Население Хорезма выживает без света, газа и воды

Пятница, 30 Мая 2014

Хорезм по праву пользуется популярностью среди иностранных туристов: именно здесь находится Хива – всемирно известный город-музей, бывшая столица Хивинского ханства, сохранившаяся до наших дней почти в первозданном виде.

Однако рассказ нашего корреспондента не об архитектурных красотах региона, а о том, в каких условиях сегодня приходится жить людям в Хорезмской области.

«Живем хорошо»

Сразу же по прибытии в жемчужину Хорезмского оазиса – Хиву, выяснилось, что в городе нет ни питьевой воды, ни света, ни, тем более, природного газа. Горожане давно уже привыкли, что электричество подают на час-два, затем на три-четыре часа отключают – и так всё время. Отдельная беда - то и дело выходящие из строя электроприборы.

«За годы независимости дожили до средневековья, - довольно жестко высказался на мой вопрос о жизни в тургороде один из рыночных торговцев. – О детях хоть бы подумали: растут на морозе, без питьевой воды, да еще уроки приходится делать при свечах».

Хива, декабрь, 2013

Хива, декабрь, 2013

В ночное время Хива погружается во мрак. Уличные фонари горят через один. Местами их вообще не видно, и улицы тонут в темноте, маяками сияют лишь одинокие лампочки над тележками уличных торговцев, все еще сидящих в людных местах. Ичан Кала, территория «старого города», обнесенная крепостной стеной, почти не освещена. Свет только от редких ламп и прожекторов в зданиях. Ночами здесь лучше не ходить.

Но даже днем, засмотревшись по сторонам, легко можно свалиться в открытое отверстие канализационного люка: в Хиве, как и в других городах Узбекистана, идет настоящая охота за металлическими крышками - их воруют для сдачи «в металлолом», а жителям приходится накрывать остающиеся дыры обломками бетонных плит или автомобильными колесами. Но большая часть все равно не покрыта.

Хива, декабрь, 2013

Хива, декабрь, 2013

Несмотря на бытовые трудности, большинство хивинцев на расспросы отвечают, что у них всё прекрасно и живут они просто класс. «Свет позже включат», - пообещал мне встречный прохожий, и, поинтересовавшись, откуда я, поспешил ретироваться.

Кучка дедов, сидящих возле какого-то дома тоже начала уверять, что «всё есть, живем хорошо». Правда, один из них стал было что-то саркастично вещать насчет света и газа, но остальные его быстро заткнули - типа, не наболтай лишнего.

Если в кране нет воды

Легенда о происхождении Хивы гласит, что город вырос вокруг колодца Хейвак, вода из которого имела удивительный вкус. Сам колодец был якобы выкопан по приказу Сима, сына библейского Ноя. Удивительно, что в легендарной Ичан-Кале этот колодец и поныне продолжает утолять жажду холодной ключевой водой.

Что касается хивинцев, не имеющих счастья жить поблизости от этой благодати, то, пока в сети есть электричество, те, у кого имеются насосы-качалки, спешат набрать воды «про запас» в различные ёмкости – для мытья, и прочих хозяйственных нужд. Остальные довольствуются природными источниками в виде арыков с мутной водой и каналов, коих в округе немало.

Хива, апрель, 2012

Хива, апрель, 2012

Для приготовления пищи жители Хивы, как правило, покупают очищенную воду в торговых точках 10-литровыми канистрами стоимостью в 3-5 тысяч сумов (1-1.7 доллара - AsiaTerra). Выходит дороговато, но выбирать не приходится.

Говорят, что еще недавно местный «Водоканал» хоть и на пару часов в день, но подавал питьевую воду потребителям, однако в очередной раз на каком-то берегу Амударьи что-то приключилось, и воды не стало, а люди остались один на один со своими проблемами. Стоит ли пояснять, какова ценность воды для этого пустынного региона…

И газа тоже нет

О таком благе цивилизации, как централизованное газоснабжение здесь перестали даже мечтать. Более-менее состоятельные люди пользуются привозным газом в баллонах. Получается что-то около ста тысяч сумов в месяц (30-35 долларов - AsiaTerra).

Жители города-музея говорят, что если летом еще как-то можно перебиться без «голубого топлива», то в лютые зимние морозы в условиях резко континентального климата отсутствие газа в жилищах сродни катастрофе.

Вопреки ежегодным обещаниям властей обеспечить всех углем и дровами по сносным ценам к очередному отопительному сезону, помощи так и не было. В итоге в топку пошли даже фруктовые деревья (в городе заметно поубавилось и насаждений белого тута). Практичные хозяева зимой жгут в основном сушеный саксаул – это дешевле.

Таксист рассказал мне, что в минувшем году стало лучше, по крайней мере, давали газ. Правда, это произошло за счет того, что от газа отрезали часть кишлаков вокруг города. В результате им пришлось переходить на традиционное топливо – уголь и дрова.

Хива, апрель, 2012

Хива, апрель, 2012

По словам хивинцев, что ни год, здесь случаются всевозможные ЧП, связанные с попытками мерзнущих людей спастись от холодов (пожары и взрывы от установленных кустарным способом обогревательных приборов и печей). Этой зимой, рассказали они, здесь прямо в люльке замерз четырехмесячный малыш.

Причины отсутствия газа, как, впрочем, и всего остального, местное руководство комментировать не любит (практически повсеместно в частных домах и заведениях общепита газоподводящие трубы отрезаны), ссылаясь на якобы имеющиеся баснословные задолженности населения и какие-то «спецраспоряжения» сверху.

В свою очередь потребители не могут понять, как у них могли образоваться долги, если из зарплаты каждого работника госпредприятий ежемесячно в принудительном порядке удерживают коммунальные платежи, причем с опережением.

Дошло до того, что при подворных обходах представители коммунальщиков-поставщиков услуг отказываются признавать имеющиеся у граждан квитанции о предоплате, в приказном порядке требуя погашения непонятно каким образом появляющихся долгов, регулярно приписываемых почти каждой семье.

Администрация Хивы и Хивинского района, а также «газовое» начальство дружно уверяют, что в происходящем «ничьей вины нет» - по всей, мол, республике наблюдается дефицит газа. Поскольку же большая часть оборудования по выработке электроэнергии в районе еще с советских времен работает на газе, нынешняя ситуация вполне объяснима – по словам людей, связанных с администрацией, худо-бедно функционирует 30-35 процентов мощностей.

Бывают и исключения: обеспеченным гражданам удается добиться тепла в своих домах, договорившись с газовиками за отдельную плату и протянув к себе дополнительные трубы.

 Хива, декабрь, 2013. Реставрация

Хива, декабрь, 2013. Реставрация

Не так уж плохо с коммунальными благами и в сфере гостиничного бизнеса Хивы – в частных отелях и стилизованных под старину домиках для гостей. Пусть и не по «пятизвездочному» разряду, но для интуристов созданы практически все необходимые условия. А главное – есть вода и электричество.

«Эх, мне бы хоть немного побыть туристом и пожить в свое удовольствие», - пошутил по этому поводу один из местных жителей. По его словам, коренные хивинцы на своей собственной родине чувствуют себя чужими и никому не нужными.

Попытки протеста

Уставшие от множества житейских проблем люди уже не столь остро реагируют на отсутствие коммунальных благ. Хотя отчаянных попыток воздействовать на местные власти было, признаются, немало. В последние годы группы недовольных не раз перекрывали трассу с требованиями подать газ в замерзающие дома.

Хива, декабрь, 2013. Надпись на плакате – «Хива - жемчужина Востока»

Хива, декабрь, 2013. Надпись на плакате – «Хива - жемчужина Востока»

Последний такой случай, по рассказам, произошел в кишлаке Ирдимзон под Ургенчем (областной центр Хорезмской области - AsiaTerra) зимой 2012 года, когда впавшие в ярость от бездействия властей и невыносимо низкой температуры в своих жилищах домохозяйки перегородили одну из главных трасс.

Женщин кое-как удалось успокоить и уговорить разойтись, но следом «повязали» их мужей – дабы впредь те держали своих жен в ежовых рукавицах. И чтобы другим неповадно было. Обещания «дать тепло» начальство тогда так и не выполнило, однако поотбивало у активистов желание на последующие подобные «вылазки».

В самом Ургенче ситуация с водой и газом, по утверждениям горожан, на порядок лучше (столица области всё-таки), хотя тоже далека от совершенства.

Снос и строительство

И в областном центре, и в Хиве, и в прочих населенных пунктах Хорезма кипят строительные работы. Сносят тоже много: под слом идут не только частные постройки советских лет, но и вполне приличные современные объекты – чьи-то дома и магазины.

Говорят, что в связи с разрушениями объектов бизнеса пострадало много предпринимателей среднего звена. Мне довелось услышать о том как у людей не выдерживало сердце, когда построенные на кредиты гостиницу или магазин на их глазах равняли с землей.

Вот уже два года находится за решеткой одна «бизнес-вумэн» из Ургенча, в отчаянии бросившаяся с ножом на милиционеров, когда те направили на ее новую трехэтажную гостиницу бульдозер. Гостиницу снесли, не дав ей проработать ни дня. У обидчиков – ни царапинки, а несчастной женщине, посмевшей напасть на «представителей власти», еще сидеть и сидеть.

Хива, декабрь, 2013

Хива, декабрь, 2013

Особенно интенсивно идет снос старых кварталов, расположенных за пределами туристической Ичан Калы. Как говорят сами жители, вместе с этим рушится, исчезает что-то неповторимое, почти осязаемое на ощупь. Их успокаивают, одним обещая выдать квартиры в многоэтажках, другим – земельные участки. Впрочем, многоэтажных домов в Хиве по пальцам пересчитать, тем более что они из дряхлеющего «советского» фонда.

Владелец дома близ Ичан Калы, сносимого ради расширения дороги, рассказал, что в качестве компенсации людям предложили участки по 4 «сотки» земли то ли где-то за городом, то ли на его окраине. Еще пообещали денежные выплаты – от 50 до 100 миллионов сумов (18-35 тысяч долларов), в зависимости от размера и состояния дома.

Потом, правда, сказали, что денег нет – вы, мол, пока поживите на съемных квартирах. И выдали по 100 тысяч в месяц за квартиры (35 долларов). Остальные деньги пообещали выплатить в течение 2014 года. Но пока не выплачивают.

И он напомнил широко известные слова президента Каримова, который некогда назидательно заявлял, что нельзя сносить старый дом, не построив новый. На практике же выходит ровно наоборот.

Хива, декабрь, 2013

Хива, декабрь, 2013

Зато Ургенч по части строительства современных многоэтажек стал едва ли не близнецом Ташкента: застроенная так называемыми «элитными» домами улица Аль-Хорезми во многом напоминает современную ташкентскую улицу Навои. Деньги на это дело были выделены немалые, однако «освоены» они оказались не лучшим образом.

«Элитное» жилье в Ургенче - г..но, его строили быстро и некачественно. В одном из домов обрушился лестничный пролет. Акт приемки домов не стали подписывать пожарники и прочие МЧСники», - пояснил осведомленный житель этого города.

Особенности общения

Жизнь в Хиве идет своим чередом, и на первый взгляд все здесь кажется трогательно спокойным и привлекательным. Умиляют даже следы тележек, отпечатавшиеся за века на выложенных руками древних мастеров камнях мостовой.

Обычная картина для этого города: старушки в национальных костюмах в интерьере средневековья развлекают иностранцев, рядом вовсю кипит торговля сувенирами «под старину», а дети играют в футбол и лянгу прямо среди древних памятников архитектуры.

Молодые люди, даже 5-6-летние дети, встречают незнакомцев заученной широкой улыбкой и обязательным приветствием на английском.

Бросается в глаза, что старшее поколение хорошо и с удовольствием говорит по-русски, а младшее лишь на узбекском, ну и немного по-английски, оно уже, в основном, не двуязычно: целенаправленная политика президента Каримова приносит свои плоды. «По-русски плохо говорить», - часто встречающаяся фраза.

Местные франты носят обтягивающие джинсы-дудочки или просто синие джинсы. Очень популярны туфли-лодочки с сочетании с белыми носками – привет из 1980-х. А молодые хивинские красавицы обожают прическу «бабетта», переживающую второе рождение после 1960-х. Даже продавщица шашлыка на местном базаре была с такой прической.

Чем меньше, тем лучше

Удивительно, но в Хорезмской области, особенно в кишлаках, почти не заметно молодых мужчин – большинство из них подались на заработки за пределы страны, в основном, в Россию. Мне говорили, что во время сезона выезжает 50-60 процентов мужского населения трудоспособного возраста.

Зато прекрасно «работают» присылаемые ими на родину деньги. На них-то и строятся современные коттеджи и дома, причем отдельные поистине с царским размахом.

Хива, декабрь, 2013

Хива, декабрь, 2013

Сотрудница хивинского роддома рассказала, что об увеличении или уменьшении числа мужчин в городе можно судить по количеству рождений. Трудовые мигранты возвращаются домой, как правило, в конце осени или начале зимы, и сразу начинается бум свадеб, а через соответствующий период – деторождений. В «урожайный» сезон на свет в иной день могут появиться до 10-13 детишек (обычно – 1-3).

Кстати, о родах. В Хиве подтвердилась еще одна «тайна от Минздрава» - госкурс на добровольно-принудительную стерилизацию, от которого тот всеми силами пытается откреститься. Государственная пропаганда, по словам медиков, работает на периферии достаточно эффективно – число многодетных рожениц сокращается из года в год.

Немало женщин, уже имеющих троих детей, под уговорами врачей легко соглашается на стерилизацию, то есть «перевязывание» маточных труб, просят только мужьям об этом не сообщать. Но некоторые узнают о сделанной операции лишь постфактум, когда им дают на подпись документ о том, что они будто бы были согласны на нее.

Во время беседы выяснилась еще одна немаловажная деталь: если подопечные участковых врачей, не приведи бог, нежданно забеременеют четвертым или пятым по счету ребенком, то медикам несдобровать – за утрату «бдительности» в этом вопросе их ожидает наказание в виде различных штрафов и лишения премий.

К тому же, у каждого из них есть ежемесячный план на «добровольную» стерилизацию подшефного контингента. Они вынуждены едва ли не ежедневно ходить со слезными мольбами по домам своих пациенток из «группы риска», уговаривая их либо стерилизоваться добровольно, либо поставить какие-то противозачаточные штучки.

Куда утекает Амударья

Основное занятие местных тружеников сельского хозяйства – рисоводство. Не зря ведь Хорезм считается родиной превосходных сортов риса. Даже сложно поверить, что именно под этим испепеляющим солнцем, в мутной соленой воде растет знаменитый хорезмский рис (вода Амударьи уходит не столько на хлопковые поля, сколько на рисовые «чеки»).

Хива, декабрь, 2013

Хива, декабрь, 2013

Из этого риса готовят не менее прекрасный хорезмский плов. А еще здесь делают необыкновенно вкусные крупные лепешки и почти экзотические для приезжих блюда чисто хорезмийского происхождения. Чего стоит, к примеру, такой изыск кулинарного искусства, как юмурта-барак (что-то вроде больших вареников с залитым внутрь яйцом, молоком и маслом) или етжон – сырое рубленое мясо с уксусом и специями! (Традиционный источник заражения глистами – AsiaTerra.)

Кстати, из видов мяса хорезмийцы почему-то отдают предпочтение в основном говядине, на базарах, как мне сказали, довольно проблематично купить баранину – ее надо заказывать загодя.

В магазинах такой же убогий набор продуктов, как и во всем Узбекистане, поэтому рынок в Хиве для покупателей и продавцов играет роль «окна в мир». Здесь можно купить всё, даже прославленные хивинские и туркменские ковры из натурального шелка, тонкой ручной работы. Правда, и цены на них, особенно на последние, «кусаются» - от 1000 долларов и выше. Расчет, видимо, на кошельки богатых туристов.

Современных мест досуга для молодежи в городе-музее не так уж и много – считанное количество скромненьких чайхан, залов для проведения свадебных и прочих мероприятий или небольших кафе-забегаловок. Кроме торговых точек, где продают бытовую мелочь и воду, вы не найдете здесь никаких магазинов. Но если очень надо – поезжайте в Ургенч.

Любители отдохнуть с размахом тоже едут туда – благо этот город находится в 25-30 километрах от Хивы, и в нем навалом развлекательных заведений на любой вкус. В случае необходимости уважаемым гостям здесь готовы пособить даже «девочками по вызову».

Национальные герои

Приезжим из Ташкента в Хорезме бросается в глаза еще одна отличительная особенность - здесь вы практически не увидите массивных полотен-баннеров и плакатов с лозунгами пропагандистского содержания (типа «Узбекистан – государство с великим будущим»), которыми перенасыщены улицы и проспекты столицы.

Не встретите вы здесь и портретов Тимура – жестокого завоевателя, несколько раз совершавшего походы на Хорезм и полностью разрушившего Ургенч, а после обретения Узбекистаном независимости «назначенного» Исламом Каримовым в идеологические символы нации.

Хива, декабрь, 2013

Хива, декабрь, 2013

Взамен хорезмийцам разрешили иметь своего героя - Джалалиддина Мангуберды, портреты и памятники которому сегодня встречаются во всем Хорезме. Это сын последнего хорезмшаха Мухаммада II, упорно сражавшийся с войсками Чингизхана и нанесший монголам ряд поражений. Затем он бился с ними в Индии, потом переместился на Кавказ, где стал вести борьбу с армянами и грузинами, в общем, воевал он долго, пока, в конце концов, не был убит в горах Курдистана.

Фигура это не менее неоднозначная, чем сам Тимур, с удовольствием строивший башни из человеческих голов. В 1226 году Джалалиддин Мангуберды захватил столицу Грузии, Тбилиси, где посносил все церкви и вырезал жителей, кроме тех, что согласились принять ислам. Впрочем, рассказывать об этом «подвиге», как и об аналогичных «подвигах» Тимура, в Узбекистане настоятельно не рекомендуется.

Сепаратизм отсутствует

Население Хорезма, как и в остальных регионов Узбекистана, сегодня живет обычными житейскими буднями, сознательно дистанцируясь от любой политики. Народ здесь трудолюбивый, открытый и хлебосольный – едва ли каждый второй приходится друг другу братом или сватом (браки между близкими родственниками тоже не редкость).

Но власть этих людей, похоже, не слишком жалует. На улице ко мне подъехал мужчина на велосипеде. Поздоровался, поинтересовался, откуда я. Потом вполголоса заметил: «Что-то не любит наш «отец» Хорезм - про Бухару и Самарканд всё время вспоминает, какие они красивые, а про Хиву молчит, не говорит, хотя она еще красивее».

Хива, декабрь, 2013

Хива, декабрь, 2013

Еще бы Каримов стал любить Хорезм - родину его главного недруга Мухаммада Салиха. Да и самих хорезмийцев, голосовавших за Салиха на первых президентских выборах 1991 года. Даже по официальным, сфальсифицированным данным, Салих набрал тогда почти 13 процентов голосов, а в Хорезмской области абсолютное большинство. Конкурентных выборов с тех пор не было, а Салих с 1993 года вынужденно живет за границей, как и большинство узбекских оппозиционеров.

В связи с тем, что хорезмийцы говорят на особом диалекте узбекского, более близком к туркменскому языку, нежели к ташкентскому говору, различные политологи и «эксперты» вечно приписывают им сепаратистские настроения. На самом деле подобных настроений в отличие от соседней Каракалпакии, здесь совершенно нет, по крайне мере, сегодня. Люди заняты элементарным выживанием, на что и уходят все их силы.

Конечно, туристам, приезжающим ознакомиться с достопримечательностями древней Хивы, до всего этого совершенно нет дела. Но обычным людям Хорезма приходится здесь не просто жить, но выживать, и выживание это дается очень нелегко.

 

***

Наша справка

Хорезмийцы - древний народ Средней Азии, говоривший на языке, относящемся к иранской языковой группе.

Государство Хорезм возникло в VII-VI веке до н. э. Этот регион часто подвергался завоеваниям. IV-VI века - начало складывания раннефеодальных отношений. В 712-м году Хорезм завоевали арабы, и его население постепенно приняло ислам.

С X века н.э. Хорезм - крупный культурный, экономический и научный центр. Здесь жили такие известные ученые, как Бируни (создатель модели Земли в виде сферы), Аль-Хорезми (основоположник алгебры), здесь действовала восточная Академия наук (Академия Мамуна), вобравшая в себя наиболее светлые умы своей эпохи.

С 1097 по 1220 годы в регионе существовало самостоятельное государство Хорезмшахов, которое в начале XIII века превратилось в огромную процветающую империю.

В 1220 году в результате нашествия войск Чингисхана, государство Хорезмшахов было разрушено, а Хорезм вошёл в состав улуса Джучи, а затем в Золотую Орду.

Еще с эпохи Тюркского каганата, то есть, с середины VI века, активно шел процесс тюркизации хорезмийцев. Он достиг апогея в сельджукидскую эпоху в XI веке, а к XIV веку, по-видимому, окончательно завершился.

С XVI века большая часть территории Хорезма была включена в состав Хивинского ханства (столица - город Хива).

В феврале 1920 года была основана Хорезмская Народная Советская Республика (ХНСР), которая 26 апреля 1920 года была преобразована в Хорезмскую ССР, а затем, осенью 1924 года, была разделена между Узбекской и Туркменской ССР, а также Каракалпакской АО РСФСР (в качестве автономной области она вошла в состав современного Казахстана, который до 1936 года сам входил в состав РСФСР как Казакская АССР).

Фото Алексея Волосевича (кроме тех, где женщины набирают воду).

 


Соб. инф.