В конце 2015 года в Ошской области Киргизии был убит один из руководителей религиозной общины «Ахмадия» 37-летний Юнусжан Абдужалилов. Убийц вскоре удалось найти - ими оказались члены террористической организации, союзной «ИГ», приверженцы такфиризма – радикальной идеологии, оправдывающей истребление всех немусульман и «неправильных» мусульман. О подробностях этой истории, а также о том, что представляют собой вышеназванные течения, в той или иной степени распространенные в Кыргызской Республике, читайте в нашем материале.

Маргинал - это малограмотный ограниченный субъект, который не желает ни работать, ни учиться, зато хочет получать большие деньги. По мнению многих экспертов, именно люди подобного толка стали «локомотивом» двух революций в Киргизии. А права называться наиглавнейшим из всех маргиналов этой страны заслуживает общественный деятель и бывший кандидат в президенты Нурлан Мотуев. Правда, в августе сего года за призывы к терроризму и разжигание национальной ненависти его приговорили к семи годам лишения свободы. Но не в тюрьме или на «зоне», а в колонии-поселении. Так что, возможно, вскоре его имя будет вновь на слуху.

30 августа в столице Киргизии произошел теракт, более характерный для Ближнего Востока, чем для Средней Азии. Террорист-смертник протаранил на автомобиле ворота посольства Китая и осуществил самоподрыв, впервые в истории страны. В итоге он погиб, а трое сотрудников дипмиссии получили ранения. Ни одна из террористических организаций не взяла на себя ответственность за происшедшее. И вот спустя неделю спецслужбы Киргизии назвали имена как исполнителей, так и заказчика преступления - джихадистскую группировку, воюющую в Сирии и входящую в более крупное террористическое объединение «Джабхат ан-Нусра».

Киргизские СМИ всё чаще сообщают о задержаниях членов относительно недавно появившейся исламской группы, занимающихся религиозной пропагандой без соответствующих разрешений. Поскольку деятельность этого течения в стране не запрещена, а за несанкционированные проповеди предусмотрен лишь небольшой штраф, после административных взысканий миссионеры спокойно продолжают свое дело, и, судя по заявлениям должностных лиц, количество их быстро растет.

Теракт в аэропорту турецкой столицы, произошедший 28 июня, унес десятки жизней, в том числе двоих узбекистанцев. Вскоре после этих трагических событий были задержаны подозреваемые в причастности к организации кровавой акции, и среди них тоже оказались граждане Узбекистана. Это неудивительно: на стороне террористических группировок в Ираке и Сирии воюют, как минимум, сотни жителей данной республики и тысячи выходцев из всего среднеазиатского региона.

Из множества разрозненных сообщений о кровавых событиях в Актобе выяснилось главное: нападения ради захвата оружия должны были стать прологом чего-то более значимого (возможно, штурма тюрьмы и освобождения соратников экстремистов), но эти планы были сорваны активным противодействием военных и полицейских, давшим преступникам решительный отпор. Благодаря этому те были вынуждены отступить, а затем обратились в бегство.

Усиление исламского радикализма во многих странах происходит с помощью «точечного» террора в отношении активно противостоящих ему людей – политиков, адвокатов, общественных и религиозных деятелей, журналистов и блогеров. Сообщения об очередных убийствах на этой почве постоянно приходят из Пакистана, Бангладеш, арабского мира, при этом подобные теракты нередко поддерживаются государственными структурами.

В феврале информационные агентства сообщили о распространении в Киргизии нового исламского течения, последователи которого, длинноволосые бородатые люди в традиционной пакистанской одежде, не признают плодов технического прогресса и призывают мусульман жить как во времена пророка Мухаммеда. В этой связи неизбежно возникает вопрос: что это за течение и может ли оно стать очередным рассадником экстремизма?

«Вовчиками» и «юрчиками» в Таджикистане называли представителей противоборствующих сторон во время гражданской войны 1992-97 голов. С тех пор как эта братоубийственный конфликт завершился мирным соглашением, прошли почти два десятилетия. Однако гонения на ПИВТ - Партию исламского возрождения Таджикистана, ее запрет в прошлом году, и начавшийся 9 февраля судебный процесс над 13 членами её политсовета могут перечеркнуть достигнутые договоренности, что чревато непредсказуемыми событиями.

Осенью прошлого года в международных СМИ появились сообщения, что по Узбекистану прокатилась волна массовых арестов подозреваемых в причастности к террористической организации «ИГ» (она же ИГИЛ). В отдельных статьях даже делался анализ ситуации, что создавало впечатление хорошей информированности авторов. Однако на деле выясняется, что ни журналисты, ни правозащитники, от которых, как правило, эти журналисты получают информацию, точных сведений о происходящем не имеют. Даже в ИГНПУ (Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана), специализирующейся по защите граждан, необоснованно задержанных по подозрению в религиозном терроризме, утверждают о полном вакууме информации. Ниже - интервью с руководителем ИГНПУ Суратом Икрамовым.

В Узбекистане в официальных сообщениях о задержаниях подозреваемых в религиозном экстремизме всё чаще утверждается о том, что они приобщились к радикальной идеологии через интернет, активно пользуясь социальными сетями и мессенджерами. Тенденция такова, что непосредственное общение становится уже необязательным.

В Киргизии в ночь с 11 на 12 октября из исправительной колонии сбежали девять опасных преступников, убив при этом трех сотрудников Госслужбы исполнения наказаний (ГСИН), и одного тяжело ранив. Пятерых беглецов вскоре удалось поймать, четверо, являющиеся членами террористическо-джихадистской группы «Жайшуль Махди», пока на свободе.

За последние несколько месяцев только из киргизского города Ош и Ошской области в Афганистан и Сирию выехало 270 человек. 90 процентов из них составляют этнические узбеки. Эти данные были приведены на днях в «южной столице» Кыргызстана при обсуждении вопроса о том, как остановить поток желающих отправиться на «джихад».

В Кашкадарьинском областном суде по уголовным делам слушается дело 27-летнего жителя города Шахрисабза Нодира Жавлиева, обвиняемого в участии в боевых действиях на стороне террористической организации «Исламское государство» (ИГ) и вербовке ее сторонников. Это первый случай такого рода, зафиксированный в Узбекистане.

Исламистская группировка «Джундалла» («Jundаllah»; по-арабски - «Воины Аллаха») взяла на себя ответственность за проведенный 2 ноября теракт в селе Вагах поблизости от погранперехода на индийско-пакистанской границе, в результате которого погибли около 60 человек и свыше 100 были ранены.

Незадолго до этого, во второй половине октября, представители МВД Таджикистана объявили о задержании предполагаемых террористов, готовивших крупные теракты и тоже входивших в «Джундаллу». Ее членов отлавливают в республике уже во второй раз, впервые они были выявлены в 2013 году.

В Душанбе завершился суд по делу семи жителей города Турсунзаде, по версии следствия, готовивших в нем серию взрывов, в том числе на крупнейшем предприятии страны – алюминиевом заводе «Талко». Подсудимые были признаны виновными и приговорены к длительным срокам лишения свободы. Процесс продолжался около месяца, однако узнать из него удалось немного.

События в Украине отзываются эхом в Узбекистане: 30 апреля на сайте Центразия вышла новая «программная» статья «академика» Рустамжона Абдуллаева с красноречивым названием «Узбекистан должен объединить под своим знаменем все республики Центральной Азии и оккупировать Ферганскую долину».

20 марта Верховный суд Таджикистана вынес приговор членам террористической группировки, возглавляемой Алимуродом Махановым и обвиняемой в подготовке серии терактов в Душанбе. Сообщалось, что они планировали устроить взрывы в зданиях силовых ведомств, а также при въездах в город со всех четырех направлений.

По подозрению в религиозно-экстремистской и террористической деятельности в Узбекистане объявлены в розыск почти полторы тысячи человек. Об этом нашему изданию стало известно из специального списка, подготовленного Главным управлением уголовного розыска и борьбы с терроризмом МВД РУз в 2010 году.