Памятник семье Шамахмудовых «переехал» в центральную часть Ташкента

Понедельник, 01 Мая 2017

Неплохая новость - памятник семье Шамахмудовых с далекой окраины столицы, куда он был «сослан» девять лет назад, 1-го мая перенесен в её центр, в Сад Дружбы (ранее парк Бабура, еще ранее Кирова).

Напомним, что в апреле 2008 года скульптурная композиция «Монумент Дружбы народов», изображающая кузнеца Шаахмеда Шамахмудова, его жену Бахри Акрамову и 15 детей-сирот разных национальностей, усыновленных этой семейной парой во время Второй мировой войны, по личному указанию президента Ислама Каримова была демонтирована и увезена в неизвестном направлении.

После взрыва общественного негодования в соцсетях и российских СМИ, власти перетащили слегка помятый памятник на задворки города. Там он, полузаброшенный, и простоял все эти годы, возле автотрассы, по которой в Ташкент въезжает транспорт со стороны Джизака и Самарканда. Посещали его разве что пастухи коров и баранов да любопытствующие шоферы.

Памятник устанавливают в парке Бабура. Фото Гузаль Азаматовой

Памятник устанавливают в парке Бабура. Фото Гузаль Азаматовой

Негласный запрет был наложен даже на понятие «Дружбы Народов», то самое, которое Ислам Каримов некогда клялся защищать и отстаивать. Через четыре месяца после переноса памятника, в августе 2008-го, площадь Дружбы народов и одноименный дворец, перед которым был установлен памятник большой семье кузнеца, были переименованы в «Истиклол» («Независимость»), несмотря на то, что в Ташкенте уже была площадь Независимости («Мустакиллик»). А проспект «Дружбы народов» и одноименная станция метро стали проспектом и станцией «Бунёдкор» («Созидатель»).

И вот теперь памятник вернулся – хоть и не на свое прежнее место. Парк Бабура незадолго до этого, по распоряжению нового президента Мирзиёева в очередной раз сменил название – ныне он именуется Садом Дружбы («Дружбы народов»). То есть запрещенное словосочетание тоже частично реабилитировано. Но происходящее всё-таки нельзя назвать полным восстановлением справедливости – ведь одно дело, когда памятник стоит на площади, что говорит о его официальном признании, и совсем другое - в парке, где он фактически приравнен к развлекательному аттракциону.

Нечто подобное произошло, например, с памятником Сабиру Рахимову – его снесли, названные в честь полководца районы, улицы и станцию метро переименовали, но после поднявшейся волны возмущения монумент откуда-то извлекли и поставили в парке Гафура Гуляма (ранее парке Мирзо Улугбека, а в советское время «40 лет комсомола Узбекистана»), где он теперь и находится - и своего пьедестала с именем. Мол, заткнитесь – вот он, в целости и сохранности.

Причина сносов до банальности проста: Каримов жаждал войти в историю в качестве освободителя республики от СССР, поэтому при каждом удобном случае подчеркивал, как плохо узбекскому народу жилось в те времена, и как хорошо при нём самом. По этой причине большинство памятников советского периода сносились либо перетаскивались куда-нибудь подальше, с глаз долой. Например, кроме монументов революционным деятелям, по всей стране уничтожались скульптурные изображения советских солдат-участников Второй мировой войны (об этом здесь, здесь и здесь). И этот список можно продолжать очень долго.

Что касается парка, где установлена композиция, то с ним связана занимательная чехарда. Здание «Узбеклегпрома» (бывший Дворец Текстильщиков) недавно было передано в ведение Республиканского интернационального культурного центра (РИКЦА) и сменило название на Дворец дружбы. В этой связи расположенный рядом парк Бабура был тоже соответствующим образом переименован, даром, что звался так 27 лет. А чтобы имя великого человека не пропадало зря, его присвоили небольшому парку с озером на территории бывшего зоопарка.

Это не единственный случай такого рода. В 2003 году, по распоряжению Ислама Каримова парк Мирзо Улугбека, был переименован в парк Гафура Гуляма, а парк Боги Эрам (в советское время парк Тельмана) – в парк Мирзо Улугбека.

Переселение» семьи Шамахмудовых – одно из целого ряда решений Шавката Мирзиёева в области культуры. На днях стало известно, что он задумал собрать памятники узбекским советским поэтам - Хамиду Алимджану, Гафуру Гуляму и Зульфие - в Национальном парке Узбекистана имени А.Навои (бывшем «Комсомольском озере») и устроить там Аллею Литераторов. Идея интересная, только вот каждый поэт при этом проигрывает: памятники двум из них установлены на площадях, носящим их имена, а третьему – в «личном» парке. А окажутся они среди своих коллег, на общих основаниях, в массовке. При этом неясно, сохранят ли площади данные им названия.

Любопытно, что Хамза, несмотря на то, что он тоже был советским поэтом, присоединиться к ним не сможет – по мнению Каримова, он являлся личностью определенно недостойной, так что памятники ему посносили, а станцию метро и другие объекты, названные в его честь, переименовали. Поэтам других национальностей  - Шевченко, Руставели - переезд, по-видимому, не грозит, так же как Горькому, нашедшему пристанище во дворе Литературного института, и Пушкину, полтора года назад уже сменившему место жительства (это тот редкий случай, когда от перестановки памятник только выиграл).

В заключение отметим, что вскоре Ташкент должен обогатиться еще одним произведением искусства - памятником президенту Исламу Каримову, как будто сошедшему с коллажей информагентства УзА. По сообщениям СМИ, в конкурсе на лучшее изображение покойного руководителя государства победил Ильхом Джаббаров, автор памятника эмиру Тимуру в Ташкенте.


Соб. инф.