В преддверии Нового года узбекистанский рынок заполнили поддельные коньяки

Четверг, 26 Декабря 2019

В преддверии наступающего Нового года Ташкент, а, возможно, и весь Узбекистан, заполонила сфальсифицированная коньячная продукция. Магазины буквально забиты поддельным, популярным в народе трехзвездочным бренди «Узбекистан», традиционно именующимся в республике коньяком. Покупатели жалуются, что пить его невозможно – от ярко выраженного «химического» запаха и неприятного вкуса сводит челюсти. Меж тем, производитель этой продукции - ОАО «Комбинат Ташкентвино» - долгие годы поддерживал ее качество на высоком уровне. Знающие люди объясняют появление поддельного «пойла» резким подорожанием (в сравнении с ценами 2-3-летней давности) вино-водочных и коньячных напитков.

Появление на местном рынке марок двух некогда славных, но ныне считавшихся почти «умершими», брендов коньячной продукции – «Халкабада» и «Самарканда» - тоже воспринимается как знак приближения всенародного праздника, когда народ сметает с магазинных полок всё. Насколько известно, они приказали долго жить по всё той же самой причине – их безбожно подделывали.

1

По словам руководства комбината «Ташкентвино», производители суррогатов и фальсификатов активизируют свою деятельность перед большими праздниками. Если, скажем, фиксированная отпускная стоимость лицензированного коньяка «Узбекистан» на заводе - не ниже 33 тысяч сумов за стандартную пол-литровую бутылку (в магазинах цены уже варьируются от 35 до 42 тысяч сумов – примерно $4-5), то у подделок - 28-30 тысяч сумов ($3).

Так кто же занимается распространением низкокачественной коньячной продукции и какие меры предпринимает завод, чтобы с этим бороться?

Отвечая на эти вопросы редакции AsiaTerra, директор по финансам АО «Комбинат Ташкентвино» Икрам Ниязметов отметил, что предприятие дорожит своей репутацией как поставщик высококачественной алкогольной продукции не только по стране, но и в ряд стран зарубежья, в частности, в РФ, на территории которой действует сеть фирменных магазинов комбината. «Одних только коньячных изделий на экспорт вывозим 6-7 наименований, в их числе и реанимированный 2-3 года назад популярный бренд «Халкабад» (не «Самарканд»! – ред.), который в Ташкенте также можно приобрести в специализированных магазинах (настоящий ли «Халкабад» продается в других – сказать не берусь). Поэтому уже тот факт, что узнаваемый упаковочный материал (этикетки, тара и пр.) предприятия часто используется мошенниками, которые «мутят» коньячный купаж, очень сильно бьет по нашему имиджу», - рассказывает он.

По его словам, с фальсификатами приходится бороться постоянно. «Мы – крупная и достаточно известная на международном рынке компания, и скандальная слава нам не нужна. Нарушителями в основном выступают частные лица, которые подпольно, кустарным способом изготавливают (как правило, небольшими партиями) не отвечающую требованиям легального производства продукцию и сдают оптом в торговые точки на реализацию, слегка сбавив цену. И ловим их, и предоставляем факты в прокуратуру (департамент по борьбе с экономическими преступлениями), выезжаем по сигналу по магазинам, кафе и рыночным точкам. Особенно славится в этом смысле столичный рынок «Янгиабад», где деятельность нелегальных дельцов поставлена на поток по вечерам. Нам часто приходится выкупать образцы контрабандного алкоголя, возить на экспертизу. Результаты есть, но полностью избавиться от этого безобразного явления в ближайшее время вряд ли удастся», - считает Ниязметов.

По его предположению, причина распространения подделок кроется в постоянном увеличении рядов «подпольщиков», занимающихся сбытом небольших объемов оборота нелегальной продукции, поскольку наказание не соответствует масштабам наносимого ими вреда. Чтобы подвергать себя в меньшей степени риску, готовую алкогольную продукцию лучше приобретать в ташкентской сети магазинов «Виноград», которая является главным распространителем продукции комбината.

Со слов же начальника сбыта готовой продукции (Даниёр), хотя завод никакого отношения к «самопалу» не имеет, жалобы на «не тот купаж» (при стандартной таре и наборе прочих узнаваемых производственных данных) поступают к ним постоянно. Например, пару лет назад они выходили на след одной достаточно весомой группировки из Бухары, которая как раз и занималась подделкой алкогольной продукции, выпускаемой столичным комбинатом. «Единственная разница заключалась в названии коньяка – у прохиндеев оно писалось как «Узбекистонда» («В Узбекистане»), а наш коньяк известен под брендом «Узбекистон» («Узбекистан» - ред.). Но пока выведешь на чистую воду хоть одного из таких «прилипал», сколько ущерба они успевают нанести…», - посетовал он.


Соб. инф.