые могли бы повредить Бобомуроду Абдуллаеву, были смягчены или вовсе исчезли; сам Абдуллаев заявил, что не имеет к этому ни малейшего отношения; специалист-компьютерщик под наблюдением судьи Зафара Нурматова скачал с сайта НДУ ряд статей для их повторного исследования.

Главное с заседания 16 апреля: свидетель Умарбек Джураев пойман на участии в фальсификации, а именно – на том, что он подписал протокол осмотра, датированный 14 октября, но содержащий статью, опубликованную 18 октября; адвокат Майоров представил доказательства того, что аналогичные протоколы оформлялись задним числом (фальсифицировались), так как они содержат статьи, вышедшие после проставленных на них дат; подсудимые Шавкат Оллоёров и Равшан Салаев во время следствия, говоря об одном и том же, дали по три варианта показаний, то есть, в них опять-таки присутствует ложь, что и обнаружил ознакомившийся с материалами дела Бобомурод Абдуллаев.

Имя пластического хирурга Владимира Тапии Фернандеса (Тапия Владимир Эдуардо; «дядя Эдик») среднестатическому жителю Узбекистана вряд ли что-нибудь скажет, зато хорошо знакомо его состоятельным пациентам в Российской Федерации. Его так и называют - «звездный» хирург, поскольку через его профессиональные руки прошла значительная часть российской элиты: у него оперировались знаменитости из мира кино, театра, эстрады, а также известные политики и дипломаты. Некоторые из его постоянных клиентов, проживающих в разных странах, по слухам, до сих пор обращаются к нему за решением своих «эстетических» проблем.

Основное с заседания, состоявшегося 11 апреля: свидетель Саидалиев дал противоречивые показания; вызванные на суд следователи СНБ в один голос заявили, что подсудимые явились по их вызову 27 сентября, сразу же во всем признались и добровольно дали на себя показания, после чего были отпущены, погуляли два дня, и только потом были задержаны официально; судья поддержал ходатайство защиты о предоставлении эсэнбэшниками видеозаписей «добровольного» прихода подсудимых в здания службы нацбезопасности и ухода из них.

Главное с последнего заседания: предоставленный для изучения файл «Жатва» был создан 14 октября, через две с половиной недели после ареста Бобомурода Абдуллаева; действия экспертов «координировались» сотрудниками СНБ; Хаёт Насреддинов, возможно, сотрудничает со следователями; судья Зафар Нурматов удовлетворил ходатайство адвоката Майорова о вызове в качестве свидетелей следователей Нодира Туракулова, Александра Веселова, оперативника Тимура Якубова и других лиц, имеющих отношение к данному уголовному делу. Моя статья подготовлена на основе записей в блокноте и в ней могут быть смысловые пропуски и некоторые неточности.

Итоги судебного слушания, состоявшегося 4 апреля: свидетеля Чарос Абдуллаеву привезли в суд и увезли из него на машине СНБ (то есть, возможно, она содержится в следственном изоляторе); свидетель Мусанов вновь дал путаные и противоречивые показания; план «Жатва», предусматривающий свержение «антинародного режима», был составлен на русском языке; Хаётхон Насреддинов настаивает на озвучивании записи разговора с Мухаммадом Салихом, состоявшегося в декабре 2013 года. Моя статья, как и все остальные, подготовлена на основе записей в блокноте, так что в ней имеются смысловые пропуски и небольшие искажения.

Главные моменты заседания, состоявшегося 2-го апреля: содержание статей «Усмана Хакназарова» следствие не интересовало, кроме одной, где говорилось о кандидатах на пост председателя СНБ; Хаётхон Насреддинов заявил, что Абдуллаев и Мухаммад Салих обсуждали по скайпу возможность «вывода людей на улицы» и «ввода в Узбекистан верных Салиху войск», свидетель Кенжа Мусанов дал ложные показания, в чем и был уличен судьей Зафаром Нурматовым. Пользоваться диктофонами в зале суда не разрешается, так что моя статья подготовлена по записям в блокноте, и в ней присутствуют смысловые пропуски и небольшие искажения.

Основные выводы по итогам судебного заседания, состоявшегося 29 марта по делу Бобомурода Абдуллаева и трех других «заговорщиков»: Равшан Салаев сотрудничает со следствием, то есть говорит всё, о чем его «попросили» следователи СНБ. Шавкат Оллоёров, вероятно, частично, по некоторым пунктам. Что касается плана «Жатва» то, по словам Салаева, он впервые увидел его в следственном изоляторе, а Оллоёров заявил, что вообще не имеет понятия, что это такое, и ему пришлось растолковывать суть этого документа прямо в зале суда.

На четвертый день удивительного суда по делу четырех гражданских «заговорщиков», вознамерившихся захватить государственную власть в Узбекистане, - стране с населением в 32 миллиона человек, - охраняемую сотнями тысяч вооруженных до зубов военных, милиционеров и сотрудников спецслужб, предъявленное обвинение комментировал ключевой участник следственного и судебного процесса – независимый журналист Бобомурод Абдуллаев.

26 марта в Ташкенте состоялось третье судебное заседание по делу четырех «заговорщиков», по версии обвинения, собиравшихся захватить государственную власть в Узбекистане, – журналиста Бобомурода Абдуллаева, директора текстильного предприятия Рашана Салаева, администратора ресторана Шавката Оллоёрова и школьного учителя Хаётхона Насреддинова. Суд был действительно открытый и на него пускали всех желающих – даже корреспондентов ряда западных изданий и редактора ИА «Фергана» Даниила Кислова, - ничего подобного в Узбекистане не наблюдалось примерно с полтора десятка лет. Но телефоны и диктофоны на входе опять-таки отбирались, так что мне по-прежнему пришлось записывать услышанное в блокнот.

Страница 1 из 7