Почему милиция не обнаружила «состава преступления» в действиях двух рецидивистов, напавших на Амира Шарифуллина

Среда, 04 Марта 2020

Уголовное дело об избиении 35-летнего ташкентца Амира Шарифуллина, администратора группы в Фейсбуке Ташкент-СНОС, посвященной массовому сносу жилья граждан и их принудительному выселению, закрыто. Он был официально извещен, что в действиях похитивших и избивших его уголовников-рецидивистов не обнаружено состава преступления. Этого, собственно, и следовало ожидать: связь между нападавшими и силовыми структурами видна невооруженным глазом.

С уголовного на административное

В уведомлении, датированном 17 февраля и присланном начальником следственного отделения 6-го отдела внутренних дел Мирзо-Улугбекского района Ташкента У. Ханаевым, сообщается, что уголовное дело против С. Каюмжонова и Ж. Мардонова прекращено в связи с отсутствием состава преступления, однако в действиях одного из них, С. Каюмжонова, следствие всё-таки усмотрело правонарушения, предусмотренные статьей 52 («Причинение легкого телесного повреждения») Кодекса об административной ответственности, в связи с чем материалы дела были переданы в административный суд.

Отметим, что наказание по второй части этой статьи предусматривает штраф в размере от двух до четырех базовых расчетных величин (446-892 тысячи сумов; $47-94).

Ранее пресс-служба Генеральной прокуратуры Узбекистана сообщила, что лица, избившие Амира Шарифуллина, - ими оказались Каюмжонов и Мардонов, - задержаны, и 15 декабря сотрудники Мирзо-Улугбекского РОВД возбудили в их отношении уголовное дело по статье 277 («Хулиганство») УК РУз, в соответствии с которой им грозило наказание в виде обязательных общественных работ, ограничения свободы на срок от одного до трех лет или лишения свободы до трех лет.

В тексте, распространенном пресс-службой надзорного ведомства, говорилось, что машина, в которой передвигались похитители Шарифуллина, принадлежала 28-летнему жителю Ташкента, судимому по статьям 104 («Умышленное тяжкое телесное повреждение»), 105 («Умышленное телесное повреждение средней тяжести») и 277 («Хулиганство») УК РУз. Его сообщником оказался студент второго курса Ташкентского государственного института востоковедения, неоднократно судимый по статье 165 («Вымогательство»).

Первый во время допроса поведал, что 10 декабря они поехали к дому Амира Шарифуллина, так как якобы хотели приобрести у него препараты «Лирику» и «Тропикамид», но он сказал, что у него было этих таблеток и они поехали в Чиланзарский район. «Когда они приехали в Чиланзарский район, Амир Шарифуллин отметил, что имеет психотропные вещества при себе. Мужчины не выдержали лжи и побили его», - сообщила пресс-служба, и добавила, что дело взято под контроль Ташкентской городской прокуратуры.

Амир Шарифуллин

Амир Шарифуллин

Следует отметить заведомую ангажированность этого сообщения.

Амир Шарифуллин обратился в ГУВД с жалобой на похищение и жестокое избиение, а не на то, что его слегка «побили». И если наказание по соответствующим частям 277-й статьи – «Хулиганство, совершенное группой лиц» – предусматривает 300-360 часов общественных работ или ограничение свободы на срок 1-3 лет либо лишение свободы до 3-х лет, а совершенное повторно или опасным рецидивистом – ограничение свободы на срок от 3 до 5 лет либо лишение свободы от 3 до 5 лет, то в соответствии со статьёй 137-й («Похищение человека») злоумышленник несет более серьезную ответственность: преступление, совершенное «по предварительному сговору группой лиц» или «повторно или опасным рецидивистом» карается лишением свободы от 5 до 10 лет.

Однако в сообщении надзорного ведомства намеренное избиение почему-то трансформировалось в относительно безобидное «нанесение легких телесных повреждений», а похищение вообще куда-то улетучилось.

При этом совершенно непонятно, на каком основании следствие пришло к подобному выводу. Выходит, всё это «установлено» исключительно по словам тех, кто напал на потерпевшего: ведь вывод дознавателей полностью противоречит описанию случившего, изложенному в его заявлении.

Сама же версия задержанных настолько неправдоподобна, что даже не имеет смысла её комментировать. Кстати, из упомянутых преступниками таблеток «Лирики» и «Тропикамида» таблетками являются только «Лирика», «Тропикамид» - это глазные капли. До 1 декабря 2019 года эти препараты свободно продавались во всех аптеках; после указанной даты их стали продавать только по рецептам.

Интересно, что в ранее опубликованном сообщении генпрокуратуры прямым текстом говорится, что они ПОБИЛИ Амира Шарифуллина. То есть, ДВА ЧЕЛОВЕКА БЬЮТ ОДНОГО. Но под административную ответственность почему-то подпадает только один. Куда же делся второй? Или за соучастие в избиении законодательством уже не предусматривается никакого наказания?

Сам Амир Шарифуллин озвученную версию решительно опроверг.

Напомним, что, по его словам 10 декабря 2019 неизвестные люди, представившись сотрудниками Службы государственной безопасности (СГБ), схватили его, связали, надели на голову мешок и привезли в какое-то охраняемое место. Здесь его заставили полностью раздеться и произнести перед камерой «извинение» за тексты и комментарии, оставленные им в Фейсбуке, а затем избили по поручению некоего заказчика, имя которого они не назвали, причем сцена избиения тоже записывалась.

Шарифуллин так и не понял, какие конкретно публикации стали причиной нападения. По его предположению, таким образом кто-то пытался оказать давление на его мать Фариду Шарифуллину, вместе с которой он управляет страницей Ташкент-СНОС, виртуальным объединением граждан, пытающихся противостоять незаконному отъему жилья. Амир не исключает, что в будущем ему могут подбросить наркотики, так как он был трижды судим за незаконное хранение «психотропных веществ». «Заявляю наперед, что такого повода я им подавать не собираюсь, и, если против меня возбудят уголовное дело по этим статьям, оно однозначно будет сфабрикованным», - подчеркнул Шарифуллин.

Уведомление

Уведомление

В милицию он обратился лишь 15 декабря, то есть через пять дней после случившегося. Оперативники приехали к нему домой, опросили соседей, просмотрели записи с камер видеонаблюдения, чтобы увидеть автомобиль похитителей. Тем не менее, они отказались принять у него заявление и направить на медицинскую экспертизу, видимо, опасаясь, что не смогут раскрыть это дело и оно подпортит им отчетность.

Но после публикаций в СМИ и громкого общественного резонанса правоохранители зашевелились.

ГУВД Ташкента сообщило в своем Телеграм-канале, что по обращению Амира Шарифуллина начата проверка. Пресс-служба ведомства призвала не делать преждевременных выводов, а дождаться результатов проверки и официального сообщения по этой теме.

А еще через пару дней похитившие его люди были выявлены и задержаны.

И вот, наконец, милиция и «контролировавшая» ход расследования Ташкентская городская прокуратура, сообща выяснили, что в похищении и демонстративном избиении человека «на камеру» нет состава преступления.

Примерное наказание

Нападение на Амира Шарифуллина нельзя рассматривать в отрыве от общего контекста происходящего в Узбекистане, а именно, массовых сносов жилья граждан.

Группа Ташкент-СНОС, на сегодняшний день объединяет более двадцати тысяч человек. Цель группы - освещение проблем сноса и распространение информации о том, как лучше защитить свои права и свою собственность, совместное изучение законодательства, регулирующего права собственности на жилище и на коммерческую недвижимость. В ней также предаются гласности многочисленные случаи тайной распродажи государственной земли, вместе со стоящими на ней домами частных владельцев, с их последующим принудительным выселением.

С 2017-2018 года сносы частных домов граждан стали главной проблемой сегодняшнего Узбекистана и осуществляются по стандартной схеме. Руководители городских и областных администраций, назначаемые президентом Мирзиёевым, выпускают постановления о передаче формально государственной земли неким неизвестным застройщикам для застройки «элитными» домами, будто бы необходимыми для страны. Проживающих там людей фактически изгоняют, в том числе с помощью суда (всех судей в стране назначает на должности тоже Мирзиёев), а строительство финансируется не за счет продажи квартир в будущих домах, а за счет кредитов международных финансовых организаций, безостановочно набираемых президентом Узбекистана «на реформы» (совокупный государственный долг Узбекистана с 9,5 миллиардов долларов в 2016 году вырос до 21,5 миллиарда долларов к октябрю 2019-го) и бесконтрольного вывода денег из бюджета и национального Фонда развития и реконструкции, которыми, ни перед кем не отчитываясь, бесконтрольно распоряжается всё тот же Мирзиёев. В итоге все построенные на «государственной» земле дома оказываются собственностью неких строительных компаний, предположительно связанных с правящей семьёй.

Поэтому то, что два силовых ведомства, руководители которых назначаются всё тем же Мирзиёевым, не обнаружили состава преступления в нападении на администратора группы, противостоящей всем этим злоупотреблениям, явным образом указывает на заинтересованность в укрывательстве преступников со стороны государственных структур.

Статья по теме:

Ташкентца Амира Шарифуллина похитили и избили из-за комментариев в Фейсбуке 


Соб. инф.