Мевлют Чавушоглу провел переговоры с Шавкатом Мирзиёевым, пообещал инвестиции и попросил отменить визовый режим

Четверг, 27 Апреля 2017

Глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу завершил свой официальный визит в Узбекистан, встретившись 26 апреля с президентом Узбекистана и другими официальными лицами. Сторонами было отмечено динамичное развитие узбекско-турецких отношений, в соответствии с договоренностями, достигнутыми в ходе переговоров на высшем уровне, прошедших 17-18 ноября 2016 года в Самарканде.

Особое внимание было уделено вопросам расширения торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, выполнения проектов с участием турецких компаний проектов по модернизации туристической инфраструктуры Узбекистана, созданию современных производств в текстильной, кожевенной, химической и фармацевтической отраслях, по выпуску стройматериалов, по переработке сельхозпродукции и другим направлениям, в том числе в свободной экономической зоне «Ургут».

По информации российских СМИ, одним из главных обсуждаемых вопросов стала возможность отмены Узбекистаном визового режима. «Мы отменили визы для граждан Узбекистана (с 2007 года узбекские граждане могут находиться в Турции без визы до 30 дней - AsiaTerra)… открыли новую страницу в отношениях с Узбекистаном. Надеемся, что и Узбекистан, в свою очередь, также отменит визы для наших граждан», – приводит слова Чавушоглу «Независимая газета», ссылаясь на турецкое издание Haber Turk.

Однако узбекские власти пока не собираются следовать этому примеру, вероятно, опасаясь радикально настроенных исламистов, да и просто оппонентов режима, которые в Турции чувствуют себя почти в полной безопасности. Источник «НГ» в правительстве Узбекистана сообщил, что в этом деле Ташкент пока спешить не будет, и что детали возможной отмены визового режима еще будут обсуждаться.

Глава МИД Турции Мевлет Чавушоглу и его узбекский коллега Абдулазиз Камилов. Фото Анвара Ильясова

Глава МИД Турции Мевлет Чавушоглу и его узбекский коллега Абдулазиз Камилов. Фото Анвара Ильясова

При этом, несмотря на заверения обеих сторон о своем стремлении развивать взаимовыгодное экономическое сотрудничество и обещания Турции относительно инвестиций, воплотить эти намерения в жизнь не так-то не просто.

Во-первых, всё традиционно упирается в отсутствие свободной конвертации узбекского сума (ее в Узбекистане нет с 1996 года). То есть, турецкие инвесторы не смогут свободно обналичить и вывести из Узбекистана честно заработанную прибыль, во всяком случае, законно, без высокопоставленной «крыши» и без взяток.

Второе препятствие – высокие акцизы и пошлины, введенные в Узбекистане для импортеров-частников (об этом здесь и здесь). Без отмены этих антирыночных ограничений всё останется на уровне сотрясения воздуха. А отменить их сложно – узбекская «верхушка» имеет от этого сверхдоходы.

И, наконец, главное: полное отсутствие защиты права собственности.

Турецкие бизнесмены прекрасно помнят несколько волн их целенаправленного «раскулачивания», то есть наглого ограбления. Например, в 2010 году, когда в Ташкенте был закрыт супермаркет «Демир», а в 2011-м крупнейший торговый центр столицы - «Туркуаз» (бывший ГУМ). Тогда по меньшей мере восемь из владеющих им турецких предпринимателей были арестованы и обвинены в уклонении от уплаты налогов и «содействии развитию теневой экономики». Позже их выдворили из Узбекистана, а их имущество конфисковали. Другие бизнесмены из Турции были обвинены в поддержке исламистского подполья, после чего узбекские власти развернули шумную антитурецкую пропагандистскую кампанию и закрыли десятки СП.

В том же 2011 году один из депортированных ранее предпринимателей - 46-летний Вахид Гюнеш, бывший глава торгового центра «Туркуаз», рассказал журналистам, что 9,5 месяцев провел в следственном изоляторе СНБ Юнусабадского района Ташкента, где подвергался пыткам, у него также была отобрана собственность. До этого бизнесмен вел дела в Узбекистане в течение семи лет.

По словам Гюнеша, истинным мотивом его ареста было желание властей отнять его успешный бизнес, который оценивался в 60 миллионов долларов, поэтому все показания были выбиты под пытками. Он сообщил, что осужденные турецкие бизнесмены были лишены права выбора адвоката – им выделили государственных защитников.

Турецкий бизнесмен Вахид Гюнеш. Фото с веб-сайта HaberTurk

Турецкий бизнесмен Вахид Гюнеш. Фото с веб-сайта HaberTurk

В интервью Амнисти Интернэшнл Гюнеш описал бесчеловечные условия, избиения и сексуальные унижения в местах содержания под стражей: «Вы больше не человек. Там вам присваивают номер. Ваше имя там больше ничего не значит. Например, мой номер был 79. Я больше не был Вахитом Гюнешем, я был 79. Вы больше не человек. Вы стали просто номером».

«Нас сильно пытали электрошоком, - поведал он NBCentralAsia, уже пройдя восстановительное лечение после пыток в одной из турецких клиник. - Мы видели людей, убитых под пытками, у некоторых были раздроблены головы, руки, тела».

По его словам, другой депортированный из Узбекистана турецкий бизнесмен, 23-летний Хайретдин Онер, в то время всё еще находился в больнице, так как «его внутренние органы повреждены [от пыток]».

Отметим, что узбекское правительство даже и не подумало извиниться перед этими людьми, вернуть им изъятую у них собственность и компенсировать моральный и материальный ущерб. Что и неудивительно – председатель СНБ Рустам Иноятов и руководитель Государственного налогового комитета Батыр Парпиев занимают те же должности. А периодически происходящие в Узбекистане в приказном порядке сносы гаражей и магазинов, без какого-либо возмещения ущерба их владельцам, в очередной раз показывают, что никакой ЗАЩИТЫ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В УЗБЕКИСТАНЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

Поэтому, даже если Эрдоган и Чавушоглу очень сильно попросят турецких бизнесменов вложить в экономику Узбекистана свои деньги, заходят ли те это сделать – большой вопрос.

Несмотря на все эти сложные условия, турецкий бизнес в Узбекистане всё же существует. По информации посольства Турции, в республике действуют 450 турецких компаний (по утверждению УзА – 500), ежегодно экспортирующих продукцию на $300 миллионов и обеспечивающих работой 50 тысяч человек.

Однако торговые отношения переживают серьезный застой. Это видно по цифрам взаимного товарооборота. В 2015 году он составил $1,2 миллиарда, что даже меньше, чем в 2011-м. (Для сравнения: объем торговли Узбекистана с Китаем, по данным Синьхуа, - более $5 миллиардов; с Россией, по данным Федеральной таможенной службы РФ, - 2,8 миллиарда, не считая 2,3 миллиардов, переведенных узбекскими трудовыми мигрантами; с Южной Кореей – 1,7 миллиарда.)

Привлечь турецкие инвестиции недавно попытался вице-премьер правительства Узбекистана Рустам Азимов, побывавший в Анкаре в начале марта на бизнес-форуме Турция-Узбекистан в Стамбуле, организованном Советом по внешнеэкономическим связям Турции (DEIK). «В настоящее время на территории Узбекистана функционируют два нефтеперерабатывающих завода. Мы планируем построить и третий. Полагаем, что к реализации данного проекта может быть привлечена турецкая сторона», - заявил Азимов во время визита.

Он сообщил, что турки готовы вложиться в строительство НПЗ, сельское хозяйство, текстильную, кожевенную промышленность. Правда, не стал уточнять, под гарантии ли государства или в виде прямых инвестиций, на свой страх и риск. Тем не менее, по итогам визита узбекской правительственной делегации был подписан пакет документов на общую сумму свыше миллиарда долларов.

А вскоре должны состояться новые деловые встречи. 24−26 мая в Узбекистане состоится заседание двустороннего экономического совета, в котором примет участие министр экономики Турции. В конце мая Ташкент также посетит министр по делам культуры и туризма этой страны для переговоров о расширении сотрудничества в культурно-гуманитарной сфере.

При всем вышесказанном следует иметь в виду, что в первую очередь турецким властям нужны не столько экономические связи, сколько распространение своего влияния и возможная поддержка Узбекистана на случай противостояния с Западом. Эрдоган, который после неудачного военного переворота, в условиях массовых репрессий против гражданского общества и СМИ, получил почти неограниченные полномочия в результате «контролируемого» референдума и фактически превратился в диктатора, чрезвычайно в ней нуждается.

Так что Мевлют Чавушоглу приехал в Узбекистан именно для того, чтобы постепенно «притянуть» его к Турции, рассчитывая, что после смерти Ислама Каримова это постепенно и произойдет. Напомним, что покойный президент к подобному сближению относился крайне настороженно, и фактически блокировал все усилия Анкары, предпринимаемые в данном направлении.

Подробнее об узбекско-турецких отношениях последних десятилетий рассказывается в статье «Зачем Эрдоган приезжал в Узбекистан и что это может изменить».


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены