Процесс по «делу о вымогательстве» в Павлодаре стараются завершить как можно быстрее

Понедельник, 26 Октября 2015

Государственные обвинители, выступающие на павлодарском закрытом процессе по делу о вымогательстве, потребовали для подсудимых Голышкина и Бахралинова по 12 лет лишения свободы, а Алиясову и Сулейманову – по семь лет, сообщает портал InformБюро.kz.

Напомним, что с 12-го октября в Павлодаре в закрытом режиме идет процесс по делу о вымогательстве у главы администрации области Каната Бозумбаева крупной суммы денег за неразглашение сведений о соучастии его сына Даурена Алдабергена в изнасиловании. Слушания в специализированном межрайонном суде по уголовным делам под председательством судьи Кабиболлы Байгоншекова проходят каждый день, однако наблюдать за ними представители прессы не могут, а адвокатом запрещено о них рассказывать.

Формальной причиной «закрытия» суда стала трогательная забота об «обеспечении безопасности» организатора вымогательства – «бизнесмена» Нуржана Сулейменова. В действительности это было сделано во избежание любых утечек информации о причастности сына главы региона к резонансному преступлению, а руководителей областного КНБ – к вымогательству (как выяснилось на предварительном заседании суда, они могли иметь к нему непосредственное отношение).

О сценарии готовящегося процесса мы писали еще в сентябре. Итогом суда должно стать подтверждение той версии, что акима области шантажировала целая ОПГ под руководством журналиста Голышкина и чиновника Бахралинова, а видеозапись, в которой жертва изнасилования, 20-летняя Анфиса Хафизуллина, и ее подруга, 17-летняя на тот момент Эльмира Кулиева, рассказывали о случившемся, была сфабрикована ради шантажа. Девушки же сказали неправду ради денег - по наущению Голышкина, «авторитетного предпринимателя» Нуржана Сулейменова и полицейского Фархата Алисова, которые, в свою очередь, координировали свои действия с чиновником Бахралиновым.

Таким образом, налицо преступная группа, к счастью, уже разоблаченная и обезвреженная (за что руководитель ДКНБ по Павлодарской области Нуржан Нурсипатов 7 мая был удостоен звания генерал-майора).

В этой связи не вызывало сомнений, что власти постараются завершить формальную судебную процедуру можно быстрее, и, по возможности, без свидетелей (хотя дела о вымогательстве - это дела, связанные с преступлением против собственности, и они не должны идти в закрытом режиме). Адвокат журналиста Анатолий Утбанов еще до начала слушаний заявил, что процесс «сулит немало сенсаций» ввиду грубейшего нарушения законов со стороны целого ряда должностных лиц.

Ускоренное судопроизводство

Именно так все сейчас и происходит. На днях Анатолий Утбанов оставил запись на своей странице в Facebook, где обратил внимание на то, что судья (он же председатель суда) задает такой бешеный темп, что кроме как ночью, адвокатам ничего не удается сделать.

«Я стал невольным участником довольно странного забега на короткую дистанцию. На скорость, а не качество», - отмечает Утбанов.

«Посудите сами, - пишет он. - Судебные заседания назначены на всю неделю с 9.00 и до 18.00. Идут они каждый день. Всю рабочую неделю. Несмотря на то, что подсудимые уже побывали в ДТП (перевозившая их машина попала в аварию – прим. ред.) и не могут не только нормально восстановиться, но и даже принять душ. […] Они попросту не успевают. Причем мы лишены возможности и согласовывать свою позицию. Так как в СИЗО после 18.00 ч. адвокатов не допускают, а до шести и адвокаты и подсудимые находятся в суде.

Ситуация патовая. Ведь возможность общения между мной и моим подзащитным сводится к обмену парой фраз, да и то шепотом.

Суд явно торопится. За пару дней допрошены десятки свидетелей, а за менее чем две недели суд фактически вышел на финишную прямую - по сложному многоэпизодному делу с участием 4 подсудимых и состоящему из 25 (!) томов уголовного дела. Причем законодатель специально не ограничивает судью сроками, он лишь требует, чтобы главное судебное разбирательство было окончено в разумные сроки.

Как правило, это два месяца, но зачастую и больше. Причем даже апелляция (вторая инстанция) вправе рассматривать дело в срок до трех месяцев.

Полторы недели для того, чтобы разобраться и осудить? Разумный ли это срок? Безусловно, нет! Хотя для этого, конечно, стоило закрыть процесс. Да собственно и проводить его, наверное, не стоило. […]

В итоге вчера я заявил судье отвод. Изложил его на нескольких листах, со ссылками на НПА и акты международного уровня. Рассматривал его судья того же суда. В отношении председателя того же суда. Как думаете, какое решение он принял? Посчитал, что председатель заинтересован (является заинтересованной стороной – прим. ред.) и удовлетворил отвод? В другой реальности...».

«Сотрудничающие» и «не сотрудничающие»

О происходящем в зале суда удается узнать лишь в самых общих чертах.

В частности, на первом заседании допрашивали «потерпевшего» - акима области Каната Бозумбаева. По собщению сайта Ratel.kz, ему надлежало подтвердить показания, которые он дал в ходе следствия. Глава региона также мог заявить гражданский иск о взыскании денег, которые Нуржан Сулейменов каким-то образом якобы успел потратить. Издание предположило, что это был первый и, вероятно, последний визит Бозумбаева в суд в рамках рассмотрения данного дела.

Позже допрашивали акима Павлодара Булата Бакауова и его брата Марата Бакауова. Последний выступал в роли посредника между Нуржаном Сулейменовым и акимом Павлодарской области Канатом Бозумбаевым (по версии следствия, «сливая» всю информацию КНБ). О чем они рассказывали, не сообщается.

Все участники процесса разделены на две категории – «сотрудничающие со следствием» и «не сотрудничающие». Первые – это Сулейменов, Алиясов, жертва изнасилования в резиденции акима Анфиса Хафизуллина и ее подруга Эльмира Кулиева. Вторые - редактор газеты «Версия» Ярослав Голышкин и замакима Павлодарского района Аскар Бахралинов, которым по итогам суда предстоит стать «организаторами ОПГ».

Сотрудничество со следствием здесь следует понимать в строго определенном смысле: «активно сотрудничающие» дают показания, необходимые для обоснования вышеизложенной версии. За это им обещают снизить сроки или не сажать их вообще. Например, в отличие от «не сотрудничающих» Голышкина и Бахралинова, сидящих в СИЗО, «сотрудничающие» Сулейменов и Алиясов отпущены под домашний арест, то есть, по сути, оставлены на свободе.

Предполагается, что показания подобных «свидетелей» в любом случае перевесят в связи с их подавляющим большинством.

Эльмиру Кулиеву вновь «охраняют»

Во время первых судебных заседаний стали известны новости и о выпавшей из поля зрения 18-летней Эльмире Кулиевой, подруге изнасилованной девушки, которую два месяца продержали в СИЗО, а затем отпустили и даже сняли обвинения в соучастии в вымогательстве, естественно, в обмен на «сотрудничество».

На предварительном слушании Светлана Ковлягина, адвокат Аскара Бахралинова, обратила внимание суда на то, что Анфиса Хафизуллина и Эльмира Кулиева изменили свои первоначальные показания, как и Нуржан Сулейменов, в сторону обвинения Голышкина и Бахралинова. Она напомнила, что Эльмиру держали сначала под охраной, а затем и вовсе в СИЗО, не допуская к ней адвоката, и в день, когда ее взяли под арест, медицинский эксперт зафиксировал на ее теле кровоподтеки.

«При таких обстоятельствах очевидно, что на Кулиеву было оказано сильное давление с целью принудить ее к даче нужных следствию показаний», - заявила Светлана Ковлягина. – «В результате 30 июля Кулиева соглашается на сотрудничество со следствием в форме дачи показаний против Бахралинова и Голышкина».

То же можно сказать и об Анфисе Хафизуллиной. Вскоре после ареста Сулейменова и, очевидно, после того как у нее, как утверждает следствие, нашли часть меченых денег, она пошла на мировое соглашение (до этого она упорно утверждала, что сын акима удерживал ее во время надругательства), после чего, 16 апреля, дело об изнасиловании успешно было закрыто «за примирением сторон».

«В деле о вымогательстве она и ее подруга Кулиева проходят как свидетели, имеющие право на защиту. То есть они дали признательные показания в обмен на не привлечение их к ответственности», - отметил в газете «Республика» павлодарский журналист Александр Баранов.

«Они стали «хорошими», их вообще освободили от уголовной ответственности [за участие в вымогательстве] только за то, что они стали называть фамилии «Голышкин» и «Бахралинов», - прокомментировала ситуацию Светлана Ковлягина.

Обеих девушек по-прежнему удерживают на оперативной квартире КНБ, фактически под арестом. Об этом журналистам сообщила мать Эльмиры, Жулдыз Кулиева, приходившая к зданию суда в надежде увидеть дочь.

Запретная тема

Еще одним красноречивым обстоятельством стало то, что прокуратура Павлодарской области потребовала от адвоката Анатолия Утбанова не упоминать об изнасиловании в резиденции главы региона. Об этом он тоже сообщил на своей страничке в Facebook:

«Сегодня получил предостережение от прокуратуры Павлодарской области. Требуют не писать об изнасиловании гражданки Х. Я правда до конца не понял, что за Х они имеют в виду, но на всякий случай вынужден уточнить, коль скоро они меня читают - в моём ходатайстве, которое было оглашено в открытом судебном разбирательстве, содержались сведения об изнасиловании. Много сведений.

В связи с чем я пребываю в замешательстве - содержание ходатайства общеизвестно и писать я о нём вправе, а об изнасиловании мне запрещают. Как быть? Писать в рамках ходатайства? Но там как бы и так все факты. В итоге после этого предостережения с буквой Х, больше вопросов, чем ответов».

За день до этого, в ходе предварительного слушания Анатолий Утбанов заявил отвод прокурору, так как, по его мнению, последний не проверил свидетельских показаний, и не принял соответствующих мер. Он указал, что изнасилованная девушка неоднократно заявляла, что сын акима области был не свидетелем, а соучастником изнасилования. Ее показания, в частности, приводятся в протоколе допроса, составленного старшим ОКП Южного ОП УВД Павлодара С.М. Идрисовым.

По словам адвоката, орган досудебного расследования, а затем и прокурор должны были проверить действия сына акима Даурена Алдабергена на наличие признаков покушения на изнасилование и решить вопрос о возбуждении уголовного дела по части 2 ст. 120 УК РК «Изнасилование, совершенное группой лиц», поскольку, возможно, имели место совместные действия двух соучастников преступления. (То есть, по части статьи, не дающей возможности его закрытия «за примирением сторон» - прим. ред.)

Вместо этого 16 апреля заместителем начальника СУ ДВД Павлодарской области уголовное дело было прекращено.

«Отсутствие мер прокурорского реагирования по вышеуказанным фактам расцениваем как обстоятельства, дающие основание считать, что прокурор лично, прямо или косвенно был заинтересован в данном деле», - заявил Анатолий Утбанов.

Как и следовало ожидать, судья Байгоншеков отклонил ходатайство адвоката. Ведь если прокуратура утверждает, что сын акима области к преступлению не причастен, то значит, так оно и есть.

Дорожная авария

15 октября размеренный ход процесса был прерван ЧП: машина для перевозки заключенных, в которой везли Ярослава Голышкина и Аскара Бахралинова вместе с тремя другими арестантами и четырьмя конвоирами, на перекрестке столкнулась с автомобилем «Ауди» и опрокинулась набок.

И арестованных, и конвоиров доставили в больницу для осмотра. Голышкин, возможно, получил сотрясение мозга, Бахралинов пожаловался на боль в запястье. Очередное заседание суда пришлось отменить.

Но самое интересное выяснилось позже. Оказалось, что трое их попутчиков были арестованы по статье за убийство. Однако из всех пятерых в наручниках были только двое – Голышкин и Бахралинов…


Алексей Волосевич


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены