Нелегальное золото Ангрена. Часть 1

Среда, 27 Августа 2014

Золота в Узбекистане добывают много. По официальным данным, что-то около 90 тонн в год. Доверия к этим цифрам по известным причинам нет, но другие все равно отсутствуют. Считается, что по производству благородного металла страна занимает девятое место в мире и второе среди республик бывшего СССР.

Основные разведанные запасы золоторудных месторождений сконцентрированы в долине реки Ангрен. Здесь, на склонах Чаткальского и Кураминского хребтов, располагается крупнейший золотодобывающий район не только Узбекистана, но и, в недавнем прошлом, всего Советского Союза. Здесь же находится и один из центров нелегальной золотодобычи.

Опасная работа

Несмотря на то, что недра Узбекистана, согласно его конституции, «являются общенациональным богатством», то есть принадлежат народу, распоряжаться ими по своему усмотрению этот самый народ почему-то не может: его законное право присвоили себе госчиновники. Поэтому народу приходится делать это нелегально.

Заброшенная штольня на Карабау-сае близ Ангрена

Заброшенная штольня на Карабау-сае близ Ангрена

Золото из ангренских месторождений воруют с момента открытия рудников, то есть еще с советских времен. У работающих горняков и тогда был соблазн тайно вынести золотосодержащую руду из шахты. Бывали и те, что подпольно добывали золото в заброшенных шахтах и отвалах, а позже изготовляли из него ювелирные изделия. Но масштабы их деятельности были несопоставимо ниже, чем сегодня.

В последние двадцать лет из-за всеобщей безработицы это явление стало массовым. Что касается жителей поселков, находящихся в непосредственной близости от карьеров и рудников, то им, как говорится, сам бог велел обратиться в золотодобытчиков.

Статистика по нелегально добываемому золоту вряд ли существует, учитывая многообразие способов его добычи и неизвестное количество «союзников» - так в Ангрене почему-то называют людей, занимающихся подпольной добычей золота и угля, то есть старателей. Естественно, они не отчитываются, сколько руды, и за какое время им удалось накопать.

Вот уже несколько десятилетий «союзники» извлекают золото из отвалов, заброшенных карьеров и отработанных штолен, признанных малоперспективными для промышленного освоения. В том числе и из древних, называемых китайскими, которым более тысячи лет, и где передвигаться можно только ползком, в лучшем случае на четвереньках.

Подкупая охрану, «союзники» спускаются и в действующие штольни. Подкупая водителей, перегружают в условном месте руду из грузовиков, следующих от штольни к золотоизвлекательной фабрике (ЗИФ). Сами находят и разрабатывают в горах золотоносные жилы.

Труд нелегальных старателей тяжёл и опасен. Тяжёл, потому что им приходиться дробить горную породу и перетаскивать её на себе. А опасен, потому что многие из них навечно остались под обрушившимися сводами штолен. В глубоких туннелях не хватает воздуха, так как там нет искусственного продува. К тому же время от времени кто-то из «союзников» попадает в руки милиции, и если ему повезёт избежать тюрьмы, то расставание с крупной суммой практически неизбежно.

«Чтобы спокойно «копать» золото, надо на кого-то работать, отдавая четвёртую часть заработка, - поясняет «союзник» Шавкат. - То есть, должен быть известный и влиятельный в этой среде человек, который будет тебя «крышевать». Его имя - гарантия, что с тобой можно работать. Если тебя вдруг возьмёт милиция, он будет тебя вытаскивать. Работать в одиночку трудно: рано или поздно изобьют, сдадут милиции, а то и убьют».

Как правило «союзники» работают организованными группами. Все члены группы сбрасываются в общий «котёл» на проведение работ. Оборудование у многих своё, а чего не хватает берут в аренду – как у своих коллег, так и у людей, профессионально этим зарабатывающих.

Нередко состоятельный наниматель финансирует работу целой группы, от питания до зарплаты, и отправляет людей на нужный ему участок. Можно удивляться, но группы ангренских «союзников» выезжают «копать» золото даже под Самарканд и Бухару.

Золотоискатели, финансовые возможности которых позволяют вести работу на собственные средства, кооперируются, создавая бригады с собственным участием.

«В прошлом году мы решили освоить новое «месторождение», осушив затопленную грунтовыми водами старую штольню в районе Кочбулака (месторождение золота примерно в 20 километрах от Ангрена – AsiaTerra), - говорит «союзник» Владимир. - Штольня была затоплена уже давно и, соответственно, никем не посещалась. В прошлом там снимали неплохой «урожай» золота, так что перспектива заработать была и сейчас.

Для начала мы скинулись в общую кассу. Часть средств пошла на аренду насоса, генератора и оплату специалиста, обслуживавшего оборудование и поддерживавшего его в рабочем состоянии.

Мы непрерывно откачивали воду из штольни несколько суток. К сожалению, мощность насоса ненамного превосходила скорость поступления грунтовых вод. Нам удалось снизить уровень воды примерно на десять сантиметров. Но этого было недостаточно. Продолжение работ было признано нерентабельным. В итоге наша попытка обернулась денежными убытками».

Это не единственный случай неуспеха.

«Для работы в одной заброшенной штольне неподалеку от Кочбулака нам пришлось купить надувную резиновую лодку, - рассказывает «союзник» Уткир. - Штольня была затоплена холодными грунтовыми водами и несколько сот метров мы плыли на лодке под землёй, чтобы добраться до нужного места. Плыть было страшно, весь крепёж, поддерживающий свод штольни, от старости разрушился. В любой момент мог случиться обвал.

Доплыв до завала, не дающего возможности продолжить плавание, мы оставили лодку и через узкий проход пролезли дальше. Пройдя немного пешком по пояс в воде, мы оказались у следующего завала, но пройти его не представлялось возможным. Поработать, как было задумано, не получилось. Место оказалось не очень «богатым». Кроме того, мы промокли и замерзли. Пришлось подниматься наверх. Никто из нас ничего в тот раз не заработал, а я сильно простыл».

«Разумеется, не все спуски под землю оказываются безуспешными, - продолжает Уткир. - Мне известны случаи, когда ребята с одного захода «брали» золота на несколько тысяч долларов. Подобные успехи, бывало, сопровождались настоящей трагедией. Однажды ребята хорошо «взяли» золота и по этому случаю устроили гулянку. Наутро один из них, с похмелья страдая от жажды, отхлебнул из баклажки, как ему показалось воды. На самом деле там была кислота. Он сжег себе всё горло. Еле удалось спасти. Перенёс несколько операций. Сейчас у него в горле трубка. Вот тебе и заработал».

Главное - договориться

Чтобы попасть в действующую штольню (а все они государственные), необходимо заплатить охране до 500 тысяч сумов (160 долларов) за человека. Охранник на пару минут ставит видеокамеру на паузу и вход, что называется, открыт. Обязательное условие: чтобы ты был чей-то. То есть, нужно назвать имя «хозяина», на которого работаешь. В штольне можно находиться по нескольку дней, пока не наберёшь необходимого количества руды.

Примечательно, что после взрыва и отвала породы в штольне первыми на «свежее» место пускают «союзников». Они скалывают всё видимое золото прямо в забое, снимают, так сказать, сливки, и только после них горные рабочие грузят руду и отправляют её наверх, на золотоизвлекательную фабрику.

Рудник Кызыл-Алма

Рудник Кызыл-Алма

Среди «союзников» известен случай, когда в прошлом году несколько их коллег застряли в штольне Кызыл-Алма почти на месяц. После того, как они спустились под землю, «наверху» внезапно появилась проверяющая комиссия и сменила охрану. Сидеть в подземелье им пришлось до тех пор, пока на смену вновь не заступили «свои» люди. Умереть узникам с голоду не дали коллеги.

В той же кызыл-алминской штольне несколько лет назад произошел обвал. Задавило двух человек. Естественно, началось разбирательство, в ходе которого выяснилось, что оба погибших оказались не рабочими, а незаконно проникшими в штольню старателями.

Горнорабочие обычно не желают иметь с «союзниками» ничего общего: зарплаты у них, по меркам Узбекистана, достаточно высокие. Например, проходчик получает около двух миллионов сумов (650 долларов).

Но и среди них находятся желающие подработать. В конце смены они выносят «пакеты» - брезентовые мешки с рудой весом в пять и более килограммов, которые скупщики покупают прямо в штольне. Вынести из неё руду самому у рабочего нет возможности, охрана не даст.

По словам одного из горняков, из сорока килограммов отборной руды можно получить до двадцати граммов золота. Это очень хороший показатель. Если из десяти килограммов руды получается один грамм, то это считается маловыгодным, но многие «союзники» работают и так.

Цена на золото разная, в зависимости от его качества. Кызыл-Алминское золото содержит много примесей (месторождение Кызыл-Алма находится почти в черте города Ангрена - AsiaTerra), и за один грамм скупщики дают около 70 тысяч сумов (25 долларов). Кочбулакское считается чистым, соответственно, его берут по цене в 100-120 тысяч за грамм (35-40 долларов).

«В 2010 году одну из заброшенных штолен в районе Кочбулака, из которой можно было «брать» золото, взял под контроль серьёзный человек. Поставил у входа свою охрану. За деньги они пускали в штольню на два часа по нескольку «союзников». Потом заходила следующая группа. Возле этой штольни каждый день собирались десятки старателей. И это в горах. Сколько породы ты набрал, есть в ней золото или нет, - никого не касалось. Заплати, отработай своё время, и выходи», - рассказывает «союзник» Убай.

Серьезные люди – это люди с деньгами и необходимыми связями, в среде золотодобытчиков их называют «спонсорами». Они вкладывают большие деньги в подпольное производство, и, соответственно, получают большую прибыль. Среди них есть как сами ангренцы, так и представители других регионов республики.

Эти бизнесмены часто работают во взаимодействии с руководством действующих рудников, скупая выносимую оттуда руду. Сами они, как правило, предпочитают оставаться в тени, все вопросы решает обычно их представитель. Поэтому назвать конкретные имена воротил этого бизнеса трудно, во всяком случае, об этом не говорят.

Нередко бывает и так, что кто-то из более-менее состоятельных местных жителей самостоятельно нанимает рабочих, порой даже своих соседей, и оплачивает работу такой бригады. Точно так же как некогда кулаки нанимали батраков для работы на полях.

О масштабах обогащения в области нелегальной добычи золота свидетельствует случай, известный среди ангренских «союзников». Сотрудники СНБ или МВД взяли одного дельца и предложили ему сделку: или перепишешь своё имущество на наших людей, и мы тебя отпустим, или всё равно государство его отберет, и еще срок получишь. «Потерпевший» официально, через нотариуса, «продал» им три дома с полной обстановкой и три квартиры, а также три или четыре машины. Кроме того, и деньгами поделился. Ему оставили квартиру и одну машину, чтобы было, где и на что жить.

Встречаются, конечно, и «союзники»-одиночки, но они как правило в штольни не спускаются, а ищут своё «счастье» наверху - в старых отвалах, в заброшенных карьерах или находят выходы золота на поверхности в укромных горных местах.

Собранную руду дробят в самодельных электрических мельницах-дробилках. Эта операция возможна исключительно во дворе частного дома, так как сопровождается невообразимым грохотом. Именно он выдаёт живущего в махалле «союзника» и рано или поздно наводит на него участкового милиционера, который обыкновенно предлагает либо «отстёгивать» долю, либо сворачивать производство под угрозой возбуждения дела. Этот же участковый в случае заключения устраивающего обоих договора предупреждает о готовящемся визите «проверяющих», которые время от времени объезжают махалли.

Из перемолотой породы после ее обработки кислотами и ртутью получают чистое золото, которое затем переплавляют в слиток.

Но чтобы заработать, полученное золото надо продать. Найти скупщиков несложно, достаточно спросить у коллег. Часто скупщики сами являются с выгодным предложением. Если человек занимается золотом, то в махалле узнают об этом быстро и народная молва обязательно приведет скупщика к производителю, это вопрос времени.

«Охота» за знаниями

Работа «союзников» интернациональна. Подпольным бизнесом занимаются представители всех живущих в Ангрене народов: узбеки, таджики, русские, украинцы, татары, немцы, корейцы. Национальность в данном случае значения не имеет.

Заработок нелегальных золотоискателей во многом зависит от базовых знаний в области геологии. Поэтому многие из них активно изучают литературные источники, справочники, ищут информацию в интернете.

По словам бывшего сотрудника закрытого ныне музея Восточно-Кураминской геологоразведочной партии (ВКГРП), находящегося в пригороде Ангрена, в советское время там была собрана большая экспозиция минералов и образцов горных пород. В 1990-е годы здание три раза подвергалось ночным ограблениям. Злоумышленники крали исключительно образцы золотосодержащей породы, как утверждает сотрудник музея, для получения эталона и повышения своего образовательного уровня.

«Союзники» предпринимают упорные попытки заполучить карты Восточно-Кураминской геологоразведочной партии, занимавшейся разведкой месторождений золота в районе Ангрена. На этих картах указаны точные места залегания золотосодержащих руд. Но раздобыть их очень непросто, так как они считаются секретными.

Известен случай, когда около десяти лет назад некий состоятельный ангренец, желая вложить деньги в подпольную золотодобычу, специально летал в Санкт-Петербург к бывшему геологу ВКГРП, к тому времени уже пенсионеру, чтобы тот на картах указал наиболее перспективные места. Чем кончилась эта затея, история умалчивает.

Огромное значение имеет и обычное везение. Ангренские «союзники» любят рассказывать о тех, кто, натолкнувшись на богатую жилу или увесистый самородок, враз «поднимал» золота на десятки тысяч долларов. К подобным историям можно отнестись с недоверием, но люди, сделавшие на золоте состояние, в Ангрене не редкость.


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены