Узбекистан: врачи и учителя не лечат и не учат, а собирают хлопок

Среда, 21 Сентября 2016

В ходе нынешней хлопкоуборочной кампании вновь массово применяется принудительный труд – со смертью Ислама Каримова в стране ничего не изменилось. Согласно поступающим сведениям, узбекские власти отправили на поля студентов, врачей, учителей, работников государственных и частных предприятий, словом, всех, кого удалось «загрести», попутно делая всё возможное, чтобы информация об этом не попадала в СМИ. Руководитель неформального «Правозащитного альянса Узбекистана» Елена Урлаева в течение трех дней объехала несколько районов Ташкентской области, и убедилась, что врачи и медсестры не занимаются своим делом, а гнут спину на чужих плантациях.

Букинский район

16 сентября правозащитница отправилась в рейд по выявлению случаев эксплуатации медиков и педагогов на сборе хлопка в Букинском районе Ташкентской области. Там она встретилась с сотрудниками центральной поликлиники Букинского района, от которых узнала, что с 13 сентября, под руководством врачей Ф. Имомова. и М. Мирсолиевой, они выехали в 30-дневную «командировку» в отдалённый район Бустон.

Это Мутабар Тошбоева, Феруза Абдуллаева, Дильшод Абдуллаев, Сожида Эргашева, Дониёр Жураев, Захро Утаева, Уктам Хакимов, Насиба Умарова и многие другие. Медикам, не пожелавшим собирать хлопок, пришлось заплатить по 600 000 сумов (около 100 долларов) на оплату наёмных хлопкоробов.

Елена Урлаева и Малохат Эшанкулова, Узбекистан, 2015 год

Елена Урлаева и Малохат Эшанкулова, Узбекистан, 2015 год

Также на сбор хлопка были вывезены на 30 дней врачи, медсестры и санитары центральной больницы города, сельских поликлиник, «скорой помощи», стоматологи (очевидно, из частных стоматологических клиник – AsiaTerra).

Елена Урлаева приехала к врачам, мобилизованным на работы в Бустон, где они ночуют и где расположены хлопковые штабы. Медработники сообщили, что начинают работать с 7 часов утра, норма сбора хлопка - 70 килограммов в день, питанием обеспечивает хокимият (администрация – AsiaTerra), работают до 18 или 19 часов вечера, спят в частных домах, в комнатах при штабах, в школе № 42. Они распределены по отрядам, например отряд № 478 состоит из 240 человек – это сотрудники центральной больницы и некоторых поликлиник.

Когда правозащитница беседовала с ними на поле, к ней подошёл начальник этого отряда Усмон Хаитов и попросил её уйти. Он сказал, что на поле работают жители махалли и наёмные хлопкоробы, то есть попытался ввести её в заблуждение.

Примерно в 70 метрах от этого поля Елена увидела личный штаб хокима Даврона Султанова, это большая брезентовая палатка, внутри которой поставлены топчан со столом и отдельный стол с компьютером, где сотрудник обрабатывает информацию о сборе хлопка. Пол застелен коврами, возле штаба круглосуточно дежурит охранник.

Сотрудник этого штаба рассказал ей, что хоким [района] Султанов часто сюда приезжает и ездит с проверкой по полям, и что об участии медиков в сборе хлопка говорить посторонним запрещено.

Врачи и медсестры центральной поликлиники работают в отряде №472, начальник этого отряда тоже сказал Елене Урлаевой, что в его отряде трудятся наёмные рабочие, что опять-таки не соответствовало действительности.

Правозащитница опросила также педагогов - руководителей кружков и методистов, которые объяснили, что их вывозят на хлопок после обеда и в свободные от работы дни, норма сбора хлопка составляет 50 килограммов, организатор этих поездок – заведующий районо М. Кушинбаев.

Елене удалось пройти в хлопковый штаб при хокимияте Букинского района, хотя возле ворот хокимията сидел охранник и никого из посторонних людей туда не пропускал, утверждая, что это режимный объект.

Хлопковый штаб расположен за главным зданием хокимията, на его территории установлены две большие брезентовые палатки, где видны столы и кровати. Рядом, под большим навесом, расположен большой стол, за которым сидели 20 мужчин в гражданской и камуфляжной одежде, у некоторых были рации, среди них были и сотрудники прокуратуры. Один из людей в камуфляжной форме сообщил руководителю ПАУ, что они обрабатывают хлопковые сводки со всего района.

Правозащитница также обнаружила, что в прокуратуре района отсутствуют прокуроры, зато рядом с хокимиятом установлен баннер, извещающий о запрете принудительного труда, с рисунками медиков и учителей и контактным номером связи - 1092.

Кроме этого выяснилось, что в Букинском районе собирают хлопок врачи и учителя из Кибрайского района Ташкентской области, а также сотрудники предприятий города Ангрена, они находятся в колхозах «Мичурин», «Гулистон» и других, их вывезли на 30 дней.

Все разговоры, которые она вела, Елена Урлаева записала на диктофон.

Нижнечирчикский район

17 сентября правозащитница вновь выехала в рейд, теперь в Нижнечирчикский район Ташкентской области.

Там она встретилась с врачами центральной больницы города Дустабада (бывший Солдатский), которые пожаловались, что их - хирургов, невропатологов, терапевтов - заставляют ходить по домам и уговаривать жителей выходить на сбор хлопка. За каждым врачом закреплена одна улица, и он должен уговорить хотя бы одного человека из каждого дома. А в выходные дни врачи обязаны собирать хлопок собственноручно, вместе с заведующей больницей Гульбахор Сагиевой.

Врач поселковой поликлиники по имени Зинур рассказал Урлаевой, что его и всех медиков принуждают собирать хлопок в посёлке «Янги Хаёт» («Новая жизнь»)

Сбор хлопка в Ташкентской области. Фото 2008 года

Сбор хлопка в Ташкентской области. Фото 2008 года

Елена Урлаева также сообщает, что на хлопковом поле возле поселка Агамай, в отряде №868, работают медики инфекционной больницы и поликлиники №9, воспитатели и нянечки детских садов, педагоги школ №14, №42 и №31.

В принудительном порядке собирают хлопок и родители учеников школы №28, рассказавшие, что её директор по имени Зульфия заставляет их выходить в поле или сдавать деньги на оплату наёмных рабочих, ссылаясь на некий указ президента Узбекистана.

В свою очередь, жители махаллей «Юнусова» и «Минг чинор» пожаловались Елене, что по домам ходят сотрудники милиции и СНБ и заставляют каждую семью отправлять одного человека на уборку хлопка.

Правозащитница сообщает, что на полях было много многодетных матерей, которые оставили детей дома, и, под угрозами, принудительно собирают хлопок.

По ее словам, приказы о принудительном сборе хлопка отдаёт хоким Нижнечирчикского района Джахонгир Абдуразаков.

Янгиюль и Чиназ

18 сентября Елена Урлаева и независимый журналист Малохат Эшанкулова, активисты группы «Бесстрашные», выехали в Чиназский районе Ташкентской области.

Сначала они приехали в сельсовет Яллама, где в здании лаборатории по селекции и в школе №18 с 13 сентября разместились 220 врачей и медсестер из центральной поликлиники и многопрофильной больницы города Янгиюля. Их привезли сюда на 30 дней.

Рядом с этими зданиями на территории были оборудованы кухня и столовая. «Призванные» в трудовую армию медработники спят на полу на своих постелях, питание - за счёт хокимията, норма сбора хлопка - 70 килограммов в день, хлопок врачи и медсестры собирают на полях фермера Муроджона Эрназарова.

В посёлке «Русский Чиназ» (Янги Чиназ – AsiaTerra), в школе № 6, расположились для проживания сотрудники роддома во главе с заведующим по имени Алижон и 200 сотрудников центральной больницы города Янгиюля, которой заведует Шаходат Ташкентбаева. Директор школы №6 А. Насыров разместил мужчин на втором этаже, а женщин - на первом. На втором этаже также есть комнаты-кабинеты для охранника (он спал на кровати, его камуфляжная форма висела рядом) и для сотрудников милиции.

В школе №28 директор Ф. Пулатов устроил хлопковый штаб, а также поселил врачей из отделений хирургии, терапии, «скорой помощи», экстренного и реанимационного отделений Янгиюльского райздрава. Они работают на полях фермера по имени Улугбек.

«Бесстрашные» также выяснили, что медработников поликлиник и больниц города Чиназа ежедневно в 7 часов утра вывозят автобусами в поля на сбор хлопка. Все они работают в качестве хлопкоробов принудительно и тайно.

«Непонятно для кого премьер-министр Шавкат Мирзиёев выпускал постановление кабинета министров Узбекистана «О дополнительных мерах по реализации в 2014-2016 годах ратифицированных республикой Узбекистан конвенций Международной организации труда (МОТ)», направленное на недопущение использование принудительного труда?» - задаются вопросом Елена Урлаева и Малохат Эшанкулова.

В своем сообщении они называют министерства республики (в том числе министерство здравоохранения), МВД, СНБ, прокуратуру Узбекистана «организованной преступной группой, занимающейся массовым принуждением медиков к сбору хлопка».


Соб. инф.