В преддверии Всемирного дня свободы печати, отмечаемого 3 мая, следственное управление ГУВД Ташкента возбудило уголовное дело против блогера Миразиза Базарова по пункту «г» части 3 статьи 139 («Клевета») и статье 140 («Оскорбление») Уголовного кодекса Узбекистана. Как выясняется, это произошло еще 22 апреля. Наказание по этой части и пункту 139-й статьи варьируется от штрафа в размере 300-500 базовых расчетных величин (1 БРВ = 245 тысяч сумов, или $23,3) до 360-400 часов обязательных общественных работ, либо ограничения свободы от 1 года до 3-х лет, а по 140-й – от штрафа в 400-600 БРВ до исправительных работ на срок от 2 до 3-х лет либо ограничения свободы до 1-го года. 29 апреля Базарова выписали из больницы, и сразу же после этого увезли на допрос в ГУВД. В настоящее время блогер отправлен под домашний арест, ему запрещено с кем-либо общаться. 

23 апреля Яккасарайский районный суд по уголовным делам Ташкента признал независимого журналиста Саида Янышева виновным в нарушении статьи 2022 («Распространение ложной информации») КоАО РУз и оштрафовал его. Заявления против него были поданы представителем компании-застройщика «Tako Sales» и директором школы №160, недовольными его статьями о возведении двух высотных зданий. И сама незаконная стройка в центре Ташкента, угрожающая ученикам сразу двух школ, и то, как молниеносно прошел процесс по делу журналиста, дают основания полагать, что застройщик находится под покровительством того, кто имеет возможность отдавать приказы МВД, а также самым разным, не связанным между собой, ведомствам.  

Ташкентский блогер Миразиз Базаров, который 28 марта был избит неизвестными возле своего дома и всё еще находится в больнице, фактически помещен под арест. Ему разрешено пользоваться обычным кнопочным телефоном, но не смартфоном, позволяющим выйти в интернет; более того, ему не позволяют иметь даже блокнот и ручку и делать какие-либо записи. При этом по медицинским показаниям он давно уже может быть выписан. 

Судебный процесс в Музрабадском районе Сурхандарьинской области Узбекистана, продолжающийся по делу термезского блогера Отабека Саттори, выявил много интересных подробностей, указывающих на одностороннюю направленность следствия и то, что многие свидетели дали заведомо ложные показания. Особенно насыщенными в этом плане оказались последние два заседания (из пяти состоявшихся к настоящему времени). На последнем из них судья Тулкин Абдураимов совершил почти что подвиг: он потребовал доставить на следующее слушание (19 апреля) в принудительном порядке высокопоставленного «свидетеля» - хокима (главу) администрации города Термеза Исраила Худайбердиева. Подобного в истории Узбекистана еще не было. 

11 марта в Музрабадском районном суде по гражданским делам Сурхандарьинской области Узбекистана состоялся суд по резонансному делу 40-летнего блогера Отабека Саттори, находящегося в Термезском следственном изоляторе по заказному сфабрикованному делу. 

29 января в городе Термезе, в Сурхандарьинской области Узбекистана, был задержан 40-летний узбекскоязычный блогер Отабек Саттори (в узб. написании Сатторий – ред.), известный своей критикой коррумпированных областных управленцев. Ранее со ссылкой на его родственников сообщалось, что обвинения против него были сфабрикованы, и, судя по всему, за уголовным делом стоит конкретный заказчик из местной администрации.

 

15 и 18 декабря депутаты нижней и верхней палат узбекского парламента поочередно рассмотрели и одобрили ряд законопроектов, шесть из которых предусматривают внесение изменений и дополнений в Конституцию и пять кодексов; они вступят в силу после подписания президентом. Особенностью их принятия стало то, что эти тексты заранее не размещались на госпортале для обсуждения законодательных актов и нигде не публиковались, так что фактически готовящиеся законы принимались втайне от граждан.

Появление в Узбекистане нового «разоблачителя», статьи-заметки которого выходили на узбекском языке под псевдонимом «Кора Мерган» («Черный Стрелок») в соцсетях с 30 июня по 8 сентября этого года, вызвало чрезвычайный гнев президента Шавката Мирзиёева. Уже через месяц после выхода первой публикации узбекские власти потребовали у киргизских выдачи журналиста Бобомурада Абдуллаева, в котором они заподозрили истинного автора и который в это время как раз находился в Киргизии. Тогда же, как и двумя с половиной годами ранее, против него было заведено уголовное дело по статьям 158 («Посягательства на президента Республики Узбекистан») и 159 («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан») УК РУз. 

Прошла неделя после известия о том, что в Узбекистане закрыли уголовное дело против независимого журналиста Бобомурада Абдуллаева. При этом власти «забыли» объяснить общественности как причину его открытия, так и прекращения (правда, в одном из видеоинтервью Бобомурад заявил, что дело закрыто «в связи с отсутствием состава преступления»; странно, что это выяснилось только сейчас.» 

История с нападением на журналиста и экологического активиста Абу-Али Ниязматова и его насильственным удержанием получила неожиданное продолжение: руководство ташкентской милиции выступило на стороне преступников и принялось превращать потерпевшего в инициатора скандала. Делается это, судя по всему, по указанию «сверху». 

10 декабря житель Ташкента 35-летний Амир Шарифуллин был похищен двумя неизвестными, которые вывезли его на машине в какое-то охраняемое место, где заставили произнести перед камерой «извинение» за тексты и комментарии, оставленные им в Фейсбуке, а затем избили по поручению некоего заказчика, имя которого они не назвали, причем сцена избиения тоже записывалась.

Если на человека в кратчайшие сроки навешивают ряд самых разных статей – это верный признак того, что его судят не за какое-то конкретное преступление, а под любым предлогом хотят посадить. В Согдийской области Таджикистана в начале декабря, после публичного обращения к президенту с жалобой на коррупцию, был арестован независимый журналист Хайрулло Мирсаидов, возглавляющий также сборную команду КВН Таджикистана. Против него завели дело сразу по четырем статьям Уголовного кодекса, обвинив его в присвоении или растрате денег, возбуждении национальной, расовой, местнической или религиозной вражды, подделке документов и заведомо ложном доносе. В итоге он может оказаться за решеткой на долгие годы.

12 декабря в расположенной в центральной части столицы Узбекистана махалле (квартале) Алмазар, на месте которой власти собираются строить комплекс деловых и административных зданий - Ташкент-сити, был задержан журналист Сид Янышев, беседовавший с жителями домов о форме и размере предлагаемых им компенсаций. В ходе разговора выяснилось что власти как обычно, не собираются давать им готового либо просто нового жилья, а намереваются переселить их куда-то к черту на кулички. В то же время они озабочены тем, чтобы об этом нарушении прав собственников не узнали представители СМИ. О том, что послужило поводом для задержания, и как события развивались дальше, нашему изданию рассказал сам журналист.

Со времени 19-й центральноазиатской конференции ОБСЕ «Открытая журналистика в Центральной Азии», состоявшейся в Ташкенте, прошел уже месяц. Улучшилась ли за это время ситуация со свободой слова в Узбекистане? Ответ очевиден: сразу же после ее окончания был арестован известный блогер Хаёт Хан Насреддинов, затем принято правительственное постановление, предписывающее МВД круглосуточно отслеживать в интернете и в соцсетях публикации, «посягающие на авторитет внутренних органов», и доносить о них руководству этого ведомства для незамедлительного реагирования. Так стоило ли вообще огород городить, то бишь проводить в стране со столь репрессивным режимом конференцию по свободе слова? Что она вообще представляет собой, эта ежегодная конференция, приносит ли она хоть какие-нибудь результаты? Об этом – в отчете с ее заседаний.

Медиа-конференция ОБСЕ в Ташкенте завершилась, узбекские власти записали ее в свой актив и в свободу слова можно больше не играть. 30 октября вышло правительственное постановление «О мерах по организации деятельности пресс-службы МВД Республики Узбекистан», в соответствии с которым в структуре пресс-службы МВД будет создан специальный орган, отслеживающий всё, что граждане пишут об этом ведомстве, и уполномоченный принимать соответствующие меры. Общий смысл постановления: правительство хочет вывести милицию из-под критики, особенно этого, однако, не афишируя.

Дело Елены Бондарь, задержанной пограничниками ташкентского аэропорта с грузом опасной «контрабанды» - тремя компакт-дисками, четырьмя флешками и двумя видеокассетами, - свидетельствует о том, что власти Узбекистана предусмотрительно нейтрализуют не просто досаждающего им молодого журналиста, но злокозненного эмиссара подрывной зарубежной организации: девушка возвращалась домой после двухмесячной учебы в «Центральноазиатской школе современной журналистики» Академии ОБСЕ и Академии «Немецкой волны».