Узбекистан: Остановить применение карательной психиатрии в отношении Джамшида Каримова!

Среда, 23 Ноября 2016

Обращение друзей и коллег журналиста, принудительно содержащегося в психиатрической больнице

22 ноября 2016 года

Джамшид Каримов

Независимый узбекский журналист Джамшид Каримов принудительно и тайно содержится в психиатрической больнице города Самарканда с января 2012 года и по сей день. Врачи, действующие по указанию руководства страны, препятствуют распространению любой информации о состоянии здоровья журналиста, а его самого содержат в полной изоляции от «внешнего мира», не считая редких свиданий с его дочерью.

Джамшид Каримов - сын старшего брата президента Узбекистана Ислама Каримова, Арслана. Он родился и жил в городе Джизаке (Самаркандская область) и с начала 2000 годов сотрудничал с международными СМИ, в частности, с Institute for War and Peace Reporting (IWPR), агентством «Фергана.Ру», независимым узбекистанским веб-сайтом «Арена». Известен своими журналистскими расследованиями противозаконной деятельности местных властей. Активно выступал против цензуры, авторитаризма всех уровней.

Начиная с 2004 года Джамшид Каримов неоднократно подвергался нападениям и избиениям неизвестных, преследованиям со стороны местных властей, у которых был костью в горле. Сам он связывал это со своей журналистской деятельностью.

Впервые Джамшид Каримов был помещен на принудительное лечение в психиатрическую больницу в середине сентября 2006 года. Это произошло по решению городского суда Джизака, которое принималось тайно, без участия Джамшида, а также его защитников и членов семьи, и даже без их уведомления. Не вызывает сомнений в том, что это было наказанием за его работу, а также за данное им интервью, содержащее критические высказывания в отношении дяди-президента.

Проведя в Самаркандской психиатрической больнице пять лет, в ноябре 2011 года Джамшид вышел на свободу. Предположительно, его освободили тогда после визита в Узбекистан Госсекретаря США Хиллари Клинтон. «После того, как Джамшида отпустили, я разговаривал с ним по телефону, - рассказывает друг Каримова, журналист Улугбек Хайдаров, эмигрировавший в Канаду. - Голос его был прежним, сознание ясное, он не изменился. Я посоветовал ему не делать сейчас резких заявлений, просто отходить от всего и отдохнуть, набраться сил... Однако он не слушался. Искал выходы на международные СМИ, правозащитников, хотел предать огласке свою судьбу. Ему было что рассказать».

Эта запись голоса Джамшида Каримова была сделана в конце 2011 года. «Тут все просто: у меня одна жизнь. И, естественно, только одна смерть. Два раза я не умру. И я не намерен иметь сто лет жизни, как крокодил. Я человек. И жизнь хочу прожить, как человек, а не на полусогнутых. Вот так. Тем более, что я никакого правонарушения не совершал, не совершаю и не собираюсь совершать. Насильничать, воровать и убивать - это не моя профессия. Я всего лишь работник средств массовой информации. Я даже не политик и не правозаступник. Я просто "мистер новости", вот и все».

Вскоре, в начале 2012 года, по приказу властей Джамшид Каримов снова был помещен в больницу. «Его посадили туда черед два месяца после того как выпустили, - рассказывает его 19-летняя дочь Евгения. - В самаркандскую психушку, которую в народе называют «Супер». Держат в комнате с зарешеченными окнами, как в тюрьме. Там сидят разные люди, даже убийцы. Никакого суда не было. Его вызвали в СНБ на «разговор», а когда он подошел, сильно избили четверо, прямо на улице, выбили зуб, затолкали в машину и туда отвезли. Он был весь в синяках. Говорил, что если бы на него напал один человек, то он смог бы отбиться, но их было четверо».

По ее словам, через несколько месяцев после того как ее отец вторично попал в «психушку», состояние Джамшида стало резко ухудшаться, и в итоге он чуть не умер. Точно сказать, что с ним было, она не может, предполагает, что это была реакция на препараты, которые ему то ли кололи, то ли добавляли в чай. «Мне сказали, что сам [президент] Каримов дал указание врачам привести его в норму», - поясняет она, называя своего двоюродного деда по фамилии.

«Милиционеры его всё время охраняют, если я прихожу к нему, они обязательно должны сидеть и слушать, о чем я говорю. Ему нельзя ничего лишнего сказать: всегда присутствуют несколько человек - иногда один, иногда двое, иногда трое. Перед этим у меня отбирают телефон, чтобы я его не сфотографировала. От него скрывают, что президент умер, возможно, считают, что он начнет требовать, чтобы его отпустили. И милиция запрещает об этому ему говорить. Он до сих пор надеется на освобождение. Но говорит: «Пока он [Ислам Каримов] не умрет, меня не выпустят». И часто повторяет, что, наверно, не доживет до этого».

Очевидно, что Джамшид Каримов, которому сейчас 49 лет, является жертвой карательной психиатрии, в связи с тем, что сотрудничал с иностранными СМИ, критически настроенными по отношению к режиму, установленному его дядей. Во время своего короткого выхода на волю он рассказал, что врачи поставили ему диагноз «вялотекущая шизофрения», однако, даже если отбросить сомнения в заказном характере этого диагноза, очевидно, что никакой опасности ни для общества, ни для кого-либо еще Джамшид Каримов не представлял (он тихий, мирный человек) и заточать его на долгие годы в «психушку» не было никакой необходимости.

Друзья и коллеги Джамшида заявляют о том, что его содержание в психбольнице и «лечение» имеют характер карательной психиатрии и призывают международных правозащитников, ООН, ОБСЕ, ЕС и все страны, отстаивающие принципы свободы слова и права человека, озаботиться судьбой Джамшида Каримова и потребовать от властей Узбекистана немедленного освобождения и независимого психиатрического освидетельствования журналиста.

Подписи

Алексей Волосевич, независимый журналист, Узбекистан

Аркадий Дубнов, журналист, Москва

Ганимат Захид, главный редактор азербайджанской газеты "Азадлыг" ("Свобода")

Даниил Кислов, главный редактор ИА "Фергана.Ру", Москва

Ёдгор Обид, поэт, член Международного ПЕНклуба, Австрия

Ивар Дале, старший советник, Норвежский Хельсинкский Комитет

Канат Адилов, независимый блогер, Прага

Кудрат Бабаджанов, журналист, Стокгольм

Людвика Влодэк, социолог и публицист, Варшавский университет, Польша

Мария Шищенкова, координатор по защите, Front Line Defenders, Париж

Надежда Атаева, президент Ассоциации "Права человека в Центральной Азии", Франция

Стив Свердлоу представитель Human Rights Watch по Центральной Азии.

Улугбек Хайдаров, независимый журналист, Ванкувер (Канада)

Умида Ниязова, Узбекско-Германский Форум по правам человека

Шухрат Бабаджанов, журналист и художник, Прага

Эмин Ахмедбеков, руководитель русского бюро телевизионной программы "Азербайджан Сааты" ("Час Азербайджана").


Соб. инф.