В Узбекистане перестали переводить на русский язык официальные документы с коррупционной составляющей

Суббота, 02 Мая 2020

В последнее время власти Узбекистана прекратили делать переводы на русский язык некоторых важнейших нормативно-правовых актов. Подобное открытие сделали граждане, заинтересованные в их тщательном изучении, поскольку многие из этих документов, в первую очередь законопроектов, касаются сферы застройки и компенсаций собственникам жилья. В частности, до сих пор не выполнен официальный перевод одиозного постановления Кабинета Министров №911 от 16 ноября 2019 года, разрешающего сносить частную собственность, понравившуюся инвесторам-застройщикам, которое, кстати, было разработано министерством юстиции (то есть, назначенцами Шавката Мирзиёева). А переводов на другие языки страны, вопреки законодательству, и вовсе не производится. 

Суть дела, как нам представляется, заключается вовсе не в нехватке средств на переводчиков и не в целенаправленном отказе от русского в пользу «укрепления государственного», как полагают многие наивные простаки. Всё гораздо прозаичнее: перестали переводиться законопроекты и НПД, прямо или косвенно направленные на отъем накоплений и собственности узбекистанцев, поскольку правящая семейно-клановая группа лиц ни в коем случае не заинтересована, чтобы эту документацию изучало, комментировало и выкладывало в интернет социально активное русскоязычное население.

В группе Фейсбука Ташкент-СНОС без указания авторства (точнее, под псевдонимом) опубликован правовой анализ того, как менялись предписания переводить законодательные и иные акты на протяжении целого ряда лет, а также того, как выполняется установленный порядок сегодня. По нашему мнению, он будет интересен не только юристам, но и более широкой читательской аудитории.

Законы (НПД) должны публиковаться в полноценном переводе на русском, каракалпакском, таджикском, казахском, киргизском, туркменском языках

Для начала взглянем на Закон Республики Узбекистан ЗРУ- №3561-XI, принятый 21 октября 1989 года - «О государственном языке Республики Узбекистан».

В преамбуле этого закона в том числе указывается, что:

1) Все граждане, проживающие на территории Республики Узбекистан, равны независимо от того, какой язык является для них родным.

2) Придание узбекскому языку статуса государственного языка не ущемляет конституционных прав наций и народностей, проживающих на территории республики, в употреблении родного языка.

3) Республика Узбекистан всесторонне поддерживает стремление граждан в изучении государственного языка республики, языков народов СССР и иностранных языков.

4) Настоящий закон не регламентирует употребление языков в быту, в межличностном общении, в воинских частях и при отправлении религиозных и культовых обрядов.

В ст. 6 данного Закона сообщается следующее:

Ст. 6. Законы, постановления и другие документы органов государственной власти и управления Республики Узбекистан подготавливаются, принимаются и объявляются на государственном языке республики. В официальной печати публикуются переводы этих документов на русском, каракалпакском, таджикском, казахском, киргизском, туркменском и других языках.

Документы местных органов власти и управления готовятся, принимаются и объявляются на государственном языке. В местах компактного проживания представителей отдельных национальностей документы местных органов власти и управления принимаются и объявляются на государственном языке республики и языке данной национальности.

Обратите внимание!!!

«В официальной печати публикуются переводы этих документов на РУССКОМ, КАРАКАЛПАКСКОМ, ТАДЖИКСКОМ, КАЗАХСКОМ, КИРГИЗСКОМ, ТУРКМЕНСКОМ и других языках».

Т.е. переводы вышеупомянутых документов и их публикация, должны были осуществляться на языке народов, проживающих на территории республики.

Данная редакция продержалась вплоть до конца 1995 года, после чего Закон «О государственном языке Республики Узбекистан» принимается в новой редакции, идущей приложением к Закону ЗРУ-№167-I от 21 декабря 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон "О государственном языке Республики Узбекистан».

Преамбула данного закона содержит следующее:

В целях совершения процесса последовательного внедрения государственного языка и обеспечения качественного перехода на узбекский алфавит, основанный на латинской графике, Олий Мажлис (парламент – ред.) Республики Узбекистан постановляет:

внести в Закон Республики Узбекистан от 21 октября 1989 года «О государственном языке Республики Узбекистан» (Ведомости Верховного Совета Республики Узбекистан, 1989 г., № 26- 28, ст. 453) изменения и дополнения, утвердив его новую редакцию (прилагается).

Итак, основная цель новой редакции – «Совершение процесса последовательного внедрения государственного языка и обеспечения качественного перехода на узбекский алфавит, основанный на латинской графике».

Сопоставление статей новой и старой редакции дает возможность увидеть, что ст. 6, содержащаяся в старой редакции, теперь стала ст. 8 в новой редакции и стала иметь следующий вид:

Ст. 8. Законодательные акты Республики Узбекистан, другие документы органов государственной власти и управления принимаются и публикуются на государственном языке. Переводы этих документов публикуются и на других языках.

Документы местных органов власти и управления принимаются и объявляются на государственном языке. В местах компактного проживания представителей отдельных национальностей документы местных органов власти и управления принимаются и объявляются на государственном языке республики и языке данной национальности.

Сравнивая, можно увидеть, что в ст. 6 старой редакции строка «В официальной печати публикуются переводы этих документов на русском, каракалпакском, таджикском, казахском, киргизском, туркменском и других языках», в новой редакции, теперь уже в ст.8 приняла следующий вид: «Переводы этих документов публикуются и на других языках».

Что изменилось? Исчезло перечисление конкретных языков, на которых необходимо осуществлять перевод НПА (нормативно-правовых актов – ред.). На основании чего был изменен данный пункт закона? Ведь основная цель новой редакции – «Совершение процесса последовательного внедрения государственного языка и обеспечения качественного перехода на узбекский алфавит, основанный на латинской графике» - не может являться снованием для внесения подобных изменений.

Допустим, что по умолчанию, даже если об этом прямо не указано в действующем законе, строка «Переводы этих документов публикуются и на других языках» подразумевает обязательность переводов НПА на перечисленные в старой редакции языки, а именно на русский, каракалпакский, таджикский, казахский, киргизский, туркменский с их последующей публикацией. При этом, в полной мере будет учтено право граждан, у которых узбекский язык не является родным языком.

Об этом можно косвенно судить по изданным учебникам для средних общеобразовательных школ, официальный перевод которых также осуществлен на все вышеупомянутые языки. К примеру, на Информационно-образовательном портале Министерства народного образования, можно скачать электронные файлы учебников для любого класса и предмета на узбекском языке, а также в переводе на все вышеперечисленные языки (6 языков).

Но при всем этом, на сайте lex.uz, содержащем официально опубликованную Национальную базу данных законодательства Республики Узбекистан идет публикация НПА на узбекском языке, и всего в одном переводе русский язык. Причем в последнее время, всё чаще вместо полноценного перевода, страница содержит только переведенное название НПА и дальше отсылает к странице с непереведенным НПА - на узбекском языке.

К примеру, одно из самых важных НПА, принятое в последнее время - Постановление КабМина №911 от 16 ноября 2019 года «О дополнительных мерах по совершенствованию порядка проведения предоставления компенсаций по изъятию и предоставлению земельных участков и обеспечению гарантии прав собственности физических и юридических лиц».

Страница с переводом Постановления на русский язык отсылает к версии Постановления на узбекском языке.

Это законно - так оформлять страницу с переведенным названием НПА и последующей отсылкой на этот же НПА, но без перевода?

В соответствии с Постановлением Президента Республики Узбекистан «О мерах по коренному совершенствованию системы распространения актов законодательства» №ПП-2761 от 8 февраля 2017 года, в преамбуле сообщается следующее:

«Правовое информирование граждан осуществляется преимущественно через традиционные средства массовой информации в бумажной форме, что отрицательно влияет на полноту и доступность правовой информации, своевременность ее распространения. При этом не в полной мере учитываются информационные потребности и запросы социально активных слоев населения, в том числе предпринимателей и молодежи. Имеющиеся недостатки негативно отражаются на эффективности реализации проводимых в стране реформ, принципов верховенства закона и законности в обществе».

В новой редакции Закона «О государственном языке Республики Узбекистан» также появилась статья 24:

Ст. 24. «В Республике Узбекистан запрещается пренебрежительное или враждебное отношение к государственному или другим языкам. Лица, препятствующие осуществлению права граждан на свободный выбор языка в общении, воспитании и обучении, несут ответственность в соответствии с законодательством».

Возникает вопрос: Почему на сайте LEX.UZ Национальной базы данных законодательства Республики Узбекистан не публикуются в электронном виде официальные переводы НПА на всех необходимых языках? Не нарушает ли это ст. 8? Должны ли вследствие этого виновные понести административную ответственность в соответствии со ст. 24?

Источник 


Соб. инф.


Комментарии  

#1 Владимир Петров 03.05.2020 21:18
Вот опубликован для обсуждения проект закона "Об органах самоуправления граждан" только на узбекском языке. Закон это акт общеобязательный, а значит проект обязан быть доведенным и до не владеющих государственнным языком - в абсолютном большинстве это русскоязычные.Но им не дают возможности прочитать текст и высказать свое мнение. Не по той ли причине, что в проекте есть много такого, что вызывает тревогу и опасения за свободу и права граждан? Хотя бы взять неких "кучабоши" и "уйбоши": это что - нечто типа "смотрящих"? Или возрождение советской системы "стукачей"? Это не утверждения, а вопросы, которые не могут не возникнуть ввиду написанного на языке, которым не владеешь в степени достаточной, чтобы понимать правовые документы. При этом и 999 из тысячи граждан местной национальности тоже далеко не юристы, чтобы правильно ориентироваться в дебрях законодательства.
Цитировать