Приговоренные к казни в Малайзии: пытался ли Узбекистан защитить своих граждан?

Понедельник, 07 Марта 2016

В конце января и в начале февраля этого года в Китае казнили двух жителей среднеазиатских стран СНГ, обвиненных в контрабанде наркотиков. 29 января - гражданина Таджикистана 51-летнего Хасана Юсуфова, а 4 февраля – гражданку Кыргызстана Светлану Кулбаеву, также 51-летнюю. В обоих случаях за них заступались дипломаты их стран, пытаясь смягчить вынесенные приговоры, поскольку за наркоторговлю в Китае предусмотрена высшая мера наказания – смертная казнь. Однако это им и не удалось.

Юсуфов пять лет назад был задержан в китайском городе Урумчи (Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР), когда переносил с одного места в другое сумку с наркотиками. Кулбаеву арестовали в 2010 году в аэропорту того же города, при досмотре её ручной клади, был обнаружен героин общим весом в 7,2 килограмма.

Эти случаи заставляют вспомнить и о задержании нескольких узбекистанцев, в том числе трех женщин, которые тоже были приговорены к смертной казни за попытки ввоза наркотиков, правда, не в Китае, а в Малайзии. О попытках узбекского посольства как-то их защитить ничего неизвестно, как и вообще об их дальнейшей судьбе. Поэтому о том, что с ними потом произошло, остается только догадываться.

Суровый приговор

Напомним, что в ноябре 2013 года национальное информагентство Малайзии Bernama сообщило, что за провоз наркотиков в этой стране приговорены к смертной казни через повешение трое граждан Узбекистана.

Сайера Нурмухамедова и Дильбар Назарова после приговора. Фото The Star.Com.My

Сайера Нурмухамедова и Дильбар Назарова после приговора. Фото The Star.Com.My

В публикации рассказывалось, что 8 ноября 2013 года суд округа Шан Аллам приговорил к смерти 54-летнюю Дильбар Назарову, 39-летнего Джасура Джуракулова и 58-летнюю Сайёру Нурмухамедову, обвиненных в попытке ввоза на территорию этого государства в общей сложности 10 килограммов метамфетамина.

Назарова пыталась ввезти 4,2 килограмма этого вещества, Джуракулов – 3,6 килограмма, Нурмухамедова – 2,2 килограмма, однако наркотики были обнаружены в их багаже, и, как говорилось в сообщении, 7 сентября 2010 года они были задержаны в аэропорту столицы Малайзии – Куала-Лумпуре.

После своего ареста Дильбар Назарова рассказала, что наркотики ей в виде свертка передал в аэропорту Ташкента перед отлетом в Малайзию человек по имени Шохрух.

По словам всех трех обвиняемых, они приехали в Малайзию с обычными коммерческими целями - закупить DVD-плееры и компьютерные комплектующие для последующей перепродажи в Узбекистане.

Вместе с тем, они утверждали, что не имели представления о том, что законодательством Малайзии предусмотрено столь суровое наказание за незаконный оборот наркотиков. Тем не менее, суд не посчитал это весомым доводом в защиту арестованных и вынес суровый приговор.

На момент публикации в ноябре 2013-го, было неясно, имеют ли приговоренные к смертной казни право на обжалование приговора. А после этого их судьбой никто из журналистов не интересовался.

В Малайзии регулярно выносятся смертные приговоры иностранцам за преступления, связанные с распространением наркотиков. Любой, у кого будет обнаружено более чем 15 граммов героина, 200 граммов марихуаны или превышающее установленный предел количество других наркотиков, рассматривается исключительно в качестве наркоторговца.

А для наркоторговцев, согласно местному законодательству, предусматривается единственная возможная мера наказания – смертная казнь через повешение.

Опасная тенденция

Это не первый и не последний случай, когда узбекистанцы попадаются в Малайзии с наркотиками, причем каждый раз с метамфетамином.

В мае 2014 года, по сообщению новостного портала Thestar.com.my, в аэропорту Куала-Лумпура был задержан прибывший из Ташкента 50-летний гражданин Узбекистана, в багаже которого также были найдены наркотики. Имя этого человека не называлось. Во время просвечивания его багажа внимание таможенников привлекли несколько пакетиков. Распаковав багаж, они обнаружили пакетики с кофе, в которых оказался метамфетамин.

Фото Thestar.com.my

Фото Thestar.com.my

В 2012-м в том же аэропорту Куала-Лумпура была задержана с наркотиками 38-летняя гражданка Узбекистана Ёркиной Тулкинова.

Информагентство Bernama передало в августе того года, что районный суд Куала-Лумпура предъявил обвинение в контрабанде больших партий наркотиков восьми иранцам и одной узбечке.

Обвиняемые были задержаны за две недели до этого в ходе двух отдельных операций в малайзийской столице. В одном случае в квартире, где жили четверо иранцев, было обнаружено свыше 134 килограммов метамфетамина, тогда как другие четверо граждан Ирана и гражданка Узбекистана Ёркиной Тулкинова были обвинены во ввозе примерно 50 килограммов этого вещества. Откуда Тулкинова въезжала в Малайзию, и была ли как-то связана с этими иранцами, не говорилось.

Обнаружить сведения о судебном решении по их делу не удалось.

Однако то, что суд состоялся всего через две недели после их задержания, говорит о том, что в сообщение о приговоре трем гражданам Узбекистана, вынесенном в ноябре 2013 года, скорее всего, вкралась ошибка, и они были задержаны в сентябре 2013-го, а не 2010-го года. То есть, их судили через 2 месяца после задержания, а не через 3 года.

Возможность защиты

Попытались ли за заступиться за арестованных узбекские дипломаты, учитывая, что в самом Узбекистане смертная казнь с 2008 года отменена, неизвестно. Теоретически они могли бы попросить переквалифицировать приговор со смертной казни на менее суровый (имея в виду последующую перспективу перевода осужденных в тюрьму на родине).

Дилором Абдуллаева, юрист узбекистанской организации «Ташаббус», еще в 2013 году прокомментировала ситуацию с вынесенным в Малайзии приговором, отвечая на вопрос о том, должно ли было посольство Узбекистана участвовать в правовой защите соотечественников, и можно ли было спасти приговоренных к повешению узбекистанцев.

Она указала на то, что в соответствии с законом «О гражданстве», Узбекистан обязуется защищать права, свободы и интересы своих граждан как на, так и вне территории страны. Также Республика Узбекистан считается ответственной перед собственными гражданами.

Выполнение данного обязательства является непосредственной прерогативой Министерства иностранных дел Республики Узбекистан. Согласно уставу МИДа, основной его задачей является защита государственных интересов и прав граждан Узбекистана во взаимоотношениях с другими странами.

В соответствии с этим уставом, дипломатические представительства защищают своих граждан, находящихся на территории данного государства посредством норм международного права, двусторонних договоров и соглашений, а также многосторонних соглашений, участниками которых являются оба государства. Согласно Консульскому уставу РУз, консульства защищают права и интересы юридических лиц и граждан Узбекистана на территории других государств.

Даже в том случае если граждане Узбекистана, находящиеся за рубежом, не в состоянии защищать свои права, консульство имеет право без доверенности представлять их интересы в государственных органах страны пребывания.

Следовательно, отмечала юрист, правительство должно было обеспечить трех своих граждан юридической помощью (следить за уголовным процессом, предоставлять юридическую защиту, и т.п.) и бороться за их права и интересы.

Она указывала, что в 2008 году в республике была отменена смертная казнь, и с тех пор самой тяжелой формой наказания является пожизненное заключение. Соответственно, правительство Узбекистана должно было предпринять все меры, чтобы спасти своих граждан от этого вида наказания вне зависимости от их виновности или невиновности.

Таким образом, согласно национальному законодательству, Узбекистан обязан защищать права своих граждан и бороться за их интересы где бы они не находились, и использовать для этого как правовые, так и политические средства, заключала Дилором Абдуллаева.

Впрочем, учитывая обычную практику, в соответствии с которой сотрудники диппредставительств Узбекистана вместо помощи своим соотечественникам обычно лишь вытягивают у них деньги, можно предположить, что, скорее всего, узбекские дипломаты в данном случае и пальцем не пошевелили.

Напомним, кстати, что с бывшим послом Узбекистана в Малайзии Шукуром Собитовым, оставившим эту должность в апреле 2014-го, в августе того же года случился громкий скандал: сообщалось, что представители прокуратуры вымогают у него полмиллиона долларов из нажитого непосильным трудом.

Единичные случаи?..

Высказывались, впрочем, и другие мнения. В комментариях к сообщениям о задержании наркокурьеров из Узбекистана выражались опасения, что в случае их перевода на родину благодаря связям и вездесущей коррупции они быстро бы откупились и вышли на свободу по амнистии или по состоянию здоровья. А так – и им поделом, и другим урок.

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что некоторые (если не все) задержанные вылетали с криминальным грузом из ташкентского аэропорта, где обычно вещи хорошо проверяют. Это говорит о том, что к контрабанде наркотиков могли быть причастны таможенники либо пограничники, а значит и Служба национальной безопасности (СНБ), которой последние подчиняются.

Второе – метамфетамин. Насколько известно, в Узбекистане этот синтетический наркотик ранее не производился. И, если его производство началось в какой-то лаборатории, то его изготовители должны иметь, во-первых, влиятельную «крышу», а во-вторых, доступ к прекурсорам – химическим компонентам, необходимым для изготовления наркотиков.

Если же предположить, что все эти партии доставлялись из Афганистана, и что задержанные в Малайзии собирались сбывать «товар» явно не на базаре, то можно говорить о налаженной цепочке поставок наркотиков из Афганистана через Узбекистан в другие государства, то есть об уже сформированном маршруте.

При этом, насколько известно, раньше маршрута поставки метамфетамина не существовало, так как поток афганских наркотиков в основном перехватывался еще на границе, которая у Узбекистана с Афганистаном, в отличие от соседних Таджикистана и Туркменистана, плотно закрыта. Во всяком случае, была.


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены