Всего два культурных явления в современном Узбекистане имеют широкую международную известность: музей Савицкого в Нукусе и ташкентский театр «Ильхом», с 2007 года носящий имя своего основателя Марка Вайля. И вот, как выяснилось, здание, где расположен театр, предполагается снести, а взамен него построить многоэтажный бизнес-центр. 7 февраля коллектив театра получил письмо от созданного два месяца назад ООО Ofelos Plaza, в котором его просили освободить помещение к апрелю. При этом Министерство культуры, несмотря на пространные бла-бла-бла, встало не на защиту театра с мировым именем, а принялось обслуживать интересы таинственного застройщика, заведомо признавая законность приобретения им здания и предлагая коллективу перекантоваться где-нибудь пару лет, пока его участь будет решаться.

История пенсионерки Раисы Бессмертной, в 2015 году лишившейся сразу двух принадлежащих ей квартир в Яккасарайском районе Ташкента, которые ей удалось вернуть лишь в 2019 году, вполне типична в свете сотен подобных случаев лишения жилья.

С помощью столь страшного способа ухода из жизни как самосожжение узбекские женщины традиционно пытались привлечь внимание к издевательствам и травле в своих семьях. «Если в Узбекистане в самое ближайшее время не будут проведены серьезные социальные и экономические исследования, не восторжествует наконец принцип социальной справедливости по отношению к женщине, кривая самосожжений поползет вверх», - предупреждал в конце 1980-х известный писатель Адыл Якубов. И вот, в наши дни, это, казалось бы, практически исчезнувшее явление стремительно возвращается.

Недавнее сообщение Государственного комитета по развитию туризма РУз о том, что испанская компания Paradores de turismo de Espana рассматривает возможность организации гостиниц в двух исторических зданиях Узбекистана: самаркандской Ишратхане (в узбекском написании – Ишратхона, – ред.), по общепринятой версии, являющейся мавзолеем женщин и детей из династии тимуридов, и бухарском медресе Тош-сарой (правильно Саройи таш – ред.), вызвало шквал негодования по поводу «продажи» исторического наследия. И хотя впоследствии оно вроде бы было опровергнуто, но осадочек, как говорится, остался. Проблема в том, что всё это вполне возможно, поскольку культурный уровень представителей власти, как рядовых, так и самых высокопоставленных, сегодня низок как никогда.

32-летняя учительница английского языка, блогер и активистка Нафосат Оллашукурова, писавшая в соцсетях под псевдонимом «Шабнам», а в конце прошлого года на целых три месяца заключенная в Хорезмский психоневрологический диспансер и выпущенная только после проведения декабрьских парламентских выборов, на днях вынужденно покинула Узбекистан, опасаясь повторного помещения в психушку. 19 января о том, что обстоятельства, связанные с травлей и преследованиями, вынудили оставить родные края, сообщила также известная в республике журналистка и правозащитница Малохат Эшанкулова.

В Ташкенте несколько дней назад начался снос бывшего «военного городка» на улице Паркент-2, состоящего из девяти одно- и двухэтажных кирпичных домов. Строились они с 1890-го по 1903 год для офицеров Ташкентского военного училища (ныне Ташкентское высшее общевойсковое командное училище). Один из домов уже снесен. Остатки «ветхого» здания в виде груды «николаевского» кирпича были аккуратно сложены и вывезены.

Продолжаем публикации о тайной кампании конфискации квартир узбекистанцев, происходившей в 2015-2017 годах ради обеспечения жильем сотрудников милиции. По указаниям с самого «верха» оперативники и следователи в массовом порядке фабриковали дела о содержании притонов разврата, «выявляемых» в квартирах граждан, сдающих их в аренду, после чего суды признавали квартиры «орудиями преступления», изымали в собственность государства и зачисляли на баланс районных администраций, которые, в свою очередь, передавали их ГУВД и РУВД. После того как эта беспримерная «спецоперация» получила огласку, власти пошли на уступки и вернули большинству граждан отобранные квартиры. Но не всем, а лишь тем, у кого они были единственными; людям, имеющим несколько квартир, в возвращении было отказано.

Недавно стало известно, что регламентированные Конституцией права и свободы находятся в Узбекистане под серьезной угрозой – готовится некий секретный проект закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Узбекистан и Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности», согласно которому, за призывы к массовым демонстрациям или «сознательное распространение ложной информации» через СМИ и соцсети можно будет получить до 10 лет заключения. Об этом сообщило радио Озодлик (узбекская служба Радио Свобода/Свободная Европа).

Изучение случаев массовой конфискации квартир и домов узбекистанцев в 2015-2017 годах, объявляемых «притонами разврата», помогло выявить важную особенность. Оперативники, выполнявшие заказ властей на «обнаружение» притонов, поставили отъем недвижимости буквально на поток, правда, часть отобранных квартир впоследствии была возвращена гражданам, поскольку оказалась ЕДИНСТВЕННЫМ ЖИЛЬЕМ их владельцев. В предписаниях прокуроров о конфискациях говорилось открытым текстом: «учитывая, что он (она) имеет еще одну квартиру, в связи с чем не имеет необходимости пользоваться квартирой, где было совершено преступление, - изъять последнюю в пользу государства».

Очередным «сюрпризом» для узбекистанской общественности в преддверии новогодних праздников стала готовящаяся ликвидация парка «Гульшан» в Мирзо-Улугбекском районе Ташкента. О том, что любимое для многих горожан место отдыха передается под строительство нескольких медучреждений, со ссылкой на пресс-службу городского хокимията (администрации), сообщили СМИ. Несмотря на заявление хокимията о том, что клиники будут государственными, личность их учредителя почему-то держится в строжайшей тайне. Кроме того, превратить государственную клинику в коммерческую после сдачи ее в эксплуатацию – дело «шести секунд». И, если нам не изменяет память, городские парки не захватывают ради строительства государственных клиник.

10 декабря житель Ташкента 35-летний Амир Шарифуллин был похищен двумя неизвестными, которые вывезли его на машине в какое-то охраняемое место, где заставили произнести перед камерой «извинение» за тексты и комментарии, оставленные им в Фейсбуке, а затем избили по поручению некоего заказчика, имя которого они не назвали, причем сцена избиения тоже записывалась.

Старшей дочери покойного президента Узбекистана Гульнаре Каримовой в очередной раз назначили срок заключения. 3 декабря об этом на своей странице в Инстаграме сообщила ее дочь Иман Каримова, живущая в Лондоне. К сожалению, она не уточнила подробностей приговора, в частности того, насколько увеличен срок заключения её матери.

По словам владельцев квартир, находящихся в девяти домах на улице Паркентской-2, которые были построены еще в конце 19-го-начале 20-го века, незаконные действия застройщика, городской администрации и суда покрываются несколькими лицами, а именно хокимом города Джахонгиром Артыкходжаевым, премьер-министром Абдуллой Ариповым и, судя по всему, стоящим за ними президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым.

29 ноября на сайте Верховного суда появился странный текст, озаглавленный «Информация к решению суда по делу о сносах на улице Паркентской»:

«20 ноября 2019 года Чиланзарский районный суд города Ташкента завершил рассмотрение административного дела по заявлению С. Рахиммирзаева, Т. Лаховской, О. Шарафутдинова, С. Пака, Д. Рахиммирзаевой, Г. Бабаджановой, Е. Дивеевой, Е. Шакирджановой, Н. Гулямовой, А. Акмаловой, У. Меликова к ответчикам - хокимияту (администрации – ред.) города Ташкента, Академии Вооруженных Сил Республики Узбекистан и ООО «ALIAKBAR STORY SERVIS» о признании недействительным решения хокима города Ташкента № 463 от 23 марта 2018 года и № 116 от 4 февраля 2019 года. 

Инспирированная узбекистанскими властями тайная кампания по конфискации квартир, объявляемых «притонами разврата», на рубеже 2017-2018 годов была свернута, и части ограбленных граждан даже вернули их собственность. Правда, не всем, а лишь тем, чье жильё еще не было передано силовикам или чиновникам. Причем, с помощью повторных судов у некоторых квартиры отобрали снова, уже окончательно. (Подробно об этом здесь, здесь, здесь и здесь.) И мы решили продолжить рассказы о том, как правящий режим самым грязным образом грабил людей ради обеспечения бесплатной недвижимостью своей обслуги, в первую очередь, представителей силовых ведомств, пока «спущенные» сверху планы по конфискациям не были выполнены. Героине нашей истории повезло – в ее квартиру не успели никого заселить, и в итоге она смогла добиться ее возвращения.

14 ноября в ташкентской гостинице Grand Mir Hotel (бывшей гостинице «Россия») состоялась пресс-конференция, посвященная двум смертным случаям, связанным с операциями в клинике Mont Blanc, а также деятельности этой клиники в целом. Её организовали родственники умерших – Дильфузахон Джафарова, мать 20-летней студентки Гульшан Шариповой (вопреки распространенным сообщениям она не была беременна, но у нее остался двухлетний малыш), Аян Кенжетаев, сын 42-летней Лилии Апостоловой из Чимкента (Казахстан), ее свекровь Манзура Досумбетова, а также бывшие директор клиники Олима Мираюбова и главный врач Гульбахор Нуритдинова. Конференция проводилась, чтобы сдвинуть расследование с мертвой точки, и чтобы представители правоохранительных органов, наконец, вышли из своих кабинетов, создали комиссию, подняли имеющиеся документы и установили истину.

20 ноября известный узбекский оппозиционер и политбеженец Баходыр Чориев (называющий себя в соцсетях Баходир Хон Туркистон), в настоящее время проживающий в США, распространил сообщение о проведенной им протестной акции, по итогам которой он, неожиданно для себя, в принудительном порядке оказался помещен в психиатрическую лечебницу, где ему пришлось провести несколько дней. С согласия самого оппозиционера приводим этот текст в переводе на русский язык.

20 ноября состоялось завершающее заседание по заявлению жителей бывшего «Военного городка» на отмену решений двух хокимов города о сносе принадлежащих им домов, построенных в конце 19-го и начале 20-го века. Судье Мухиддинову из суда по административным делам Чиланзарского района Ташкента понадобилось лишь несколько минут, чтобы зачитать свое решение. Оно было кратким: отказать истцам в удовлетворении их заявления. То есть, оба решения хокимов остаются в силе.

На двух заседаниях в Административном суде Чиланзарского района г. Ташкента, состоявшихся 11 и 14 ноября состоялись прения сторон по иску жителей бывшего «военного городка» по адресу улица Паркент-2 на отмену решений двух хокимов (руководителей городских администраций) о сносе их домов. Как мы уже писали, жители обратились в суд с заявлением о признании недействительными решения хокима города Ташкента №463 от 23 марта 2018 года и №116 от 4 февраля 2019года, согласно которым, ООО «Aliakbar story servis» был выделен земельный участок площадью 1,6 га, расположенный возле Малой кольцевой дороге, на ул. Паркент, 21 для сноса существующих зданий и строительства на данном участке многоэтажных домов, а также парка боевых машин.

16 ноября в узбекском сегменте соцсетей и местных СМИ молниеносно распространилась аудиозапись очередного скандала с участием хокима (мэра) столицы Узбекистана Джахонгира Артыкходжаева, в котором он в присущей ему манере вседозволенности обрушивается на работников прессы, угрожая им и заявляя, что он в состоянии организовать любую «подставу» против них, если те не будут согласны работать с ним в команде. Более того – даже «уничтожить» их физически .

Страница 1 из 21