Внеочередные президентские выборы в Узбекистане вновь проводятся без экзит-поллов, то есть традиционных опросов граждан, выходящих с избирательных участков, что позволило бы составить более-менее ясную картину итогов голосования. Причина фактического запрета – экзит-поллы показывают расхождение между официальными результатами выборов и приближенными к реальности. При этом законодательством страны проведение подобных опросов отнюдь не запрещено.

Среди множества обращений, направляемых в «виртуальную приёмную» Шавката Мирзиёева, попадаются и весьма необычные, то есть содержащие неудобные для чиновников вопросы и формулировки. Подход к ним со стороны властей тоже «нестандартный»: в лучшем случае автор обращения получает откровенную отписку, в худшем – может подвергнуться репрессивным мерам воздействия. Если, конечно, окажется в зоне досягаемости.

16-18 ноября президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган побывал с рабочим визитом в Пакистане и Узбекистане – двух ключевых странах «расширенной» Центральной Азии. Наблюдатели считают, что Турция пытается создать группу лояльных себе мусульманских государств, на которые можно было бы опереться в случае обострения конфликта с Западом. Новые друзья понадобились Эрдогану на фоне усиливающихся трений с Европой и США после подавления июньского военного переворота и последующего фактического установления происламистского режима, то есть своеобразной противоположности диктатуры Ас-Cиси в Египте.

29 ноября узбекские спецслужбы задержали в Ташкенте корреспондента газеты «Московский Комсомолец» Екатерину Сажневу (творческий псевдоним, настоящее имя Екатерина Калугина), и в тот же день её депортировали. В республике она собирала материал о жизни русского и русскоязычного населения – по ее словам, в рамках большого проекта о жизни русских в странах СНГ и Прибалтики. Для этого она встречалась с некоторыми жителями Ташкента и Бухары и беседовала с ними на эту тему.

Обращение друзей и коллег журналиста, принудительно содержащегося в психиатрической больнице

В Узбекистане новая массовая кампания – сотрудники милиции под всевозможными предлогами снимают у граждан отпечатки пальцев, для чего многих «подозрительных» отлавливают в парках или прямо на улице, а ранее судимых настойчиво приглашают в участки. Ни причин, ни законодательных оснований для этого милиционеры не называют. Это выглядит тем более странным, что всё взрослое население страны уже перешло на биометрические паспорта, куда заложена и информация об отпечатках их пальцев. 14 ноября в участок зазвали и жителя Ташкента, бывшего «кинолога», а ныне фотолога Олега Карпова. О том, что с ним произошло, он рассказал на своей страничке в Фейсбуке.

10 ноября в Ташкенте была задержана, а на следующий день депортирована немецкая журналистка Эдда Шлагер, в настоящее время проживающая в Казахстане. В Узбекистан она прилетела, чтобы рассказать немецким радиослушателям о том, что происходит в этой стране после смерти Каримова и перед внеочередными президентскими выборами, по итогам которых государство, впервые за более чем четверть века, возглавит другой человек. О том, как всё это происходило, Эдда поведала нашему изданию.

Проблема одиноких стариков и людей, по разным причинам лишённых крыши над головой, в Узбекистане обостряется с приходом каждой зимы, когда в иные дни в больницы поступают десятки обмороженных бомжей – и мужчин, и женщин. Некоторые из них умирают прямо в медучреждениях, остальных после короткого курса лечения вновь выставляют на улицу: долго держать их у себя врачи не имеют возможности.

Вот уже более пяти лет 78-летняя Любовь Чуракова из города Чирчик в Ташкентской области обивает пороги государственных инстанций, пытаясь опротестовать незаконное и несправедливое решение суда по делу о выплате штрафных санкций в связи с похищенным у нее банковским вкладом. За это время она получила десятки отписок, в том числе из Генеральной прокуратуры Узбекистана, но окончательное решение в ее пользу так и не принято.

Власти узбекской столицы, обеспокоившись быстрым ростом разводов, решили принять серьезные предупреждающие меры. Специальным группам поручено подготовить серию нормативно-правовых актов, в том числе поправок к Семейному кодексу, предполагающих многократное увеличение госпошлины за расторжение брака. А несколько дней назад, 25 октября, эта тема получила дальнейшее развитие - глава столичной администрации Рахмонбек Усманов запретил заключать браки, если кто-либо из желающих вступить в них учится в лицее или колледже. В то же время в Узбекистане недавно запретили посягать на личную жизнь граждан, а, насколько известно, в Ташкенте и в остальной части страны действуют одни и те же законы, по крайней мере, официально.

Репортаж украинской журналистки Натальи Кравченко об Узбекистане вызвал очень большой резонанс, и едва не привел к осложнению отношений между двумя странами. Узбекская сторона заявила официальный протест и потребовала убрать видео с сайта частной телерадиокомпании «Украина», пригрозив президенту Порошенко торговым эмбарго в случае невыполнения этого требования, украинская ответила покаянной речью своего посла в Узбекистане Юрия Савченко. Были предприняты и другие действия, рассказать о которых мы пока не можем. Впрочем, обо всем по порядку.

Старшая дочь покойного президента Узбекистана Гульнара Каримова (или человек, целыми днями пишущий ее слогом и размещающий ее старые и новые фотографии) опять объявилась в Твиттере, объяснив временную недоступность своего аккаунта тем, что его взломали и ей только с трудом удалось его восстановить.

Второй по счету Твиттер-аккаунт Гульнары просуществовал недолго - всего лишь несколько дней. В начале октября он был зарегистрирован на имя Афина@zabitaya1972, а девятого вдруг приказал долго жить. Слогом, как две капли воды похожим на бессвязно-обрывочные эскапады старшей дочери президента Каримова в Твиттере в 2013 году, автор оставляемых в нем сообщений взывала то к матери, то к памяти отца, то всячески поносила и обличала своих недругов, в первую очередь Лолу Каримову-Тилляеву.

6 октября в Букинском районе Ташкентской области во время рейда по отслеживанию использования принудительного труда при сборе хлопка милицией были задержаны правозащитница Елена Урлаева, фотограф Тимур Карпов и двое иностранцев-французов, которые были доставлены в РОВД, где их продержали несколько часов, причем, Елена Урлаева, по ее словам, была избита.

С тех пор как Шавкат Мирзиёев стал и.о. президента Узбекистана в верхних эшелонах власти произошло множество кадровых перестановок. При этом в силу неизвестных причин в руководящих креслах вновь оказываются чиновники, в предыдущие годы преступившие букву закона, причем, что называется, в «особо крупном размере».

В сентябре-октябре этого года исполняется 75 лет с начала массовой депортации советских немцев. 28 августа 1941 года, через два месяца после начала войны с Германией, Президиум Верховного Совета СССР издал указ о переселении немцев Поволжья в Казахстан и Сибирь. Формальной причиной для этого было названо наличие среди них «тысяч и десятков тысяч диверсантов и шпионов», что было очевидной ложью.

В ходе нынешней хлопкоуборочной кампании вновь массово применяется принудительный труд – со смертью Ислама Каримова в стране ничего не изменилось. Согласно поступающим сведениям, узбекские власти отправили на поля студентов, врачей, учителей, работников государственных и частных предприятий, словом, всех, кого удалось «загрести», попутно делая всё возможное, чтобы информация об этом не попадала в СМИ. Руководитель неформального «Правозащитного альянса Узбекистана» Елена Урлаева в течение трех дней объехала несколько районов Ташкентской области, и убедилась, что врачи и медсестры не занимаются своим делом, а гнут спину на чужих плантациях.

В столице Узбекистана на месте пострадавшей от пожара мечети «Джурабек» вот-вот появится новый религиозный комплекс. Спонсорами строительства, как выяснилось, стали младшая дочь покойного президента Лола Каримова-Тилляева (постоянный представитель Узбекистана при ЮНЕСКО, попечитель двух благотворительных фондов, президент федерации художественной гимнастики Узбекистана, почетный президент Азиатского гимнастического союза) и ее муж Тимур Тилляев. Возводящуюся мечеть мультимиллионерша назвала в честь отца – «Ислам-ота» («Отец-Ислам»), о чем 13 сентября и известила на своих страницах в Фейсбуке и Инстаграме.

Смерть «долгоиграющего» узбекского президента вызвала бесконечные споры между его сторонниками и противниками, а также стала причиной возвращения давно забытого в Узбекистане явления – некоего подобия свободы слова. Пусть существующего только в соцсетях, и, судя по всему, недолгосрочного, но уже успевшего расколоть общество на два противоположных лагеря - тех, кто истерично любит «Отца нации», и тех, кому есть, за что его ненавидеть. И пожелавших громко об этом заявить.

Теракты лета 2016 года в Казахстане затмили остальные события, произошедшие в этой стране примерно в то же время. В том числе и межэтнические столкновения на юге республики между казахами и таджиками. Кстати, подобный же конфликт, только между казахами и турками, в феврале этого года разгорелся в Джамбульской области. А год назад, между казахами и таджиками, - в Сарыагышском районе Южно-Казахстанской области.

В Узбекистане, похоже, уходит в прошлое целая эпоха. Младшая дочь президента Узбекистана Лола Каримова-Тилляева сообщила, что утром 27 августа у ее отца произошло кровоизлияние в мозг, после чего он был госпитализирован и помещен в реанимационное отделение. Сейчас его состояние оценивается как стабильное.

К появлению этого материала привело письмо, опубликованное на Фейсбуке жительницей ташкентской улицы Октепа Чиланзар (бывшей Есенина) Еленой Пелехатой, возмущавшейся произволом при реконструкции домов, поводом для которой стало расширение автотрассы. По ее словам, рабочие сузили тротуары в три раза, балконы снесли, вместо шифера на крышах настелили листы металла (профнастил), а дворы домов завалили нечистотами. И куда бы жители ни обращались за помощью, найти поддержки они нигде не могут.

В Узбекистане вот уже месяц как не смолкают разговоры о финансовой пирамиде, созданной 38-летним Ахмадом Турсунбаевым из поселка Алмазар Чиназского района Ташкентской области, известным также по прозвищу Ахмадбай Чиназский. Теперь его больше кличут «узбекским Мавроди». Если одни отзываются о нем как о великом благодетеле, готовом прийти на помощь нуждающимся, то другие откровенно радуются краху его детища, считая, что подобные начинания надо пресекать на корню.

В центральной части узбекской столицы появился очередной белоснежный дворец – единственный в республике пятизвездочный отель Hyatt Regency Tashkent. Архитектурное произведение П-образной формы, между крыльями которого находится прямоугольное строение с восточной колоннадой, не уступает размерами Дворцу форумов и завершает собою линию из четырех красивых зданий на улице Навои. В советское время на месте трех из них в течение нескольких десятилетий был большой котлован, увенчивающийся высоткой-долгостроем.

Перед саммитом Шанхайской организации сотрудничества центральную часть узбекской столицы привели в максимально приличный вид: заасфальтировали ряд дорог, на нескольких автобусных остановках установили кондиционеры, побелили и покрасили множество зданий, кое-где поснимали спутниковые «тарелки» и «реконструировали» отдельные базары.

Эх, замечательную историю я вам сейчас расскажу!

…Весной 1980 года Бухарский областной военкомат, в соответствии с некогда утверждённым свыше планом, организовал краткосрочные учебные сборы, на которые были привлечены офицеры запаса, всего около 150 человек. В основном это были «сапёры» и «инженеры», возглавил же данное мероприятие некий майор, прибывший из штаба ТуркВО. Больше никого ему в помощь командование оттуда прислать не сподобилось, так как округ тогда уже считался «воюющим», в Афганистане действительно сражался ограниченный контингент советских воинов-интернационалистов.

Подновлять здания религиозно-исторического центра Хазрати Имам (сокращенно - Хаст Имам) в Ташкенте, похоже, стало уже традицией. На днях там завершились очередные ремонтно-восстановительные работы, как минимум уже вторые по счету с тех пор как в 2007 году комплекс зданий был капитально перестроен компанией Зеромакс, контролировавшейся старшей дочерью президента Каримова.

В первый день июня в Ташкенте прошла пресс-конференция, приуроченная к запуску национальной социальной сети Davra.uz, призванной «оттянуть» потенциальных пользователей у своих зарубежных аналогов. Если узбекские власти задумают пойти по китайскому пути и затруднят доступ к «нехорошим» западным соцсетям, возможно, она будет пользоваться успехом. Пока что тенденция именно такова – с 2015 года в республике блокируется голосовая связь в Скайпе и ряде других подобных программ, очевидно, ради избавления сограждан от неприятностей бесконтрольного общения.

Базирующаяся в Нью-Йорке международная организация Human Rights Foundation назвала номинантов ежегодной премии имени Вацлава Гавела за инакомыслие в творчестве (Václav Havel International Prize for Creative Dissent), учрежденной Фондом по правам человека. Ими стали узбекский фотограф-документалист и оператор Умида Ахмедова, иранская художница Атена Фархадани и российский художник-акционист Петр Павленский. На сайте HRF говорится, что этой наградой отмечаются люди, «которые смело и честно раскрывают ложь диктатур».

Между Узбекистаном и Киргизией произошло что-то вроде приграничного конфликта. Рано утром 18 марта Узбекистан без всякого предупреждения ввел два бронетранспортера и два КамАЗа на спорный участок узбекско-киргизской границы в Аксыйском районе Джалал-Абадской области (в сельский округ Кашка-Суу) и разместил там 35-40 военнослужащих. Поводом для этого позже было названо предотвращение проникновения потенциальных террористов из Киргизии перед празднованием Навруза. Киргизская сторона тоже подогнала БТРы и прислала своих солдат. Начались переговоры, часть техники и военных выведены, но часть пока остается в зоне «столкновения интересов».

В конце января и в начале февраля этого года в Китае казнили двух жителей среднеазиатских стран СНГ, обвиненных в контрабанде наркотиков. 29 января - гражданина Таджикистана 51-летнего Хасана Юсуфова, а 4 февраля – гражданку Кыргызстана Светлану Кулбаеву, также 51-летнюю. В обоих случаях за них заступались дипломаты их стран, пытаясь смягчить вынесенные приговоры, поскольку за наркоторговлю в Китае предусмотрена высшая мера наказания – смертная казнь. Однако это им и не удалось.

42-летний ангренский правозащитник Дмитрия Тихонов недавно был вынужден уехать из Узбекистана. До этого на него нападали неизвестные, «случайно» сгорел его дом, власти не выдавали ему выездную визу, зато возбудили против него сразу три административных дела, а в последнее время стали вдохновенно «лепить» из него террориста.

Уктам Пардаев, председатель джизакского отделения Независимой организации по правам человека Узбекистана (НОПЧУ) - один из немногих еще остающихся в Джизаке правозащитников. В 2015 году он был арестован, после чего 57 дней провел под следствием в СИЗО, а затем был приговорен к трем годам условного заключения. В интервью корреспонденту AsiaTerra он рассказал о возможных причинах своего ареста, об условиях содержания в следственном изоляторе, и о своей правозащитной деятельности.

Конец нынешней зимы не за горами, и она, как и любая другая, в очередной раз показала, насколько беззащитны перед холодами люди, лишившиеся собственного жилья, особенно из числа стариков и инвалидов. За 25 лет независимости в Узбекистане не создано ни одного приюта или ночлежки для граждан, по тем или иным причинам оказавшимся без крова и документов. Более того, существует жесткое предписание, согласно которому социальные учреждения должны отказывать таким людям в какой-либо помощи.

Эпопея с обменом старых паспортов на новые биометрические обнажила полную неспособность президента, премьера и соответствующих министерств и ведомств решить эту задачу своевременно и без проблем. Оказалось, что имеющихся кадров и мощностей недостаточно для того, чтобы госучреждения в течение пяти лет обеспечили документами более двадцати миллионов граждан, то есть всё взрослое население страны.

На «президентской» трассе опять ведутся строительные работы - на улице Нукусской внезапно снесли ряд административных зданий и теперь готовятся ломать жилые дома. Их жителям было объявлено, что у них есть две-три недели, чтобы подыскать себе временное жилье. При этом согласно закону «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников» последние должны предупреждаться за полгода до сноса.

В Швеции появился свой герой. СМИ этой страны подробно поведали о смелом поступке 23-летнего узбекского эмигранта Азамжона Шакирова, спасшего девушку от изнасилования группой «беженцев». Одновременно выяснилось, что случаи сексуальной агрессии по отношению к женщинам происходили и здесь, причем власти, как обычно, пытались все скрыть из соображений «толерантности».

Популярная узбекская певица Юлдуз Усманова «прославилась» в очередной раз, публично назвав президента страны «падишахом». За два года до этого она уже пыталась подольститься к его старшей дочери, Гульнаре Каримовой, посвятив ей свою новую песню. Это не помогло опальной артистке вернуться на узбекскую сцену: вскоре после этого Гульнара оказалась под домашним арестом, в связи с чем усилия Усмановой пошли прахом. И вот – новая попытка.

В столице Узбекистана вот уже три месяца усиливаются «меры безопасности», что выражается в вечерних задержаниях горожан, переписи пустующих и сдаваемых в аренду квартир, ограничении временной прописки и других тому подобных действиях, направленных на выявление потенциально опасных элементов.

17 декабря в Ангрене (Ташкентская область) трое сотрудников милиции задержали правозащитника и независимого журналиста Дмитрия Тихонова, чтобы доставить его в суд, который, очевидно, состоится сразу же после этого, несмотря на то, что все сроки по этому делу вышли еще в конце октября.

19-20 ноября в столице Таджикистана прошла 17-я Центральноазиатская конференция ОБСЕ, посвященная вопросам свободы слова и СМИ. В ней приняли участие более сотни журналистов и сотрудников различных медиа-организаций из всех стран региона. Узбекистан представляли два человека – я и редактор сайта Uzmetronom.com Сергей Ежков. Официальные узбекские лица лететь во «враждебный» Таджикистан не захотели, так что нам пришлось отдуваться за всю страну.

В течение последнего месяца в курируемых спецслужбами интернет-изданиях Узбекистана едва ли не каждые четыре-пять дней появляется очередная статья, «изобличающая» правозащитника и журналиста Дмитрия Тихонова, который отслеживает ситуацию с использованием принудительного труда в Узбекистане. Его называют лжецом, аферистом, мошенником и алкоголиком, в общем крайне нехорошим человеком, из злонамеренных побуждений дискредитирующим правоохранительные органы.

За несколько дней до окончания закрытых судебных слушаний в Павлодаре адвокат Анатолий Утбанов, защитник редактора газеты «Версия» Ярослава Голышкина, оставил следующую запись на своей странице в Фэйсбуке: «Суд присяжных недосягаем для нас. Поэтому свою позицию я изложу для вас - на суд общественный. По факту и тезису в день. Начиная со дня оглашения приговора. Чтобы не было слухов и кривотолков. Уверен, что уже на третий день, вам многое станет понятно, а такое слово как «сфабриковано» наполнится особым смыслом».

Решение Специализированного межрайонного суда города Павлодара, приговорившего редактора газеты «Версия» Ярослава Голышкина к восьмилетнему заключению, экс-депутата Аскара Бахралинова – к десятилетнему, но почему-то «помиловавшего» Нуржана Сулейменова, организатора вымогательства у акима (главы администрации) области Каната Бозумбаева, шокировало всех наблюдателей, несмотря на то, что нечто подобное все-таки ожидалось.

Государственные обвинители, выступающие на павлодарском закрытом процессе по делу о вымогательстве, потребовали для подсудимых Голышкина и Бахралинова по 12 лет лишения свободы, а Алиясову и Сулейманову – по семь лет, сообщает портал InformБюро.kz.

«Павлодарское дело» примечательно тем, что незаконно в нем всё или почти всё, начиная от игнорирования самого повода для вымогательства – незаконно закрытого дела об изнасиловании в резиденции руководителя области, до неприкрытого давления на свидетелей и подозреваемых с целью заставить их изменить показания в «нужном» направлении, и, конечно, незаконного «закрытия» самого процесса.

В Павлодаре начался «процесс года»: шестого октября в Специализированном межрайонном суде по уголовным делам прошло предварительное слушание по делу о вымогательстве крупной суммы денег у акима (главы администрации) области Каната Бозумбаева за видеозапись, в которой жертва изнасилования обвиняла в преступлении его сына – 22-летнего Даурена Алдабергена. Факты, ставшие известными во время и после этого заседания, буквально «взрывают мозг». Но обо всем по порядку.

Предварительное слушание по делу о вымогательстве у главы Павлодарской области Казахстана Каната Бозумбаева крупной суммы денег назначено на вторник, шестого октября. В ходе заседания будет решено, в каком режиме пройдёт судебный процесс – открытом или закрытом. Дело будет рассматриваться в Павлодарском специализированном межрайонном уголовном суде.

30 сентября живущий в Ангрене правозащитник Дмитрий Тихонов обнаружил за собой внешнее наблюдение. Через несколько часов он отправился в Ташкент и «привел» следящих за собой, к офису знакомого адвоката, попросив того по телефону выяснить, что нужно этим людям. Когда адвокат направился к ним, они убежали. Подробно об этих событиях, и о том, чем они могли быть вызваны, рассказывает сам Дмитрий Тихонов.

Если события, связанные с изнасилованием в резиденции главы Павлодарской области Казахстана Каната Бозумбаева, – это первая половина сложносоставного «павлодарского дела», то вымогательство крупной суммы денег за видео, в котором говорилось о причастности к преступлению его сына, 22-летнего Даурена Алдабергена, и всё, что после этого случилось, – вторая.

Страница 1 из 2