Архив новостей

За последние три месяца в Узбекистане погиб уже четвертый заключенный

Вторник, 23 Февраля 2016

22 февраля радио «Озодлик» (узбекская служба радио «Свобода») сообщило о гибели очередного осужденного - 32-летнего Икромжона Низамова. Это уже четвертый случай скоропостижной смерти заключенного за последние три месяца, о котором стало известно журналистам.

Сотрудники ташкентской колонии, доставившие тело погибшего родственникам в город Карасу в Андижанской области, сообщили, что Низамов скончался от туберкулеза.

В 2006 году он был приговорен к 17-летнему заключению по обвинению в членстве в «Хизб ут-Тахрир» и отбывал наказание в колонии 64/48 в городе Зарафшане (Навоийская область). Недавно, после того как его состояние сильно ухудшилось, он был переведен в колонию 64/18 в Ташкенте, называемую в народе «Сангородом», где и скончался.

11 февраля Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) известила о смерти другого узника - 44-летнего Достона Абдурахманова, тоже осужденного по «религиозной» статье.

В тот день семье Абдурахмановых, проживающей в Чиназском районе Ташкентской области, позвонили из администрации КИН 64/48 (то есть, из той самой колонии, где отбывал наказание Икромжон Низамов) и сообщили о смерти их родственника.

Он был осужден в 1999 году по подозрению в принадлежности к партии «Хизб ут-Тахрир» и получил 9 лет. Ему инкриминировался стандартный набор статей УК РУз: 159 («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), 244-1 («Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному и общественному порядку»), 244-2 («Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях»).

В сообщении ИГНПУ говорится, что Абдурахманов подвергался пыткам и на стадии следствия, и уже после своего осуждения в колониях 64/51 в г. Косоне (Кашкадарьинская область), 64/46 в г. Навои, и в 64/48 в г. Зарафшане.

После фактического отбытия срока наказания в 2008 году против него сфабриковали новое уголовное дело по статье 221 («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания») УК РУз и добавили ещё 3 года лишения свободы. Отметим, что эта статья применяется для того, чтобы в случае необходимости «растягивать» срок заключенных до бесконечности.

В 2011 году ему добавили еще 3 года, а в конце 2015-го – еще 3, и отправили в колонию 64/48, где, как сообщает ИГНПУ, осуществляется «раскрутка» этапированных осуждённых, сопровождающаяся жестокими пытками со стороны сотрудников колонии. Там он и погиб, вместо назначенных ему 9-ти лет отбыв 17, и так и не выйдя на свободу.

По словам председателя ИГНПУ Сурата Икрамова, администрация колонии заявила родственникам об отсутствии транспорта для перевозки тела, и им пришлось отправляться за ним на своем личном автомобиле – микроавтобусе «Дамас», при этом их сопровождали сотрудники Чиназского РУВД, потребовавшие от всех пассажиров отключить телефоны и никому не сообщать о смерти Достона.

В 2006 году был арестован и его брат Отабек Абдурахманов, о его судьбе не сообщается.

А в начале февраля в колонии 64/46, расположенной в городе Навои при неизвестных обстоятельствах скончался 42-летний Махмуджон Хасанов, который, как и Абдурахманов, в 1999 году был приговорен к 9 годам лишения свободы по тем же статьям Уголовного кодекса, что и Абдурахманов. Ему тоже неоднократно продлевали срок заключения. Хасанов скончался то ли от пыток, то ли от избиения. Сотрудники милиции, доставившие его тело из Навоийской больницы домой, не сообщили родственникам о причинах его смерти, зато велели немедленно похоронить покойного. По словам одного из участников похоронного обряда (джаноза), погребение прошло под контролем десятков сотрудников милиции. Родственники Хасанова тоже заметили на его теле множество следов от пыток.

ИА Фергана отмечает, что осуждение Абдурахманова и Хасанова в 1999 году – не случайное совпадение: в феврале того года в Ташкенте произошла серия взрывов, в организации которых власти обвинили «Хизб ут-Тахрир», «Исламское движение Узбекистана» и членов партии «Эрк» во главе с соперником Ислама Каримова на первых выборах президента республики Мухаммадом Салихом (Салаем Мадаминовым). Сразу после этого в Узбекистане начались массовые репрессии против «религиозников».

Сначала на скамье подсудимых в Ташкенте оказались 22 человека, шестеро из которых были приговорены к смертной казни - расстрелу. Спустя три месяца после оглашения приговора Генеральная прокуратура Узбекистана сообщила о том, что он приведен в исполнение. Остальные подсудимые получили длительные сроки заключения. Затем количество осужденных стало исчисляться тысячами. В первой половине 2000-х правозащитники говорили о примерно восьми тысячах осужденных по религиозным мотивам.

13 февраля текущего года стало известно, что в той же колонии № 64/46 в городе Навои скончался 29-летний Шахоб Махкамов, отбывавший 16-летний тюремный срок за ограбление банка. Его тело было доставлено в дом родных в махалле (местном квартале) «Кутарма» в городе Джизаке 13 декабря прошлого года и в тот же день состоялись похороны.

Доставившие тело надсмотрщики сообщили, что он скончался в результате суицида, однако родные Махкамова предполагают, что в результате пыток (избиений). В разговоре с репортером «Озодлика» соседи Шахоба Махкамова сообщили, что на задней части тела покойного были следы и трещины от сильных побоев. По их словам, Шахоб был одним из пяти сыновей семьи Махкамовых. В 2009 году он был осужден по обвинению в ограблении Джизакского отделения «Асака-банка».

Международные правозащитные организации уже много лет пытаются привлечь внимание мирового сообщества к проблеме систематических пыток и издевательств по отношению к заключенным в колониях и тюрьмах Узбекистана. Спецдокладчик ООН по вопросам пыток Манфред Новак говорил о том, что в течение двух лет пытается добиться разрешения для посещения тюрем Узбекистана, чтобы изучить положение дел в этих учреждениях. Однако узбекские власти оставляют все его запросы без ответа.


Соб. инф.