Архив новостей

Ситуацию с павлодарской газетой «Версия» комментирует известный адвокат

Четверг, 20 Августа 2015

Один из самых известных адвокатов Казахстана Анатолий Утбанов, ныне обеспечивающий защиту арестованного редактора павлодарской газеты «Версия» Ярослава Голышкина, на своей страничке в Фэйсбуке прокомментировал решение суда, оштрафовавшего издание за цитирование одного из участников судебного процесса, вопреки тому, что закон РК «О СМИ» подобное цитирование разрешает.

Анатолий Утбанов. Фото с личной страницы в Facebook

Анатолий Утбанов. Фото с личной страницы в Facebook

Ниже приводится полный текст его комментария.

«Корреспондента газеты «Версия» Ташимову А.Г. и ТОО «Версия-Пресс» привлекли к ответственности за ...публикацию интервью с одним из участников гражданского процесса.

Дело было так.

В 2014 году к корреспонденту «Версии» Ташимовой обратилась гражданка Абаханова Ж.А. (учительница павлодарской школы №27 – прим. ред.), которая проходила ответчиком по иску Жакуповой (завуч павлодарской школы № 27 – прим. ред.) о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Ташимова А. Г. заинтересовалась, взяла интервью у участника процесса, присутствовала на одном из судебных заседаний.

Опубликовала дословный текст выступления участника.

Собственно, что еще должен делать журналист?

Однако по итогам публикации, уже в 2015 году корреспондент газеты «Версия» Ташимова А.Г. и ТОО «Версия-Пресс» оказались в числе ответчиков. Причем, суд обязал их дать опровержение и выплатить компенсацию морального вреда.

Обосновал свою позицию своеобразно:

«Корреспондент Ташимова А.Г., достоверно зная суть заявленных требований Жакуповой Р.Т. по гражданскому делу, не дождавшись решения суда (!) опубликовала статью с интервью Абахановой Ж.А. и другими участниками, тем самым распространив сведения, действительность которых оспаривалось (!) в суде».

Ощутили всю мощь «логического мышления»?

Суд считает нарушением освещение позиции одной из сторон.

По его мнению, если я правильно понимаю, интервью с участником процесса можно публиковать, только дождавшись решения суда. Оно, видимо, после этого становится халяльным/кошерным/экологически-чистым....

Однако у меня тогда возникает вопрос: почему нужно дожидаться решения суда, а не вступления его в силу?

Да и собственно возникает резонный вопрос: на чем сей вывод суда был основан?

К примеру, статья 26 Закона РК «О средствах массовой информации» освобождает главного редактора (редактора), а равно журналиста от какой-либо ответственности за распространение в СМИ сведений, не соответствующих действительности.

Освобождает не во всех случаях, а лишь по следующим основаниям:

1) если недостоверные сведения содержались в официальных сообщениях и документах;

2) если недостоверные сведения получены от рекламных и информационных агентств или пресс-служб государственных органов;

3) если недостоверные сведения являются дословным воспроизведением официальных выступлений депутатов представительных органов, должностных лиц государственных органов, организаций и граждан;

4) если недостоверные сведения содержались в авторских выступлениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с Законом;

5) если недостоверные сведения содержались в обязательных сообщениях.

В данном случае Ташимова дословно воспроизвела официальное выступление гражданина.

Этот факт нашел свое подтверждение в суде, но был проигнорирован.

Хорошо, если мы игнорируем требования закона и начинаем привлекать журналистов только за то, что они стараются освещать процесс, нам следует действовать последовательно и привлекать журналистов к ответственности еще и за интервью с прокуратурой или следствием, их пресс-службами, ведь до принятия решения по делу они также, случается, сообщают не совсем достоверные сведения, поскольку являются участниками процесса и занимают ту или иную позицию.

Продолжая эту логику и доведя ее до абсурда или маразма, можно начать привлекать к ответу и секретарей судебных заседаний, которые тоже, не дождавшись вступления решения в законную силу, выкладывают в публичный доступ протоколы судебных заседаний, к примеру, в ЕАИАС (единая база судебных актов – прим. ред.).

Ведь там также содержатся выступления участников процесса, и к ним также имеет доступ неограниченный круг лиц...

P.S. Сейчас дело корреспондента и «Версии» готовится к обжалованию в апелляционной инстанции.

К чести прокуратуры, принимавший участие в деле прокурор просил отказать в удовлетворении заявленных требований.

Однако суд решил по-иному, причем заключение прокурора, отразить в судебном акте «забыл».

«Версии» остается пожелать успехов в апелляционной инстанции, а журналистам единства в отстаивании своих прав и законных интересов», - заключает Анатолий Утбанов.

Отметим, что наказание «Версии» - это всего лишь отдельный эпизод из многопланового «дела об изнасиловании», развивающегося сразу по нескольким направлениям. Целью состоявшегося в июле судебного процесса было «прижать» газету за излишне критическую позицию, в том числе - за освещение ситуации с ее редактором, арестованным три месяца назад.

Подробно об июльском процессе рассказывается в статье «Павлодарскую газету «Версия», отстаивавшую своего арестованного редактора Ярослава Голышкина, оштрафовали».


Соб. инф.