Закон о социальных услугах приняли. Как сделать, чтобы в Узбекистане появился закон о спасении бездомных граждан?

Пятница, 27 Января 2017

Двадцать шестого декабря президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал закон «О социальных услугах для престарелых, инвалидов и других социально уязвимых категорий населения». Этот документ, одобренный обеими платами узбекского парламента, вступает в силу по истечении шести месяцев со дня его опубликования, то есть, в апреле текущего года. Социальные услуги определены в нем как комплекс правовых, экономических, психологических, образовательных, медицинских, реабилитационных и других мер, направленных на повышение качества жизни, по оказанию помощи нуждающемуся в этих услугах лицу.

К социально уязвимым категориям населения отнесены, в частности, одинокие престарелые, нуждающиеся в постороннем уходе инвалиды I и II групп, дети-инвалиды, сироты, а также недееспособные и ограниченные в дееспособности граждане. В законе указывается, что «социальные услуги предоставляются путем выявления лиц, нуждающихся в социальных услугах, оценки их жизненной ситуации, разработки и реализации индивидуальной программы (при необходимости), а также ее мониторинга».

К сожалению, в нем не оказалось ни единого слова о людях, лишённых крыши над головой, – не важно, по собственной ли их вине или благодаря чьим-то стараниям. Между тем, они есть, и они живут среди нас, точнее, пытаются выжить на улицах, хотя каждую зиму десятки их, если не сотни, просто замерзают: в стране нет приютов, а в дома престарелых и инвалидов их не принимают. Об этом проблеме мы писали в статьях «Бесприютный Узбекистан: распоряжение президента Каримова лишило множества бездомных надежды на спасение», «В зимние холода тысячи бездомных лишены надежды на приют» и «Бомжи Узбекистана, или О необходимости строительства «социального» жилья».

Такая ситуация стала возможной благодаря особому распоряжению за номером 15/42 (в базах данных интернета его нет) покойного президента Ислама Каримова, согласно которому для устройства одинокого пенсионера в дом престарелых у него должны быть паспорт, прописка и все прочие документы, включая справки об отсутствии опекунов. Нет этих документов – нет возможности обрести пристанище. Задумывался ли Каримов, что этим решением обрекает на смерть от холода и болезней тысячи своих сограждан? Вряд ли: за 25 лет независимости в Узбекистане не создано ни одной ночлежки для тех, кто по тем или иным причинам оказался без крова и документов.

Везёт немногим

Двенадцатого января в единственном в своём роде Республиканском пансионате для ветеранов войны и труда, на массиве Каракамыш в Алмазарском районе Ташкента, появился новый, 131-й по счёту, обитатель – 81-летняя Халида Бегимкуловна Хасанова. Так она представилась сама, хотя у сотрудников милиции к паспортным данным пожилой женщины остаются вопросы: не могут, говорят, «пробить» её по своей базе данных. По иронии судьбы, всего пару месяцев назад она уже здесь «гостила». Жильцы интерната, ставшие свидетелями обнаружения бабушки у его входа, помнят, что в начале ноября ее оставила у ворот учреждения какая-то женщина средних лет. Кроме хозяйственной сумки с «поклажей» из кучи полиэтиленовых пакетов, старого тряпья и рулона туалетной бумаги у неё ничего не было. Ни документов, ни денег.

В пансионате она провела два дня, а затем ее забрали милиционеры и куда-то увезли. И вот она появилась вновь. Инвалид-«колясочница», с целым букетом старческих недугов, Хасанова практически ничего не видит. О её вселении в пансионат, несмотря на отсутствие на руках каких-либо документов, позаботилась прокуратура, которая принимает деятельное участие в восстановлении утерянного паспорта пожилой женщины. С просьбой помочь ей в надзорный орган обратились совершенно посторонние люди.

Очевидцы рассказывают, что на сей раз бабушку встретили в пансионате как «свою», оказав тёплый приём. Новый директор Фарангиз Акрамова, которую её подопечные характеризуют как доброго и отзывчивого человека, преподнесла ей от спонсоров и коллектива даже современную инвалидную коляску.

Бомж Сергей на улице - в палатке, сооруженной им самим

Бомж Сергей на улице - в палатке, сооруженной им самим

Пока Халиду Хасанову поместили в лечебный стационар с круглосуточным уходом за такими, как она, беспомощными больными. Руководство пансионата занимается восстановлением её документов, после чего у неё будет не только своя комната, но и полный набор социальных и медицинских услуг. То есть, это тот редкий случай, когда можно смело утверждать, что ей очень повезло.

В течение ближайшего времени «повезти» должно ещё двум пожилым скитальцам – Мадине Ишмурзиной и инвалиду Сергею Короткову, который передвигается ползком, так как не может ходить из-за сильной боли в результате ущемления позвоночного нерва (кроме того, у него неправильно срослась сломанная когда-то нога). Во всяком случае, в это очень верят люди, бескорыстно пытающиеся спасти хотя бы одного-двух бесприютных бродяг. А всего таких по стране – сотни, тысячи.

Не без добрых людей

Первой о двух брошенных на произвол судьбы бабушках, ютящихся около салона красоты в районе столичного рынка Кадышева (тут их, конечно, и подкармливали, и милостыню подавали, и тёплые вещи), сообщила пользователь Фейсбука Татьяна Попова, а сотрудница салона Ирина опубликовала их фотографии. В соцсети по этому поводу разгорелась целая баталия, число комментариев дошло почти до четырехсот. Люди жалели старушек, ругали власть, спорили, но конкретную помощь никто не предлагал.

«А уже надвигались декабрьские морозы, нужно было их куда-то пристраивать, - рассказывает врач и психолог Нонна Сардарян, случайно увидевшая эти сообщения. – Я поговорила с мужем, и он привёз к нам домой бабулю Халиду. Потом нам жалко стало и другую – Мадину, и молодой человек Артём Панин, хорошо знающий эту историю, вызвался подвезти её к нам на своей машине. Вот так обе бабушки – отмытые, чистые, накормленные и ухоженные, - неделю жили у нас, но поскольку они люди без документов, нужно было решать, как быть дальше.

Тут выяснилось, что моя подруга, предприниматель Марина Кондратова, тоже практически случайно «напоролась» на улице на несчастного Сергея Короткова, придя в гости к своему брату на улицу Олтин-Тепа в районе одноимённой мечети в Мирзо-Улугбекском районе. 57-летний мужчина лишился жилья из-за своего друга Эркина - наркомана и пьяницы, уговорившего Сергея продать квартиру, а на вырученные деньги устроить «праздник жизни». Оставшись на улице, Сергей одно время беспробудно пил, сейчас уже не пьет, а наркотиков никогда не употреблял. Марина до сих пор его водит по специалистам за свой счёт. Он может передвигаться только ползком, поскольку из-за болей в позвоночнике и неправильно сросшейся правой ноги ходить вообще не может. Вот мы с подругой и решили объединить совместные усилия, чтобы хоть как-то помочь этим бедолагам – у них есть желание жить по-человечески».

Сергей в доме у Марины

Сергей в доме у Марины

Нонна не думала о возможной «заразе», когда согласилась взять с улицы в семью двух «бесхозных» больных людей, водила их за свой счёт по медклиникам, хотя у неё четверо маленьких детей, младшему из которых всего два года.

Сама она не перестаёт восхищаться благородными поступками подруги Марины, у которой рабочий день фактически начинается с визитов к врачам вместе с её подопечным Сергеем, и сбора необходимых справок и документов, чтобы тот мог начать в ближайшем будущем новую жизнь. Параллельно она занимается вопросами временной прописки Короткова у себя, вернее, по адресу своей мамы, что является обязательным условием для официального признания его инвалидности. Благо, хоть паспорт у него имеется.

А Нонне тем временем надо было найти надёжное пристанище для бабушек Халиды и Мадины. Поиски привели её к обществу сестёр милосердия (по типу приюта матери Терезы), действующему на средства католической церкви (хотя, по мнению функционеров каримовского режима, в Узбекистане нет нищих и убогих). Сострадательные сёстры-монахини ходят по мусоркам и заброшенным местам, выискивая «выпавших из жизни», раздают им горячий чай и питание, снабжают зимой тёплой одеждой, приглашают в свою обитель – искупать их и накормить. Там же дезинфицируют и оставляют на стирку грязное бельё, а взамен выдают чистую одежду. В иные дни в районе улицы Сарыкульской, неподалеку от которой манахини арендуют дом для спасения «людей дна», можно увидеть длинные очереди.

Однако когда Нонна попросила оставить там на более длительный срок двух одиноких бабушек-инвалидов, выяснилось, что монахини не имеют права приютить их у себя на долгое время, а у неё в этой ситуации не было иного выхода, кроме как настаивать на своём. В итоге дело кончилось вызовом на место конфликта милицейского наряда (прибыли целых шесть человек), который, разобравшись в ситуации, пожалуй, впервые за всю историю существования негласного приюта монахинь разрешил оставить «бесхозных» старушек на его территории. Даже не на месяц – больше. Позже к их компании здесь присоединился уже упомянутый нами Сергей Коротков.

Картина отчетности

Уже при беглом взгляде на фейсбучные страницы Марины Кондратовой и Нонны Сардарян становится ясно, как близко к сердцу они воспринимают боль других людей: там выставлены фотографии несчастных обитателей улиц - спившихся, больных, потерявших жильё и память, списанных из жизни, призывы помочь найти их родных, опознать. Этих женщин без преувеличения можно назвать истинными «сёстрами милосердия», затратившими огромные усилия, чтобы никому не нужные бомжи наконец обрели крышу над головой. На сей раз им удалось спасти от верной гибели сразу троих.

«Двадцатого декабря мне позвонили монашки с просьбой забрать бабушку Халиду, говорят, что капризничает сильно, не хочет оставаться среди них, - продолжает свой рассказ Нонна Сардарян. - Я опять кричу SOS в соцсетях с просьбой помочь пристроить бабулю «в хорошие руки». Наконец, через тех же добрых монахинь удалось найти порядочную женщину по имени Людмила, которая за 500.000 сумов в месяц (немногим больше $70 по реальному курсу) готова ухаживать за пожилой женщиной-инвалидом. Всё бы хорошо, но меньше чем за месяц, 9-го января, Людмила объявила о своей поездке в Россию (она заранее предупредила нас, что ждёт вызова).

Я знала, что назад в «Терезу» Хасанову уже не примут. Что делать? Обращаюсь с очередным постом к пользователям Фейсбука и получаю ответ от жильцов пансионата, которые узнали по снимкам бабушку Халиду, которую в начале ноября неизвестные уже «подбрасывали» к воротам пансионата. А потом её якобы «отвезли к родственникам». А на самом деле бессовестные милиционеры из Алмазарского РОВД просто взяли и увезли портящую их отчётность старушку подальше от пансионата – на рынок Кадышева. Там она и встретилась с подругой по несчастью - 68-летней Мадиной Ишмурзиной, которая до сих пор живет в ожидании своих «исчезнувших» сыновей».

Как выяснилось позже, с той же целью создания благоприятной картины отсутствия на контролируемом ими участке бомжей милиционеры Мирзо-Улугбековского района вывезли и лежащего инвалида Сергея Короткова с его «родной» улицы Олтин-Тепа (бывшая Циолковского) за кольцевую дорогу около массива Куйлюк. Но несчастный сумел вернуться назад, сумев проползти более десяти километров на коленях и животе, хотя и стёр их в кровь. Это подтвердили и Нонна с Мариной.

«После обсуждения с жильцами пансионата случая с выброшенной милицией на улицу Халидой Хасановой мы с Нонной решили лично встретиться с администрацией этого социального учреждения, - включается в беседу Марина Кондратова. – Новый директор дома инвалидов, выслушав о безнадёжной ситуации с инвалидами Хасановой, Ишмурзиной и Коротковым, пообещала нам сделать всё возможное для того, чтобы устроить их в пансионат. И мы, в свою очередь, будем стараться помогать дому ветеранов, чем сможем. Пока мы помогаем им сдавать необходимые анализы и собираем документы и правки, вот уже полтора месяца Мадина Ишмурзина и Сергей в ожидании перевода в пансионат находятся под всё той же опекой монашек».

Безумное распоряжение

Марина говорит, что обследование Сергея Короткова тоже близится к концу. По заключению медиков, в целом у 57-летнего мужчины достаточно крепкое здоровье: даже печень в хорошем состоянии, несмотря на то, что человек много лет «употреблял». Правда, у него псориаз, требующий серьёзного лечения, но это уже не так страшно. Зато нет ни ВИЧ, ни туберкулёза – частых спутников людей, живущих на улице.

«Как только будут готовы все медицинские справки и анализы Сергея, сразу же лично внесу в кассу необходимую сумму за три месяца вперед (по 625.000 сумов в месяц – согласно хозрасчётному договору с соцучреждением; около $90 – AsiaTerra) на его будущее проживание в приюте, - делится впечатлениями Марина. – Думаю, уже на следующей неделе заселится – осталось сдать кровь на РВ и нанести визит к «кожнику». В последующем в пансионате обещают перевести одинокого инвалида на бюджетное обеспечение. Мои знакомые готовы подарить ему телевизор в честь «новоселья». Даже не ожидала, что у нас так много отзывчивых людей – кто-то передал для Короткова вещи, кто-то деньги, другие предлагают свои услуги по перевозке на машине. Купила ему хорошие очки, умылся-приоделся, и человека не узнать! Сбросил с десяток лет...».

Оказалось, у Короткова есть родственники. Марина даже встретилась с его родной сестрой. Но та, сославшись на собственные житейские тяготы, наотрез отказалась от какого-либо участия в судьбе «проблемного» брата, отказав ему и во временной прописке.

В свою очередь чиновники от «соцзащиты» объясняют своё нежелание заниматься проблемами бездомных упомянутым в самом начале нашего рассказа распоряжением покойного ныне Ислама Каримова. Оно уже много лет играет роковую роль для тысяч людей, оказавшихся на улице, не оставляя им шансов на выживание. И, судя по всему, пока надежда на то, что новая власть отменит его, не слишком высока.

Насущные вопросы

Между тем, как считают волонтёры и гражданские активисты, проблема бездомных вполне решаема. Для начала нужно аннулировать вышеупомянутое положение 15/42, чтобы оказавшегося в силу разных причин на улице человека могли бы без лишних проволочек принять в дом престарелых или пансионат.

Во-вторых, в структурах социальных учреждений необходимо создать специальные отделы для восстановления документов «выпавших из жизни» людей. Можно к этому делу привлечь волонтёров-добровольцев, которых в Узбекистане немало. А также разрешить частным лицам открывать дома престарелых и приюты для временного пребывания бездомных, ведь, судя по дискуссиям в соцсетях, многие могут и хотят помогать им.

В перспективе, конечно, не обойтись и без государственного строительства как временных приютов, так и пансионатов для инвалидов и престарелых.

Ещё один момент: среди граждан этой категории есть люди, потерявшие память по причине заболеваний или несчастных случаев. Как быть с ними? Они даже не могут толком сказать, кто они и откуда. О каких документах тут может идти речь?..

«Для решения всех этих проблемных вопросов было бы целесообразно при участии всех неравнодушных гражданских активистов разработать положение, касающееся судьбы бездомных, и обратиться с заявлением в виртуальную приёмную нашего президента, - считает Марина Кондратова. - Благодаря усилиям общественности и при одобрении этой инициативы со стороны органов государственной власти удалось бы изменить будущее социально незащищенных слоёв населения к лучшему».

По её словам, вместе со своими помощниками она уже не единожды обращалась в «виртуальную приемную» по этому поводу. Каких-либо определенных результатов их обращение не принесло, но в одном из ответов предпринимательнице порекомендовали более детально расписать своё видение данного вопроса.

P. S. Пока публикация готовилась к печати, пришло ещё одно хорошее известие: в чистой тёплой постели в пансионате провела ночь и Мадина Ишмурзина. Скоро сюда же прибудет Сергей Коротков, уже и не мечтавший когда-либо снова оказаться в человеческих условиях.


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены