Тюменская студентка Айла Сафронова, объявленная Зари Умировой, уже месяц находится в заключении в Узбекистане

Среда, 11 Января 2017

Вот уже месяц в ташкентском СИЗО удерживается 20-летняя Айла Сафронова, студентка тюменского техникума индустрии питания и беженка из Донбасса, незаконно депортированная из России под именем Зари Умировой. 7 декабря в Тюмени она была задержана полицией, а 12-го выслана в Узбекистан, страну в которой до этого никогда не была, и гражданкой которой не является. Выслана без денег и личных вещей. В России девушка жила с трехлетнего возраста, здесь же она окончила школу, получила аттестат и поступила в техникум.

Подобная ситуация сложилась по совокупности двух причин – конфликта ее матери, Натали Сафроновой, с тюменским управлением по миграции и того обстоятельства, что восемь лет назад женщина, не имея документов, чтобы устроить детей в школу, от безысходности воспользовалась поддельными ксерокопиями с узбекскими именами и фамилиями. За этот проступок ее давно оштрафовали, однако сейчас та, казалось бы, уже забытая история, дала возможность чиновникам «уличить» ее в том, что в 2014 году, после недолгого отсутствия, она въехала в Россию с детьми уже под чужими именами.

Долгая предыстория

По словам Натали Сафроновой, до 1999 году ее семья проживала на Украине (тогда Айле было всего три года). И она сама, и ее дочь родились в городе Макеевка Донецкой области, а свидетельство о рождении Айлы выписано в Славянске, куда Натали переселилась после замужества.

Школьное выпускное фото Айлы

Школьное выпускное фото Айлы

В 1999 году Сафроновы решили перебраться в Россию, в Казань, где у матери Натали была куплена трехкомнатная квартира. Женщина оформила доверенность на дочь и та первой отправилась в этот город, вместе с детьми. Родители вместе с ее мужем выехали в Казань немного позже, но около Славянска попали в автоаварию. Соседка сообщила Натали о том, что все они погибли (через 13 лет она узнала, что муж выжил, но стал инвалидом).

Получив это известие, женщина решила обменять квартиру на меньшую, с доплатой, чтобы на эти деньги похоронить родителей и мужа. Но нарвалась на «черных риэлторов», которые после оформления договора обмена завезли ее с детьми в лес, избили до полусмерти, присыпали землей и ветками, забрали деньги и документы, но детей не тронули. Утром следующего дня ее нашли грибники, по плачу детей, унесли к себе в вагончик и выходили. Натали получила тяжелую травму головы, потеряла память, которая частично вернулась только через три года. «Риэлторы» сделали фальшивую справку о её смерти и отправили по месту проживания в Славянск. Узнав, что Натали выжила, стали ее разыскивать. Об этом ее предупредила знакомая женщина, которая помогла ей уехать подальше, в Сибирь. В результате она оказалась в Нефтеюганске, без документов, с малолетними с детьми. Не помня, где конкретно проживала, она делала запросы для установления своего прежнего адреса.

В Сибири они жили с 1999 по 2012 годы, без документов, по словам Натали Сафроновой, обращаясь за помощью куда только было можно. Но местные чиновники не спешили помогать женщине, рассказывающую странную историю, с восстановлением паспорта и свидетельств о рождении, а годы шли и, несмотря на многократные обращения, детей не принимали в школу. До шестого класса они не посещали школьных занятий, с ними занимались друзья семьи, по школьным учебникам.

По совету директора школы в Нефтеюганске «предоставить хоть какие-то документы», чтобы устроить детей в школу, Натали решила использовать чужие ксерокопии. Один из ее знакомых договорился с рабочими-узбеками, занимавшимися у него ремонтом, и те сделали для нее на компьютере ксерокопию узбекского паспорта и свидетельства о рождении на ее детей - Дениса и Айлу. Так она стала Саодат Чаршанбиевной Хайитовой, а ее дети – Наврузом Хайитовым и Зари Ахмад кызы Умировой.

Благодаря этим липовым ксерокопиям ей удалось устроить детей в школу в Нефтеюганске. Натали признаёт, что совершила правонарушение, но говорит, что другого выхода у нее не было. За предоставление в школу № 14 чужих ксерокопий свидетельств о рождении в 2010 году она понесла наказание: был составлен административный протокол и выписан штраф в размере 4-х тысяч рублей. К более серьезной ответственности ее привлекать не стали, поскольку подделаны были не оригинальные документы, а ксерокопии. Детей тогда пожалели и оставили учиться в школе. Отметим, что высылать их в то время никто не стал.

Через какое-то время Натали вспомнила, что в Житомире жила ее бабушка со стороны отца, но, как выяснилось, к тому времени та уже умерла. Ее соседи через третьих лиц сообщили, что ее муж выжил после автомобильной аварии. Ему тоже передали, что жена жива и находится в России, через 13 лет им удалось встретиться и через Славянский ЗАГС Донецкой области восстановить свои документы и документы на детей, утраченные в 1999 году. Они снова начали жить вместе на Украине, надеясь на лучшее.

В 2014 году началась война, ее муж, Максим Алексеевич Сафронов, ушел в ополчение в Славянске и погиб. Натали с детьми бежала в Россию, по пути их микроавтобус попал под обстрел украинских военных и сгорел, а сами они получили пулевые и осколочные ранения. После этого были размещены в лагере беженцев «Красный десант» в Неклинском районе Ростовской области, где жили в течение пяти месяцев. У них есть документы, выданные в полевом госпитале и подтверждающие их ранения.

Школьная фотография Айлы

Школьная фотография Айлы

Им снова пришлось вернуться в Сибирь, в Нефтеюганск, затем они переехали в Тюмень. Украинские паспорта в Ростове были сданы в Управление федеральной миграционной службы (УФМС) при получении свидетельства о предоставлении временного убежища, выданного Ростовским УФМС 5 ноября 2014 года (серия BY №0040960), находились в её личном деле и передавались в подразделение этого ведомства по месту регистрации. Сафроновым было предоставлено временное убежище и целый год они жили в России на законных основаниях. За это время дети закончили школу – 11-й и 9-й классы, после чего Айла поступила в техникум, на бюджетное место, а Денис в колледж.

«В убежище отказать»

22 сентября 2015 года, за месяц до окончания срока предоставления убежища Натали Сафронова обратилась для его продления. Тогда и «всплыла» давняя история с ксерокопиями, хотя, как утверждает Натали, она и не скрывала ее от сотрудников миграционных служб. Представители Тюменского УФМС позвонили коллегам в Нефтеюганск для ускорения передачи дела, а те сообщили, что восемь лет назад для записи детей в школу женщина использовала ксерокопии с другими именами. После этого у её семьи начались проблемы.

«Заявление у меня приняли, но 9 декабря 2015 года изъяли свидетельство о временном убежище, якобы для продления, взамен выдали справку без фотографии и более чем на год оставили без документов, соответственно, без работы и средств к существованию, - рассказала нашему изданию Н. Сафронова. – Устанавливать наши личности у них не было необходимости, так как мы въехали в Россию совершенно легально, имея на руках подлинные документы, подтверждающие наше украинское гражданство».

Она уточнила, что оригинальных документов на фамилии Хайитовых и Умировой у неё никогда не было, а ксерокопии не являются официальными юридическими документами, юридической силы не имеют, и доказательством в суде считаться не могут. К тому же они не были заверены нотариусом, так как без предоставления оригиналов паспортов или свидетельств о рождении их никто не заверяет. Более того, за предоставление этих ксерокопий в школу № 14 Нефтеюганска она уже понесла административное наказание, а дважды за одно и то же наказывать нельзя (статья 50 Конституции РФ).

В ее рассказе можно, конечно, усомниться. Но чтобы дать показания по поводу этих ксерокопий минувшим летом в Тюмень приезжал пенсионер Василий Зубов из Нефтеюганска, который некогда и общался с изготовившими их узбекскими рабочими. Он признает, что фабрикация ксерокопии была не лучшей идеей, но это было сделано, чтобы хоть как-то устроить детей в школу. Василий Федорович жив-здоров и сейчас, но его свидетельство тюменских полицейских не интересует.

Аттестат об образовании Айлы

Аттестат об образовании Айлы

По неизвестной причине Тюменское УФМС присвоило себе право устанавливать личность и проводить расследование на основании ксерокопий, игнорируя подлинные документы. 20 февраля 2016 года оно приняло решение об отказе семье Сафроновых в продлении срока временного убежища, подозревая их в том, что они являются гражданами не Украины, а Узбекистана, и вынесло вердикт, что именно те поддельные ксерокопии являются достоверными документами, а потому Натали с ее детьми должны быть выдворены из страны.

Между тем судебного решения о признании их гражданами Узбекистана и об их депортации нет, есть только решение об отказе в предоставлении временного убежища, которое Сафронова безуспешно пыталась обжаловать сначала в районном суде города Тюмени, а затем в апелляционном суде. Она требовала дополнительных экспертиз по установлению их личностей и гражданства. «Однако судья Жижин поддержал чиновников и в своем решении слово в слово переписал заключение УФМС», - отмечает она.

При этом очевидно, что наличие поддельной ксерокопии не является доказательством того, что Натали Сафронова – это гражданка Узбекистана Саодат Хайитова.

Свидетельство о рождении Айлы Сафроновой

Свидетельство о рождении Айлы Сафроновой

В ноябре 2016 года из генерального консульства Узбекистана в Новосибирске были получены сертификаты на возвращение семьи в эту республику. Подобные документы выдаются консульскими учреждениями гражданам своих стран, чтобы они имели возможность вернуться на родину. В данном же случае они были тайно изготовлены совместно с Тюменским УФМС (даже фотографии пересняты с украинских сертификатов, хранящихся в личном деле Натали Сафроновой в этом ведомстве). Сами представители миграционной службы России судьбой депортированных после их высылки за пределы страны не интересуются, заявляя, что это не входит в их полномочия.

Натали Сафронова готовилась подать кассационную жалобу, но представители УФМС не стали этого дожидаться, и сразу после решения апелляционного суда начали скрытно выслеживать её и её детей.

Заключение в Ташкенте

7 декабря сотрудники УФМС по Тюменской области задержали Айлу Сафронову, когда она шла на учебу, и отвезли сначала в полицию, а затем в Центр временного содержания иностранных граждан или лиц без гражданства, подлежащих депортации. Ей сообщили, что суд, который должен был принять решение о ее высылке, должен состояться 14 декабря. Однако через пять дней, не дожидаясь суда, Айлу отправили в Узбекистан под именем Зари Умировой, тем самым признав ее имя и фамилию не настоящими.

До узбекской столицы девушку на самолете, в наручниках, сопровождал сотрудник Тюменского УФМС, передавший её узбекским пограничникам и вручивший им узбекский сертификат на имя Зари Умировой. Айла не получала его на руки, не расписывалась в его получении, и не признает его как личный документ. У нее на руках были свидетельство о предоставлении временного убежища, украинский паспорт, сертификат возвращения в Украину, украинское свидетельство о рождении, регистрация в Тюмени, российский ИНН и российское страховое свидетельство, которые она отдала узбекским пограничникам. Об этом она сообщила близким в день прилета (в первый день в Ташкенте ей давали возможность общаться по телефону).

Два дня девушка провела в аэропорту Ташкента, где сотрудники пограничного контроля держали ее в изоляции, а затем отправили в спецприемник, в камеру временного заключения. Так она оказалась в тюрьме предполагаемой страны рождения, где 17-го декабря, и встретила своё 20-летие, а затем Новый год.

«Два с половиной года тому назад она потеряла отца, пережила войну в Донбассе, сейчас потеряла семью и близких друзей, ее отчислили из техникума, у неё забрали документы - студенческий билет, зачетную книжку, транспортную карту, чтобы ничто не указывало, что она - Айла Сафронова. Она оказалась в тюрьме в чужой стране, одна, ей даже не оказали медицинскую помощь, несмотря на то, что у неё в брюшной полости опухоль, её держат в холодной камере, где у нее обострилось воспаление, к ней никого не пускают, и никто ее не слушает», – обрисовала ситуацию ее мать.

По словам тюменского пенсионера Сергея Сыкчина, хорошо знающего семью Сафроновых, с девушкой обошлись не просто бесчеловечно, но и противозаконно.

«Вопрос, на который УФМС упорно закрывает глаза: у Айлы узбекская ксерокопия свидетельства о рождении на имя Умировой. То есть фамилия не матери. А у Дениса ксерокопия свидетельства о рождении на фамилию Хайитова, выписанного в Узбекистане, но местом рождения значится Башкортостан, даже город не указан. Это лишнее доказательство того, что это не подлинные документы. То есть легенда о том, что семья Сафроновых является Хайитовыми, шита белыми нитками», - поясняет он.

«Секретный объект»

В свою очередь, в ташкентском женском спецприёмнике, где девушка очутилась не по своей воле, без законного решения суда о депортации, вообще решили утаить факт ее содержания.

Однако ташкентской правозащитнице Елене Урлаевой, на которую вышли друзья семьи Сафроновых, удалось отыскать Айлу, помещенную в одиночную камеру под именем Зари Умировой, и даже встретиться с ней. Сам приемник-распределитель, как оказалось, находится неподалеку от столичного аэропорта, рядом с жилым массивом Башлык.

«Мне разрешили пятиминутное свидание, я представилась как родственница Зари Умировой из Сурхандарьи. Айла мне подтвердила, что у неё осколочные ранения (получила во время обстрела автобуса в украинском Славянске), что у неё [есть] мама Натали и брат Денис в России, и что она впервые в Узбекистане. Айлу вывели из одиночной камеры, и, как мне проговорились некоторые здешние сотрудники, она содержится в секретном учреждении», - рассказывает правозащитница.

Акт идентификации Дениса Сафронова

Акт идентификации Дениса Сафронова

После того как о месторасположении «секретного объекта» стало известно, в МВД Узбекистана, по словам Урлаевой, попытались выкрутиться из щепетильной ситуации, утверждая, что без паспорта эта девушка никак не могла прилететь в страну: мол, Россия тщательно проверяет личности депортируемых. Однако никто не может объяснить, каким же образом в течение месяца она удерживается в спецприемнике и с какой целью её постоянно допрашивают. Никаких связей с внешним миром у неё нет, к тому же девушка сидит в холодной камере, мучается сердечной астмой и другими заболеваниями.

Сразу же после новогодних праздников Елена Урлаева провела акцию протеста против незаконной депортации Айлы Сафроновой. А в заявлении на имя замминистра МВД и в одном лице начальника ГУИН Абдукарима Шодиева потребовала срочно оказать заключенной медицинскую помощь и освободить ее.

Тем временем узбекская сторона не спешит признавать Айлу своей гражданкой и сделала запросы в Россию и Украину об установлении её личности. Понятно, что если та является гражданкой не Узбекистана, а Украины, то ее депортация незаконна. Однако сейчас обсуждается вопрос её отправки именно на Украину, то есть туда, откуда ее семья, собственно, и бежала. Если учесть, что она дочь ополченца, убитого украинскими военными, то возвращение ее в эту страну не может быть безопасным. Сама она смешанного происхождения - мать наполовину татарка, наполовину русская (бабушка - гречанка), а отец русский. Свое необычное имя она получила по просьбе бабушки.

Что касается Натали Сафроновой, то сейчас в Тюмени ее усиленно разыскивают полицейские, и вместе с сыном она вынуждена от них скрываться. У женщины онкологическое заболевание, после высылки дочери ей стало хуже, и она попала в больницу. Но если её найдут, то тоже отправят в Узбекистан, поскольку Тюменское УФМС считает, что все они – граждане этой страны.

Заговор равнодушия

По мнению Сергея Сыкчина, выписав документы для высылки семьи Сафроновых на «узбекские» имена (Зари Умирову, Саодат Хайитову и Навруза Хайитова), а затем похитив Айлу Сафронову и передав ее в другое государство, Тюменское УФМС совершило должностное преступление. Другими словами, сотрудники этого ведомства виновны в деянии, подпадающем под статью 327 УК РФ («Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков»), совместно с консульством Узбекистана, изготовившим сертификаты на чужие фамилии.

О том, насколько они небрежно отнеслись к этому делу, говорит уже тот факт, что по украинским документам Айле 20 лет, и, при желании, легко можно установить, что еще в 2015 году она училась в школе в Нефтеюганске. Сотрудники же тюменской миграционной службы то пишут, что она 1994 года рождения, то 1985-го (в административном исковом заявлении), то есть ей якобы уже за тридцать.

Сергей Сыкчин обратился в посольство России в Узбекистане с просьбой оказать содействие и пытаясь объяснить, что девушка ни в чем не виновата и не заслуживает такой участи. Но в данном учреждении, никогда и никому не помогающем, ожидаемо отказали в помощи и на сей раз, поскольку Айла хоть и прожила почти всю свою жизнь в России, но гражданкой этой страны не является. А значит, ни закон, ни обычная человечность ни на ее саму, ни на ее семью не распространяются.


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены