После того, как в интернете прокатилась волна возмущения, вызванная предложением ташкентского имама-хатыба Шермурода Тогая ввести смертную казнь для религиозных экстремистов (ее отмены в Узбекистане удалось добиться не так давно и с огромным трудом) некоторые из пользователей поспешили объявить его «приспешником органов». Однако, судя по его высказываниям, это далеко не так. Просто иногда он слишком уж старается предугадать желания властей и на этой стезе проявляет чрезмерное, избыточное рвение. Тем не менее, служитель сферы духовных скреп не забывает и о своих прямых обязанностях – клеймить безнравственность, бездуховность и призывать к укреплению здорового религиозного начала.

С тех пор как старшую дочь покойного узбекского президента перевели из-под домашнего ареста в тюрьму, о ней ничего не слышно. Судебный процесс, если он вообще когда-нибудь состоится, вряд ли будет открытым так как «зарабатывать» деньги на вымогательстве у иностранных телекоммуникационных компаний ей помогали ровно те же самые лица, что сегодня возглавляют страну. В любом случае понятно, что она навсегда сошла с политической сцены. А в ближайшем будущем уйдет в небытие и дом на проспекте Узбекистанском, где располагалось ее любимое детище – фонд «Форум культуры и искусства Узбекистана»: в том районе будет построен квартал деловых и административных зданий – Ташкент-Сити. О том, что представлял собой фонд Гульнары Каримовой, чем он занимался и на какие средства существовал, мы попросили рассказать одну из его бывших сотрудниц, которая, в свою очередь, попросила не называть ее имени.

12 декабря в расположенной в центральной части столицы Узбекистана махалле (квартале) Алмазар, на месте которой власти собираются строить комплекс деловых и административных зданий - Ташкент-сити, был задержан журналист Сид Янышев, беседовавший с жителями домов о форме и размере предлагаемых им компенсаций. В ходе разговора выяснилось что власти как обычно, не собираются давать им готового либо просто нового жилья, а намереваются переселить их куда-то к черту на кулички. В то же время они озабочены тем, чтобы об этом нарушении прав собственников не узнали представители СМИ. О том, что послужило поводом для задержания, и как события развивались дальше, нашему изданию рассказал сам журналист.

Смещение Шавкатом Мирзиёевым с ключевых должностей некоторых одиозных прокаримовских персон – министров и хокимов, чья роль в укреплении авторитарного режима в Узбекистане очевидна, наводит на мысль, что новый президент не связывает своих планов с «динозаврами» прежней эпохи, а делает ставку на управленцев, способных, с его точки зрения, выдерживать курс прагматичной политики. Возможно, пришла пора сменить и руководителя внешнеполитического ведомства Абдулазиза Камилова, именуемого «непотопляемым Титаником» за способность всегда удерживаться на плаву, несмотря на явные промахи в работе.

После «судьбоносного» визита в Ташкент президента Турции Реджепа Эрдогана, попытавшегося укрепить отношения между двумя странами, ослабшие от каримовского «замораживания», прошел уже год. И полтора месяца – после ответной поездки в Стамбул президента Узбекистана, первой за последние 20 лет, о которой СМИ двух стран отчитались в самых высокопарных выражениях, именуя ее «исторической» и предрекая расцвет взаимовыгодного сотрудничества. И в первый, и во второй раз стороны много чего наобещали друг другу. Были подписаны десятки документов, сулящих Узбекистану миллиардные инвестиции, а Турции – изрядную прибыль. Что же было сделано в течение года, какие договоренности воплотились в практические дела, а какие нет? И как за прошедшее с тех пор время изменились сами эти две страны?

Восьмого декабря Узбекистан отметит 25-летие своей Конституции. Она была принята на 11-й сессии Верховного Совета республики и, без сомнения, стала шагом вперёд после эпохи тоталитаризма, поскольку впервые законодательно закрепила за гражданами такие права как свобода политических убеждений, свобода создания независимых политических партий, владение частной собственностью и прочий минимальный пакет прав и свобод личности.

В конце сентября в Узбекистане был опубликован проект указа президента Мирзиёева о совершенствовании системы господдержки лиц с инвалидностью, то есть, попросту говоря, инвалидов. Решение полезное, однако запоздавшее на несколько десятилетий. Транспортная и бытовая инфраструктура в стране – от небольших поселков до крупных городов – совершенно не приспособлена для людей «с ограниченными возможностями». Причем не только для них, но и для детей, стариков и женщин с колясками, словом, для всех, кто испытывает те или иные сложности с передвижением. И эти проблемы, к сожалению, решаются недопустимо медленно, а во многих случаях и вовсе усугубляются.

Со времени 19-й центральноазиатской конференции ОБСЕ «Открытая журналистика в Центральной Азии», состоявшейся в Ташкенте, прошел уже месяц. Улучшилась ли за это время ситуация со свободой слова в Узбекистане? Ответ очевиден: сразу же после ее окончания был арестован известный блогер Хаёт Хан Насреддинов, затем принято правительственное постановление, предписывающее МВД круглосуточно отслеживать в интернете и в соцсетях публикации, «посягающие на авторитет внутренних органов», и доносить о них руководству этого ведомства для незамедлительного реагирования. Так стоило ли вообще огород городить, то бишь проводить в стране со столь репрессивным режимом конференцию по свободе слова? Что она вообще представляет собой, эта ежегодная конференция, приносит ли она хоть какие-нибудь результаты? Об этом – в отчете с ее заседаний.

На днях в Ташкенте был задержан известный журналист Сид Янышев. «Обычная» проверка его личности вместо обещанных пяти минут заняла целый час, поскольку выяснилось, что он был не единственным задержанным: в очереди к компьютеру стояла толпа из десяти человек. О том как происходила процедура этой проверки, и насколько были законны действия сотрудников милиции нашему изданию рассказал сам потерпевший.

В многоэтажном жилом доме по улице Бешкурган в Алмазарском (ранее Сабир-Рахимовском) районе Ташкента траур: 9 ноября здесь похоронили сразу трех несовершеннолетних сестер – 8-летнюю Мухлису, 6-летнюю Мунису и 4-летнюю Мохиру из квартиры на втором этаже. По словам соседей, процессия растянулась от дома до кладбища. Последнее, под названием «Чаманбог» («Цветущий сад»), находится примерно метрах в 300-400 от родного дома погибших девочек.

Жительница Коканда Ирода Салиева, вот уже шесть лет пытающаяся получить наследство родного отца, одиннадцать дней подряд провела в приемной Верховного суда, после чего рассказала, что там творится что-то невообразимое. По ее словам, председатель Верховного суда Козимджан Камилов только обещает рассмотреть дела «по закону», а на деле всё решает заместитель председателя коллегии Шахноза Ахатова, встретиться с которой практически невозможно. Салиева предоставила нашему изданию хронологический отчет о том как, начиная с 23 октября, она вместе с другими гражданами пыталась попасть туда на прием.

Медиа-конференция ОБСЕ в Ташкенте завершилась, узбекские власти записали ее в свой актив и в свободу слова можно больше не играть. 30 октября вышло правительственное постановление «О мерах по организации деятельности пресс-службы МВД Республики Узбекистан», в соответствии с которым в структуре пресс-службы МВД будет создан специальный орган, отслеживающий всё, что граждане пишут об этом ведомстве, и уполномоченный принимать соответствующие меры. Общий смысл постановления: правительство хочет вывести милицию из-под критики, особенно этого, однако, не афишируя.

Выходцу из Узбекистана Сайфулле (в узбекском написании – Сайфулло) Саипову, совершившему в Нью-Йорке теракт, в результате которого погибли восемь человек, предъявлены обвинения в убийстве, повреждении транспортных средств и в предоставлении материальной помощи террористической организации «Исламское государство». В случае признания виновным ему грозит смертная казнь или пожизненное заключение.

Террорист, который 31 октября, в день Хеллоуина, на арендованном им небольшом грузовике стал давить велосипедистов и прохожих в центре Нью-Йорка, оказался выходцем из Узбекистана. Прежде, чем полицейским удалось схватить его, он успел убить шестерых, еще двое скончались в больнице. Этот теракт стал самым крупным в Нью-Йорке по количеству жертв с сентября 2001 года, когда в результате исламистских атак на башни Всемирного торгового центра погибли более 2600 американцев и граждан других стран.

В Узбекистане мало кто из правозащитников добивается политического убежища, тем более с помощью пикета возле посольства иностранного государства. Но журналистка Малохат Эшанкулова пошла на такой шаг: 27 октября она встала с плакатом перед зданием дипмиссии США, выражая просьбу предоставить ей политическом убежище, а также заявила об объявлении голодовки. Что же толкнуло бывшего редактора государственного телеканала «Ёшлар» («Молодежь») на эти отчаянные действия?

Посещение Узбекистана чеченской делегацией во главе с Рамзаном Кадыровым, президентом автономии в составе Российской Федерации, членом бюро высшего совета партии «Единая Россия», Героем России, президентом футбольного клуба «Ахмат», руководителем Федерации бокса Чеченской Республики, а по совместительству – путинским вассалом, обладающим собственной армией, убийцей и кровавым палачом, - вызвало массу вопросов.

Арест писателя-диссидента Нуруллы Отахонова (творческий псевдоним - Нуруллох Мухаммад Рауфхон), состоявшийся 27 сентября, сразу же после его возвращения на родину из Турции, не на шутку взбудоражил узбекскую общественность. То ли под воздействием волны критики, то ли по распоряжению самого главы государства Шавката Мирзиёева, но 1 октября писатель был освобожден из следственного изолятора Таштюрьмы. Согласно сообщению ГУВД, «информация о причастности писателя к террористической деятельности не подтвердилась, поэтому отменена мера пресечения в виде заключения [его] под стражу. Однако расследование по этому делу продолжается».

В этой истории вначале всё вроде было честно и по закону. На государственное предприятие, которое, задолжало государству налогов на миллиарды сумов, налоговики подали иск в суд. По судебному решению судоисполнитель арестовал и описал имущество предприятия – раскулаченную недвижимость в центре Намангана. В надлежащем порядке известили об этом должника, после чего выставили это имущество на торги. Там разворованный объект в 2012 году приобрел наманганский предприниматель Вахид Мухитдинов, после чего вложил в его реконструкцию полтора миллиарда сумов (в то время $350 тысяч по реальному курсу). А после этого начались чиновничьи игры.

Поправки к двум законам, относящимся к деятельности средств массовой информации в Узбекистане, – хороший повод, чтобы проанализировать эти и другие законодательные акты с точки зрения того, дают ли они возможность журналистам беспрепятственно информировать свою аудиторию о происходящих в стране событиях, явлениях и процессах, или наоборот, затрудняют распространение этих сведений. Словом, чтобы попытаться выяснить, как живется и работается «пишущей братии» в рамках нынешней правовой системы.

Проблема сепаратизма или, иначе говоря, стремления тех или иных народов к самоопределению, сегодня в фокусе всеобщего внимания. После недолгого затишья об этом заговорили и каракалпакские оппозиционеры. В сентябре 50-летний Аман Сагидуллаев, один из руководителей движения «Алга, Каракалпакстан» («Вперед, Каракалпакстан»), разместил на сайте БДИПЧ/ОБСЕ обращение с просьбой помочь наладить диалог с властями Узбекистана для предоставления жителям Каракалпакстана возможности самим решить свою судьбу (в настоящее время статья по этой ссылке уже недоступна).

В конце августа на портал нормативно-правовых актов были выложены для обсуждения два законопроекта в виде серии поправок к законам, регулирующим деятельность СМИ в Узбекистане: «О средствах массовой информации» и «О защите профессиональной деятельности журналиста», разработанные законодательной палатой парламента. Отведенное для этого время недавно истекло, так что вскоре они, по-видимому, будут приняты.

Известный религиозный деятель Анвар-кори Турсунов (кори – человек, знающий Коран наизусть – прим. ред.), занимающий должность главного имама-хатыба Ташкента, оказался в центре опасного для него скандала, в связи с которым он был взят под охрану, а доступ прихожан на территорию столичной мечети «Минор» ограничен.

В конце августа киргизские СМИ запестрели заголовками о предотвращении готовящейся в Бишкеке серии терактов. Сообщалось, что благодаря своевременной спецоперации были ликвидированы два боевика, у которых изъят арсенал самодельного оружия и боеприпасов. В последние годы подобные сообщения поступают всё чаще и чаще, и это неудивительно: по мнению наблюдателей, в Киргизии, при полной апатии государства, происходит бурный рост религиозного экстремизма.

8-го сентября в центральной части столицы Узбекистана собралась тьма народу, чтобы принять участие в Фестивале традиционной культуры O’zbegim, организованном телеканалом Milliy TV («Национальное ТВ»), понаблюдать за приготовлением плова рекордным весом в 7360 килограммов, и, разумеется, оценить его вкусовые качества. Для регистрации предстоящего достижения в Узбекистан были приглашены представители Книги рекордов Гиннесса.

После проведенной Центральным Банком Узбекистана почти двойной девальвации официального курса национальной валюты, направленной на унификацию несколько параллельно существующих её курсов, ситуация в республике характеризуется рядом следующих моментов.

В Узбекистане объявлено о решении, затрагивающем всё совершеннолетнее население страны, по официальным данным составляющее свыше 21,5 миллиона человек. Во-первых, будут отменены выездные визы, без которых гражданам республики выезд в «дальнее зарубежье» запрещен, а во-вторых, введены заменяющие их загранпаспорта.

С 5 сентября граждане-резиденты Узбекистана смогут продавать в обменных пунктах инвалюту по рыночному курсу и приобретать ее на конверсионные карты для использования за границей без каких-либо ограничений, говорится в указе президента Шавката Мирзиёева от 2 сентября «О первоочередных мерах по либерализации валютной политики». Согласно его преамбуле, он направлен «на обеспечение реализации прав юридических и физических лиц свободно приобретать и продавать иностранную валюту и распоряжаться собственными валютными средствами по своему усмотрению».

В столице Узбекистана снесли еще одно капитальное дореволюционное строение – возведенное в 1913-1915 годах по проекту Вильгельма Гейнцельмана и Николая Ботвинкина для Кауфманского детского приюта. Именно снесли, а не разобрали по пронумерованным кирпичикам, как это ранее обещали власти, чтобы собрать его заново в центре города, возле Сквера.

В ответ на публикации СМИ о том, как милиционеры, прокуроры и судьи совместными усилиями отбирают у жителей Ташкента дома и квартиры под предлогом содержания притонов, представители ГУВД и прокуратуры столицы предприняли попытку оправдаться. 20 июля они провели брифинг (в отличие от пресс-конференции эта форма общения журналистов с начальством не подразумевает возможности задания вопросов), во время которого утверждали, что всё происходит так, как и должно происходить, и старались переложить ответственность на самих ограбленных, то есть ожидаемо выступили на стороне преступников.

«Кто из вас без греха, пусть первый бросит в нее камень!»

Евангелие от Иоанна (гл. 8, ст. 7)

В столице Узбекистана выявлен полный беспредел: с помощью милицейских «подстав» и преступных судейских решений происходит беспрецедентное ограбление людей, сдающих дома и квартиры в аренду. Уже известно о десятках подобных случаев, но счет, судя по всему идет на сотни. Масштабы происходящего столь велики, а действия «силовых» структур столь согласованны, что места для сомнений не остается: конфискации негласно санкционированы самими властями либо целенаправленно ими покрываются. Об этом повествуют сразу несколько изданий.

В 2002 году британский фотограф Рип Хопкинс побывал в Узбекистане, где тогда еще, очевидно, не сформировалась атмосфера всеохватывающей паранойи, поскольку он более-менее свободно посетил ряд предприятий, НИИ, телефонную станцию и пообщался с десятками жителей страны. Итогом его поездки стала серия фотографий «Déplacés» («Перемещенные») - о людях разного происхождения, занесенных в Узбекистан ветрами политических событий ХХ века и составлявших его всё еще пестрое этническое население.

Публичная полемика миллиардера Алишера Усманова с оппозиционером Алексеем Навальным – хороший повод вспомнить о тщательно скрываемом прошлом российского олигарха. Говоря о том, почему в 1980-х годах, еще в Узбекской ССР, он провел шесть лет в заключении, бизнесмен заявил, что полностью оправдан Верховным судом Узбекистана, а все обвинения против него сфальсифицированы. Позволим себе в этом усомниться.

Минувший День памяти и почестей, как в Узбекистане официально называется День победы, отмечали уже не так, как при Каримове, и основное отличие – частичное снятие негласного запрета на отношение к нему как к «своему» празднику. Это стало понятно за несколько дней до него, когда возле воинского мемориала на площади Памяти, уголке площади Независимости, оркестр вдруг стал исполнять мелодии военных лет, а по городу прошла колонна «полуторок» с надписями «От тружеников Узбекистана – фронту!».

20 апреля в Ташкенте прошел знаменательный юбилей – десять лет со дня проведения первого фестиваля узбекского видеоарта, успех которого дал толчок развитию этого художественного направления: в последующем в республике прошли еще 26 фестивалей, где были представлены сотни работ. Кинопоказы были принципиально свободны от какой-либо идеологической цензуры – и уже поэтому могут считаться уникальным явлением в совершенно несвободной стране.

Радио «Озодлик», ссылаясь на представителей независимых друг от друга исламистских группировок, передало, что в Сирии был убит 43-летний Шейх Салахуддин, он же Ходжи Юсуф (настоящее имя - Акмаль Джурабаев), место которого занял выходец из Таджикистана, известный по прозвищу Абу Юсуф.

Неплохая новость - памятник семье Шамахмудовых с далекой окраины столицы, куда он был «сослан» девять лет назад, 1-го мая перенесен в её центр, в Сад Дружбы (ранее парк Бабура, еще ранее Кирова).

Глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу завершил свой официальный визит в Узбекистан, встретившись 26 апреля с президентом Узбекистана и другими официальными лицами. Сторонами было отмечено динамичное развитие узбекско-турецких отношений, в соответствии с договоренностями, достигнутыми в ходе переговоров на высшем уровне, прошедших 17-18 ноября 2016 года в Самарканде.

Узбекские власти и после смерти президента Каримова продолжают скрывать, во сколько обошлось бюджету города и республике в целом строительство одного из самых больших и дорогостоящих зданий страны – Дворца Форумов, возведенного в 2009 году в центральной части столицы.

Сотни просителей убежища и трудовых мигрантов были депортированы и даже похищены в ходе принудительных возвращений из России в Узбекистан, где они подвергались пыткам, говорится в опубликованном 21 апреля докладе международной правозащитной организации Amnesty International.

В последние пару лет в СМИ все чаще упоминается террорист по прозвищу Абу Салох, чья деятельность распространяется на целый ряд стран постсоветской Средней Азии. Особенно громко его имя прозвучало в августе 2016 года, после попытки взрыва китайского посольства в Бишкеке с использованием водителя-смертника. Кто же это такой, где он находится и чего добивается? Расскажем о нем подробнее.

В узбекском сегменте соцсетей бурно обсуждают гневные выпады имама-хатыба Шермурода Тогая (он же Алишер-домла) из мечети «Тинчлик» («Мир») в Чиланзарском районе Ташкента против журналистов и «сторонников клеветнических домыслов». Ранее этот служитель культа уже успел отметиться в роли обличителя «чуждых» западных ценностей, а также «бесстыдных» представителей узбекского шоу-бизнеса.

Так уж сложилось, что запланированный на 5 апреля первый официальный визит в Россию Шавката Мирзиёева в качестве президента Узбекистана совпал по времени с прогремевшим накануне террористическим актом в метрополитене Санкт-Петербурга. Опасения, выражаемые многими пользователями соцсетей, что из-за этой трагедии встреча на высшем уровне может не состояться, не оправдались.

Странное и, на первый взгляд, абсурдное дело с присуждением «правонарушителям» немалых штрафов было рассмотрено на днях в специализированном межрайонном суде по административным делам казахского города Жанаозена (бывшего Нового Узеня). Прихожан признали виновными в том, что в конце декабря-начале января в центральной городской мечети после совершения намаза они произносили вслух традиционное для мусульман всего мира слово «аминь» (выражение пожелания «Да будет так!»), чем, по мнению суда, помешали имамам вести «законную религиозную деятельность».

На узбекскоязычном сайте религиозно-исламского направления Mehrob.uz 28 марта было опубликовано пространное обращение к прихожанам за подписью главного имама-хатыба Юнусабадского района, преподавателя Ташкентского исламского института, имама мечети «Мирза Юсуф» 42-летнего Рахматулло Сайфуддинова, в котором он призвал запретить мужчинам работать гинекологами.

Стакан прохладного сока в жаркий летний день – удовольствие, для большинства узбекистанцев, к сожалению, недоступное. Если в так называемых цивилизованных странах с этим полный порядок (в США соки в магазинах продаются даже в канистрах – для тех, кому неудобно пополнять их запас ежедневно), то в Узбекистане купить нормальный натуральный сок очень непросто. На прилавках магазинов – несколько видов дорогой импортной продукции («J-7», «Я»), но качественной узбекской нет или почти нет.

В 1990-е и в начале 2000-х Анатолий Рахимбаев был самым известным и востребованным фотографом Узбекистана, сотрудничавшим с основными русскоязычными газетами республики. В ходе множества фотоэкспедиций он объездил большую часть страны, стал одним из открывателей печально известной аральской темы. Но немалую часть своих работ показать узбекской аудитории он так и не смог: по цензурным соображениям местная пресса их не принимала. Сегодня «Азиатерре» о нем рассказывает его супруга Ольга Лысенко.

(В порядке полемики со статьёй В. Сидоренко «Почему знаменитый Чор Минор в Бухаре топит в непогоду?»).

Если так, то её, эту надежду, можно спокойно и с чистой совестью похерить. Хотя бы потому, что эта самая, прежде взбалмошная красотка «ЮНЕСКА» ныне вышла в тираж, пострашнела и превратилась в нелицеприятную жульническую контору, занятую лишь массовым отсасыванием нехилого бабла у доверчивых международных спонсоров. Тем более, что данное «медресе» (очень и очень сомнителен такой его ранг!) Чор Минор и вовсе не входит в список раритетов, ею, той Юнеской, опекаемых.

Редакция Азиатерры получила письмо от жительницы столицы Гульнозы Захидовой, сообщившей о своем брате, Саидодиле Саиткариходжаеве, 1977 года рождения, который в 2001 году получил семь лет по обвинению в экстремизме, однако, полностью отбыв их, на свободу так и не вышел, поскольку ему под разными предлогами добавляют всё новые и новые сроки. В колонии его и других заключенных заставляют работать на вредном производстве и постоянно избивают. Текст своего письма Гульноза отправила также генпрокурору, председателю СНБ, министру внутренних дел и президенту Узбекистана. Ниже мы публикуем его, с необходимой стилистической редактурой.

Свершилось: эстрадное объединение «Узбекнаво» и объединение национального танца «Узбекракс» в соответствии с указом президента Шавката Мирзиёева от 15 февраля слились в единую структуру под названием «Узбекконцерт». Новое ведомство, в подчинении которого находятся 2,5 тысячи творческих коллективов и исполнителей по всей стране, войдет в состав вновь образованного министерства культуры. (Одновременно с роспуском упомянутых выше объединений состоялось историческое разделение министерства по делам культуры и спорта на две автономных структуры - Минкульт и Госкомспорта).

Страница 1 из 6