Продолжаем публикации о тайной кампании конфискации квартир узбекистанцев, происходившей в 2015-2017 годах ради обеспечения жильем сотрудников милиции. По указаниям с самого «верха» оперативники и следователи в массовом порядке фабриковали дела о содержании притонов разврата, «выявляемых» в квартирах граждан, сдающих их в аренду, после чего суды признавали квартиры «орудиями преступления», изымали в собственность государства и зачисляли на баланс районных администраций, которые, в свою очередь, передавали их ГУВД и РУВД. После того как эта беспримерная «спецоперация» получила огласку, власти пошли на уступки и вернули большинству граждан отобранные квартиры. Но не всем, а лишь тем, у кого они были единственными; людям, имеющим несколько квартир, в возвращении было отказано.

Изучение случаев массовой конфискации квартир и домов узбекистанцев в 2015-2017 годах, объявляемых «притонами разврата», помогло выявить важную особенность. Оперативники, выполнявшие заказ властей на «обнаружение» притонов, поставили отъем недвижимости буквально на поток, правда, часть отобранных квартир впоследствии была возвращена гражданам, поскольку оказалась ЕДИНСТВЕННЫМ ЖИЛЬЕМ их владельцев. В предписаниях прокуроров о конфискациях говорилось открытым текстом: «учитывая, что он (она) имеет еще одну квартиру, в связи с чем не имеет необходимости пользоваться квартирой, где было совершено преступление, - изъять последнюю в пользу государства».

Очередным «сюрпризом» для узбекистанской общественности в преддверии новогодних праздников стала готовящаяся ликвидация парка «Гульшан» в Мирзо-Улугбекском районе Ташкента. О том, что любимое для многих горожан место отдыха передается под строительство нескольких медучреждений, со ссылкой на пресс-службу городского хокимията (администрации), сообщили СМИ. Несмотря на заявление хокимията о том, что клиники будут государственными, личность их учредителя почему-то держится в строжайшей тайне. Кроме того, превратить государственную клинику в коммерческую после сдачи ее в эксплуатацию – дело «шести секунд». И, если нам не изменяет память, городские парки не захватывают ради строительства государственных клиник.

Старшей дочери покойного президента Узбекистана Гульнаре Каримовой в очередной раз назначили срок заключения. 3 декабря об этом на своей странице в Инстаграме сообщила ее дочь Иман Каримова, живущая в Лондоне. К сожалению, она не уточнила подробностей приговора, в частности того, насколько увеличен срок заключения её матери.

По словам владельцев квартир, находящихся в девяти домах на улице Паркентской-2, которые были построены еще в конце 19-го-начале 20-го века, незаконные действия застройщика, городской администрации и суда покрываются несколькими лицами, а именно хокимом города Джахонгиром Артыкходжаевым, премьер-министром Абдуллой Ариповым и, судя по всему, стоящим за ними президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым.

29 ноября на сайте Верховного суда появился странный текст, озаглавленный «Информация к решению суда по делу о сносах на улице Паркентской»:

«20 ноября 2019 года Чиланзарский районный суд города Ташкента завершил рассмотрение административного дела по заявлению С. Рахиммирзаева, Т. Лаховской, О. Шарафутдинова, С. Пака, Д. Рахиммирзаевой, Г. Бабаджановой, Е. Дивеевой, Е. Шакирджановой, Н. Гулямовой, А. Акмаловой, У. Меликова к ответчикам - хокимияту (администрации – ред.) города Ташкента, Академии Вооруженных Сил Республики Узбекистан и ООО «ALIAKBAR STORY SERVIS» о признании недействительным решения хокима города Ташкента № 463 от 23 марта 2018 года и № 116 от 4 февраля 2019 года. 

Инспирированная узбекистанскими властями тайная кампания по конфискации квартир, объявляемых «притонами разврата», на рубеже 2017-2018 годов была свернута, и части ограбленных граждан даже вернули их собственность. Правда, не всем, а лишь тем, чье жильё еще не было передано силовикам или чиновникам. Причем, с помощью повторных судов у некоторых квартиры отобрали снова, уже окончательно. (Подробно об этом здесь, здесь, здесь и здесь.) И мы решили продолжить рассказы о том, как правящий режим самым грязным образом грабил людей ради обеспечения бесплатной недвижимостью своей обслуги, в первую очередь, представителей силовых ведомств, пока «спущенные» сверху планы по конфискациям не были выполнены. Героине нашей истории повезло – в ее квартиру не успели никого заселить, и в итоге она смогла добиться ее возвращения.

20 ноября состоялось завершающее заседание по заявлению жителей бывшего «Военного городка» на отмену решений двух хокимов города о сносе принадлежащих им домов, построенных в конце 19-го и начале 20-го века. Судье Мухиддинову из суда по административным делам Чиланзарского района Ташкента понадобилось лишь несколько минут, чтобы зачитать свое решение. Оно было кратким: отказать истцам в удовлетворении их заявления. То есть, оба решения хокимов остаются в силе.

На двух заседаниях в Административном суде Чиланзарского района г. Ташкента, состоявшихся 11 и 14 ноября состоялись прения сторон по иску жителей бывшего «военного городка» по адресу улица Паркент-2 на отмену решений двух хокимов (руководителей городских администраций) о сносе их домов. Как мы уже писали, жители обратились в суд с заявлением о признании недействительными решения хокима города Ташкента №463 от 23 марта 2018 года и №116 от 4 февраля 2019года, согласно которым, ООО «Aliakbar story servis» был выделен земельный участок площадью 1,6 га, расположенный возле Малой кольцевой дороге, на ул. Паркент, 21 для сноса существующих зданий и строительства на данном участке многоэтажных домов, а также парка боевых машин.

6 ноября в административном суде Чиланзарского района столицы состоялось очередное заседание по иску жителей комплекса домов с улицы Паркент-2 Мирзо-Улугбекского района на отмену двух решений хокимов города Ташкента (Рахмонбека Усманова и Джахонгира Артыкходжаева) по поводу сноса их домов. Поясним, что административные суды рассматривают иски граждан против административных органов. Так как хокимият города Ташкента зарегистрирован в Чиланзарском районе столицы, то именно этот суд и рассматривает иски граждан против городской мэрии.

В соответствии с законами политологии, правитель, пришедший к власти, в течение первых двух лет обязательно проводит реформы, либерализацию, стремясь понравиться народу, затем укрепляется, назначает на ключевые должности своих ставленников и родственников, и начинается совсем другая история. Происходящее в Узбекистане со стопроцентной точностью подтверждает эти тезисы: Шавкат Мирзиёев окреп, пересажал возможных противников, после чего сразу охладел к реформам и начал наживаться на застройке «государственной» земли, с сопутствующим выселением проживающих на ней собственников. Едва ли не каждый новый указ или постановление президента, относящиеся к данной сфере, прямо или косвенно направлены на облегчение отъема земельных участков в пользу малоизвестных частных застройщиков.

18 октября на многострадальной улице Паркент-2 состоялось выездное заседание суда Чиланзарского района по административным делам. Жители примерно 20 квартир и домов, несогласные с принудительным выселением из своего собственного жилья, подали иск для отмены двух решений хокимов (руководителей администрации) Ташкента: №463 от 23.03.2018 года, подписанного Рахмонбеком Усмановым, и №119 от 4.02.2019 года, подписанного сменившим его Джахонгиром Артыкходжаевым, согласно которым их дома должны быть снесены. Об этом мы рассказывали здесь. Cудебное заседание вёл судья Мухитдинов в присутствии юриста хокимията г. Ташкента А. Аскарова и представителя застройщика, ООО «Aliakbar stroy servis».

Снос бывшего «военного городка» на улице Паркент-2 вызывает большие сомнения в законности происходящего. Речь идет о девяти добротных одно- и двухэтажных кирпичных домах, в общей сложности в них 64 квартиры разной площади и степени благоустроенности.

В Ташкенте готовится очередной закрытый процесс по делу Гульнары Каримовой, старшей дочери покойного президента Узбекистана. 16 сентября в суде Яшнабадского района столицы состоялось заседание, на котором рассматривался вопрос об изменении ей меры пресечения (то есть, переводу из КИН-21 в другое место). Об этом в тот же день сообщил в своем Твиттере Грегуар Манжа, швейцарский адвокат Каримовой. Ему самому не была предоставлена возможность участвовать в суде. После заседания его подзащитную увезли не в женскую колонию в поселке Зангиата, где она до этого содержалась, а неизвестно куда, по всей видимости, в Таштюрьму, новое здание которой находится в Зангиатинском районе Ташкентской области.

В Интернете появилась информация о возможной реконструкции здания центрального аппарата бывшей Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана, расположенного в центре Ташкента, между станцией метро «Мустакиллик Майдони» («Площадь Независимости») и Музеем истории Узбекистана.

25 июля группа активистов, связанных в Узбекистаном, опубликовала на сайте Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» обращение к правительствам Швейцарии и Франции, требуя не отдавать «грязные» деньги Гульнары Каримовой узбекским властям, чтобы они не были ими присвоены втайне от народа. Его основные пункты: 1) Решение вопроса о возвращении активов Каримовой требует повторного судебного процесса, в соответствии с принципами открытости и справедливости; 2) Швейцария, Франция и другие страны, где заморожены узбекские активы, при решении их судьбы, должны руководствоваться комплексом норм международного права, в том числе в области противодействия коррупции; 3) Передача активов правительству Узбекистана возможна только после осуществления антикоррупционных реформ и установления верховенства закона; 4) Власти Швейцарии должны рассмотреть возможность передачи затянувшегося дела об украденных активах под юрисдикцию США.

24 июля на портале для обсуждения готовящихся нормативно-правовых актов появился проект постановления Кабинета Министров «О мерах по дальнейшему развитию триатлона в Республике Узбекистан», согласно которому здания и сооружения зоны отдыха «Сиджак» в Бостанлыкском районе Ташкентской области планируется безвозмездно передать Федерации триатлона для создания учебно-тренировочной базы национальных сборных команд.

Процесс возвращения в Узбекистан сотен миллионов, а, возможно, миллиардов долларов, накопленных старшей дочерью покойного президента Узбекистана во времена ее безнаказанной преступной деятельности, а ныне замороженных в зарубежных банках, вызывает множество вопросов, ответов на которые, к сожалению, пока нет. На какой счет или счета должны поступить средства Гульнары Каримовой? По какой статье доходов их собираются оформить, с учетом того, что в стране не имеется никакого специально созданного для их приема фонда? И, наконец, почему правительство обо всем этом умалчивает? Происходящее даёт серьезные основания для беспокойства: ведь если новая правящая Семья не упустила возможности «экспроприировать» у Лолы Каримовой-Тилляевой крупнейший в стране оптовый рынок Абу-Сахи, почему то же самое не может произойти с капиталами ее сестры?

26 июня уголовный суд Юнусабадского района Ташкента, проходивший в закрытом режиме и в обстановке строгой секретности (подписку о неразглашении взяли даже с адвокатов), огласил обвинительный приговор в отношении бывшего генерального прокурора Узбекистана Рашида Кадырова и 13 его подельников, тоже в отсутствие журналистов. За целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений главный блюститель законности в стране был приговорен к 10 годам лишения свободы и к штрафу в 500 минимальных зарплат (около $12000). Значительно больше, от 13 до 19 лет, получили его бывшие подчиненные, занимавшие высокие посты в прокуратурах разного уровня и других правоприменительных ведомствах.

Компания-застройщик пошла на мировую с Оксаной Костиной, владелицей квартиры в центральной части столицы Узбекистана, выплатив ей компенсацию в полном размере. По словам самой Оксаны, важную роль в этом сыграла статья «С вещами на выход. Как ломают собственников в Ташкенте», рассказывающая, как частная фирма, которой хоким (глава администрации) столицы предоставил участок земли, со стоящими на ней двухэтажными домами, в одном из которых находилась квартира Оксаны, не пожелала предоставить ей компенсацию по рыночной стоимости, а пыталась отделаться суммой почти в два раза меньше – на основании собственной оценки ее жилья. Причем, суды не только не отвергли притязания застройщика как необоснованные, но дружно выступили на его стороне.

Страница 1 из 3