Внеочередные президентские выборы в Узбекистане вновь проводятся без экзит-поллов, то есть традиционных опросов граждан, выходящих с избирательных участков, что позволило бы составить более-менее ясную картину итогов голосования. Причина фактического запрета – экзит-поллы показывают расхождение между официальными результатами выборов и приближенными к реальности. При этом законодательством страны проведение подобных опросов отнюдь не запрещено.

Среди множества обращений, направляемых в «виртуальную приёмную» Шавката Мирзиёева, попадаются и весьма необычные, то есть содержащие неудобные для чиновников вопросы и формулировки. Подход к ним со стороны властей тоже «нестандартный»: в лучшем случае автор обращения получает откровенную отписку, в худшем – может подвергнуться репрессивным мерам воздействия. Если, конечно, окажется в зоне досягаемости.

16-18 ноября президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган побывал с рабочим визитом в Пакистане и Узбекистане – двух ключевых странах «расширенной» Центральной Азии. Наблюдатели считают, что Турция пытается создать группу лояльных себе мусульманских государств, на которые можно было бы опереться в случае обострения конфликта с Западом. Новые друзья понадобились Эрдогану на фоне усиливающихся трений с Европой и США после подавления июньского военного переворота и последующего фактического установления происламистского режима, то есть своеобразной противоположности диктатуры Ас-Cиси в Египте.

29 ноября узбекские спецслужбы задержали в Ташкенте корреспондента газеты «Московский Комсомолец» Екатерину Сажневу (творческий псевдоним, настоящее имя Екатерина Калугина), и в тот же день её депортировали. В республике она собирала материал о жизни русского и русскоязычного населения – по ее словам, в рамках большого проекта о жизни русских в странах СНГ и Прибалтики. Для этого она встречалась с некоторыми жителями Ташкента и Бухары и беседовала с ними на эту тему.

Обращение друзей и коллег журналиста, принудительно содержащегося в психиатрической больнице

Независимый журналист и племянник покойного президента Ислама Каримова, бесследно исчезнувший из общественного поля зрения в начале 2012 года, вскоре после того как был отпущен в родной Джизак из Самаркандской психиатрической больницы, где провел пять лет, «нашелся» всё в том же медучреждении. Оказалось, что Джамшида вернули туда, где все эти годы он и находился. Его дочь сообщила «Азиатерре», что во время её свиданий с отцом обязательно присутствуют медики или сотрудники милиции, контролирующие все их разговоры и категорически запрещающие говорить ему о смерти дяди.

В Узбекистане новая массовая кампания – сотрудники милиции под всевозможными предлогами снимают у граждан отпечатки пальцев, для чего многих «подозрительных» отлавливают в парках или прямо на улице, а ранее судимых настойчиво приглашают в участки. Ни причин, ни законодательных оснований для этого милиционеры не называют. Это выглядит тем более странным, что всё взрослое население страны уже перешло на биометрические паспорта, куда заложена и информация об отпечатках их пальцев. 14 ноября в участок зазвали и жителя Ташкента, бывшего «кинолога», а ныне фотолога Олега Карпова. О том, что с ним произошло, он рассказал на своей страничке в Фейсбуке.

10 ноября в Ташкенте была задержана, а на следующий день депортирована немецкая журналистка Эдда Шлагер, в настоящее время проживающая в Казахстане. В Узбекистан она прилетела, чтобы рассказать немецким радиослушателям о том, что происходит в этой стране после смерти Каримова и перед внеочередными президентскими выборами, по итогам которых государство, впервые за более чем четверть века, возглавит другой человек. О том, как всё это происходило, Эдда поведала нашему изданию.

Проблема одиноких стариков и людей, по разным причинам лишённых крыши над головой, в Узбекистане обостряется с приходом каждой зимы, когда в иные дни в больницы поступают десятки обмороженных бомжей – и мужчин, и женщин. Некоторые из них умирают прямо в медучреждениях, остальных после короткого курса лечения вновь выставляют на улицу: долго держать их у себя врачи не имеют возможности.

Вот уже более пяти лет 78-летняя Любовь Чуракова из города Чирчик в Ташкентской области обивает пороги государственных инстанций, пытаясь опротестовать незаконное и несправедливое решение суда по делу о выплате штрафных санкций в связи с похищенным у нее банковским вкладом. За это время она получила десятки отписок, в том числе из Генеральной прокуратуры Узбекистана, но окончательное решение в ее пользу так и не принято.

Власти узбекской столицы, обеспокоившись быстрым ростом разводов, решили принять серьезные предупреждающие меры. Специальным группам поручено подготовить серию нормативно-правовых актов, в том числе поправок к Семейному кодексу, предполагающих многократное увеличение госпошлины за расторжение брака. А несколько дней назад, 25 октября, эта тема получила дальнейшее развитие - глава столичной администрации Рахмонбек Усманов запретил заключать браки, если кто-либо из желающих вступить в них учится в лицее или колледже. В то же время в Узбекистане недавно запретили посягать на личную жизнь граждан, а, насколько известно, в Ташкенте и в остальной части страны действуют одни и те же законы, по крайней мере, официально.

Строительство в столице Узбекистана – отличный показатель развития государства: достаточно перечислить основные свершения и картина приобретает завершенный характер. С 2009-го по 2016 год в Ташкенте возведены пять-шесть дворцов, сквозь кварталы «старого города» проложена новая улица Нурафшон с двухсторонней четырехполосной автотрассой, а также возведены два путепровода, причем, один из них – с параллельным надземным пешеходным переходом. И это не считая построенных в частном порядке банкетных залов и торговых центров, а также кирпичных «элиток». Год назад, например, на открытие нескольких пятиэтажек прибыл сам президент Каримов, произнесший по этому случаю целую речь. Заводы и фабрики в этом списке, правда, не значатся, но это и не важно – ташкентцы прекрасно обходятся и без них.

Репортаж украинской журналистки Натальи Кравченко об Узбекистане вызвал очень большой резонанс, и едва не привел к осложнению отношений между двумя странами. Узбекская сторона заявила официальный протест и потребовала убрать видео с сайта частной телерадиокомпании «Украина», пригрозив президенту Порошенко торговым эмбарго в случае невыполнения этого требования, украинская ответила покаянной речью своего посла в Узбекистане Юрия Савченко. Были предприняты и другие действия, рассказать о которых мы пока не можем. Впрочем, обо всем по порядку.

Старшая дочь покойного президента Узбекистана Гульнара Каримова (или человек, целыми днями пишущий ее слогом и размещающий ее старые и новые фотографии) опять объявилась в Твиттере, объяснив временную недоступность своего аккаунта тем, что его взломали и ей только с трудом удалось его восстановить.

В конце 2015 года в Ошской области Киргизии был убит один из руководителей религиозной общины «Ахмадия» 37-летний Юнусжан Абдужалилов. Убийц вскоре удалось найти - ими оказались члены террористической организации, союзной «ИГ», приверженцы такфиризма – радикальной идеологии, оправдывающей истребление всех немусульман и «неправильных» мусульман. О подробностях этой истории, а также о том, что представляют собой вышеназванные течения, в той или иной степени распространенные в Кыргызской Республике, читайте в нашем материале.

Второй по счету Твиттер-аккаунт Гульнары просуществовал недолго - всего лишь несколько дней. В начале октября он был зарегистрирован на имя Афина@zabitaya1972, а девятого вдруг приказал долго жить. Слогом, как две капли воды похожим на бессвязно-обрывочные эскапады старшей дочери президента Каримова в Твиттере в 2013 году, автор оставляемых в нем сообщений взывала то к матери, то к памяти отца, то всячески поносила и обличала своих недругов, в первую очередь Лолу Каримову-Тилляеву.

6 октября в Букинском районе Ташкентской области во время рейда по отслеживанию использования принудительного труда при сборе хлопка милицией были задержаны правозащитница Елена Урлаева, фотограф Тимур Карпов и двое иностранцев-французов, которые были доставлены в РОВД, где их продержали несколько часов, причем, Елена Урлаева, по ее словам, была избита.

Будучи летом в гостях в одной из российских деревень и перебирая в бабушкином комоде старые вещи, я наткнулась на грампластинку. Самую обычную – фирмы «Мелодия», продукция которой 30-40 лет назад расходилась миллионными тиражами. Необычным было лишь то, что исполнителем песен на обложке значился сверхпопулярный в свое время узбекский эстрадный певец Эсон Кандов. Тот самый, звезда и кумир 1960-80-х, выступления которого всегда имели огромный успех, в какой бы стране ни проходили. То, что пластинка с его хитами оказалась в российской глубинке - признак колоссальной славы. Что же сейчас с этим человеком, некогда собиравшим полные концертные залы? Жив ли, и если да, то где он, и чем занимается?

С тех пор как Шавкат Мирзиёев стал и.о. президента Узбекистана в верхних эшелонах власти произошло множество кадровых перестановок. При этом в силу неизвестных причин в руководящих креслах вновь оказываются чиновники, в предыдущие годы преступившие букву закона, причем, что называется, в «особо крупном размере».

За время занятия правозащитной деятельностью Татьяна Довлатова успела пострадать не один раз. Несколько лет назад ее били сразу несколько «валютчиц», а в итоге едва не посадили ее же саму, обвинив в избиении четырех милиционеров. Затем она произнесла несколько фраз для российского телеканала, после чего была оштрафована на такую сумму, для погашения которой была вынуждена продать квартиру. А сейчас женщину донимают соседи, грамотно переводящие пустяковый конфликт в «политическую» плоскость. И заканчивают свои жалобы неизменным выводом: поскольку Довлатова является правозащитницей, то должна быть помещена в психиатрическую больницу.

Приезжающие в Узбекистан иностранцы, как правило, не видят размещенных в публичных местах портретов президента страны: на официальном уровне в стране не было и нет культа личности. Однако сами эти портреты есть, и их много. Глава государства изображен на них то в окружении весело улыбающихся детей или студентов, то прижимающим к груди очередную маленькую девочку. Хотя подобные плакаты и производились в промышленном масштабе, на всеобщее обозрение они выставлялись редко – в основном их вывешивали в школах и детских садах, да еще в отдаленных регионах республики, редко посещаемых заезжими визитерами, где можно было никого не стесняться.

Маргинал - это малограмотный ограниченный субъект, который не желает ни работать, ни учиться, зато хочет получать большие деньги. По мнению многих экспертов, именно люди подобного толка стали «локомотивом» двух революций в Киргизии. А права называться наиглавнейшим из всех маргиналов этой страны заслуживает общественный деятель и бывший кандидат в президенты Нурлан Мотуев. Правда, в августе сего года за призывы к терроризму и разжигание национальной ненависти его приговорили к семи годам лишения свободы. Но не в тюрьме или на «зоне», а в колонии-поселении. Так что, возможно, вскоре его имя будет вновь на слуху.

В сентябре-октябре этого года исполняется 75 лет с начала массовой депортации советских немцев. 28 августа 1941 года, через два месяца после начала войны с Германией, Президиум Верховного Совета СССР издал указ о переселении немцев Поволжья в Казахстан и Сибирь. Формальной причиной для этого было названо наличие среди них «тысяч и десятков тысяч диверсантов и шпионов», что было очевидной ложью.

Врио президента Узбекистана Шавкат Мирзиёев 16 сентября побывал в Джизакской области, где «за допущенные недостатки в работе» поснимал с должностей хокима Джизака (главу администрации) Асрора Кобилова, прокурора области Шухрата Акбарова, а также хокимов пяти районов, в том числе Пахтакорского. Таким образом, своего места лишился и Гафур Каршибаев – тот самый районный руководитель, который «заказал» местному отделению СНБ посадить фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна.

В ходе нынешней хлопкоуборочной кампании вновь массово применяется принудительный труд – со смертью Ислама Каримова в стране ничего не изменилось. Согласно поступающим сведениям, узбекские власти отправили на поля студентов, врачей, учителей, работников государственных и частных предприятий, словом, всех, кого удалось «загрести», попутно делая всё возможное, чтобы информация об этом не попадала в СМИ. Руководитель неформального «Правозащитного альянса Узбекистана» Елена Урлаева в течение трех дней объехала несколько районов Ташкентской области, и убедилась, что врачи и медсестры не занимаются своим делом, а гнут спину на чужих плантациях.

В столице Узбекистана на месте пострадавшей от пожара мечети «Джурабек» вот-вот появится новый религиозный комплекс. Спонсорами строительства, как выяснилось, стали младшая дочь покойного президента Лола Каримова-Тилляева (постоянный представитель Узбекистана при ЮНЕСКО, попечитель двух благотворительных фондов, президент федерации художественной гимнастики Узбекистана, почетный президент Азиатского гимнастического союза) и ее муж Тимур Тилляев. Возводящуюся мечеть мультимиллионерша назвала в честь отца – «Ислам-ота» («Отец-Ислам»), о чем 13 сентября и известила на своих страницах в Фейсбуке и Инстаграме.

Смерть «долгоиграющего» узбекского президента вызвала бесконечные споры между его сторонниками и противниками, а также стала причиной возвращения давно забытого в Узбекистане явления – некоего подобия свободы слова. Пусть существующего только в соцсетях, и, судя по всему, недолгосрочного, но уже успевшего расколоть общество на два противоположных лагеря - тех, кто истерично любит «Отца нации», и тех, кому есть, за что его ненавидеть. И пожелавших громко об этом заявить.

30 августа в столице Киргизии произошел теракт, более характерный для Ближнего Востока, чем для Средней Азии. Террорист-смертник протаранил на автомобиле ворота посольства Китая и осуществил самоподрыв, впервые в истории страны. В итоге он погиб, а трое сотрудников дипмиссии получили ранения. Ни одна из террористических организаций не взяла на себя ответственность за происшедшее. И вот спустя неделю спецслужбы Киргизии назвали имена как исполнителей, так и заказчика преступления - джихадистскую группировку, воюющую в Сирии и входящую в более крупное террористическое объединение «Джабхат ан-Нусра».

Теракты лета 2016 года в Казахстане затмили остальные события, произошедшие в этой стране примерно в то же время. В том числе и межэтнические столкновения на юге республики между казахами и таджиками. Кстати, подобный же конфликт, только между казахами и турками, в феврале этого года разгорелся в Джамбульской области. А год назад, между казахами и таджиками, - в Сарыагышском районе Южно-Казахстанской области.

В Узбекистане, похоже, уходит в прошлое целая эпоха. Младшая дочь президента Узбекистана Лола Каримова-Тилляева сообщила, что утром 27 августа у ее отца произошло кровоизлияние в мозг, после чего он был госпитализирован и помещен в реанимационное отделение. Сейчас его состояние оценивается как стабильное.

Это рассказ о простом пенсионере из небольшого села под Кокандом, который, как и большинство людей из сельской глубинки Узбекистана, неоднократно сталкивался с чиновничьим произволом. Но, в отличие от других, Камолджон Джураев никогда не опускал руки. Ему пришлось судиться с частными лицами, с налоговой инспекцией и с районным хокимиятом. В итоге он каждый раз добивался торжества закона. Правда, стоило это ему огромного нервного напряжения и двух инсультов.

Киргизские СМИ всё чаще сообщают о задержаниях членов относительно недавно появившейся исламской группы, занимающихся религиозной пропагандой без соответствующих разрешений. Поскольку деятельность этого течения в стране не запрещена, а за несанкционированные проповеди предусмотрен лишь небольшой штраф, после административных взысканий миссионеры спокойно продолжают свое дело, и, судя по заявлениям должностных лиц, количество их быстро растет.

Вот уже 14 лет в Узбекистане «мотает» срок гражданин России и Израиля, бывший коммерческий директор Ташкентского лакокрасочного завода Валерий Парижер, осужденный за «должностную халатность» и «хищение путем растраты». В 2010 году, хотя насчитанный ему материальный ущерб был давно возмещен, его перевели в печально известную колонию Джаслык в Каракалпакии, а затем накинули еще 5 лет – «за нарушение внутреннего распорядка». За побег дают и то меньше – три года.

К появлению этого материала привело письмо, опубликованное на Фейсбуке жительницей ташкентской улицы Октепа Чиланзар (бывшей Есенина) Еленой Пелехатой, возмущавшейся произволом при реконструкции домов, поводом для которой стало расширение автотрассы. По ее словам, рабочие сузили тротуары в три раза, балконы снесли, вместо шифера на крышах настелили листы металла (профнастил), а дворы домов завалили нечистотами. И куда бы жители ни обращались за помощью, найти поддержки они нигде не могут.

Конфликт между главой Русской православной церкви в Узбекистане и частью его паствы на днях оказался вынесен в медийное поле. Группа прихожан Свято-Успенского кафедрального собора в Ташкенте обратилась к патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с просьбой выслать из Ташкентской епархии митрополита Викентия, руководителя Среднеазиатского митрополичьего округа. Текст этого послания 20 июля опубликовал российский портал Credo.ru.

В Узбекистане вот уже месяц как не смолкают разговоры о финансовой пирамиде, созданной 38-летним Ахмадом Турсунбаевым из поселка Алмазар Чиназского района Ташкентской области, известным также по прозвищу Ахмадбай Чиназский. Теперь его больше кличут «узбекским Мавроди». Если одни отзываются о нем как о великом благодетеле, готовом прийти на помощь нуждающимся, то другие откровенно радуются краху его детища, считая, что подобные начинания надо пресекать на корню.

Теракт в аэропорту турецкой столицы, произошедший 28 июня, унес десятки жизней, в том числе двоих узбекистанцев. Вскоре после этих трагических событий были задержаны подозреваемые в причастности к организации кровавой акции, и среди них тоже оказались граждане Узбекистана. Это неудивительно: на стороне террористических группировок в Ираке и Сирии воюют, как минимум, сотни жителей данной республики и тысячи выходцев из всего среднеазиатского региона.

В центральной части узбекской столицы появился очередной белоснежный дворец – единственный в республике пятизвездочный отель Hyatt Regency Tashkent. Архитектурное произведение П-образной формы, между крыльями которого находится прямоугольное строение с восточной колоннадой, не уступает размерами Дворцу форумов и завершает собою линию из четырех красивых зданий на улице Навои. В советское время на месте трех из них в течение нескольких десятилетий был большой котлован, увенчивающийся высоткой-долгостроем.

Перед саммитом Шанхайской организации сотрудничества центральную часть узбекской столицы привели в максимально приличный вид: заасфальтировали ряд дорог, на нескольких автобусных остановках установили кондиционеры, побелили и покрасили множество зданий, кое-где поснимали спутниковые «тарелки» и «реконструировали» отдельные базары.

Эх, замечательную историю я вам сейчас расскажу!

…Весной 1980 года Бухарский областной военкомат, в соответствии с некогда утверждённым свыше планом, организовал краткосрочные учебные сборы, на которые были привлечены офицеры запаса, всего около 150 человек. В основном это были «сапёры» и «инженеры», возглавил же данное мероприятие некий майор, прибывший из штаба ТуркВО. Больше никого ему в помощь командование оттуда прислать не сподобилось, так как округ тогда уже считался «воюющим», в Афганистане действительно сражался ограниченный контингент советских воинов-интернационалистов.

Подновлять здания религиозно-исторического центра Хазрати Имам (сокращенно - Хаст Имам) в Ташкенте, похоже, стало уже традицией. На днях там завершились очередные ремонтно-восстановительные работы, как минимум уже вторые по счету с тех пор как в 2007 году комплекс зданий был капитально перестроен компанией Зеромакс, контролировавшейся старшей дочерью президента Каримова.

Из множества разрозненных сообщений о кровавых событиях в Актобе выяснилось главное: нападения ради захвата оружия должны были стать прологом чего-то более значимого (возможно, штурма тюрьмы и освобождения соратников экстремистов), но эти планы были сорваны активным противодействием военных и полицейских, давшим преступникам решительный отпор. Благодаря этому те были вынуждены отступить, а затем обратились в бегство.

В первый день июня в Ташкенте прошла пресс-конференция, приуроченная к запуску национальной социальной сети Davra.uz, призванной «оттянуть» потенциальных пользователей у своих зарубежных аналогов. Если узбекские власти задумают пойти по китайскому пути и затруднят доступ к «нехорошим» западным соцсетям, возможно, она будет пользоваться успехом. Пока что тенденция именно такова – с 2015 года в республике блокируется голосовая связь в Скайпе и ряде других подобных программ, очевидно, ради избавления сограждан от неприятностей бесконтрольного общения.

Правозащитная группа «Бесстрашные», о создании которой в феврале этого года объявили правозащитница Елена Урлаева и журналистка Малохат Эшанкулова, оказалась «нейтрализована», по крайней мере, на время. Урлаева в начале марта была помещена в психиатрическую больницу, где ее продержали почти три месяца. А в квартиру, где жила Эшанкулова, в начале апреля ворвались судоисполнители и отобрали у нее необходимую для журналистской работы технику. Вскоре после этого женщину в добровольно-принудительном порядке выселили из Ташкента, где она прожила почти три десятилетия.

2 июня Верховный суд Таджикистана вынес приговор по делу 17 обвиняемых членов Партии исламского возрождения, 13 из которых входили в её политсовет. Сюрприза не произошло: заместители председателя партии Саидумар Хусайни и Махмадали Хаит были приговорены к пожизненному заключению, остальные 12 подсудимых получили от 15 до 28 лет тюрьмы, за исключением единственной женщины - 44-летней Зарафо Рахмони, «отделавшейся» двумя годами лишения свободы. Предсказания о ее возможном освобождении, к сожалению, не сбылись.

Правящий в Таджикистане режим приобретает всё более тоталитарный вид. Руководство этой страны недавно фактически запретило гражданам титульной национальности носить русифицированные фамилии и отчества - по мере обмена документов они должны быть изменены. Кроме того, детям запрещено давать имена «чуждые национальным традициям», в том числе с тюркскими окончаниями. Полный список разрешенных имен, утвержденный правительством республики, вскоре будет опубликован.

Базирующаяся в Нью-Йорке международная организация Human Rights Foundation назвала номинантов ежегодной премии имени Вацлава Гавела за инакомыслие в творчестве (Václav Havel International Prize for Creative Dissent), учрежденной Фондом по правам человека. Ими стали узбекский фотограф-документалист и оператор Умида Ахмедова, иранская художница Атена Фархадани и российский художник-акционист Петр Павленский. На сайте HRF говорится, что этой наградой отмечаются люди, «которые смело и честно раскрывают ложь диктатур».

Усиление исламского радикализма во многих странах происходит с помощью «точечного» террора в отношении активно противостоящих ему людей – политиков, адвокатов, общественных и религиозных деятелей, журналистов и блогеров. Сообщения об очередных убийствах на этой почве постоянно приходят из Пакистана, Бангладеш, арабского мира, при этом подобные теракты нередко поддерживаются государственными структурами.

В Узбекистане продолжается инициированная государством кампания «обличения» фермера-рыбовода Арамаиса Авакяна, Фурката Джураева и трех их товарищей, причем с областного уровня она поднялась до общегосударственного. Об осужденных пишут СМИ, в эфир выходят передачи, где они называются «врагами родины», а 12 апреля узбекское телевидение продемонстрировало целый фильм, в котором живописались «преступления» пяти мужчин, в лучших традициях процессов 1930-х годов приговоренных к многолетнему заключению.

В феврале информационные агентства сообщили о распространении в Киргизии нового исламского течения, последователи которого, длинноволосые бородатые люди в традиционной пакистанской одежде, не признают плодов технического прогресса и призывают мусульман жить как во времена пророка Мухаммеда. В этой связи неизбежно возникает вопрос: что это за течение и может ли оно стать очередным рассадником экстремизма?

Страница 1 из 4