Amnesty International: Россия и Узбекистан стали подельниками в преступлении

Воскресенье, 23 Апреля 2017

Сотни просителей убежища и трудовых мигрантов были депортированы и даже похищены в ходе принудительных возвращений из России в Узбекистан, где они подвергались пыткам, говорится в опубликованном 21 апреля докладе международной правозащитной организации Amnesty International.

Доклад под названием «Напрямую к пыткам: похищения и принудительные возвращения из России в Узбекистан» посвящён описанию того, как российские власти сотрудничали с Узбекистаном в сотнях дел о депортации, несмотря на явную угрозу применения пыток по отношению к этим людям после их возвращения. В тех редких случаях, когда Россия отклоняла просьбы о выдаче, спецслужбы Узбекистана, имея «карт-бланш» на полную свободу действий, похищали запрошенных граждан с территории этой страны.

Полный запрет на пытки и другие виды жестокого обращения включает также запрет на возвращение или передачу человека в любую страну, где для него существует реальная угроза стать жертвой подобных злоупотреблений. Россия является участником целого ряда соглашений, запрещающих подобные передачи, однако грубо и последовательно пренебрегает своими обязательствами в области прав человека, возвращая людей в Узбекистан, где государственные власти и их подручные причиняют им ужасающие физические и психологические мучения, говорится в докладе.

«Они выбили ему почти все зубы… У него остались только крошечные осколки, торчащие из десен, но корни всё еще сидят внутри. Зубы сильно повреждены, десны опухли и покрыты ранами. Он не может есть, от него остались кожа да кости, вся спина покрыта темно-синими синяками. Ему не дают никаких лекарств… Их отрядник постоянно избивает его, чтобы потом запереть в карцере. Он проводит там минимум неделю каждый месяц. В этой камере нет ничего, даже кусочка бумаги, чтобы сесть. Снимают с него обувь и не дают ничего, кроме соленой воды… Его попросту медленно убивают».

Родственник одного из просителей убежища из Узбекистана, которого в 2014 году похитили из России и принудительно вернули в Узбекистан. Он отбывает длительный срок в одной из исправительных колоний в Узбекистане.

Пытки и другие виды жестокого обращения долгое время являются определяющей чертой системы уголовного правосудия в Узбекистане. В выпущенном Amnesty International в апреле 2015 года докладе «Тайны и ложь: признания, полученные под пытками в Узбекистане» содержится вывод о том, что применение пыток носит в Узбекистане повсеместный характер – пытки являются для властей Узбекистана основным инструментом подавления инакомыслия, борьбы с действительными или предполагаемыми угрозами национальной безопасности, а также репрессий в отношении политических оппонентов.

Применение пыток (или угроза их применения) носит повседневный характер при получении показаний под принуждением; пытки используются для наказания задержанных, заключённых и членов их семей; для получения инкриминирующих показаний в отношении других лиц; а также для вымогательства.

Как явствует из представленного ныне доклада, за минувший год мало что изменилось.

Власти Узбекистана по-прежнему отвергают утверждения о применении пыток и других видов жестокого обращения сотрудниками силовых структур и тюремным персоналом. Судьи продолжают в значительной степени полагаться на признательные показания, полученные под пытками, игнорируют или отклоняют как необоснованные жалобы подсудимых на пытки и другие виды жестокого обращения, даже при предъявлении убедительных доказательств.

Местные органы власти и силовые структуры продолжали преследовать родственников для того, чтобы оказать на них давление и заставить раскрыть местонахождение предполагаемых подозреваемых, или вынудить тех явиться в милицию, подписать «признательные показания», дать показания на других, отказаться от жалобы или заплатить взятку.

Когда подобный подход в рамках системы уголовного правосудия и тюремной системы практикуется повсеместно – лица, которые находятся за пределами страны и которым угрожает возвращение, имеют все основания опасаться причинения им серьёзного вреда по возвращении в Узбекистан, констатируют авторы исследования.

Тем не менее Узбекистану удалось обеспечить сотрудничество с целым рядом постсоветских стран, и в особенности с Россией, по возвращению множества граждан своей страны, объявленных противниками или лицами, представляющими угрозу для национальной безопасности. Многие подобные запросы об экстрадиции основываются на сфабрикованных доказательствах либо недостоверных фактах.

«Силовые структуры Узбекистана без колебаний прибегали к похищению из России беженцев и просителей убежища в тех редких случаях, когда российские власти отказывали в их экстрадиции или Европейский суд выносил «постановление о временных мерах», чтобы остановить экстрадиции в Узбекистан. В действительности российская полиция и сотрудники Федеральной Службы Безопасности России (ФСБ) зачастую оказывались замешанными и в организации подобных похищений», - говорится в тексте.

Адвокаты и активисты сообщили Amnesty International, что, насколько им известно, российские власти не провели ни одного эффективного расследования случаев похищений, к которым привлекали их внимание.

До тех пор, пока Россия беспрекословно удовлетворяет запросы Узбекистана об экстрадиции или попустительствует незаконным похищениям и выдачам, люди по‐прежнему будут страдать от мучительных пыток, безнаказанно применяемых Узбекистаном, указывают составители доклада.

«Российские власти не просто закрывают глаза на пытки и отсутствие правосудия в Узбекистане, они ему в этом даже помогают», - заявил Джон Дальхизен, директор программ Amnesty International в Европе и Центральной Азии.

«Россия должна прекратить такие похищения и выдворения, нарушающие её обязательства в области прав человека, и гарантировать, что ни один человек, которому угрожают пытки, не будет возвращён в Узбекистан. Следует оказать всё возможное давление на Узбекистан с тем, чтобы он прекратил применение пыток и других видов жестокого обращения и обеспечил проведение справедливых судебных разбирательств, полностью соответствующих международным стандартам», - добавил он.

Пытки и репрессии под предлогом обеспечения безопасности

В докладе отмечается, что власти Узбекистана регулярно ссылаются на «борьбу с терроризмом» и «антигосударственной» деятельностью, чтобы оправдать неправомерное судебное преследование политических противников, а также предполагаемых участников и сторонников запрещённых исламистских группировок.  

В 2013 году российские власти отказали Узбекистану в запросе на экстрадицию Мирсобира Хамидкариева, узбекистанского кинопродюсера и бизнесмена. Ему были предъявлены обвинения в создании незаконной исламистской группы, после того как кто-то услышал, как он на неформальной встрече выразил поддержку женщинам, носящим головные платки.

Тем не менее, в июне 2014 года Мирсобир был похищен. В Москве его держали в полной изоляции, пока сотрудники ФСБ не передали его агентам узбекистанских спецслужб. После этого его принудительно вернули в Узбекистан. Сотрудники силовых структур Узбекистана выбивали из Мирсобира «признательные показания» - они выбили ему семь зубов и сломали два ребра, прежде чем отправили в колонию строгого режима, где он провёл несколько недель в карцере.

Там его привязывали к прикреплённой к стене комнаты для допросов штанге, так чтобы его голова свешивалась вниз, и регулярно избивали. Впоследствии его признали виновным в совершении преступлений, связанных с экстремизмом, на основании полученных под пытками «признаний» и приговорили к восьми годам тюремного заключения. Он должен выйти на свободу в 2022 году.

Во многих других случаях дела жертв рассматривались в ходе несправедливых судебных разбирательств, в результате которых людей приговаривали к длительным срокам тюремного заключения в жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство условиях.

Европейский суд по правам человека за три последних года, до марта 2016 года, вынес как минимум 17 решений с осуждением принудительного перемещения людей в Узбекистан.

Угрозы семьям

Власти Узбекистана также регулярно преследуют и угрожают семьям «подозреваемых», чтобы они дали показания против своих родственников или сообщили об их местонахождении, сообщает Amnesty International.

В январе 2016 года [жителя Ташкента] Артура Авакяна задержали на четыре недели и пытали, пока он не дал показания против своего старшего брата, Арамаиса Авакяна, владельца рыбного хозяйства, обвинявшегося в «террористической» деятельности. Сотрудники милиции связывали Артура по рукам и ногам, прикрепляли электроды к ушным мочкам и пропускали через них ток, пока его язык не прилипал к деснам.

Друзья и родственники Арамаиса уверены, что его уголовное преследование связано с желанием местных властей забрать себе его успешное рыбное хозяйство. После примерно пяти месяцев, проведённых под стражей, его доставили в суд на носилках и приговорили к семи годам тюремного заключения на основании сфабрикованных обвинений в «терроризме».

Четверо его друзей и коллег также были обвинены в антиконституционном заговоре, саботаже и участии в религиозной экстремистской организации, и приговорены к заключению сроком от 5 до 12 лет.

Арамаис (христианин по вероисповеданию – AsiaTerra) рассказал в Джизакском областном суде по уголовным делам, что его пытали с тем, чтобы заставить «признаться» в том, что он является сторонником «Исламского государства».

Заключительное слушание заняло чуть больше часа, а жене Арамаиса Авакяна не разрешили войти в зал суда. Его адвоката лишили лицензии за три дня до заключительного слушания.

Арамаис Авакян последовательно отверг выдвинутые против него обвинения и рассказал суду в начале процесса, в январе, что сотрудники СНБ пытали его, чтобы заставить признаться в том, что он сторонник «ИГ» и планировал проведение терактов в Джизаке. Сотрудники СНБ сломали ему несколько рёбер и пытали электрошоком.

Некоторые из свидетелей обвинения заявили в суде, что представители спецслужб задержали и пытали их тоже, чтобы они дали показания на Арамаиса Авакяна и его товарищей.

Однако судья проигнорировал все утверждения о пытках и других видах жестокого обращения и принял полученные под принуждением признательные показания обвиняемых в качестве [неоспоримых] доказательств.

В окончательном вердикте говорилось, что все обвиняемые признали предъявленные им обвинения, несмотря на то, что Арамаис Авакян заявил, что отказывается их признавать.

Двадцать второго марта 2016 года, в ходе слушаний дела по апелляции в Джизакском областном суде по уголовным делам Авакян опять сообщил судье, что его пытали электрошоком, чтобы получить признательные показания.

Он показал судье и другим, присутствовавшим в зале суда, следы пыток на теле.

Его соответчик Фуркат Джураев, которого приговорили к 12 годам тюремного заключения, сказал судье, что его тоже пытали и поднял брюки, чтобы показать, что его ноги покрыты тёмными синяками от ударов.

Далее он заявил: «Почему с нами так унизительно обращаются? Нам бы никогда и в голову не пришли такие вещи, как убить кого-нибудь, уничтожить сотрудников СНБ, взорвать правительство! Это все придумали сотрудники СНБ и повесили на нас. Они представили нас джихадистами, которые готовы поехать в Сирию! Мне уже всё равно! Я не боюсь СНБ! Если они хотят убить меня, дайте им убить меня ‐ я ни в чём не виновен! Я ничего не признаю! Мои друзья [соответчики] тоже не виновны! Они заставляли нас давать показания друг на друга».

Мать Фурката Джураева рассказала, что присутствовавшие в зале суда плакали, когда её сын и его соответчики описывали, как их пытали.

Судья [Боймуродов], тем не менее, не поручил прокурору расследовать утверждения о применении пыток и отклонил апелляции.

Подробнее о деле Авакяна и его товарищей можно прочитать здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.  

Двадцатого февраля 2016 года, на следующий день после вынесения приговора Арамаису Авакяну и его товарищам по итогам вопиюще несправедливого судебного разбирательства, его жене, Ширин Турсиновой, сообщили, что жители её махалли (квартала – AsiaTerra) приняли решение изгнать её и детей из дома.

Члены комитета махалли (назначаемого государством – AsiaTerra), которые в срочном порядке созвали жителей на встречу, сказали Ширин Турсиновой, что присутствовавшие приняли такое решение из-за «действий её мужа‐террориста» и ещё потому, что она давала интервью иностранным журналистам, оклеветала представителей местной власти и нанесла ущерб репутации Узбекистана, отмечает правозащитная организация.

Amnesty International обращает внимание на то, что родственники задержанных часто боятся обращаться к адвокатам и правозащитным организациям за помощью, поскольку сотрудники силовых структур постоянно угрожают им, что если они это сделают, то условия содержания их близких станут ещё хуже.

«Власти Узбекистана пойдут на всё, чтобы вернуть своих граждан и отдать их в руки «правосудия», а российские власти всегда готовы оказать им такую услугу», - прокомментировал ситуацию Джон Дальхизен.

«Россия и Узбекистан стали подельниками в преступлении. Международное сообщество должно прямо осудить это и проявить осторожность в своём сотрудничестве в области безопасности с этими странами», - таков один из основных выводов доклада.


Соб. инф.