Бесприютный Узбекистан: распоряжение президента Каримова лишило множества бездомных надежды на спасение

Пятница, 11 Ноября 2016

Проблема одиноких стариков и людей, по разным причинам лишённых крыши над головой, в Узбекистане обостряется с приходом каждой зимы, когда в иные дни в больницы поступают десятки обмороженных бомжей – и мужчин, и женщин. Некоторые из них умирают прямо в медучреждениях, остальных после короткого курса лечения вновь выставляют на улицу: долго держать их у себя врачи не имеют возможности.

Искать спасения несчастным негде: приютов для «выпавших из жизни» – ни государственных, ни частных, - в Узбекистане нет, а в пансионаты для инвалидов и дома престарелых их не принимают. Согласно специальному распоряжению покойного президента Ислама Каримова за номером 15/42, для того, чтобы устроить одинокого пенсионера в дом престарелых, необходимо, чтобы у него был паспорт, прописка и все документы, включая справки об отсутствии опекунов. Нет паспорта – нет ничего остального. Этим бездумным распоряжением Каримов обрек на смерть от холода и болезней тысячи своих «неблагополучных» сограждан.

Пожилой «подкидыш»

Второго ноября к воротам единственного в своём роде Республиканского пансионата для ветеранов войны и труда на массиве Каракамыш в Алмазарском районе Ташкента неизвестные подвезли пожилую женщину в инвалидной коляске, в расчете на то, что, заметив беспомощную старушку, работники приюта заберут её к себе.

Так, в принципе, и вышло. Узнав о случившемся, директор дома престарелых Турсунмурод Эшиев, на свой страх и риск, распорядился временно приютить бабушку в одном из карантинных стационаров пансионата. Разумеется, предварительно согласовав свои действия со всеми управленцами местной исполнительной власти: районной администрацией, райуправлением внутренних дел (на месте побывали даже сотрудники управления уголовного розыска и борьбы с терроризмом МВД РУз, прокуратуры, а также службы нацбезопасности), попечительским советом пансионата и прочими организациями соцзащиты. Хотя, как чиновник, мог бы этого и не делать, а просто «не заметить» её.

Жильцы интерната, ставшие свидетелями обнаружения бабушки у его входа, рассказывают, что ее привезла какая-то женщина средних лет, и что кроме хозяйственной сумки с «поклажей» из кучи полиэтиленовых пакетов, старого тряпья и рулона туалетной бумаги у неё ничего не было. Ни документов, ни денег.

По их словам, они обратили внимание на постороннюю «колясочницу», просившую подаяние, в первую очередь потому, что им самим категорически нельзя попрошайничать. Ведь прохожие могли бы подумать, что «интернатовские» дошли до такой жизни, что вынуждены ходить с протянутой рукой. Здесь этого никто не делает, поскольку всего необходимого для комфортной жизни для 130 обитателей пансионата вполне достаточно, а кормят и вовсе как «на убой».

Траектория жизни

Оказалось, что бабушку зовут Халима Бегимкуловна Хасанова, ей 81 год, раньше она жила вместе с братом на ташкентском массиве Юнусабад, потом тот продал квартиру и вместе с семьёй переехал в Россию, оставив сестру на произвол судьбы. По ее словам, примерно в то время она и потеряла паспорт, и вот уже лет шесть живет на улице.

Халима Хасанова

Халима Хасанова

История Хасановой типична для большинства людей «дна». Она рассказала, что приехала в Ташкент из Самарканда в 1966 году. Была замужем за милиционером, пока его не убили. Вроде был сын, а ещё воспитывала дочь своей родной сестры, погибшей под колёсами «КамАЗа», позднее убили и взрослого внука, выбросив его тело в речку. С приёмной дочерью, которая сейчас живет в Сергелях, отношения не сложились - она якобы часто «прикладывается» к бутылке…

Обитать ей приходилось в разных местах, какое-то время она даже жила у одной женщины из области – то ли в Андижане, то ли Самарканде - точно не может вспомнить. Не знает она и того, кто и почему её доставил в это социальное учреждение. Сказала, что последние три дня провела на улице, проголодалась и замёрзла.

Известная часть этой истории завершилась 4 ноября. По словам жильцов пансионата, ссылающихся на руководство учреждения, её вновь доставили «туда, откуда и привезли».

Больница – не пансионат

С ноября по март столичные медучреждения в буквальном смысле наводняются бездомными. Практически в любом из них, кроме детских, можно увидеть бесприютных больных, подобранных машинами «скорой помощи» прямо на местах их ночлега - остановках или теплотрассах. Медики разводят руками: с одной стороны, больница – не пансионат и не может содержать таких пациентов месяцами, с другой - не выпишешь ведь больного человека, тем более, инвалида с ампутированными конечностями на улицу на верную смерть. Был бы хоть один социальный приют для таких людей – другое дело. (Об этой проблеме мы уже писали здесь и здесь).

«Ситуация порой напоминает военные и послевоенные годы, когда вследствие разрушенных домов и отсутствия документов толпы изувеченных инвалидов слонялись по улицам, - рассказывает один из врачей больницы при бывшем авиаобъединении «ТАПОиЧ». – Иногда в день к нам поступает по трое-четверо бездомных в критическом состоянии. Но, бывает, кладём человека с обморожением или ожогами, а у него ещё и туберкулез в открытой форме. Можете сами посудить о реакции со стороны других больных, оплативших своё пребывание в клинике».

В 2012 году в ташкентской горбольнице №1 на массиве «Кукча» ампутировали ногу бездомному Александру Скрипкину, и он пролежал здесь с ноября 2013-го по март следующего года, пока его не попросили покинуть медучреждение. Другой несчастный бомж, лежавший там же, по соседству, в итоге скончался – он поступил с сильными ожогами, которые получил, греясь на трубах теплотрассы в районе Алайского рынка. И таких историй – сотни.

Завотделением неврологии горбольницы № 17 на Юнусабаде Инна Георгиевна Ким, хорошо знакомая с ситуацией, не раз была вынуждена обращаться к журналистам (через своих пациентов) для решения проблемы бездомных пациентов, месяцами прикованных к больничным койкам после инфарктов и инсультов. Куда их выписывать, если многие из них парализованы и обездвижены?..

Без создания сети социальных приютов проблему решить невозможно. Однако узбекским властям, судя по всему, гораздо удобнее не видеть существования этой проблемы. А чтобы бродяги «не мозолили» глаза приезжим и гостям столицы, вот уже три года подряд их отлавливают и вывозят за черту города. Особенно часто это практикуется в преддверии громких государственных праздников и мероприятий.

Так было, например, и нынешним летом, перед проведением в Ташкенте международной встречи ШОС. По наблюдениям, принудительно выселенные ташкентские бомжи теперь основательно заселили улицы Чирчика и Ангрена, промышленных городов в Ташкентской области, как будто там мало было своих.

Ещё один способ «избавления», пусть и временного, от бездомных: периодически их задерживают и сдают в спецприёмник на столичном массиве «Панельный» (так называемый Реабилитационный центр), где их «отсортировывают» и трудоспособных могут отправить на хозяйственные работы. Надо сказать, многих из них там знают уже в лицо, поскольку попадались они не единожды.

Своё нежелание заниматься проблемами бездомных чиновники от соцзащиты объясняют вышеупомянутым распоряжением покойного ныне главы государства, которое, кстати, так и не было выложено в интернет. Это распоряжение играет роль «гвоздя в крышке гроба» для тысяч людей, оказавшихся на улице, не оставляя им шансов на выживание.


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены