Архив новостей

Правительство Узбекистана грозит наказывать чиновников за использование принудительного труда

Четверг, 19 Апреля 2018

Двухчасовое видеоселекторное совещание, состоявшееся в Ташкенте вечером 17 апреля под руководством премьера-министра Абдуллы Арипова, было посвящено системному принуждению бюджетников (медиков, учителей, воспитателей детских дошкольных учреждений, а также студентов и учащихся колледжей) к общественным работам, не имеющим отношения к их прямым профессиональным обязанностям, как правило, организуемым местными властями в преддверии торжественных дат и визитов высоких гостей, сообщают узбекские СМИ.

По словам премьера, президент страны Шавкат Мирзиёев поручил правительству отныне рассматривать каждый случай принудительного труда как чрезвычайную ситуацию, и изучать его совместно с правоохранительными и надзорными органами.

«Премьер констатировал, что руководители органов исполнительной власти на местах привыкли рассматривать учителей, врачей, младший и средний медицинский персонал как дармовую, бессловесную и безропотную рабочую силу», - комментирует тему независимый портал Uzmetronom. - Он напомнил, что по поручению президента в структуре Министерства труда создан фонд общественных работ, куда направлено свыше 700 миллиардов сумов ($85 миллионов) бюджетных средств. Завершился первый квартал, но в регионах не использовали даже десятой доли выделенных денег. А ведь именно эти деньги предназначены для найма незанятого населения и привлечения его к общественным работам. То есть, руководство исполнительной власти на местах намеренно отказывалось от привлечения наемной рабочей силы, несмотря на наличие достаточного объема финансовых ресурсов, предпочитая использование привычного (безвозмездного) труда зависимого контингента, пугая их увольнением в случае отказа».

«В Узбекистане насчитывается 1,2 миллиона современных рабов»

В своей речи Абдулла Арипов напомнил присутствующим, что президент страны, выступая в сентябре минувшего года на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, во всеуслышание заявил, что в Узбекистане «приняты действенные меры по искоренению детского и принудительного труда». Но, несмотря на это, привлечение «бюджетников» к общественным работам продолжается.

Премьер даже привел конкретные цифры: в 2017-2018 учебном году из сферы высшего образования к уборке улиц привлекались 17 тысяч человек, 4 тысячи человек чистили арыки, 7 тысяч выполняли разного рода строительные работы (в основном, разбирали старые постройки), 23 тысячи использовались на сельскохозяйственных работах...

То, что в последнее время на правительственном уровне «взялись» за чиновников-эксплуататоров, да и вообще вспомнили о принудительном труде, который еще в недавнем прошлом считался «табуированной» темой, является в немалой степени заслугой узбекских журналистов и пользователей соцсетей, открыто обсуждающих данную проблему.

«По наличию современных рабов Узбекистан занимает вторую позицию в мире, 3,97 процента населения республики являются современными рабами. Это значит, что в настоящее время в Узбекистане насчитывается 1,2 миллиона современных рабов. (…) Речь – о принудительном труде. Как бы мы ни старались себя оправдать, показать себя с хорошей стороны, но если где-то во время сбора хлопка гибнет студент или во время уборки уличной территории погибает учительница, то всё то хорошее, что имелось у нас, в одночасье превращается в прах», - отмечает, к примеру, узбекскоязычное издание Kun.uz.

Те же лица

Приводя адресные примеры принудительного труда, являющиеся грубым нарушением законодательства и международных норм, премьер Арипов напомнил собравшимся о жестких мерах, которые будут приниматься к чиновникам и госслужащим, принуждающим сотрудников социальной сферы к работам по благоустройству.

«Что касается реакции должностных лиц областного, районного и городского уровней, то она была ожидаемой и традиционной. К примеру, каждый хоким клятвенно обещал впредь не допускать использования принудительного труда, очковтирательства и показухи. Недоставало только фразы «Мамой клянусь», - иронизирует Uzmetronom.

«Жаль, что потребовалось одной молодой учительнице погибнуть при покраске бордюра на скоростной трассе и ее ребеночку остаться сиротой, чтобы правительство наконец-то призналось, что выгоняло учителей, медработников и других бюджетников на подметание улиц и прочие работы, относящиеся к ведению профессиональных служб типа [отделов] благоустройства при хокимиятах, которым вообще-то выделяют деньги», - комментирует происходящее на своей странице в Фейсбуке жительница Ташкента Фарида Ш.

«Особенно поразил министр нар.образования, который до сих пор, пока премьер ему пенделя не дал, искренне считал, что учитель с метлой в руках - это патриотично, - продолжает она. - Сам-то министр, конечно, такой патриотизм не проявлял, небось, ни одного квадратного метра любимой Родины лично не подмёл. Зато все его 675 тыщ учителей должны были патриотничать. Странный вообще у нас министр - учить детей, давать им знания, готовить грамотных специалистов для той же Родины - это не патриотично, а махать метлой или мокловицей - это и есть патриотизм».

В действительности решение и этой и целого ряда других проблем упирается в более фундаментальный вопрос: независимости суда. В стране, где судебная ветвь власти действительно независима от исполнительной никто не может заставить граждан делать то, что им не нравится или то, что не предусмотрено их профессиональными обязанностями. К сожалению, именно об этом руководство Узбекистана традиционно предпочитает помалкивать...


Соб. инф.