Пинхасов велик: он совершил настоящую революцию в фотографии, решительно и бесповоротно изменив понимание ее сущности и возможностей, подобно тому как импрессионисты и их последователи это сделали в живописи. Его петух – настоящий художественный манифест, символ сродни «Олимпии», «черному квадрату», «красному коню» и прочим знаковым полотнам, перевернувшим сложившиеся представления.

Пинхасова в России отчего-то стесняются признавать евреем. Откроешь какую-нибудь статью о его творчестве и читаешь: «Пинхасов Георгий Борисович – известный русский фотограф». Это, конечно, несправедливо, ведь он никогда не отрекался от своих корней, своего происхождения и вряд ли испытывал какие-либо комплексы по этому поводу.

В 1980-е и в начале 1990-х Владимир Дубровский был одним из немногих фотографов, целенаправленно снимавших Узбекистан и другие страны Средней Азии. Ценность его работ не только художественная, но и историческая - эти свидетельства своего времени, выпадающие из общего потока пропагандистских кадров, доносят до нас дух ушедшей эпохи.

Никто так много не снимал позднюю советскую и раннюю постсоветскую Среднюю Азию, как Аббас. Можно, конечно, вспомнить еще Георгия Пинхасова, но тот в основном фокусировался на жизни бухарских евреев. У Аббаса тоже была своя главная тема – исламская община, в то же время он уделял внимание и другим сюжетам, которые считал интересными.