В Узбекистане «сшили» дело журналисту Саиду Абдурахимову

Пятница, 27 Июня 2014

Городское управление внутренних дел Ташкента усилиями по меньшей мере трех своих сотрудников сфабриковало дело против 42-летнего узбекистанского журналиста и писателя Саида Абдурахимова (творческий псевдоним – Сид Янышев). 28 июня его уже будут судить.

Во время состоявшегося 26 июня допроса в ГУВД его уведомили, что против него заведено дело на основании примерно двух десятков заявлений жителей улицы Кох-Ота, дома которых сносятся в связи со строительством большой мечети и автодороги. В этих заявлениях говорится, что журналист опрашивал их с целью «дискредитации политики государства», а также «клеветы и оскорбления».

Саид Абдурахимов (Сид Янышев)

Саид Абдурахимов (Сид Янышев)

Допрашивавшие журналиста сотрудники ГУВД отказались представиться и не сообщили, в чем конкретно он обвиняется, однако предупредили, что дело вскоре будет передано в суд Шайхантахурского района Ташкента и о начала процесса его своевременно известят.

И вот сегодня вечером стало известно, что суд состоится 28 июня в 10 часов утра.

Вопрос больших денег

Надо сказать, что Сид Янышев неоднократно писал о сносе домов в Ташкенте, и о том, что чиновники традиционно пытаются расселить их бывших владельцев по убогим квартирам на окраинах города, присваивая выделяемые государством компенсации. Это тема, к которой он постоянно обращался, пытаясь как-то помочь людям. Но, судя по происходящему, особенно он досадил властям двумя своими последними материалами.

В опубликованной на Fergananews.com статье Сид писал, что строительство новой автомагистрали в центре Ташкента, предназначенной соединить находящийся в «старом городе» религиозный центр Хаст Имам со строящейся на берегу канала Анхор самой большой мечетью в Узбекистане, стало причиной слома сотен домов и спешного расселения их жителей. При этом многим семьям, прописанным в этих домах, но по разным причинам в них не жившим, предлагались земельные участки без какой-либо компенсации, либо вообще ничего.

Журналист указал, что вопреки требованиям закона «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников», предписывающего предупредить владельцев идущего под снос жилья ЗА ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ ДО СНОСА и до его начала выплатить возмещение ущерба по рыночной стоимости, узбекские власти привычно наплевали на законодательство республики.

Действительно, в июле 2013 года президент Узбекистана Ислам Каримов издал постановление «О мерах по строительству мечети на территории махалли «Минор» города Ташкента», а уже в сентябре, то есть через три месяца, бульдозеры начали расчищать пространство для строительства этого дорогостоящего здания - сносить окружающие дома.

Позже власти решили соединить эту мечеть широкой дорогой с мусульманским комплексом Хаст Имам, и сотни других частных домов тоже оказались на линии слома.

«В апреле их жителей просто поставили перед фактом и необходимостью немедленно покинуть свои обжитые жилища, что в независимом Узбекистане стало традицией», - отметил журналист.

В статье он описал беспредел со стороны властей, когда людям не выдавались положенные им по закону компенсации, и случай с избиением милицией одного из владельцев домов, пытавшегося препятствовать незаконному сносу его собственности.

По словам Янышева, в общей сложности он пообщался примерно с десятью жителями сносящихся кварталов, а комментарии четырех из них он записал на видео.

На основе собранного материала он написал статью для Fergananews.com, а видео отправил в редакцию информационного канала «16/12». При этом, уточнил он, сотрудники последнего существенно переделали присланный им текст.

Две эти публикации имели серьезный резонанс: многим немедленно выплатили положенные им компенсации (только одной семье – 47 тысяч долларов), хотя до этого представители городских властей утверждали, что государство им ничего не должно. Это дает представление о том, какие суммы здесь крутились, и какие средства имели возможность присвоить ответственные за выплату финансовых возмещений.

Допрос в ГУВД

Вскоре после этого жители идущих под снос кварталов сообщили Сиду, что к ним домой приходил следователь ГУВД и показывал на ноутбуке его фотографию – «Не этот ли человек с вами беседовал?» То есть, началось настоящее расследование – кто допустил утечку информации. Хотя необходимости в этом не было – журналист подписал статью своим широко известным псевдонимом.

А 25 июня к нему домой позвонили.

По словам Сида Янышева, звонок был в лучших традициях советских гебистов: «Мы из ГУВД. Можете придти к нам для разъяснения одного вопроса?» «Какого вопроса?» «Мы не можем этого по телефону сказать». «Хорошо, к кому обратиться?» «Да к любому. Нас здесь несколько человек, МЫ ВСЕ СЕЙЧАС ЭТИМ ЗАНИМАЕМСЯ».

Звонивший добавил, что он вызывается в качестве свидетеля.

Сид потребовал, чтобы ему принесли повестку, и ровно через пятнадцать минут к нему прибыл человек с повесткой – «Распишитесь».

Повестка

На следующий день, 26 июня, журналист явился на допрос в ГУВД. Его допрашивали трое в штатском. В ответ на его требования представиться они нехотя выдавили, что их зовут Рустам, Фуркат и как-то еще (имени третьего Сид не запомнил). Они намеренно скрывали свои фамилии и должности, видимо, прекрасно осознавая незаконность своих действий.

По словам Янышева, они показали ему стопку бумаг - заявления жителей улицы Кох-Ота. И зачитали несколько из них.

«Какая-то женщина пишет, что я, высокий худощавый мужчина, пришел, выпытывал у них, что у них тут всё плохо, а у них на самом деле всё хорошо, - рассказал Сид Янышев. – Другое заявление: «Я, такой-то, заявляю, что вот, пришел журналист, выпытывал и видимо написал грязную клевету на Узбекистан. Потому что у меня всё хорошо, мне всё дали вовремя и я всем доволен».

То есть, сотрудники милиции обходили дома в идущих под снос кварталах и заставляли жителей писать подобные доносы. По-видимому, этим занимались как раз те трое сотрудников ГУВД, которые допрашивали журналиста.

По словам Сида, особые претензии у них вызвало то обстоятельство, что в материале канала «16/12» строительство мечети приписывалось российскому олигарху Алишеру Усманову.

Стоит уточнить, что в Ташкенте с прошлого года ходят упорные слухи, что строительство мечети на канале Анхор, возле кладбища Минор, где похоронены родственники Алишера Усманова, в том числе его погибший племянник, финансировал сам миллиардер.

В статье на Fergananews.com Сид упомянул об этом с оговоркой – «по слухам». А канал «16/12», снабдил его видео собственным комментарием, где эта версия преподносилась как некий общеизвестный факт.

Узбекистанский сайт Anhor.uz связался с Усмановым, и тот выразил удивление распространением этой «непроверенной и недостоверной информации», а также добавил, что «готов внести свою лепту оказав поддержку столь масштабному и важному проекту, и рассмотреть соответствующее обращение, если оно ко мне поступит». В той же заметке сообщалось, что на самом деле строительство мечети финансируется из городского бюджета.

Допрашивавшие журналиста «анонимные» сотрудники ГУВД сказали ему, что теперь они должны передать его дело в суд Шайхантахурского района Ташкента, не поясняя, в административный или уголовный.

Точно так же они умолчали о том, по какой статье его собираются судить. Хотя выбор тут невелик – это либо статья 139 «Клевета», либо 140 «Оскорбление», либо 244-1 «Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку».

На прощание журналист написал «разъяснительную» на имя начальника ГУВД (не «объяснительную», т.к. ее можно расценить как частичное признание вины, а именно «разъяснительную» - что его допрашивали, и он даёт свое разъяснение) – о том, что он считает лживыми написанные под давлением милиции слова жителей улицы Кох-Ота.

«Преступно цитировал законодательство»

Сам Сид предположил, что недовольство властей вызвало то, что в его статье активно цитировалась статья закона «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников», подписанного президентом Каримовым.

«После этого они и взъелись на меня. Понятно, что ветер дует не из ГУВД. В законе сказано, что в случае сноса необходимо за шесть месяцев предупредить людей, выдать им компенсации по рыночной стоимости, а потом уже ломать их жилье. А тут им конкретно сказали: «Мы вас бульдозером накроем». И человек говорит: «Я лягу под бульдозер…».

Возможно и то, что своеобразным катализатором гневной реакции послужило упоминание имени Алишера Усманова в качестве возможного спонсора строительства. Поскольку тогда получалось бы, что Усманов, друг Путина, – хороший и правильный, даёт деньги на строительство мечети и справедливое возмещение выселяемым людям, а узбекские власти – вороватые и подлые, поскольку присваивают выделенные им средства.

Конечно, не стоит недооценивать и обычную ревность: да будет всем известно, что дворец строит не Усманов, а сам великий вождь, хоть и за счет бюджета, и нечего приписывать это достижение кому-то другому.

Отсюда и срочное «опровержение» участия миллиардера в строительстве мечети, сделанное сайтом, по слухам, циркулирующим среди журналистов, созданным СНБ в качестве собственного информационного рычага влияния.

В 2010-м недосудили

Краткие данные о деятельности Сида Янышева таковы.

Он один из десяти-пятнадцати независимых журналистов Узбекистана. В начале 2000-х работал корреспондентом популярной ташкентской газеты «Зеркало XIX», в 2004-м жил в Москве и трудился в «Газете.Ру», затем, вернувшись в Узбекистан, сотрудничал с такими сайтами как Фергана и Uznews, на последнем из них выпускал программу Shut Me. Написал ряд статей для сайта AsiaTerra (благодаря одной из них бездомному инвалиду выделили комнату в пансионате для престарелых).

Кроме этого он писатель, лауреат литературного конкурса «Новеллазия» 2014 года.

В 2010 году вместе с пятью другими журналистами Сида Янышева вызвали для допроса в Ташкентскую городскую прокуратуру для дачи показаний по факту занятия журналистской деятельностью. В прокуратуре каждому из вызванных показали собранное на него досье с его статьями и репортажами, а также детальной биографией и другими документами.

Помощник ташкентского городского прокурора Бахром Нурматов тогда сообщил, что эти материалы ему были переданы Службой национальной безопасности (СНБ) и Министерством иностранных дел Узбекистана. Он заявил, что статьи Янышева «тенденциозны» и «необъективны» (то есть, выводят на чистую воду воров и мошенников – AsiaTerra).

В том же 2010 году прошли сфабрикованные судебные процессы против корреспондента российской «Парламентской газеты» и редактора сайта «Вести.Uz» Владимира Березовского и корреспондента «Голоса Америки» Малика Бобоева, а также против фотографа-документалиста Умиды Ахмедовой. Все они были обвинены Ташкентской прокуратурой в оскорблении и клевете.

Ахмедова, по версии прокуратуры, оскорбила и оклеветала весь узбекский народ, Березовский – неизвестно кого, поскольку в обвинительном заключении потерпевшие не фигурировали, а Бобоев – «власть, сотрудников суда и правоохранительных органов». Все они были признаны виновными.

Тогда же, при ознакомлении с документами из дела Малика Бобоева выяснилось, что оно «выделено в отдельное делопроизводство из общего уголовного дела, возбужденного по 2-части статьи 244 прим-1 в отношении ряда журналистов, по факту распространения в СМИ материалов направленных на пробуждение паники среди населения».

То есть уголовное дело было тайно возбуждено против всех шестерых журналистов, вызванных в январе 2010-го в Ташкентскую горпрокуратуру. Однако позже, в связи с большим вниманием, которое привлекли процессы Умиды Ахмедовой, Малика Бобоева и Владимира Березовского, власти решили не давать ему ход, и потихоньку закрыли его, спустили на тормозах.

И вот теперь, пользуясь случаем, они, видимо, спешат исправить недоделанное. Как уже выше говорилось, суд состоится завтра в 10 часов утра в Шайхантахурском районе Ташкента.


Алексей Волосевич


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены