Архив новостей

День Победы в Алмалыке: праздник строгого режима

Понедельник, 09 Мая 2016

День Памяти и почестей, как в Узбекистане вот уже много лет называется день Победы, официально отмечают тогда же, когда и в России, - 9 мая. При этом в Ташкенте торжества в честь праздника проводятся именно в этот день, а в других городах страны почему-то днем или даже двумя днями ранее. Причины этого власти никогда не объясняли.

В Алмалыке, промышленном городе в Ташкентской области, празднование проходило следующим образом. 8-го мая в 11 часов должно было состояться возложение венков и цветов к установленному на главной площади монументу Скорбящей матери, подобиями которого в Узбекистане заменили большинство памятников самим солдатам войны.

К этому времени полуторакилометровый отрезок главной городской улицы, делящей город на две части, был уже наглухо перекрыт. К площади согнали не менее двух-трех сотен милиционеров, которые сразу же за тротуарами поставили переносные металлические решетки и запретили людям, не входящим в число местных чиновников и членов трудовых коллективов, приближаться к площади. На возмущенные возгласы о том, что это праздник всего народа, стражи порядка отвечали короткой фразой «Мумкин эмас!» («Нельзя!»).

Я обошел многоэтажные дома вдоль перекрытой дороги и вышел к участку, откуда открывался вид на часть площади. В нескольких десятках метров от монумента были расставлены красные стулья. На них, под уже жарким майским солнцем, сидели разомлевшие ветераны. Рядом толпилось городское и милицейское начальство. Далее смиренно жались мужчины и женщины с цветами, терпеливо ожидающие позволения приблизиться к памятнику, когда чиновники закончат свои длинные речи. По совершенно пустой дороге изредка проходили милиционеры с рациями, кому-то чего-то докладывая.

Со стороны домов все время подходили люди, многие из которых несли цветы, они приближались к металлическим ограждениям, выслушивали очередное «мумкин эмас» и отходили назад. Перебирая руками рычаги инвалидного кресла, подъехал какой-то старик, и тоже замер перед решеткой. Я попытался было поспорить с милиционерами, доказывая, что я имею законное право присутствовать на площади, но безуспешно. В принципе, они всего лишь выполняли приказ своего руководства.

Оркестр на площади заиграл «Белых журавлей», а затем перешел к долгим похоронным маршам – началась церемония возложения венков. В отличие от того же Ташкента, где к мемориалам на площади Мустакиллик (Независимости) и Волгоградском воинском кладбище свободно пропускают всех желающих, в Алмалыке людей, отдавших дань памяти павших, сразу же выводили с площади, остаться на ней не позволили никому.

Примерно в 12.40 оцепление сняли. Ветераны отправились на торжественный обед в расположенное неподалеку кафе, где для них были уже накрыты столы. Прилегающий к нему участок улицы по-прежнему оставался заблокированным.

Я подошел к монументу Скорбящей матери. Возле него было множество венков. И на всей городской площади, кроме меня, присутствовали всего три человека – два мента и какой-то тип в белой рубашке (праздничная форма местных чиновников). Да еще на обочине дороги рабочие складывали в грузовик красные стулья.

В честь праздника перед монументом зажгли «вечный огонь», языки которого теперь вырывались из центра восьмиконечной звезды (по указанию президента Каримова все пятиконечные звезды на воинских мемориалах заменены восьмиконечными). Один из блюстителей порядка вытянул руку и зажег сигарету от огня. Я решил снять памятник и щелкнул камерой, но милиционеры замахали руками – нельзя. Опять-таки не объясняя, почему.

Цветы они убирать не стали, и через несколько часов народ всё-таки потянулся к площади. Вечером, проходя мимо нее еще раз, я увидел свадебную церемонию, медленно и торжественно готовившуюся к фотосессии на фоне памятника.

На мой взгляд, местные власти провели праздник, нелюбимый Исламом Каримовым (поскольку он подчеркивает, что некогда Узбекистан являлся частью другой страны, которая была гораздо больше и значительнее), формально, для галочки, чтобы никто не мог сказать, что в республике он находится под запретом. Одновременно, они сделали всё, чтобы у граждан не было по-настоящему праздничного настроения. По всей видимости, так или примерно так День памяти и почестей отметили и в других городах Узбекистана.

Подробно об отношении узбекских властей к памяти солдат ВОВ можно прочитать здесь, здесь, здесь и здесь.


Алексей Волосевич