Несмотря на то, что после кровавого подавления бунта в ночь с 7 на 8 ноября в исправительно-трудовой колонии № 3 (ИТК-3), расположенной в 16-м микрорайоне таджикского города Худжанда, прошли уже две недели, руководство этой страны до последнего пыталось отмалчиваться по поводу случившегося, и только 22 ноября его официальный представитель сообщил, что в бунте виноваты «экстремисты». Предыдущее сообщение приходится на 10 ноября, когда Главное управление погранвойск ГКНБ РТ официально уведомило коллег из соседнего Кыргызстана о восстании заключенных, отбывающих наказание за тяжкие преступления, в том числе терроризм.

Несколько месяцев назад в интернете распространилось видео, запечатлевшее сексуальную сцену – мужчина и женщина вступают в близкие отношения на глазах у ребенка 4-5 лет, со смехом снимающего их на мобильный телефон. Криминала здесь не было, но понятно, что так быть не должно, поэтому запись вызвала волну возмущения и призывов к органам правопорядка найти и покарать «преступников». А недавно к нам обратился ферганский правозащитник Абдусалом Эргашев, который рассказал, что в этом сюжете изображен не кто иной как он сам. Однако, по его словам, к происходящему он отношения не имеет, сама же съемка – искусный монтаж, выполненный по заказу группы СНБ под руководством Нодира Туракулова и Александра Веселова, - той самой, что «сшила» дело о заговоре с целью захвата власти в Узбекистане журналистом Бобомуродом Абдуллаевым и тремя его знакомыми.

14 марта в Каттакурганском районе Самаркандской области Узбекистана под колесами грузовика погибла 23-летняя учительница школы № 42 Диана Еникеева (по иронии судьбы, она преподавала уроки труда). Без матери остался её двухлетний сын Данила. Как выяснилось, учителей вывели на трассу «Самарканд-Бухара» для уборки обочины дороги перед визитом главы государства.

Население Нукуса, столицы Каракалпакстана, «суверенной» республики в составе Узбекистана, - более 300 тысяч человек. В прошлом году главный архитектор этого города, 45-летний Азат Ерекешов, умер от рака желудка. А до этого его несколько месяцев держали в изоляторе СНБ, где он не получал никакого лечения, зато подвергался избиениям и пыткам. Фактически этого человека просто замучили, хотя такой цели у следователей и не было. О случившемся нашему изданию рассказала его вдова Светлана Есбергенова, безуспешно пытающаяся в судах доказать невиновность своего покойного мужа.

Жительница Коканда Ирода Салиева, вот уже шесть лет пытающаяся получить наследство родного отца, одиннадцать дней подряд провела в приемной Верховного суда, после чего рассказала, что там творится что-то невообразимое. По ее словам, председатель Верховного суда Козимджан Камилов только обещает рассмотреть дела «по закону», а на деле всё решает заместитель председателя коллегии Шахноза Ахатова, встретиться с которой практически невозможно. Салиева предоставила нашему изданию хронологический отчет о том как, начиная с 23 октября, она вместе с другими гражданами пыталась попасть туда на прием.

В Узбекистане мало кто из правозащитников добивается политического убежища, тем более с помощью пикета возле посольства иностранного государства. Но журналистка Малохат Эшанкулова пошла на такой шаг: 27 октября она встала с плакатом перед зданием дипмиссии США, выражая просьбу предоставить ей политическом убежище, а также заявила об объявлении голодовки. Что же толкнуло бывшего редактора государственного телеканала «Ёшлар» («Молодежь») на эти отчаянные действия?

Сотни просителей убежища и трудовых мигрантов были депортированы и даже похищены в ходе принудительных возвращений из России в Узбекистан, где они подвергались пыткам, говорится в опубликованном 21 апреля докладе международной правозащитной организации Amnesty International.

Редакция Азиатерры получила письмо от жительницы столицы Гульнозы Захидовой, сообщившей о своем брате, Саидодиле Саиткариходжаеве, 1977 года рождения, который в 2001 году получил семь лет по обвинению в экстремизме, однако, полностью отбыв их, на свободу так и не вышел, поскольку ему под разными предлогами добавляют всё новые и новые сроки. В колонии его и других заключенных заставляют работать на вредном производстве и постоянно избивают. Текст своего письма Гульноза отправила также генпрокурору, председателю СНБ, министру внутренних дел и президенту Узбекистана. Ниже мы публикуем его, с необходимой стилистической редактурой.

За время занятия правозащитной деятельностью Татьяна Довлатова успела пострадать не один раз. Несколько лет назад ее били сразу несколько «валютчиц», а в итоге едва не посадили ее же саму, обвинив в избиении четырех милиционеров. Затем она произнесла несколько фраз для российского телеканала, после чего была оштрафована на такую сумму, для погашения которой была вынуждена продать квартиру. А сейчас женщину донимают соседи, грамотно переводящие пустяковый конфликт в «политическую» плоскость. И заканчивают свои жалобы неизменным выводом: поскольку Довлатова является правозащитницей, то должна быть помещена в психиатрическую больницу.

Правозащитная группа «Бесстрашные», о создании которой в феврале этого года объявили правозащитница Елена Урлаева и журналистка Малохат Эшанкулова, оказалась «нейтрализована», по крайней мере, на время. Урлаева в начале марта была помещена в психиатрическую больницу, где ее продержали почти три месяца. А в квартиру, где жила Эшанкулова, в начале апреля ворвались судоисполнители и отобрали у нее необходимую для журналистской работы технику. Вскоре после этого женщину в добровольно-принудительном порядке выселили из Ташкента, где она прожила почти три десятилетия.

В Узбекистане продолжается инициированная государством кампания «обличения» фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна, Фурката Джураева и трех их товарищей, причем с областного уровня она поднялась до общегосударственного. Об осужденных пишут СМИ, в эфир выходят передачи, где они называются «врагами родины», а 12 апреля узбекское телевидение продемонстрировало целый фильм, в котором живописались «преступления» пяти мужчин, в лучших традициях процессов 1930-х годов приговоренных к многолетнему заключению.

Из Узбекистана собираются депортировать 63-летнюю пенсионерку Маргариту Думитру, прожившую в здесь десять лет. Формальным поводом для этого стало то, что она по болезни на несколько дней просрочила оформление временной прописки. При этом неясно, решен вопрос по поводу её депортации или нет, юридические моменты этого дела запутаны до невозможности. Другой особенностью этого дела является то, что Маргарита – родная сестра Елены Агибаловой, «доставшей» узбекские власти своими жалобами в защиту предпринимателей.

Имя независимой журналистки Малохат Эшанкуловой вновь оказалось на слуху, когда в конце сентября вместе с правозащитницей Еленой Урлаевой она побывала на хлопковых полях Хазараспского района Хорезмской области Узбекистана для изучения ситуации с использованием принудительного труда.

В Узбекистане предпринимаются беспрецедентные меры для того, чтобы не дать наблюдателям возможности зафиксировать случаи принудительного труда, запрещенного как международными договорами, подписанными республикой, так и Международной организацией труда (МОТ). И на полях, и на местах отправки хлопкоробов к хлопковым плантациям дежурят наряды милиционеров и целая амия штатных стукачей-информаторов, зорко наблюдая за тем, чтобы никто не посмел запечатлеть этот процесс на фото и видеокамеру.

В июле этого года гражданское общество Узбекистана облетела тревожная весть - известный ташкентский правозащитник Шухрат Рустамов в судебном порядке был признан недееспособным. В то же время подавляющее большинство людей, с которыми общается правозащитник, считают его совершенно нормальным человеком. Попробуем разобраться, кто же он такой, и почему власти Узбекистана решили его объявить психически ненормальным.

Узбекские власти препятствуют выезду представителей «Правозащитного альянса» (ПАУ) в Южную Корею на церемонию получения престижной премии «Справедливости и мира». Делается это старым испытанным способом – им не дают выездные визы.

Руководитель ПАУ Елена Урлаева в феврале несколько раз выходила на пикеты, требуя разрешить выезд за рубеж ей и ее товарищам - Шухрату Рустамову, Малохат Эшанкуловой, Уктаму Пардаеву и Аделаиде Ким. Однако результатов пока нет.

Мечта 48-летнего инвалида II группы Геннадия Юртаева, высказанная им нашему изданию, сбылась: отныне и пожизненно он обитатель ташкентского дома престарелых – Республиканского пансионата ветеранов войны и труда, где ему выделена отдельная комната со всеми удобствами.

Одинокий уроженец Ташкента, 48-летний инвалид Геннадий Юртаев, лишившись жилья и перенеся обширный инфаркт, живет на пенсию в 127 тысяч сумов (примерно 45 долларов) в однокомнатной квартире приютившей его пенсионерки. В будущем он не видит для себя никаких перспектив и признается в мыслях о самоубийстве. Его заветная мечта – попасть в дом престарелых.

Акция в поддержку киевского Майдана, состоявшаяся в центре Ташкента, стала для узбекских властей чем-то вроде грома посреди ясного неба. То, что на установление и задержание ее участников был брошен целый отряд силовиков, показало, насколько серьезно ей удалось затронуть главную нервную струну правящей верхушки, подобно Паниковскому боящейся всякого скопления честных людей в одном месте.

«Оперативник по имени Рустам свернул газету «Народное слово» в трубку, зажег её и долго держал у меня между ног, всё сжег там. Я потерял сознание. Пришел в себя, когда туда плеснули ведро воды, пошел пар, и я почувствовал запах горелого мяса. Они снова требовали написать, что британцы являются основными спонсорами андижанских событий и причастны к террористическим актам в резиденции Дурмень. Я даже не знал, что были такие случаи…».