Судебное решение по делу «джихадиста» Авакяна и его товарищей: полное отсутствие доказательств

Пятница, 18 Марта 2016

В распоряжении нашего издания оказался текст приговора Джизакского областного суда по делу Арамаиса Авакяна, фермера-армянина, обвиненного в исламском экстремизме и терроризме, а также сотрудников его рыбоводческого хозяйства и его знакомых, осужденных для того, чтобы местные силовики смогли отчитаться о ликвидации «преступного сообщества».

Арамаис Авакян с сыном

Арамаис Авакян с сыном

Этот 34-страничный документ, который нам предоставил журналист Улугбек Хайдаров, интересен, прежде всего, тем, что в нем не содержится ни единого доказательства вины подсудимых в инкриминируемых им «терроризме» и «джихадизме», зато неоднократно упоминается, что основой доказательной базы стороны обвинения являются признательные показания Фурката Джураева, арендатора местного кафе, «назначенного» главой вымышленной террористической организации.

Напомню, что под суд они угодили только по той причине, что кое-кому понадобилось посадить Авакяна и отобрать у него три доходных водоема общей площадью в один гектар. По словам родствнников фермера, дело было сфабриковано по заказу хокима (главы администрации) Пахтакорского района Джизакской области Гафура Каршибаева. И Авакяна действительно посадили, а водоемы у него действительно отобрали. А заодно посадили еще пять человек, а пятерых приговорили к нескольким годам исправительных работ.

Подробно о разных сторонах этого дела рассказывается в статьях «Делом Авакяна и его товарищей занялись правозащитные организации», «Фуркат Джураев, главарь. Как «шилось» дело пахтакорских «джихадистов»«Дело «Джураева-Авакяна». Технология фабрикации»«Процесс по делу Авакяна и его товарищей завершился»«У джизакского фермера Арамаиса Авакяна, похоже, отобрали рыбоводческое хозяйство»«Как джизакский фермер Арамаис Авакян стал «диверсантом», «джихадистом» и «сепаратистом»«Громкий процесс в Джизаке по обвинению пяти мужчин в связях с «ИГ»: «кража» не подтвердилась, пытки были»«Власти Джизака начали психологический прессинг семьи арестованного фермера Арамаиса Авакяна»«В Джизаке начался процесс по обвинению в связях с «ИГ» фермера-армянина».

Вводная часть

В начале текста судебного решения уведомляется о том, что 19 февраля 2016 года состоялось заседание суда Джизакской области под председательством А. Мамарахимова, с участием народных заседателей Р. Юсупова и Ш. Уринова, сотрудника отдела прокуратуры Джизакской области Ш. Турдибекова, гражданского истца А. Гозибекова, в присутствии секретаря Т. Курбанова, переводчика М. Холбоевой и адвокатов Б. Умурзакова, О. Кобилова, О. Эргашева, Ш. Ашуровой, А. Сарикулова, И. Кувватова.

Ложь начинается сразу - адвокат О.Кобилов, защищающий Авакяна и сотрудника его рыбхоза Дильшода Алимова, на заседании не присутствовал, поскольку несколькими днями ранее, чтобы отстранить его от защиты его клиентов, сотрудники Джизакского Управления СНБ приостановили действие его лицензии и возбудили против него уголовное дело по статьям «Дача взятки» и «Вымогательство». Разумеется, и составителю текста судебного решения и подписавшему его судье Аскару Мамарахимову об этом прекрасно было известно.

Потом поименно перечисляются все тринадцать подсудимых, пять из которых обвинялись в «экстремизме-терроризме», один - в недоносительстве и семь – в хищениях старых бетонных и асбестовых труб (на самом деле давно списанных). А затем повествование поочередно переходит от одного фигуранта дела к другому.

Перед описанием деяний каждого из пятерых «джихадистов» в обязательном порядке воспроизводится следующий абзац, полностью списанный из обвинительного заключения: «[Фамилия, имя] …преследуя интересы объединенной группы или его интересы, обвиняется в совершении преступлений, выраженных в незаконном изменении действующего государственного строя Республики Узбекистан, в нарушении Конституции, захвате власти, отстранении от власти законно избранных и назначенных представителей хокимията, в призывах к разрушению вопреки Конституции территориальной целостности Республики Узбекистан, проведении подрывной деятельности, направленной на истребление представителей власти с целью нанесения вреда деятельности государственных органов Республики Узбекистан и стабильности социально-политической обстановки, вступив в предварительный преступный сговор с группой лиц, хранении с целью распространения материалов, пропитанных идеями религиозного экстремизма, идеями догматизма, направленными на то, чтобы посеять панику среди населения, совершил преднамеренно преступление участия в религиозно-экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или в деятельности других запрещенных организаций, преступление [в виде] кражи».

После этого стандартного вступления начинается изложение «установленного судом».

Доказательства вины Фурката Джураева

О 35-летнем арендаторе кафе «Сабина» (точнее, арендаторы – вся его семья) в городке Пахтакор в Джизакской области, приятеле Арамаиса Авакяна, в судебном решении говорится следующее.

«Подсудимый Джураев Ф., в феврале 2009 года во время сезонной работы в Российской Федерации был задержан сотрудниками правоохранительных органов РФ во время незаконной реализации наркотических веществ и в его отношении было назначено наказание в виде лишения свободы, и под влиянием гражданина по имени «Баходир» в УИН № 12 в городе Волжский Волгоградской области РФ он был членом религиозного экстремистского течения «Приверженцы Джихада» и будучи фанатично преданным идеям этого течения, отбыв срок, вернулся в место постоянного жительства, и на территории Пахтакорского района Джизакской области, вступив в предварительный преступный сговор с объединенной группой лиц, гражданами Авакяном Арамаисом Амбарцумовичем, Маматмуродовым Акмалем Бурибаевичем, Алимовым Дильшодом Эркинбаевичем, Умирзоковым Бектемиром Рустам угли, создали преступную структуру в форме «коллектива» РЭО «Приверженцы Джихада» и пропагандировали экстремистские, фундаменталистские идеи данной незаконной религиозной организации среди населения Пахтакорского района, поставив целью совершение ряда тяжких и особо тяжких преступлений на территории Пахтакорского района, с целью нанесения вреда деятельности государственных органов Республики Узбекистан, запланировали истребить сотрудников органов СНБ и ОВД Пахтакорского района, а также проводили подготовку для выезда членов коллектива с территории Республики для специальной военной подготовки в лагерях по подготовке убийц-подрывников международной террористической и религиозно-экстремистской организации «Исламского государства Ирака и Шама» и с целью дальнейшего осуществления подрывной деятельности на территории нашей Республики».

Отметим, что всё вышеизложенное – абсолютный вымысел, кроме того, что Джураев действительно сидел в России за продажу наркотиков, а именно – 5,2 граммов марихуаны. Остальное - измышления местных спецслужбистов, не подтвержденные никакими материалами дела. (О нем и о его показаниях можно прочесть в статье «Фуркат Джураев, главарь. Как «шилось» дело пахтакорских «джихадистов».)

После этого пассажа следует описание вещественных доказательств столь масштабных террористических замыслов (в деле фигурировал еще и план по захвату военного аэродрома, но из текста приговора он почему-то испарился): обнаруженные в профиле Джураева в сети «Одноклассники» два видеофрагмента - «Заявление моджахедов из Халифата Жайшуль», производства студии «Usudu Sham com», и «Мужественный лев Аллаха» студии «Salafmedia». По заключению экспертов, обе видеозаписи «пропитаны идеями догматизма, и их ввоз или распространение на территории Узбекистана запрещены».

И это ВСЁ. Никаких других доказательств намерений Джураева, Авакяна и сотрудников рыбхоза последнего «нарушить территориальную целостность Республики Узбекистан, истребить сотрудников МВД и СНБ Пахтакорского района, а затем выехать в лагеря для подготовки убийц-подрывников» не обнаружено.

Вызывает сомнения даже принадлежность видеозаписей Фуркату Джураеву. Они были скачаны с некоего аккаунта, зарегистрированного на вымышленное имя, однако который, как утверждали фабриковавшие дело следователи, принадлежал именно ему. С учетом того, что во время «следствия» Джураев усиленно обличал самого себя, нетрудно догадаться о причине его самообвинений и предположить, что «экстремистский» аккаунт мог быть создан самими же эсэнбэшниками, до этого уже совершившими подлог, когда они пытались выдать исчезновение похищенных ими парней за их выезд «на джихад».

Несмотря на то, что «признания» самого Фурката подтвердить невозможно, так как в них он описывает то, что якобы происходило в российской колонии, судья Мамарахимов почему-то немедленно признал их неоспоримой истиной.

«Допрошенный в суде подсудимый Джураев Ф., признав предъявленные ему обвинения, изложил, что (…) 4 февраля 2009 года, когда он [находясь в России] употреблял наркотическое вещество вместе со своими знакомыми, его задержали сотрудники милиции и привлекли к уголовной ответственности, обвинив в получении наркотических веществ с целью перепродажи их и осудили, назначив наказание в виде лишения свободы, что наказание он отбывал в колонии № 12 в городе Волжский Волгоградской области, там он научился читать намаз у личности по имени Джамол, который был официальным имамом расположенной в этом учреждении мечети, вначале он не читал намаз, однажды Джамол вызвал его (…) и спросил: «Разве ты мусульманин», он ответил, что мусульманин, он спросил, читает ли он намаз, он ответил: «Нет, не читаю», тогда он стал спорить: «Какой же ты мусульманин, если не читаешь намаз, ты - неверный», после этого его привлекли к тяжелым работам, затем Джамол снова вызвал его и сказал: «Если будешь только читать намаз, тебя никто не тронет», после этого он тоже стал ходить в мечеть и начал учиться читать намаз, изучать суры, затем, когда он снова поругался с Джамолом, тот сказал: «Вы все трусы, вы не похожи на нас [кавказцев], вон сколько наших парней пали жертвами на пути к религии», он сказал, что не читающие намаз - это неверные, не покорные Аллаху люди, то есть называл людей, работающих в государственных учреждениях тогутами, пару раз после намаза в мечети он слышал, как Джамол говорил заключенным о джихаде, речи Джамола о джихаде в основном слушали заключенные кавказской национальности, он, присоединившись к ним, читал намаз и достаточно втянулся в религию, в 2013 году он познакомился с осужденным по имени Баходир, тот сначала спросил, читает ли он намаз, он сказал ему: «Я читаю намаз», во время беседы, тот говорил, что все места захватили неверные, что мучают мусульман, что нужно совершать джихад против них, что мы должны их убивать, также он сказал, что мы должны совершать джихад, говоря по его толкованию, против тогутов, то есть против сотрудников «органов», как вероотступников, не признающих Аллаха, захватить имущество богатых иноверцев и использовать во время пропаганды Исламской религии, а это является благодеянием, что мусульмане в Республике Узбекистан остаются в мучениях, их мучают в тюрьмах, и потому они должны совершать джихад и в Узбекистане, и пропагандировал идеи джихада, говоря «Мы должны освободить всех мусульман из тюрем», по его указаниям он начал читать намаз вместе с другими пленниками узбекской и таджикской национальности, которые были вокруг него и он начал разъяснять об исламской религии вещи, которые он знал, он читал речи о «джихаде», «хижрате» и «шахидстве», он показывал видеосъемки с записями о подрывной деятельности, осуществляемой религиозными экстремистскими группировками в Сирийском государстве, видеосъемки с речами [одного из командиров ИГ] Сайфулло Шишани о подрывных действиях против государственных войск в Сирийском Исламском государстве, после того как в сентябре 2014 года он вернулся в Узбекистан, отбыв наказание, он пристрастился к выпивке, не найдя работу, затем пошел работать в чайхану, что Авакяна А. знает с детства, что познакомился с Умирзоковым Б., Алимовым Д., и Маматмурадовым А. через Авакяна А., спрашивал у А. Авакяна есть ли у него знакомые в отделе внутренних дел Пахтакорского района и в СНБ, Авакян А. слышал, как он говорил, что нужно убить сотрудника РОВД по имени Эльёр, и он сказал, что у него не хватит сил на это, что говорил Авакяну А, и Алимову о том, что нужно взорвать маслозавод, что говорил Авакяну А. что и где нужно взорвать, кого убить, он об этом знал, что раскаивается в содеянных действиях и просит суд снисхождения».

Во всем этом «потоке сознания» о самом главном, то есть о его «экстремистской» и «террористической» деятельности говорится всего лишь в последних нескольких строчках, да то как бы мимоходом, расплывчато и неопределенно.

Каким же тогда образом судье Мамарахимову удалось установить что Джураев и Авакян со товарищи создали преступную группировку и «запланировали истребить сотрудников органов СНБ и ОВД Пахтакорского района», а также «проводили подготовку для выезда в лагеря по подготовке убийц-подрывников» ИГИЛ? Разве только телепатическим.

Тем не менее в судебном решении безапелляционно заявляется, что подсудимый Фуркат Джураев «своими преступными действиями преднамеренно совершил преступления, предусмотренные статьёй 159 части 3 пункта «б» (Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан), статьей 161 части 1 (Диверсия), статьи 2441 части 3 пункта «а» (Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку), статьей 2442 части 1 (Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях) УК Республики Узбекистан».

Напомню, что руководителем «преступного сообщества» Джураев стал по той простой причине, что христианин Авакян, заказ на устранение которого отрабатывали Пахтакорское и Джизакское подразделения СНБ, не годился на роль руководителя группы «джихадистов. Поэтому им было решено объявить его приятеля – Фурката Джураева. Однако самый большой срок заключения – 18 лет - гособвинитель Шавкат Турдибаев запросил именно для Авакяна, наглядно продемонстрировав, ради кого затевалось всё это дело.

Доказательства вины Арамаиса Авакяна

О самом Авакяне в судебном решении говорится, что он родился в 1982 году в Дашкесанском районе Азербайджана (то есть, из семьи беженцев – AsiaTerra), гражданин Узбекистана, образование среднее, семейный, имеет двух детей. Ранее был судим и по приговору суда по уголовным делам Зафарабадского района Джизакской области от 14 июня 2007 года осужден на 5 лет по статьям 166 части 3 пункта «а» (Грабёж), 165 части 2 пункта «а», «в» (Вымогательство). По амнистии наказание ему смягчили на треть, а затем исполнение приговора было задержано «до его выздоровления». Однако в 2009 году срок исполнения наказания прошел и в колонию Авакяна так и не отправили. (Об этой истории мы расскажем отдельно – AsiaTerra.)

В документе также сообщается, что в качестве меры пресечения к Авакяну «применено содержание в тюрьме с 4 сентября 2015 года». Напомним, что мерзавцы из управления СНБ Джизакской области 5 сентября отправили родственникам Авакяна и Джураева с их телефонов СМС-сообщения о том, что те якобы находятся в Казахстане, откуда собираются выехать «на джихад». Подлог не удался, однако строки о том, что парни намеревались выехать с территории республики «для специальной военной подготовки в лагерях по подготовке убийц-подрывников» всё равно оказались в обвинительном заключении, а затем и в тексте приговора Джизакского областного суда как нечто достоверно установленное.

В качестве вещественных доказательство намерений фермера-армянина и сотрудников его рыбоводческого хозяйства «истребить сотрудников органов СНБ и ОВД Пахтакорского района» и «осуществлять подрывную деятельность» фигурируют не пистолеты и автоматы, а изъятый у Авакяна диск с записью речи имама Рафика Камолова из киргизского города Кара-Суу, которую группа анонимных экспертов из Духовного управления мусульман Джизакской области признала «пропитанной идеями догматизма» и сообщила, что ее изготовление и распространение на территории Узбекистана запрещены.

Жена Арамаиса, Ширин Турсинова, утверждает, что у неё этого диска не было. Правда, в тексте приговора эти ее слова не приводятся, как не говорится и о том, что роль понятых исполняли сотрудники местной милиции. В любом случае, наличие этой записи никак не подтверждает намерений Авакяна и его друзей «взрывать», «истреблять» и «нарушать территориальную целостность республики».

После этого изложение событий переключается на хищение Авакяном и его «сообщниками» труб, будто бы находившихся в ведении Пахтакорского хокимията.

Вердикт судьи Мамарахимова: «Подсудимый Авакян Арамаис Амбарцумович своими преступными действиями преднамеренно совершил преступления, предусмотренные статьями 159 части 3 пункта «б» (Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан), 161 части 1 (Диверсия), 2441 части 3 пункта «а» (Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку), 2442 части (Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, фундаментслистских или иных запрещенных организациях), 169 части 2 пункта «в» (Кража), 169 части 3 пункта «а» УК Республики Узбекистан».

Доказательства вины товарищей Авакяна

О трех оставшихся «джихадистах» (работниках рыбоводческого хозяйства) в приговоре сообщается одно и то же. Каждому посвящен абзац, в котором его имя и фамилия сопровождаются такой припиской: «…под влиянием Джураева Фуркатджона Нематовича, фанатично преданного идеям РЭО «Приверженцы Джихада», на территории Пахтакорского района Джизакской области, вступив в предварительный преступный сговор с объединенной группой лиц (…), создали преступную структуру в форме «коллектива» РЭО «Приверженцы Джихада» и пропагандировали экстремистские, фундаменталистские идеи данной незаконной религиозной организации среди населения Пахтакорского района, поставив целью совершение ряда тяжких и особо тяжких преступлений на территории Пахтакорского района, с целью нанесения вреда деятельности государственных органов Республики Узбекистан, запланировали истребить сотрудников органов СНБ и ОВД Пахтакорского района, а также проводили подготовку для выезда членов группы с территории Республики (…) для специальной военной подготовки в лагерях по подготовке убийц-подрывников международной террористической и религиозно-экстремистской организации «Исламского государства Ирака и Шама» с целью дальнейшего осуществления подрывной деятельности на территории нашей Республики Узбекистан».

Никаких доказательств всего перечисленного в тексте судебного решения не содержится – ни вещественных, ни каких-либо других.

Сразу же после вышеприведенного отрывка изложение перескакивает на их участие в выкапывании старых труб (то есть, на них «повесили» еще и кражу). А затем ни с того ни с сего следует вывод о том, что Умирзаков, Алимов и Маматмуродов «своими преступными действиями преднамеренно совершили преступления», предусмотренные статьями 1551 , 2441 , 2442 , 169 УК РУз.

Что сказал парикмахер

Следующий подсудимый - парикмахер Азамат Халилов, обвинявшийся в недонесении. По сообщению правозащитников, его так избивали, что выступая на суде, он не мог толком вспомнить, что говорил во время «следствия».

«Подсудимый Халилов А. совершил преступление, не известив правоохранительные органы о заведомо готовящемся тяжком преступлении под влиянием Джураева Ф., фанатично преданного идеям РЭО «Приверженцы Джихада». Далее идут традиционные фразы о том, что Джураев, Авакян и сотрудники рыбхоза последнего создали преступную структуру в форме РЭО «Приверженцы Джихада» и «с целью нанесения вреда деятельности государственных органов Республики Узбекистан, запланировали истребить сотрудников органов СНБ и ОВД Пахтакорского района».

Никаких доказательств вины Халилова опять-таки не приводится, но сразу же после этого голословного утверждения следует вывод судьи Мамарахимова: «Подсудимый Халилов Азамат Абдиназарович своими преступными действиями преднамеренно совершил преступление, предусмотренное статьей 241 части 1 (Несообщение о преступлении или его укрывательство) УК Республики Узбекистан».

Рассказ самого парикмахера о злоумышлениях Арамаиса Авакяна и его друзей выглядит следующим образом:

«Допрошенный на суде подсудимый Халилов А. (…), изложил суду, что он знаком с Авакяном А. с детства, что он также знаком с Алимовым А., Умирзоковым Б., и Джураевым Ф., что они часто стали приходить в парикмахерскую, где он работал с конца июля 2015 года (…), и если не стриглись, то выносили стол из салона и сидели перед парикмахерской и беседовали часами без дела, в конце августа 2015 года, когда он вышел с работы, на улице стояли Арамаис и Алимов Дильшод и разговаривали, Арамаис сказал ему: «Поедем в моё рыбное хозяйство», он ответил, что у него нет времени и в это время, когда Арамаис и Дильшод разговаривали, Арамаису позвонила какая-то женщина и они поговорили о каком-то заявлении. Арамаис сказал по телефону, что у него есть знакомая по имени Икбол: «Если Икбол не сможет решить [вопрос], то есть один начальник-казах (начальник Пахтакорского отделения Управления СНБ Джизакской области Марат Бутакараев – тот, который и сфабриковал дело против Авакяна и его товарищей – AsiaTerra), скажу ему и решу ваше заявление, если казах не решит проблему, то я ему устрою так» - и показал рукой как будто хочет придушить кого-то; в середине августа 2015 года Арамаис зашел к нему [к Азамату Халилову] в парикмахерскую и спросил, кто из сотрудников РОВД и СНБ Пахтакорского района заходит к нему стричься или бриться, он [Азамат Халилов] сказал, что к нему заходят стричься сотрудники СНБ по имени Баходир, Рустам и парень [имени которого он не знает], кроме этого, Арамаис и его друзья ставили свою машину в месте, откуда можно было видеть здание РОВД Пахтакорского района».

Кроме этих мощнейших и неопровержимых доказательств наличия заговора с участием фермера-армянина и сотрудников его рыбхоза в показаниях парикмахера Азамата содержится еще вот такое: «подтверждает, что Авакян говорил, что он уничтожит сотрудников службы национальной безопасности».

Показания «свидетелей»

Далее составители судебного решения добираются до показаний свидетелей. Всего в тексте приговора содержатся свидетельства более десяти человек.

Первый из них – некто А. Ропиев (сотрудник милиции или СНБ), присутствовавший в качестве понятого при допросе парикмахера Азамата Халилова. Он подтвердил, что слышал рассказ Халилова, а также сообщил, что тот показал свою парикмахерскую и место, где Арамаис и его друзья ставили машину и где сидели за столом, «наблюдая за зданием СНБ». То есть, по сути, Ропиев никаким свидетелем не был и просто повторил то, что заставили сказать Халилова.

Вторым свидетелем оказался Д. Джураев (парикмахер из другой мастерской). Он рассказал, что знал о том, что Авакян заходил в парикмахерскую Халилова, что он много раз видел, как тот вместе с несколькими парнями сидел около парикмахерской или около районного парка отдыха, также он пару раз видел в парикмахерской Б.Умирзокова, когда Халилов брил его бороду. Любопытно, что этот «свидетель», показания которого якобы подтверждали виновность Авакяна и его друзей, сказал, что ему НЕИЗВЕСТНО, за чем они наблюдали.

Третий свидетель – С.Хайдаров (работник хозяйства Авакяна, арестованный 28 сентября и некоторое время содержавшийся под арестом). Он сообщил, что в конце июля 2015 года пил с Авакяном и Бектемиром спиртные напитки, что они встали с места и стали ходить, и он якобы слышал как Авакян сказал Бектемиру: «Если ты отнесешь это точно в то место и взорвёшь, ты получишь деньги на «Ласетти», не будешь так [бедно] ходить».

В то же время в обвинительном заключении говорится, что во время этого эпизода они не выпивали, а курили анашу, причем, этот эпизод описывается в подробностях.

О том, что якобы Арамаис произнес эти слова, говорилось и в показаниях, вписанных в обвинительное заключение будто бы со слов Артура Авакяна, его брата. Однако впоследствии тот рассказал, что сотрудники МВД и СНБ Джизакской области незаконно его задержали и целый месяц – с 28 сентября по 28 октября – избивали и пытали, в том числе током, заставляя оговорить своего брата, и подтвердить вышеприведенную фразу. В тексте приговора подобные показания Артура Авакяна уже не содержатся.

Четвертый свидетель, А.Каримов, сообщил, что в августе 2015 года он увидел Фурката Джураева, с которым недавно познакомился, разговорился с ним, и тот «предложил ограбить богатого человека и забрать его деньги». Каримов заявил, что он не воспринял это всерьез и не собирался так поступать. Он также сообщил, что «джихадист» Б. Умирзоков является его [бывшим] одноклассником, который «пьет спиртные напитки и скандалит».

Пятый допрошенный в суде свидетель, Уткир Расулов (сотрудник пахтакорской милиции - AsiaTerra), рассказал, «что ему известна вся информация о них всех, и что его коллега в ходе следствия СЛЫШАЛ о том, что Фуркат Джураев «собирался убить Эльёра» (другой местный милиционер – AsiaTerra).

Шестой свидетель – К. Холжигитов. По его словам, он участвовал в качестве понятого в обыске квартиры, где проживала семья Авакяна, и из квартиры были изъяты несколько брошюр на религиозную тематику (впоследствии они были возвращены жене Арамаиса, Ширин Турсиновой, так находились в свободной продаже – AsiaTerra) и несколько дисков.

Еще два свидетеля – А. Зоиров и У. Усмонов (кто они – неизвестно, никаких данных о них не приводится, а в обвинительном заключении их показаний нет), допрошенные на предварительном следствии 4 сентября 2015 года по предложению сотрудников правоохранительных органов, участвовали в качестве понятых (где – непонятно).

Они поведали, что территория в одном километре от ДПС «Манас», расположенной на автомагистрали М-39 в Дустликском районе, была осмотрена, и когда они подошли к автомашине марки Нексия-2 темного цвета с госномером 01 V297ВА, стоявшей на дороге, было установлено, что в салоне автомашины сидели 6 человек, и когда они попросили их представиться, водитель назвался Шобутаевым Дониёром, сидевшие в машине пассажиры представились как Джураев Ф., Маматмурадов А., Алимов Д. и Умирзоков Б. и по их требованию они были отвезены в место под названием Яллама в Ташкентской области, они тихо разговаривали о Казахстане, Турции, Сирии, пояснительным записками о том, что он слушал в качестве понятого, как Джураев рассказывал им о каких-то боевиках. (Из этого сумбурного текста ничего не ясно, но видно, что Джураева и других хотят как-то «привязать» к Сирии и боевикам).

В показаниях еще нескольких свидетелей, в том числе, жены Арамаиса, ничего особенного не говорится, а остальные повествовали о «хищениях» труб.

Возможно, были и другие свидетели, показания которых содержатся в обвинительном заключении – те же милиционеры и руководители СНБ Пахтакорского района Джизакской области, фабриковавшие всё это дело – но в судебном решении их показаний нет, а сами они в качестве свидетелей не упоминаются.

Итак, перед вами ВСЕ ПЕРЕЧИСЛЕННЫЕ В СУДЕБНОМ РЕШЕНИИ СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ, будто бы уличающие Арамаиса Авакяна и его друзей в попытке захвата власти и т.д. Никаких других, более весомых, доказательств их вины в тексте судебного решения нет, хотя понятно, что при их наличии они обязательно были бы туда вписаны.

О том, что Авакян – христианин, и по определению не может быть исламским экстремистом, в приговоре даже не упоминается.

Всё равно виновны

Три четверти текста судебного решения посвящены не готовящимся терактам и диверсиям, а «хищениям» старых асбестовых и бетонных труб из земель местных фермеров, причем в качестве соучастников этих «преступлений» фигурируют сами же эти фермеры (6 из 7 остальных подсудимых). На самом деле, когда областное управление СНБ три месяца занимается расследованием «кражи» давно списанных и никому не нужных труб, это говорит только о том, что представители этого ведомства стремятся во что бы то ни стало посадить определенного человека или группу людей - хотя бы за эти трубы, раз уж больше не за что.

По мнению судейской коллегии, вина всех подсудимых была полностью подтверждена «признательными показаниями Фурката Джураева, других свидетелей, заявлениями, и прочими «объективными доказательствами». А их доводы о том, что они не являются членами религиозно-экстремистского течения, не распространяли религиозные материалы, не совершали подрывных действий и что они невиновны, направлены на то, чтобы избежать уголовной ответственности.

«Их участие в деятельности общественных объединений, нарушающих Конституционную систему Республики Узбекистан, территориальную целостность, моральные устои общества, общечеловеческие ценности, пропагандирующих войну, насилие и подлость, классовую и расовую, национальную, религиозную вражду (…) полностью были доказаны показаниями и материалами дела на предварительном следствии и в суде», - говорится в тексте документа.

В итоге судейская коллегия приговорила Фурката Джураева к 12-летнему заключению, Арамаиса Авакяна – 7-летнему, Бектемира Умирзокова – 6-летнему, Дильшода Алимова и Акмаля Маматмурадова – 5,5-летнему. Парикмахер Азамат Халилов отделался двумя годами исправительных работ и сразу же был амнистирован. Двое из семи «трубокрадов» тоже попали под амнистию. Остальные пятеро были приговорены к исправительным работам на срок от 2,5 до 3 лет.


Алексей Волосевич