Таджикистан: процесс по делу о «говне нации»

Суббота, 21 Июня 2014

В Таджикистане близятся к завершению процедуры обжалования в рамках уникального судебного процесса по делу об оскорблении таджикской интеллигенции известной фразой из письма Ленина. Ответчиком в нем, однако, выступает не основатель советского государства, а местный еженедельник «Азия-Плюс» и его редактор Ольга Тутубалина.

Если бы этот суд проходил не в одной из отдаленнейших республик бывшего СССР, а где-нибудь в Москве или в Киеве, к нему было бы приковано внимание всего мира: ведь в ходе процесса поднимались вопросы, актуальные для любой современной страны. Что есть интеллигенция – совесть общества или служанка властей? И есть ли она вообще?..

Ольга Тутубалина. Фото из Фэйсбука

Ольга Тутубалина. Фото из Фэйсбука

Возвращение поэта

Завязка конфликта произошла в мае 2013-го, когда в Таджикистан из США по личному приглашению президента Рахмона вернулся известный поэт и оппозиционер Бозор Собир. Более 20 лет назад он был одним из основателей Демократической партии Таджикистана, примыкал к оппозиционно-националистическому движению «Растохез».

В 1993 году, после прихода к власти Эмомали Рахмонова, его арестовали, и около десяти месяцев поэт просидел в следственном изоляторе. Потом был амнистирован и в 1994-м уехал из Таджикистана. Несколько лет жил в Москве, затем эмигрировал в США.

Возвращаясь на родину, уже в аэропорту, в интервью государственным телеканалам Бозор Собир сделал ряд заявлений, фактически выступив в роли рупора действующей власти. Он призвал интеллигенцию поддерживать президента, а также ликвидировать «вредные» политические партии.

«Я все время думаю, что в нынешней ситуации интеллигенция должна быть с президентом. В той ситуации, когда появилось множество ненужных партий, групп, демагогов, интеллигенция должна сплотиться вокруг президента». «Судя по тому, что я узнаю из СМИ, многие партии, просто не нужны, они приносят только вред», - пояснил он.

Надо сказать, что это был не просто реверанс в сторону главы государства: в последние годы в интервью таджикским СМИ поэт неоднократно высказывал мнение, что исламисты толкают страну в феодализм. То есть под «ненужной» партией он имел в виду прежде всего Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Тем не менее, людей, не знающих, что за годы эмиграции его взгляды сильно эволюционировали, изменение их на едва ли не противоположные весьма поразило.

На возвращение преображенного поэта отреагировала известная журналистка Ольга Тутубалина, редактор еженедельника «Азия-Плюс», которая 30 мая в блоге издания опубликовала статью «Неинтеллигентно об интеллигенции».

«Интеллигенция - это не мозг нации, это ее говно». Так говорил вождь мирового пролетариата Владимир Ленин, так хочется сказать и мне, читая новости о возвращении на родину поэта Бозора Собира…», - написала О. Тутубалина.

«Но справедливости ради замечу, что Бозор Собир пусть и самый неожиданный, но далеко не единственный представитель таджикской интеллигенции, той интеллигенции, о которой так четко высказался Владимир Ильич. О чем только говорят эти постыдные встречи интеллигенции с главой государства, на которых говорит только Рахмон, а представители этой так называемой совести нации в лучшем случае молчат, смиренно потупив взор, в худшем - начинают попрошайничать», - добавила она.

Обиженные идут в суд

Следует уточнить, что в Таджикистане Ольга Тутубалина человек известный. Она редактор одного из немногих независимых изданий республики, пишет острые статьи, где резко критикует власти. (С ними можно ознакомиться здесь, здесь и здесь)

Ольга Тутубалина. Фото с сайта gdb.rferl.org

Ольга Тутубалина. Фото с сайта gdb.rferl.org

То есть, президент Рахмон особой любви к ней, мягко говоря, не испытывал. Поэтому неудивительно, что вскоре после её публикации объявилось множество «униженных и оскорбленных», а потом последовало их массовое обращение в суд.

В июле 2013-го пять поддерживаемых государством объединений - Академия Наук Таджикистана, Союз писателей, Союз художников, Союз композиторов, Союз архитекторов и одно частное лицо - врач-венеролог Дильбар Абдиева - подали в экономический суд Душанбе иск о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда, который им будто бы причинила публикация в «Азия-Плюс».

В исковом заявлении отмечалось, что «в своей статье Тутубалина охарактеризовала интеллигенцию как говно, что не соответствует действительности».

«Согласно толковому словарю значение слова говно в совокупности со словосочетанием интеллигенция имеет следующее значение и восприятие читателей, как Говно: (неисчисляемое существительное) разные вещи, особенно ненужные, глупые, нехорошие вещи или принадлежащие неприятному человеку. Например: «Забирай свое говно из моего гаража!», - растолковали истцы.

Они попросили суд провести судебно-лингвистическую экспертизу и перед экспертами поставить вопрос: «Является ли выражение «Интеллигенция – это не мозг нации, это ее говно» оскорбляющим честь и достоинство интеллигенции, гражданина, в частности, инженеров, техников, врачей, учителей, юристов, работников науки и искусства, госслужащих, а именно Абдиевой Дильбар Ходжаевны, кандидата медицинских наук, доцента кафедры кожных и венерологических заболеваний Таджикского медицинского университета?».

В иске также содержалась просьба обязать журналистку и редакцию «Азия-Плюс» опровергнуть сведения, порочащие их деловую репутацию, принести извинения и выплатить им компенсацию за моральный ущерб в размере 200 тысяч сомони (около 42 тысяч долларов).

Любопытно, что сам фигурант публикации, поэт Бозор Собир, в суд подавать не стал. Возможно потому что во время своего предыдущего посещения Таджикистана в 2008 году в интервью «Азия-Плюс» он тоже отозвался о части таджикской интеллигенции не слишком лестно: «Таджикские литераторы сегодня похожи на собаку, которая виляет хвостом всем, кто кинет ей хлеб».

Подоплека дела

То, что решение засудить журналистку было принято не самими «потерпевшими», а продиктовано «сверху», особенно не скрывалось. Незадолго до этого в здании Союза писателей Таджикистана прошло заседание, в котором приняли участие представители всех вышеназванных организаций. Тогда-то и было озвучено предложение совместно подать в суд на Ольгу Тутубалину и газету «Азия-Плюс».

Председатель Союза писателей Таджикистана Мехмон Бахти (автор пьесы про эмира Исмаила Сомони) объяснил это решение тем, что «она своими словами оскорбила всех представителей интеллигенции страны». Он уточнил, что «за такие слова в таких странах как Грузия, Армения, Казахстан или Россия такому журналисту «содрали бы кожу». (Режиссер Станислав Говорухин публично произносил эти слова – и ничего, пока жив - AsiaTerra.)

В интервью другому изданию Мехмон Бахти заявил, что готов отказаться от судебного преследования, если журналистка попросит прощения у таджикской интеллигенции.

«Мне не за что извиняться, я никого не оскорбляла», - отреагировала Ольга Тутубалина, отказавшись, таким образом, просить прощения.

За несколько дней до этого она пояснила, что не считает себя виновной в нарушении каких-либо норм журналистики: «Это было мое личное мнение. Такое же мнение имеет право высказать и любой другой гражданин нашей страны». «Я никого не оскорбляла, а лишь отметила ту часть интеллигенции, которая, на мой взгляд, не может считаться таковой».

Не всем представителям таджикской интеллигенции пришлась по душе затея с обращением в суд. Присутствовавшие на упомянутой встрече журналисты и представители Союза журналистов Таджикистана отказались поддерживать это решение.

Известный театральный режиссёр Барзу Абдураззоков в интервью радио «Озоди» сказал, что считает решение творческих объединений заказным и что за последние 20 лет таджикская интеллигенция ни разу не возмутилась отсутствием электричества, воды, гробами мигрантов, арестами успешных предпринимателей и тысячами других проблем.

«Тутубалина, возможно, за последние годы была единственным журналистом, которая писала правду. По-моему, это кампания по ее очернению руками интеллигенции, что само по себе говорит, что это не интеллигенция. Напоминает ситуацию объединений 30-х годов против Ахматовой, Станиславского, Пастернака, Мейерхольда, и у нас, в Таджикистане, против Айни, Улугзода […]. Если бы я был в Душанбе, я в суде защищал бы Ольгу и […] некоторым интеллигентам доказал бы правильность слов Ленина», - отметил он.

Доводы защиты

Стоит отметить, что и с точки зрения юридической аргументации, и просто здравого смысла позиция Тутубалиной выглядела гораздо весомее.

Во-первых, социальный слой, то есть интеллигенция, субъектом права не является; его нельзя оскорбить, обидеть или унизить – это может относиться только к конкретным личностям. А из последних обидеться мог только Бозор Собир, больше в статье Тутубалиной ничьи имена не назывались. По этой же самой причине интеллигенция, как слой, не обладает честью, достоинством и деловой репутацией.

Во-вторых, журналистка не оскорбляла даже социальный слой – она лишь изъявила желание присоединиться к мнению Ленина («Так говорил вождь мирового пролетариата Владимир Ленин, так хочется сказать и мне…»), высказанному им в другое время и по другому поводу. Законом это не запрещено.

Ну, и, в-третьих, сказанное ею было её личным оценочным мнением. А преследование за высказывание личных мнений, мыслей и убеждений запрещено Конституцией, законом «О периодической печати и других средствах массовой информации» и международно-правовыми актами, признанными Республикой Таджикистан.

Об этом же заявили члены Совета по СМИ Таджикистана, пришедшие к выводу, что в статье О.Тутубалиной не нарушены нормы журналистской этики. Глава Совета по СМИ Кироншох Шарифзода, уточнил, что публикация является мнением журналиста, и в ней не обнаружено признаков оскорбления конкретного человека.

Впрочем, на желании таджикских властей приструнить своего оппонента, используя подвернувшийся повод, это никак не отразилось.

Вначале «оскорбленные» зачем-то подали свой иск в экономический суд города Душанбе, который отклонил его ввиду того что дело находится вне его компетенции. Тогда они, увеличив количество истцов еще на двух человек (к ним присоединились завотделом искусства АН РТ Аскарали Раджабов и помощник председателя Союза писателей Хикмат Рахматов), отнесли заявление в суд общей юрисдикции столичного района Фирдавси.

В исковом заявлении говорилось, что статья «Неинтеллигентно об интеллигенции» оскорбила честь и достоинство, а также порочит «деловую репутацию большой группы людей, то есть социальной группы, в которую входят люди, профессионально занимающиеся умственным трудом», и причинила моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях и убытках юридическим лицам, в частности, истцам».

«После публикации статьи некоторые наши деловые партнеры приостановили ряд двусторонних переговоров по причине публикации оскорбительных высказываний в адрес таджикской интеллигенции […], также после ознакомления со статьей Абдиева Д.Х. испытала сильные нравственные и душевные страдания», - говорилось в иске.

Ольга Тутубалина выразила удивление сутью искового заявления «о защите чести, достоинства, деловой репутации».

«О какой деловой репутации идет речь? В суд подают представители творческих союзов или бизнесмены? Также неясно, каким образом мое мнение могло приостановить «ряд двусторонних переговоров по причине публикации оскорбительных высказываний в адрес таджикской интеллигенции»», – отметила она.

Тутубалина пояснила, что «данный иск не может существовать в природе по нескольким причинам, главная из которых заключается в том, что за личное мнение в нашей стране не судят. Мнение не может быть истинным или ложным, и оно не может быть предметом судебного разбирательства. Его нельзя оспорить по суду. Это уголовное право».

Очевидно, что обвинение в «опорочивании деловой репутации» было взято, что называется, с потолка. Деловая репутация, например, венеролога заключается в установлении верного диагноза и назначении правильного лечения, образно говоря, в умении отличить диарею от гонореи. Но в статье журналистки вообще нет сведений об истцах, тем более, порочащих их деловую репутацию.

И еще замечание. Предположим, кто-то в запале громогласно заявит, что все люди - свиньи. Имеет ли право каждый подать на него иск на том основании, что это высказывание «не соответствует действительности» и он не свинья? Нет, потому что это было мнение, оценочное суждение, и лично его никто не обзывал. Так же и в этом случае.

Об интеллигенции

Теперь необходимо на некоторое время отклониться в сторону и разобраться в том, что такое интеллигенция, поскольку всё упирается в правильное определение этого понятия. Имеется ли некое общепризнанное толкование этого слова?..

Известно, что в русский язык оно вошло в середине XIX века то ли из польского, то ли из немецкого языка. В. И. Даль во втором издании «Толкового словаря» объяснял его значение так: «разумная, образованная, умственно развитая часть жителей». А журналист второй половины XIX века Петр Боборыкин определял интеллигенцию как лиц «высокой умственной и этической культуры», а не как «работников умственного труда».

Сегодня это понятие используется в двух значениях: функциональном и социальном. В первом оно указывает на широкий спектр умственной деятельности, а во втором используется в отношении группы людей, обладающей критическим способом мышления, высокой степенью рефлексии, способностью к систематизации знаний и опыта.

Во множестве словарей интеллигенция определяется как «общественный слой, профессионально занятый умственным трудом».

Вот какая формулировка, например, содержится в словаре Ожегова: «Люди умственного труда, обладающие образованием и специальными знаниями в различных областях науки, техники и культуры; общественный слой людей, занимающихся таким трудом».

А вот в словаре Ефремовой: «Социальная группа лиц, профессионально занимающихся умственным – преимущественно сложным и творческим – трудом, развитием и распространением образования и культуры и отличающихся высотой духовно-нравственных устремлений, обостренным чувством долга и чести».

Постепенно при определении понятия «интеллигенция» на первый план стало выходить присутствие нравственного аспекта.

«Говоря об интеллигентности, следует иметь в виду не столько эрудицию или образованность человека, сколько состояние его души, его общий нравственный настрой и духовную красоту, проявляющиеся в доброжелательности и чуткости к людям, в нетерпимости ко всяким отступлениям от высоких этических норм», - писал философ Николай Бердяев.

Вот еще определения:

«Интеллигент - это говорящий правду об обществе вообще и о власти в том числе». (Александр Зиновьев)

«Интеллигент - это тот человек, для которого система духовных ценностей выше, чем материальных». (Натан Эйдельман)

Солженицин непосредственно увязывал это понятие с наличием морально-этической позиции. А образованных людей, не обладающей такой позицией он называл «образованщиной».

Словом, как отмечается в Википедии, множественность представлений об интеллигенции не дает возможности однозначно сформулировать её характерные черты, задачи и место в обществе. То есть единого, признанного всеми понятия просто не существует.

Что из этого вытекает, лучше всего пояснить на примере. Допустим, господин Икс хочет получить деньги на основании того, что он является законным наследником господина Игрек. Суд требует у него удостоверить свою личность. Г-н Икс предъявляет паспорт с именем, фамилией и фотографией, и получает деньги. Абдиева же, заявив о денежных претензиях, не доказала, что является интеллигентом. И доказать это невозможно, поскольку согласно одним определениям она интеллигент, а другим - нет.

Отмечу, кстати, что Ленин обозвал нехорошим словом русскую интеллигенцию в письме к Максиму Горькому от 15 сентября 1919 года только по той причине, что она мешала большевикам утверждать «диктатуру пролетариата». Вождь пишет о раскрытии заговоров кадетов и «околокадетов», и о том, что «околокадетские» профессора «дают сплошь да рядом заговорщикам помощь». Далее следует та самая фраза:

«Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и ее пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно».

Затяжной процесс

Суд под председательством Сурайе Джобировой начался в августе 2013 года. (Оказалось, что за высказывание личного мнения в Таджикистане прекрасно можно судить.) Заседания неоднократно переносились, так что процесс затянулся на много месяцев и завершился лишь в феврале 2014-го.

Требования «потерпевших» к тому времени изменились. Теперь они добивались, чтобы «возмещение морального вреда» было выплачено в пользу трех истцов-физических лиц - А.Раджабова, Д.Абдиевой и Х.Рахматова. Пять творческих союзов желали только того, чтобы Ольга Тутубалина принесла им извинения, поскольку, как они объяснили, они защищают не всю интеллигенцию, а лишь свою деловую репутацию.

Перед началом процесса юристы со стороны защиты попытались дать отвод исковому заявлению. В возражении на него указывалось, что оно является необоснованным, неправовым и правоущемляющим.

Представитель О.Тутубалиной и газеты «Азия-Плюс» Иноят Иноятов пояснил, что спорное выражение журналистка высказала не от своего имени, а лишь процитировала Владимира Ленина. Адвокат уточнил, что согласно законодательству она не должна нести правовой ответственности за содержание цитаты или иного источника информации.

То, что эта фраза не принадлежал автору статьи, отмечалось даже в заявлении самих истцов: «Тутубалина О. ссылается на высказывания вождя мирового пролетариата Владимира Ленина и при этом она приводит в искаженном виде цитату из письма В.И.Ленина Алексею Горькому». Хотя понятно, что если она принадлежит Ленину, то не может «порочить деловую репутацию» таджикских граждан и объединений.

Ходатайство адвоката об отводе, однако, не было удовлетворено, и суд начался. В октябре процесс постепенно вошел в рабочую колею и стороны приступили к изложению своих позиций. Представитель истцов Рустам Устобоев (по совпадению - сын Дильбар Абдиевой) заявил, что статья О.Тутубалиной оскорбляет «честь, достоинство и деловую репутацию большой части людей, каждого интеллигента Республики Таджикистан».

Претензии истцов, по его словам, относились только к фразе «Интеллигенция - это не мозг нации, это ее говно», которую журналистка использовала в своей статье.

Устобоев сообщил, что он поддерживает заявленное ранее ходатайство о том, чтобы была проведена лингвистическая экспертиза слова «говно».

Пытаясь приписать авторство спорного афоризма Тутубалиной, он выразил сомнение в существовании содержащего ее письма Ленина: «Мы просили принести или заверенную копию письма Ленина, или оригинал, чтобы убедиться, что данное выражение действительно есть в письме. Сторона ответчика не смогла представить данное письмо, и это основание признать факт бесспорным, что такого письма нет вообще в природе, где есть это слово».

Забегая вперед, отмечу, что позже сторона защиты предоставила суду заверенный нотариусом перевод из собрания сочинений вождя, доказав, что использованная цитата является словами В. И. Ленина, приведенными в несколько измененном виде.

В свою очередь, представитель ответчиков И. Иноятов подал ходатайство, чтобы истцы предоставили суду документ, доказывающий, что они правомочны представлять всю интеллигенцию Таджикистана или выступать от ее имени. (Оно было отклонено.)

Примечательно, что Устобоев не смог ответить на ряд важных вопросов Иноятова, в частности, на вопрос: «Кто именно из партнеров отказался от сотрудничества с Союзами и Академией наук из-за этого [выраженного О. Тутубалиной] мнения?» (В иске говорится о деловых партнерах, будто бы приостановивших переговоры по причине публикации оскорбительных высказываний в адрес таджикской интеллигенции – AsiaTerra.)

На вопрос о том, какой конкретно ущерб понес и какой моральный вред получил каждый из истцов в результате опубликованного мнения журналистки, Устобоев дал следующий ответ: «Придет кто-нибудь к писателю заказать песню про любовь, и скажет: «Если вас назвали говном, пусть тогда мне другой писатель [такую песню] пишет».

А на вопрос, существует ли в таджикском законодательстве такое понятие как «интеллигенция» Устобоев ответил, что нет.

Во время одного из последующих заседаний суда он все-таки дал понять стороне защиты на основании каких документов истцы считаются интеллигентами. «Интеллигенция в общественном понимании», - разъяснил Устобоев.

Судебный процесс показал, что на неудобные вопросы ни сами истцы, ни их представитель ни разу так и не смогли ответить по существу.

Любопытна мотивация истцов-частных лиц, объяснивших суду свои причины обращения в суд. (Дильбар Абдиева в тот день не явилась).

Хикмат Рахматов в своем выступлении сказал: «Я НЕ ЗНАКОМ С СОДЕРЖАНИЕМ СТАТЬИ, однако меня унижает и оскорбляет слово «говно» приведенное в этой статье. Я считаю, что это высказывание затрагивает мое честь и достоинство».

Второй истец, Аскарали Раджабов, категорически отказался выступать в суде. «Я отказываюсь отвечать на любые вопросы. Я считаю себя интеллигентом, хотя мое имя там не указано, но есть слово «интеллигенция», и считаю, что этим задеты мои честь и достоинство», - заявил он.

Между тем Рустам Устобоев, описывая нанесенный истцам «ущерб», заявил, что его мать – врач-венеролог Дильбар Абдиева - до сих пор чувствует себя плохо из-за публикации Тутубалиной.

«Она получила моральные страдания, - объяснил представитель истцов. – После прочтения публикации у нее была аритмия, сердце прихватило, голова закружилась. До сих пор переживает». По его словам, она не обратилась к врачу, так как сама врач. Он также прибавил, что справку о ее состоянии «в случае необходимости можем предоставить».

В ноябре суд назначил судебно-лингвистическую экспертизу, проведение которой было поручено Комитету по языку и терминологии при правительстве Таджикистана. Перед экспертами было поставлено несколько вопросов, суть которых сводилась к выяснению следующего: содержатся ли в статье О. Тутубалиной отрицательные и ущемляющие честь и достоинство слова или предложения об истцах?

Сторона защиты заявила отвод назначенным экспертам, так как они зависимы от государства и не могут быть объективными. Ольга Тутубалина указала на то, что эксперты Комитета будут вынуждены дать то заключение, которое требуется Академии Наук – главному истцу, хотя бы потому, что нынешний руководитель Комитета работал в АН директором института языка, литературы, востоковедения и письменного наследия, то есть не может быть беспристрастным в данном вопросе.

То же самое, по ее мнению, относится и к остальным экспертам Комитета, поскольку все они так или иначе связаны или с Академией наук или с Союзом писателей, который тоже является одним из основных истцов.

Судья Джобирова предсказуемо отклонила ходатайство об отводе этих специалистов и назначении судебной экспертизы в независимом лингвистическом учреждении.

Во время заседаний выяснилось, что ни один из привлеченных экспертов не знает методов проведения лингвистической экспертизы. Тем не менее они долго исследовали различные значения слова «говно» и, наконец, пришли к окончательным выводам.

Эксперты установили, что для решения вопроса нужно учесть два момента:

1. Если истцы не будут считаться представителями интеллигенции или же интеллигентами, негативные сведения из статьи не имеют к ним отношения.

2. Если истцы будут считаться представителями интеллигенции или же интеллигентами, то негативные сведения статьи вроде предложения «Интеллигенция – это не мозг нации, это ее говно» относятся к ним.

При этом самого слова «интеллигенция» в письме Ленина они не нашли. (Вождь использовал слово «интеллигентики» - AsiaTerra.)

Зато, хоть и не имея на то полномочий, эксперты Комитета дали собственное определение этого понятия: «Интеллигенция […] является общественным слоем, состоящим из работников умственного труда, они имеют образование и специальные знания по различным областям науки, техники, промышленности, литературы, культуры и другим. Интеллигенция не являются отдельным классом, а является слоем, который состоит из представителей различных социальных классов». (Формулировка списана из Интернета без ссылки на источник; она встречается во многих интернет-словарях – AsiaTerra.)

«В.И.Ленин в своем письме М.Горькому использует слово «говно», которое заимствовала автор статьи, не в отношении всей интеллигенции, а в отношении «интеллигентиков и лакеев капитала» (цитата от В.И. Ленина)», - установили эксперты.

«Слово «говно» имеет значения «экскременты» («ахлот»), «нечистоты» («наҷосат»), «мерзость» («палидӣ») и приписывание его к интеллигенции будет считаться оскорблением», - заключили они.

Адвокат Иноят Иноятов назвал их исследование поверхностным и противоречивым, отметив, что они не дали ответа на поставленные перед ними судом вопросы, например о том, имеется ли в опубликованном материале отрицательная информация об истцах, зато вышли за пределы вопросов, поставленных перед ними со стороны суда, и в своем экспертном заключении дают определения понятий «интеллигенция» и «говно».

13 февраля состоялось предпоследнее судебное заседание, во время которого начались прения сторон.

«С нашей стороны доказан факт распространения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, причинивших вред в виде моральных страданий истцам, - заявил представитель истцов Рустам Устобоев. - Исходя из индивидуальных особенностей истцов, они все восприняли глубоко и близко к сердцу данную статью, которая оскорбляет и унижает честь и достоинство, принося физические и нравственные страдания, выраженные в стрессовом переживании», - сказал он.

«У меня поднялось давление за 200, и сердце прихватило. Однако я не хожу по каждому вопросу к врачам, чтобы фиксировать это. В связи с этим я не могу представить заключение врача», - описывал ранее свои «страдания» помощник председателя Союза писателей Хикмат Рахматов.

Иноят Иноятов со своей стороны обратил внимание суда на то, что истцы не смогли «предоставить документы, подтверждающие, что они получили моральный или материальный ущерб».

21 февраля, во время последнего заседания, в своем заключительном слове юристы «Азия-Плюс» Иноят Иноятов и Шухрат Кудратов назвали требования истцов необоснованными и незаконными.

«С самого начала этот иск не должен был рассматриваться, так как истцы являются ненадлежащими. Ни в каких документах, законах не определено, кто такие интеллигенты. Это просто общепринятое понятие», - сказал Иноятов. - «Истцы не смогли предоставить ни одного конкретного факта о причиненном вреде. То, что им причинен моральный вред – это пустые слова. Они не предоставили фактов о том, что, если даже им стало плохо, было ли это связано с публикацией», - продолжил он.

В свою очередь адвокат Шухрат Кудратов указал, что своим иском «потерпевшие» унижают свое достоинство и ставят себя в неловкое положение. «Хочу сказать, что этот иск и требования должны занять достойное место в «золотом фонде» таджикских анекдотов, - отметил юрист.

25 февраля судья Джобирова огласила решение, согласно которому редакция газеты и ее редактор Ольга Тутубалина были признаны виновными в совершении правонарушения и иск против них частично был удовлетворен.

Суд пришел к выводу, что компенсация в размере 200 тысяч сомони (почти 42 тысячи долларов) - это для истцов будет слишком жирно и уменьшил эту сумму до 30 тысяч сомони (6,3 тысячи долларов). Согласно решению суда она должна быть разделена поровну между тремя истцами-физлицами.

Помимо этого газете «Азия-Плюс» и О. Тутубалиной придется опубликовать опровержение. (Интересно, что в нем будет написано: что «интеллигенция - не говно нации, а ее мозг»? Или что такие-то люди «не являются говном нации»?)

Суд отклонил требование истцов о публикации извинения, так как законодательство Таджикистана не предусматривает подобного способа защиты своих прав.

Принятое решение судья обосновала тем, что согласно ОБЩЕПРИНЯТЫМ НОРМАМ истцы являются представителями интеллигенции и О. Тутубалина, приведя в своей публикации цитату из письма В. И. Ленина «Интеллигенция это не мозг нации - это её говно», тем самым опорочила их честь, достоинство и деловую репутацию.

Попытки обжалования

Приговор суда не оказался неожиданностью, поскольку судебная система в Таджикистане, как и в других государствах региона – всего лишь придаток исполнительной власти.

Сама Ольга Тутубалина назвала приговор «полнейшим беззаконием» и «ударом по свободе слова в республике».

«Истцы не смогли предоставить ни одного подтверждения, что они получили моральные страдания. И невозможно в принципе доказать, что они получили моральные страдания. И именно от публикации. Это абсолютно надуманные обвинения». «Что касается опровержения. Невозможно дать опровержение на чье-либо мнение. Там нет фактов, чтобы их опровергнуть», - отметила она.

Иноят Иноятов со своей стороны напомнил, что судья отказала адвокатам в ряде ходатайств и сказал, что судебное разбирательство с самого начала проходило односторонне. Он сообщил журналистам, что решение суда стало результатом политически мотивированного дела.

Международные организации заявили, что приговор противоречит законам страны, и что он был направлено на то, чтобы заставить замолчать оппонента власти. Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дунья Миятович раскритиковала идею о том, что неопределенная группа людей может быть коллективно оскорблена.

Ольга Тутубалина и «Азия-Плюс» попытались обжаловать приговор и подали кассационную жалобу, но 30 апреля городской суд Душанбе оставил принятое решение в силе. 19 мая была подана очередная апелляция - в этот раз председателю городского суда Душанбе. Ответа пока нет.

Подводя итоги процесса, трудно сказать, на что рассчитывали истцы, оказывая услугу своему начальству. В любом случае их фамилии теперь долго будут ассоциироваться с той самой фразой из Ленина...


Руслан Халилов