«Юбилейный» погром. Как сносили рынки в 2011 году

Четверг, 07 Августа 2014

Массовый снос базаров и магазинов в Узбекистане в 2011 году по разным причинам не получил широкой огласки в СМИ, хотя по степени ущерба для предпринимателей страны, вполне мог бы сравниться с «античелночной» кампанией начала 2000-х, когда власти целенаправленно разорили десятки тысяч людей, занимающихся торговлей.

Но если в начале «нулевых» это делалось ради унификации курсов доллара или чтобы заполучить полный контроль над импортом товаров, то в данном случае причин было две: обновление внешнего вида городов, приуроченное к 20-летию независимости и перемещение масс торгующих на крупные рынки, контролируемые «нужными» людьми.

Ограбление турецких бизнесменов

Первые налёты на сферу торговли начались еще в 2010-м. Внезапному нашествию «проверяющих» подверглись магазины или сети магазинов, к которым имели отношение турецкие предприниматели, возможно даже не владевшие ими, но имевшие в них какую-то долю. Итогами «проверок» как правило становилась смена собственника «проверяемого» объекта.

Cупермаркет Демир, начало 2011 года

Cупермаркет Демир, начало 2011 года

Осенью 2010 года без объяснения причин был закрыт один из крупнейших магазинов Ташкента – супермаркет Демир, на протяжении почти десятилетия остававшийся одним из немногих островков торговли в центре столицы и, по меркам Узбекистана, имевший относительно широкий ассортимент товаров и продуктов.

2 марта 2011-го внезапно прекратил работу торговый комплекс Туркуаз (бывший ГУМ). Независимые СМИ сообщили, что перед этим было устроено традиционное «маски-шоу»: все или почти все торговцы были задержаны, а их товары арестованы.

Куйлюкский рынок после сноса, 2011 год

Куйлюкский рынок после сноса, 2011 год

Представитель таможенного комитета Икром Джалолов объяснил необходимость закрытия крупнейшего торгового комплекса Ташкента следующим образом: «В ходе проверки было... пресечено множество таможенных и налоговых правонарушений, связанных с незаконным ввозом и реализацией в данном торговом комплексе различных товаров народного потребления иностранного производства, а также изготовлением контрафактной продукции».

После этого торговый центр плавно перешел в другие руки. Глава Туркуаза, Вахид Гунеш, отсидев девять с половиной месяцев в следственном изоляторе СНБ и вырвавшись на родину, в Турцию, поведал о том, как его пытали. По его словам, истинным мотивом ареста было желание властей отобрать его успешный бизнес, оцениваемый в 60 миллионов долларов, поэтому все показания были выбиты под пытками. Гунеш рассказал, что осужденные бизнесмены были лишены права на защиту и на выбор адвоката.

Ярмарка на улице Навои перед сносом, 2011 год

Ярмарка на улице Навои перед сносом, 2011 год

Редактор сайта Uzmetronom Сергей Ежков в статье «Кто стоит за закрытием в Узбекистане компаний «Komfort LTD» и «Тurkuaz» указал на то, что узбекские сайты, аффилированные с определенными ведомствами, запестрели разоблачительными материалами, рассказывающими, как бесчестные предприниматели, включая зарубежных, обманывали доверчивое государство, предоставившее им все условия для успешного ведения бизнеса.

Он отметил, что эти тексты были написаны с откровенно обвинительным уклоном и явно на основе материалов надзирающих и фискальных структур, то есть, не подкрепленных судебным вердиктом, а значит само их появление противоречит законодательству, согласно которому подобные публикации допускаются только после вступления приговора суда в законную силу.

Зеленая зона на месте снесенного рынка Ташсельмаш, 2011 год

Зеленая зона на месте снесенного рынка Ташсельмаш, 2011 год

О количестве закрытых турецких заведений сообщил сайт centralasiaonline.com. В размещенной на нем статье говорилось, что в Узбекистане «в рамках борьбы с коррупцией» за последние полгода закрыто около сотни супермаркетов и производственных предприятий.

Несмотря на то, что сайт всячески демонстрировал преданность узбекским властям, намеренно не рассматривая невыгодные им версии происходящего, из его сообщения стали понятны масштабы этого явления. В статье приводились данные «независимого экономиста» (ну и определение!) Хафиза Юнусова о том, что около 50 из этих предприятий и магазинов были с турецким капиталом. То есть, примерно половина.

Снос части Алайского рынка, 2011 год. Фото Елены Бондарь

Снос части Алайского рынка, 2011 год. Фото Елены Бондарь

В той же статье излагалась и другая версия прекращения деятельности «многих предприятий», тем не менее, точно так же оправдывающая действия властей. Некий сотрудник СНБ якобы сообщил изданию на условиях анонимности, что «многие предприятия были также закрыты из-за пособничества запрещенному течению «Нурчилар». По его словам, они ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО распространяли запрещенные религиозные книги и помогали нурcистам. (То есть, получалось, что власти позакрывали магазины и производственные предприятия на основе ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ.)

В свою очередь, согласно утверждению представителя Генпрокуратуры Гульнозы Рахимовой, изложенному в той же статье, обвинения были связаны исключительно с преступной деятельностью и не имели цели опорочить граждан Турции. «Среди закрытых предприятий и магазинов не только турецкие», - подчеркнула Рахимова.

Впрочем, главное здесь не «объяснения» сервильного сайта, а приведенные им цифры, а они говорят сами за себя. Отмечу, что ограбление турецкого торгового бизнеса – это отдельная кампания, ставшая своего рода предтечей того беспредела, что начался немного позже.

Снос базаров в Ташкенте

Ликвидация ряда базаров и снос множества магазинов в Ташкенте и других городах Узбекистана стали крупнейшим потрясением того года. Только в столице под предлогом наведения порядка за несколько месяцев были снесены сотни магазинов, около десятка готовых и строящихся торговых центров, несколько рынков и автостанций. Все коммерческие объекты разрушались без судебных решений и без выплат компенсаций их владельцам, хотя ранее власти сами выдавали разрешения на их строительство.

Снос корейского павильона на Алайском рынке, 2011 год

Снос корейского павильона на Алайском рынке, 2011 год

Первым в этом списке стал Куйлюкский рынок (это произошло еще в 2010 году). Его перенесли лишь на пару сотен метров, через кольцевую дорогу, однако речь не об этом, а о том, что по распоряжению властей там были снесены все магазины, за что их хозяевам не выдали ни копейки, как будто сносили что-то своё. Сейчас, четыре года спустя, на месте снесенного базара по-прежнему большой пустырь.

Затем, уже в 2011-м, неизвестно зачем был снесен продуктовый рынок возле завода Ташсельмаш. Его разломали без всякой разумной причины, и некоторое время жителям близлежащего «военного городка», а также массива Ташсельмаш приходилось мотаться за продуктами за полтора километра – на Паркентский базар.

Снос части Алайского рынка, 2011 год

Снос части Алайского рынка, 2011 год

Потом наступила очередь ярмарки электроники и бытовой техники на улице Навои. Ряд магазинчиков на этом месте существовал то ли с конца 1960-х годов, то ли с начала 1970-х. В последнее десятилетие она превратилась в основной центр торговли электроникой, бытовой техникой, компьютерами и комплектующими.

В марте 2011-го, неожиданно для владельцев магазинов, ташкентские власти объявили, что будут их сносить, после чего дали им несколько дней, чтобы они разобрали свои магазины на стройматериалы. Затем ярмарку быстро снесли и стали возводить на ее месте семиэтажные кирпичные дома. Часть торговцев перебралась на новый базар – территорию бывшей фабрики «Малика», остальные – кто куда. Никаких компенсаций никто из них, естественно, не получил.

Вслед за этим сообщения о сносе объектов торгово-коммерческого характера начали поступать едва ли не ежедневно, как сводки с театра боевых действий.

Снос части Алайского рынка, 2011 год

Снос части Алайского рынка, 2011 год

В марте 2011-го начался экстренный снос части Алайского рынка, расположенного в центре столицы. Сначала базар посетила какая-то комиссия, после чего владельцам торговых точек было предложено разобрать свои магазины и освободить занимаемую площадь. И уже на следующий день туда прибыли бригады рабочих и бульдозеры, и под присмотром многочисленных нарядов милиции начался снос так называемого «вещевого рынка», или, как его еще называли, «корейского» павильона, состоявшего из нескольких сотен магазинчиков, где, по словам торгующих, работало примерно 800 человек.

Были снесены все магазины и аптеки по периметру рынка, причем стоимость некоторых из них, только что отстроенных, достигала 15-20 тысяч долларов (в валютном эквиваленте), в отличие от стандартных магазинчиков из гипсокартона в «корейском» павильоне, которые их владельцы выкупали у ташкентского хокимията по цене в 3-8 тысяч долларов. Вся эта собственность была снесена без каких-либо объяснений со стороны властей, под угрозой ареста тех, что попытаются протестовать.

От большого и оживленного базара осталась лишь его сердцевина: торговый комплекс с бутиками и ювелирными магазинами, овощно-фруктовые павильоны и двухэтажный магазин, где продают молочные и колбасно-деликатесные изделия, а на месте снесенного «корейского» павильона и магазинных рядов возникла обширная автостоянка.

Алайский рынок после сноса, 2011 год

Алайский рынок после сноса, 2011 год

В апреле был снесен строительный рынок при Паркентском базаре, насчитывавший тысячи торговых мест. Примечательно, что за несколько лет до этого владельцы расположенных на нем магазинов выкупали их у городской администрации по установленным ею ценам в 2-5 тысяч долларов. В то время в Ташкенте за эти деньги можно было купить однокомнатную квартиру.

Живущий в Киеве диссидент Шавкат Мухаммад, работавший в то время на Паркентском рынке, рассказал, что когда городские власти собрались переносить строительный базар, то правоохранители намекнули владельцам торговых точек: сдайте деньги – и рынок не закроют. Но собранные средства – каждая точка выдала по 5-10 тысяч долларов - не помогли, базар все равно перенесли, а имущество несогласных конфисковали.

В данном случае поводом для сноса назывался вынос строительного рынка за пределы столицы. Само по себе решение правильное, «пробки» уже всех достали, но ведь власть фактически обманула предпринимателей: сначала разрешила им строиться, продала им магазины, а затем велела всё снести – нагло, без какого-либо возмещения ущерба.

Алайский рынок после сноса, 2011 год

Алайский рынок после сноса, 2011 год

Столь же спешно была снесена Фархадская ярмарка, тянувшаяся примерно на полкилометра, – десятки магазинчиков и лавочек. Позже там были построены ряды новых магазинов – аккуратных, двухэтажных. Но дело опять-таки не в этом, а в том, что все строения были снесены без всякой компенсации их владельцам, даже частичной.

Пострадало и множество небольших рынков, годами существовавших в разных оживленных местах. Например, полностью был уничтожен удобный для посетителей базарчик возле перекрестка улиц Мукими и Усмана Насыра (часть бывшей улицы Ш.Руставели), еще один – при пересечении улиц Азия (бывшая Муртазаева) и К.Ниязова, ведущей от Ирригационного института. Причины этого неизвестны – сейчас там голый асфальт, используемый в качестве парковки для машин.

Строительный рынок при Паркентском базаре после сноса, 2011 год

Строительный рынок при Паркентском базаре после сноса, 2011 год

Снос магазинов

За те же несколько месяцев 2011 года в Ташкенте были разрушены сотни магазинов, в первую очередь, в многолюдных местах, на пересечениях транспортных потоков. Эти делалось не для освобождения места под что-то более необходимое, после сноса обычно ничего нового не возникало, а появлялась ровная заасфальтированная площадка.

Так, были снесены почти все магазинчики и точки общепита возле станции метро Сабира Рахимова (сейчас она называется Олмазор). И вот уже три года торговцы жмутся к редкой тени, а люди только диву даются, зачем это было сделано.

Строительный рынок при Паркентском базаре после сноса, 2011 год

Строительный рынок при Паркентском базаре после сноса, 2011 год

Были разрушены все магазинчики и кафе-чайханы в районе площади Ак-тепа, в том числе тянувшиеся на пару сотен метров вдоль канала. И здесь причина тоже была вроде бы уважительная: во-первых, освобождение водоохраной зоны, а во-вторых, через канал стали прокладывать рельсы, готовясь проложить трамвайный маршрут. Тем не менее, снос прекрасно вписывался в кампанию по ограничению торговли, к тому же о возмещении убытков собственникам, понятное дело, не шло и речи, хотя разрешение на строительство опять-таки когда-то давали госорганы.

Был снесен ряд магазинчиков, аптек, интернет-кафе и тому подобных заведений в вузгородке, возле станции метро Бируни. Сейчас там просто пустое место с неровным асфальтом.

Снос Фархадской ярмарки, 2011 год

Снос Фархадской ярмарки, 2011 год

Были разобраны вполне аккуратные магазины возле выходов из станции метро Чкалова, возле конечной остановки нескольких автобусных маршрутов и маршрутных такси. Теперь там ничего нет. Заодно неизвестно зачем разломали кафе напротив снесенного к тому времени рынка близ завода Ташсельмаш.

Были снесены несколько аптек и магазинов возле старого ТашМИ. Теперь на этом месте восхитительное открытое пространство.

Были сломаны все кафе, ларьки, шашлычные возле здания аэропорта местных авиалиний (ныне – уже бывшего). Сейчас там облагороженная зеленая зона, без единого бугорка. Заодно ликвидировали все магазины возле дороги, ведущей от аэропорта в сторону Тезиковки, а также все кафе и магазинчики возле близрасположенного авиагородка.

Асфальт на месте снесенного рынка на пересечении улиц Азия и Кори Ниязова, 2011 год

Асфальт на месте снесенного рынка на пересечении улиц Азия и Кори Ниязова, 2011 год

Отдельные заведения торговли и общепита без всякой видимой надобности крушились и сносились по всему городу, причем их владельцы о срочной государственной необходимости уничтожения их собственности обычно узнавали в последний момент. Так, например, снесли большой магазин возле метро Горького, кафе в скверике на Юнус-Абаде. Закрыли даже столовую для журналистов в газетном комплексе «Шарк», что возле вырубленного Сквера, – нельзя. Закрыли и буфет в здании «Шарка» – нельзя.

Перечисленные здесь торговые и другие объекты, – лишь часть того, что было бессмысленно разрушено. Например, годом ранее были закрыты и замурованы все магазины в подземном переходе между двумя «Детскими мирами». Но в 2011-м снос принял небывалый характер – в общей сложности только в Ташкенте были ликвидированы тысячи торговых точек и других заведений, владельцы которых потерпели большой ущерб, а многие фактически оказались разорены.

Снос магазинов и кафе возле станции метро Сабира Рахимова (ныне Олмазор), 2011 год

Снос магазинов и кафе возле станции метро Сабира Рахимова (ныне Олмазор), 2011 год

Снос рынков в других городах

Информации о сносе рынков и магазинов в других городах республики гораздо меньше, просто в силу того, что там нет независимых журналистов. Однако сведения о том, что в остальных регионах Узбекистана ломали и сносили примерно так же, как и в Ташкенте, время от времени поступали.

Снесенные магазины и кафе  возле площади Актепа, 2011 год

Снесенные магазины и кафе  возле площади Актепа, 2011 год

По сообщению британского Института войны и мира (IWPR), 23 июня 2011 года снос центрального вещевого рынка «Рисолат» в Ургутском районе Самаркандской области спровоцировал столкновения почти двух тысяч торговцев с местной милицией, которая пыталась силой разогнать людей. В результате этого пострадали несколько человек.

Снос рынка начался без предупреждения и с применением силы, а представитель местной администрации, к которому торговцы направились за разъяснениями, рекомендовал им быстрее покинуть базар, «пока по ним не проехал бульдозер», и перебраться на новое место, в семи километрах от районного центра. Однако на новом базаре им пришлось бы покупать места заново, чего многие не могли себе позволить.

Возле станции метро Бируни (вузгородок) до сноса, 2006 год

Возле станции метро Бируни (вузгородок) до сноса, 2006 год

В выпуске Радио Озодлик говорилось, что истинная цель переноса рынка - «нажива», так как цены на торговые места там заоблачные. В частности, магазин площадью 3 на 2,5 метра оценивался примерно в 6,5 тысяч долларов (в эквиваленте). Это было не по карману местным предпринимателям, потому большинство их покупателей были приезжими.

24 июня на рынке вновь собралось более 2 тысяч человек. В этот день протестующие провели переговоры с хокимом (главой администрации) района. Однако он настаивал на переезде рынка, хотя новое место ещё не было готово. После переговоров между милицией и гражданами вновь разразилась драка. Несколько человек было задержано.

Возле станции метро Бируни (вузгородок) после сноса, 2011 год

Возле станции метро Бируни (вузгородок) после сноса, 2011 год

Подобные столкновения коммерсантов с милицией происходили в 2004 году в Коканде. Тогда около пяти тысяч торговцев с местного рынка, возмущенные незаконным отъёмом своих товаров, вступили в ожесточенную драку с представителями правопорядка и сожгли две машины, принадлежавшие ГАИ и милиции. Властям удалось успокоить людей, пообещав выполнить некоторые их требования, однако, согласно сообщению IWPR, организаторы акции позже были отправлены в тюрьму.

Разбирают магазины возле метро Чкалова, 2011 год

Разбирают магазины возле метро Чкалова, 2011 год

Попытки объяснения

Для чего сносились базары и магазины, власти официально никогда не объясняли, а на неофициальных уровнях это истолковывалось работой по благоустройству и необходимостью выноса вещевых рынков за пределы городов во избежание дорожных заторов.

Снос недостроенного торгового центра на улице Навои, 2011 год

Снос недостроенного торгового центра на улице Навои, 2011 год

Однако, вопреки этим утверждениям, ликвидировались не только вещевые рынки, но и продуктовые, причем без всякого переноса. Что касается разгрузки дорог – о какой реально разгрузке можно говорить, когда сам же Каримов и приказывает закопать ту или иную дорогу для обеспечения своей безопасности (вообще невиданное дело)?..

Закрытые кафе-столовые в газетном комплексе Шарк, 2011 год

Закрытые кафе-столовые в газетном комплексе Шарк, 2011 год

Скорее всего, тут, как обычно, переплелось сразу несколько причин. Нет сомнений, что основная из них – наведение порядка в городах, так как это понимает батюшка-президент. То есть, чем меньше уличной жизни, и чем больше пустынных пространств, – тем лучше.

Другая причина – «коммерческая». Возможно, она заключается в том, что после сноса рынков в городе, предприниматели были вынуждены приобретать себе новые торговые места, заполняя уже существующие и активно расширяющиеся, а также совсем новые базары, принадлежащие разным влиятельным персонам, – вещевой и строительный рынки на Куйлюке, Абу-Сахи, Бек-Барака и т.д.

Подземный переход возле Детского мира, 2011 год

Подземный переход возле Детского мира, 2011 год

Еще один возможный повод – предусмотрительное избавление Ташкента от нежелательного скопления людских масс. В пользу подобного допущения свидетельствуют последовательные действия властей по уменьшению количества граждан в центре города. Например, необъяснимый снос автостанций: в 2011-м они были снесены возле станций метро Сабира Рахимова, Пахтакор, Ташсельмаш, Чкалова, ранее - на Сквере и около станции метро Мустакиллик, а за несколько лет до этого – возле Алайского рынка и базара Чорсу. И центр столицы стал безлюдным, а значит, с точки зрения режима, гораздо более безопасным.

Снос автостанции Пахтакор, 2011 год

Снос автостанции Пахтакор, 2011 год

Таким образом, вынос базаров и снос автостанций, как это ни покажется странным, следует рассматривать как одну из мер по предотвращению возможных народных волнений, которые при определенных обстоятельствах могли бы перерасти в нечто большее.

Снос автостанции возле метро Ташсельмаш (Машиносозлар), 2011 год

Снос автостанции возле метро Ташсельмаш (Машиносозлар), 2011 год

В заключение добавлю, что 20-летний юбилей независимости, к сожалению, обернулся для многих узбекистанцев серьезными финансовыми потерями. По иронии судьбы, тот год, год ликвидации тысяч рабочих мест в одном только Ташкенте, был назван президентом Каримовым «Годом малого бизнеса и предпринимательства».


Алексей Волосевич


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены