Писал, о чем нельзя. В Ташкенте снова осудили «журналиста-рецидивиста» Саида Янышева

Среда, 28 Апреля 2021

23 апреля Яккасарайский районный суд по уголовным делам Ташкента признал независимого журналиста Саида Янышева виновным в нарушении статьи 2022 («Распространение ложной информации») КоАО РУз и оштрафовал его. Заявления против него были поданы представителем компании-застройщика «Tako Sales» и директором школы №160, недовольными его статьями о возведении двух высотных зданий. И сама незаконная стройка в центре Ташкента, угрожающая ученикам сразу двух школ, и то, как молниеносно прошел процесс по делу журналиста, дают основания полагать, что застройщик находится под покровительством того, кто имеет возможность отдавать приказы МВД, а также самым разным, не связанным между собой, ведомствам.  

Дети в опасности

Первая из двух публикаций Саида Янышева, посвященных строительству на пересечении улиц Шота Руставели и Кичик Мирабад (бывшая Ивлиева) вышла 15 февраля в интернет-издании «Фергана». В ней говорилось, что компания-застройщик, вырыв огромный котлован под строительство 24-этажного жилищного комплекса в центре Ташкента, не получив на это разрешения у местных жителей, уже на протяжении семи месяцев откачивает грунтовые воды из подземной реки, которые, по оценке специалистов, никогда не закончатся. Тем не менее, с начала февраля у «высоток», которые имеют все основания однажды рухнуть на соседнюю школу, уже появилось название - «Modera Towers», и даже началась продажа пока что несуществующих квартир.

1

Сид Янышев

По словам журналиста, еще 4 июня 2020 года хоким (глава администрации) Яккасарайского района Ташкента Анвар Сайфутдинов представил президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву несколько проектов бизнес-центров, включая жилой комплекс с гостиницей и бизнес-центром на первых этажах двух 24-этажных зданий. Сдача последнего в эксплуатацию была намечена на третий квартал 2022 года.

Инициатором проекта выступило ООО «Tako Sales» с неким иностранным партнером из Германии, писал Янышев. Компания зарегистрирована в 2003-м году и занимается арендой и управлением нежилыми помещениями. 10 июля 2020 года территория площадью 0,5 гектара на месте спортивной площадки средней школы №160, была огорожена 3-метровым забором, и появившиеся бульдозеры начали рыть котлован.

Однако за семь месяцев застройщик «Tako Sales» далее глубины 12 метров не продвинулся ни на шаг, поскольку в этой земле обнаружились грунтовые воды. Строители еще летом прошлого года пригнали сюда специальную технику, с помощью которой начали откачивать воду и сливать ее в проходящий вдоль улицы арык. С тех пор вода продолжает откачиваться, и конца-края тому не видно.

В августе 2020-го застройщик расширил котлован за счет проезжей улицы Кичик Мирабад (бывшей Ивлиева), которую полностью перекрыл для движения пешеходов и автотранспорта.

При этом по закону как для строительства гигантского жилого комплекса, так и для перекрытия улицы требовалось согласие жителей окрестных домов. Однако они в большинстве своем оказались против, и тогда в их адрес пошли угрозы: дескать, если не согласитесь, снесем и ваши дома. Несмотря на категорическое несогласие со стороны граждан, расширение котлована продолжилось, а улица была перекрыта.

В своей статье Саид Янышев привел слова жительницы одного из местных домов Ольги Климовой: «Когда наши жители высказали свои опасения по поводу расположенной рядом школы, где учатся наши дети, и которая находится под прямой угрозой строящегося объекта (по градостроительным нормам это запрещено: расстояние до здания школы должно равняться двух высотам новостройки и быть не менее 50 метров – прим. авт.), замхокима [Яккасарайского района] сказал, что строится много школ, и дети могут пойти в другие, а эту могут и закрыть».

По мнению Климовой, в связи с бездумным откачиванием подземных вод просадка грунта приведёт к неизбежной осадке административных и жилых зданий, разрушению подземных коммунальных и других коммуникаций, автодорог.

2

Котлован под сьроительство. Фото Андрея Кудряшова, Фергана

«Оказывается, стройка 24-этажных зданий начата на основании вшивенького разрешения, выданного в апреле 2019 года на реконструкцию 2-этажного здания, которое там стояло, - рассказала журналисту адвокат жителей улицы Кичик Мирабад Людмила Петракова. - Но реконструкция не подразумевает снос, однако в ответ на наши запросы в городской хокимият и Главное управление по строительству в конце прошлого года нам пишут, что у компании-застройщика есть разрешение на снос, и ссылаются на то самое разрешение на реконструкцию от 25 апреля 2019 года. И вот мы читаем текст того разрешения, где прописано, что реконструкция подразумевает строительство здания не выше шести этажей. Однако, через неделю после выдачи того разрешения компания-застройщик «Tako Sales» сделала техническое задание, но уже на 12 этажей. (…) А в июле вся эта документация была утверждена Градостроительным советом».

Адвокат указала, что строительство это незаконное, поскольку, помимо прочего, у застройщика нет разрешения на него от ГУП «Тошкентбошпланлити» («Государственное унитарное предприятие Научно-исследовательский институт и проектный институт генерального плана»).

В статье Янышева приводились мнения профессионалов о строительстве.

По мнению архитектора Ольги Хишенко, архитектурный облик улицы Шота Руставели давно сложился и высотные 24-этажные здания в него не вписываются. Она обратила внимание на то, что строительство началось вплотную к зданию школы, в которой учатся 2,5 тысячи детей, но этого делать нельзя ввиду нарушения [законодательно закрепленных] норм и правил строительства.

Хищенко отметила, что заключение об инженерно-геологических условиях участка строящегося объекта, подписанное сразу тремя специалистами Государственного проектного НИИ инженерных изысканий в строительстве, геоинформатики и градостроительного кадастра – главным инженером Ш.Я. Кадыровым, начальником отдела прикладной геологии и геофизических исследований С.М. Алимовым и главным специалистом отдела прикладной геологии и геофизических исследований Н.Л. Щербининым - весьма неутешительное. Они считают, что там происходят «опасные геологические процессы – сейсмичность и просадочность».

А эколог, основатель Общества защиты представителей флоры и фауны «Индиго» Павел Волков пояснил, что, исходя из того, что строители, роя котлован, сняли водоупорный слой земли, слив грунтовых вод не закончится никогда.

«Дело в том, что все грунтовые воды под городом между собой соединены, поэтому их появление на дне котлована может длиться бесконечно, как говорится, вода дырочку всегда найдет, - отметил Волков. – Нет в мире такого колодца, из которого можно полностью выкачать всю воду – она будет поступать в него постоянно».

3

Идет откачка воды. Фото Андрея Кудряшова, Фергана

К проблемной теме журналист снова вернулся спустя два месяца. 18 апреля в группе Фейсбука «SOS (Спасите наши души!) – Узбекистан» он разместил текст «Строительство высотного жилого комплекса в Ташкенте смертельно опасно для учащихся соседней школы». Янышев писал, что жители микрорайона обеспокоены видимыми разрушениями школы №160, находящейся буквально в 10 метрах от строящихся высоток «Modera Towers». Строительные работы – в землю на дне котлована вбиваются здоровенные сваи - вызывают сотрясение всего здания школы. «Куда смотрят родители детей из 160-й школы? Они ждут, пока кого-нибудь из детей не придавит?» – цитировал он жителя одного из близлежащих домов.

По словам журналиста, директор школы №160 И. Казакова не просто не возражает против строительства, но даже дала свое письменное согласие на него, игнорируя нарушение существующих градостроительных норм. Ссылаясь на родителей учеников школы, но не называя их имен, Янышев написал, что это согласие директор дала не бесплатно.

Далее в его статье говорилось, что жители махалли (квартала – ред.) им. Хамида Сулейманова решили направить в Агентство по противодействию коррупции коллективное письмо-жалобу, в котором, в частности, должно быть указано, что у застройщика разрешения на строительство 24-этажного здания нет, но его всё равно строят, а надзирающие органы не выполняют своих основных функций: хокимият не защищает права граждан, директор школы не защищает интересы учащихся, а Министерство народного образования самоустранилось; имеет место захват чужой территории: школьный двор используется в качестве строительной площадки.

«В моей статье была неосторожная фраза, объяснил позже Саид Янышев. - Хотя я сам ее не выдумал, это со слов жителей махалли, что за «невозражение» против строительства директор школы 160 Казакова получила приличную мзду. На следующий день я убрал строчку про эту мзду. Тем не менее, она успела скопировать статью и написала на меня заявление».

«Несанкционированный митинг»

21 апреля, через три дня после публикации Янышева в Фейсбуке, к нему позвонил оперативный сотрудник РОВД Яккасарайского района, представившийся Рустамом, и попросил его подойти к ним, так как на него поступили заявления. Журналист пообещал зайти попозже.

«На 3 часа дня активисты этой махалли назначили сбор, чтобы огласить заявление, которое они собрались подать в Антикоррупционный комитет, - рассказывает Саид Янышев. - И попросили меня опубликовать информацию, что на него приглашаются все заинтересованные люди - журналисты, блогеры, представители застройщика «Tako Sales». Потом это тоже было использовано в суде против меня - что якобы я призвал к несанкционированному митингу. Хотя митинга не было.

В три часа я со своим товарищем пришел туда - не как участник митинга, а как журналист, - чтобы со стороны посмотреть, и, возможно, осветить это дело. На месте никого не оказалось и, пока мой друг отошел за сигаретами, ко мне подошли двое, один из них в форме, подполковник, второй в штатском. Подполковник представился – глава 4-го ГОМа (Городского отделения милиции – ред.) О. Субанов, и попросил меня предъявить документы (в 2016 году О. Субанов участвовал в отъеме квартир граждан под видом «притонов» для последующей передачи их участковым милиционерам; об этом здесь – ред.). Я показал свое удостоверение. Тут же тот, что был в штатском сообщил, что он и есть тот самый Рустам, который говорил со мной по телефону. Мне предложили пройти с ними, и мы пошли в опорный пункт милиции, который находился оттуда метрах в трёхстах. Там выяснилось, что против меня действительно, есть два заявления - от заместителя директора «Tako Sales» Жавохиржона Анварова и от директора школы Ирины Казаковой».

Следует отметить, что оба заявления были написаны 21 апреля, то есть в тот самый день, когда журналист был задержан.

Директор школы уведомляла, что он беспочвенно обвинил её в предоставлении разрешения на стройку за денежное вознаграждение. Заявление компании «Tako Sales» было более обширным и разнообразным. Например, в нем говорилось: «В своей статье автор (…) используя средства массовой информации и социальные сети, распространяет об OOO «Tako Sales» заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство компании, а также подрывает бизнес-репутацию инвестора, активного участника инвестиционного рынка, вкладывающего значительные ресурсы, в том числе и финансовые, в развитие города Ташкента». «Кроме того автор необоснованно и своей клеветой обвиняет нас в подкупе лиц, осуществляющих деятельность в соседних зданиях».

4

Заявление представителя застройщика

Заместитель директора компании также обвинил его в созыве несанкционированного митинга, то есть, предпринял попытку политического доносительства.

В участке журналиста попросили написать объяснительную, затем милиционеры куда-то удалились, а подполковник остался с ним и чего-то ждал. На вопросы Саида, может ли он идти, отвечал: «Сейчас-сейчас уйдете». Через час пришел участковый, капитан Ш.Тошбоев, задержанного посадили в машину и привезли в ГОМ №4 Яккасарайского района. Там он увидел, что участковый подшивает в папку разные бумаги, в том числе копию его паспорта. Оказалось, что на него уже «сшито» дело.

«Это отличительная черта работы наших правоохранительных органов – до последней минуты скрывать от задержанного свои дальнейшие намерения, - уточняет Саид Янышев. - Никто мне ничего не пояснял, и я бы, может, узнал обо всем, что меня ожидает, уже перед зданием суда, прочитав вывеску: «Суд такого-то района города Ташкента».

Саид поинтересовался, может ли он ознакомиться с делом, и ему дали его почитать. Участковый Тошбоев сказал, что он должен поставить свои подписи в трех местах – одну, что ознакомлен с материалами административного дела, вторую, что копию постановления об ознакомлении с материалами дела получил, а третью – что он отказывается от адвоката. Журналист заявил, что он не отказывается от адвоката, наоборот, хочет нанять защитника. «Хорошо, здесь подпись не ставьте», - ответил участковый, и того повезли в суд.

5

«И вот начинается заседание, в большом зале, мест на сто, всего несколько человек, - продолжает Саид Янышев. - Судья пробурчал свою фамилию, как они это любят, - чтобы не дай бог, кто-нибудь её не услышал, - и поднял меня: «Что вы можете сказать по существу дела?». Я рассказываю то же, что написал в своей объяснительной. Он задает вопрос: «Признаете себя виновным?» Я отвечаю: «Частично. Что я необоснованно написал про мзду, но я убрал это на следующий день. А по заявлению «Tako Sales» виновным себя не признаю, потому что писал статью на основании предоставленной мне документации. Я знаю, что их стройка незаконна, я видел все необходимые документы.

Потом выступила Казакова, директор школы, которая сказала, что я оклеветал ее и опорочил ее репутацию. И попросила не только привлечь меня к ответственности по статье, но и возмещения морального ущерба. По поводу строительства она тоже возмущалась: какое, дескать, я имею право выступать против такого прекрасного высотного комплекса, это значит, я иду против политики нашего государства, против политики президента Мирзиёева, который с трибуны ООН сказал, что вскоре Ташкент будет самой красивой столицей в мире. К сожалению, я не мог полемизировать с ней, потому что это было бы нарушением судебной дисциплины, и я вынужден был молча ждать, когда этот словесный поток закончится.

Выступил и представитель «Tako Sales», заявивший, что у них есть вся документация, и они ведут своё строительство на совершенно законных основаниях.

Потом судья поднял оперативника, который рассказал, что сегодня на 3 часа дня был намечен несанкционированный митинг, и там, якобы на месте этого митинга они подошли ко мне, пригласили меня в опорный пункт и так далее, как будто я был участником этого митинга. Хотя я стоял за остановкой и в одиночестве курил. Я потребовал адвоката, и тут подняли участкового Тошбоева, который сказал: «А он не просил адвоката», то есть начал просто врать.

Судья сказал: «Ну, ладно, наличие адвоката - это его гражданское право». И суд отложили на день; за это время я должен был найти адвоката, а тот, в свою очередь, успеть ознакомиться с материалами дела».

Перед выбором

Примечательно, что никто из властей и не думает отрицать, что возведение 24-этажного комплекса осуществляется в смертельно опасной близости для учащихся соседней школы №160. И не только для них – с другой стороны строящегося объекта, тоже на очень близком расстоянии стоит ещё одна школа - №25, для детей-инвалидов. То есть, комплекс «Modern Towers» высотой в 98 метров возводится на подмываемом водой грунте между двумя школами, но никакой реакции на многочисленные жалобы и обращения жителей нет. Власти просто тупо молчат – делают вид, что всё в порядке (очевидно, прибыль застройщика для них важнее безопасности детей). А вот на текст журналиста она последовала мгновенно.

6

Объект высотой в 98 метров между двумя школами

«Сегодня Сида (творческий псевдоним журналиста – Сид Янышев, – ред.) стали домогаться сотрудники Яккасарайского РОВД, так как директорка 160-й школы написала жалобу на то, что Сид обвинил её в даче разрешения на строительстве, - высказалась по этому поводу Фарида Шарифуллина, администратор группы Ташкент-СНОС в Фейсбуке. - Дескать, она мелкая сошка и с ней вопрос строительства не согласовывали. Хотя имеется бумага, где говорится, что директорка школы не возражает. И тут силовые структуры встали горой за права обиженного человека! Сегодня же провели следственные действия и сегодня же состоялось первое заседание Яккасарайского гражданского суда! Жалобы жителей на откачку воды в течение 9 месяцев никто не рассматривал. Жалобу Мавжуды Каримовой на неправомерное выселение рассмотрели только после её смерти с наглой припиской «можете жаловаться в вышестоящие инстанции». Но жалобу со стороны застройщика (а директорка явно на стороне застройщика) рассмотрели в шесть секунд!».

Понятно, что директрисе никто за согласие не платил. Вероятно, ей просто велели это сделать, и она не стала упрямиться.

А вот в отношении директора школы - в Ташкентской области, которая выступила против подобного строительства вплотную к школе, тут же начались проверки, затем было возбуждено уголовное дело, а прокуратура, нарушив презумпцию невиновности, еще до завершения расследования заявила, что она незаконно присвоила бюджетные средства.

Преступно ставить человека перед выбором: уголовное дело либо согласие с решением заведомо криминального характера, тем не менее, в жизни иногда приходится делать моральный выбор, и директор 160-й школы, похоже, его сделала, - по нашему мнению, не в пользу детей.

С другой стороны, какая вообще разница, поставила своё согласие («невозражение») директриса или нет? Школа не является ее собственностью, и ее согласие не имеет юридического значения, хотя и позволяет застройщику размахивать этой бумажкой.

Что касается самого застройщика, с ним всё понятно: статьи о близких грунтовых водах и всём остальном могут негативно отразиться на последующей продаже квартир – после публикаций Саида Янышева их будет гораздо труднее продать.

Отметим, что основным владельцем фирмы, при демонстративном попустительстве властей попирающей строительные нормы, является некий Мамедов Мобил Якуб Оглы (71,4%), он также совладелец еще нескольких компаний различной направленности. Его фамилия-имя-отчество совпадают с данными заместителя председателя Азербайджанского культурного центра в Узбекистане.

Первый пошел

23 апреля в здании суда по уголовным делам Яккасарайского района Ташкента состоялось слушание дела по заявлениям застройщика ООО «Tako Sales» и директора общеобразовательной школы № 160 Ирины Казаковой. О нем мы уже рассказали в статье «Ташкентского журналиста Саида Янышева приговорили к штрафу за «распространение ложной информации».

Во время суда выяснилось, что претензии строительной фирмы к Янышеву основываются на высосанном из пальца предположении, что он «плохо» пишет о строительстве их объекта, а другие подобные случаи не освещает, что якобы говорит о его работе на конкурентов.

Судья Хусанбой Парпиев признал журналиста виновным в нарушении статьи 2022 Кодекса об административной ответственности РУз («Распространение ложной информации») – «Распространение ложной информации, в том числе в средствах массовой информации, сетях телекоммуникаций или всемирной информационной сети Интернет, приводящее к унижению достоинства личности или дискредитации личности» - и приговорил его к штрафу в 5 базовых расчетных величин (БРВ), что составляет 1225 тысяч сумов или 116 долларов. Наивысшее наказание по первой части этой статье - 50 БРВ ($1163,5), но судья назначил самое низкое.

Свое решение судья Парпиев объяснил тем, что Саид Янышев признал вину и удалил строчку о том, что согласие директора школы на застройку части школьной территории было получено небескорыстно. Думаю, наказание было небольшим, чтобы другие журналисты не муссировали тему незаконного строительства на улице Шота Руставели в связи с осуждением их коллеги, а также во избежание привлечения внимания к связанному с властями застройщику, решившему изуродовать красивейшую улицу города.

Саид Янышев, судя по всему, стал первым осужденным по этой статье, введенной в законодательство Узбекистана в декабре 2020 года.

В решении суда не говорилось, чтобы журналист принес извинение, но, поскольку Ирина Казакова продолжала настаивать на этом, он опубликовал на своей странице в Фейсбуке текст под названием «Публичное извинение:

«Как и обещал сегодня на суде, публично приношу свои извинения директору ташкентской средней школы №160 Ирине Казаковой за то, что в своей публикации от 18 апреля (…) указал, что, по информации моих респондентов, за свое согласие на строительство она от застройщика получила вознаграждение. (…)

Ну а то, что согласие на стройку со стороны Казаковой все-таки было, на суде подтвердилось. Как сообщает присутствовавшая сегодня на суде администратор группы «Ташкент-СНОС» Farida Sharif, «она заключила с застройщиком двухстороннее соглашение, одобренное хокимиятом и районо, согласно которому школа предоставляет застройщику во временное пользование спортивную площадку под всякие строительные нужды. Взамен, застройщики по окончанию строительства обещали построить школе стадион и бассейн».

«Работа без лицензии»

Напомним, что ранее Саида Янышева (в то время Абдурахимова, позже он взял фамилию отца) уже судили по сфабрикованному делу, также связанному с застройкой. 28 июня 2014 года суд по уголовным делам Шайхантахурского района Ташкента признал его виновным в журналистской работе без лицензии (при этом общеизвестно, что журналистская деятельность в Узбекистане не лицензируется), а также в изготовлении материалов, «содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку».

Основанием для дела стали пять заявлений жителей идущей под снос махалли. Как выяснилось, их написали те же самые люди, которым он пытался помочь получить положенные им по закону компенсации (дома сносились под строительство мечети «Минор», которое курировал покойный президент Ислам Каримов). Журналист снял на видео их жалобы и опубликовал этот материал, но после его выхода милиция, по указанию властей, нашла беседовавших с ним – и всех их, угрожая, что иначе им не дадут компенсации, заставили под диктовку написать заявления, что Янышев искажал их слова и «обманом» сделал записи без их письменного согласия, в связи с чем они просят принять к нему положенные по закону меры.

Особенностью того суда было то, что судья Шукурулло Иногамов так и не объяснил журналисту в чем он обвиняется; более того, он ухитрился не сказать этого даже при вынесении приговора. Его интересовали ответы лишь на два вопроса: 1) Имел ли право Саид работать независимым журналистом и брать у жителей интервью. 2) Просили ли упомянутые им люди принять против него законные меры или не просили.

В итоге судья объявил, что подсудимый нарушил статьи 165 (Занятие деятельностью без лицензии) и 184 (Изготовление или хранение с целью распространения материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку) КоАО РУз и приговаривается к штрафу в 100 «минималок» (примерно 3.200 долларов), а также к конфискации в пользу государства «соответствующих средств для изготовления и распространения материалов», то есть фотокамеры и диктофона.

Статьи по теме:

Узбекский суд не признал Саида Абдурахимова журналистом

Ташкентского журналиста Саида Абдурахимова приговорили к крупному штрафу:


Соб.инф.


Комментарии  

#1 Нариман 28.04.2021 07:57
Этот долбанутый Артыкходжаев, бз раздумии налево и направо раздает своим блатным знакомым(конечно за "благодарность"), под застройку здании новые и новые места, без всякого учета какой -либо безопасности для окружающих жильцов. Этот беспредел не кончается, что надо делать с таким положением дел? Подумайте, люди, если у вас имеется "ДУХ"? Может хватить уже терпеть этого китайского соловья-разбойника?
Цитировать