Замороженный» заём. Вернет ли Узбекистан долги своим гражданам?

Суббота, 12 Июля 2014

Более двух десятков лет ташкентский пенсионер Борис Примазон безуспешно обивал пороги министерств и ведомств, пытаясь добиться от узбекского Минфина выплаты денег, вложенных им в ценные бумаги еще в 1992 году, – проекте, оказавшемся для сотен тысяч узбекистанцев финансовым капканом.

После того, как в конце минувшего апреля ушла из жизни его единственная дочь-инвалид, за которой он ухаживал много лет, старик резко сдал и душевно и физически - у него практически отказали ноги.

«Если бы у меня были те деньги, что я когда-то по наивности вложил в государственный заём, думая уберечь их от вероятных рисков, возможно, сейчас моя дочь была бы жива, - со слезами на глазах говорит 91-летний ветеран войны. – По крайней мере, у меня была бы возможность лечить ее в хороших клиниках и продлить ее жизнь».

Как пенсионер Примазон «купился» на обещания правительства

По словам Бориса Михайловича, в 1991 году, чтобы спасти сбережения от инфляции, множество людей в Узбекистане (как минимум – сотни тысяч) откликнулись на призыв правительства и вложили их в бумаги 3-процентного займа 1982 года и казначейские обязательства 1990 года. Срок погашения последних должен был истечь в 1998 году.

«В конце 1980-х я продал свою машину, а в 1991-м, добавив всю имеющуюся наличность, вложил деньги - 57 тысяч советских рублей - в облигации 1982 года. Хотелось иметь материальную опору на старости лет», - устало рассказывает ветеран войны.

Борис Михайлович Примазон

Борис Михайлович Примазон

Однако в ноябре 1991 года по устному распоряжению тогдашнего министра финансов Бахтиёра Хамидова без всяких правительственных актов и постановлений, а также без информирования общественности банки прекратили все операции и выплаты по ценным бумагам, утверждает Примазон, ссылаясь на собственные источники в Минфине. (По официальной версии это произошло в 1994-м – AsiaTerra.)

А в 1993 году облигации займа 1982 года без объяснения причин были заменены 12-процентным займом отечественного образца 1992 года.

Министерство финансов объяснило эту замену так: «Распоряжением Кабинета Министров РУз от 26 января 1993 года […] Узсбербанку было поручено, ПО ЖЕЛАНИЮ ГРАЖДАН […], произвести с 1 февраля 1993 года обмен облигаций Государственного займа 1982 года на облигации Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа 1992 года».

Сами граждане о своем «желании», как водится, узнали уже постфактум. «По негласному указанию Хамидова в 1992 году людям вместо сберкнижек (после того, как они вложили деньги в заём 1982 года) вдруг выдали новые займы – 12-процентные облигации узбекского займа 1992 года», - рассказывает Борис Примазон.

По его словам, представители власти неоднократно призывали людей вкладывать деньги в облигации (и министр финансов Б. Хамидов, и президент Каримов обращались к населению через прессу в 1990-1991 годах), и многие прислушались к ним, клюнув на казавшиеся выгодными предложения.

Ведь в поздние советские времена хранить деньги «на книжках» и вкладывать их в государственный оборот, купив облигации и казначейские обязательства, гарантирующие стабильный доход, было делом весьма популярным. Получая на руки крупную сумму, люди часто вкладывали ее в ценные бумаги, которые можно было всегда обменять на деньги. А по номерам облигаций проводились розыгрыши, и многие выигрывали дополнительные суммы.

Спустя много лет Примазону довелось встретиться с человеком, которому он некогда продал свой автомобиль – жителем города Чимкента в Казахстане. Во время разговора о житье-бытье, в частности о тех же ценных бумагах, старый знакомый сообщил ветерану, что в их стране с этим вопросом всё в порядке.

По его словам, согласно указу президента Назарбаева от 1 марта 2003 года, все денежные сбережения, хранившиеся в сбербанках страны в советский период, путем перерасчета были переведены в долларовый эквивалент по биржевому курсу на 1 января 1992 года, с последующим перерасчетом в тенге по курсу Нацбанка Республики Казахстан.

То есть, это нормальное отношение правительства к своим гражданам, хотя там тоже не всем вкладчикам еще возмещены их сбережения. К слову, проблемы с выплатами имеются практически во всех странах бывшего Союза.

В Узбекистане же индексация денежных вкладов производилась следующим образом.

В 1993 году в республике были введены временные деньги – сум-купоны, в соотношении 1 сум-купон к 1 советскому рублю, а в 1994-м их сменила национальная валюта – сум, в соотношении 1000 сум-купонов к одному суму (ввиду огромной инфляции, при вводе сума власти заодно провели и деноминацию). То есть все вклады и сбережения потеряли три нуля. Была тысяча советских рублей, стал один сум.

В 1996 году согласно правительственному постановлению «О мерах по индексации денежных средств населения во вкладах…» вклады были проиндексированы в 4.000-кратном размере. Вложенным в банки и облигации средствам были возвращены три нуля, и всё это было умножено на 4. Была тысяча советских рублей, стало четыре тысячи сумов.

1992-2014: проблема выплат игнорируется

На протяжении долгих лет узбекские вкладчики пытались достучаться до власть имущих, надеясь вернуть «замороженные» сбережения. Но обитатели высоких кабинетов традиционно «не замечали» требований своих сограждан.

По словам Бориса Примазона, только в высшие инстанции – в Олий Мажлис, в Сенат, в комитет по финансам и бюджету он отправил около десятка жалоб и заявлений с просьбой разобраться в ситуации. Столько же на имя президента Каримова. Но всё тщетно.

Представители законодательной власти ни разу не удосужились прислать хотя бы банальную отписку - все жалобы спускались в Минфин, который не уставал повторять, что он не имеет права заниматься «самодеятельностью» в рассматриваемом вопросе, переводя стрелки на некое «особое распоряжение» правительства.

«Однажды меня просто ошеломил ответ тогдашнего заместителя начальника по ценным бумагам Минфина Нодира Хасанова (во время одной из телефонных бесед в 2003 году), - вспоминает Борис Михайлович. - На вопрос, когда же будут возвращены гражданам деньги, вложенные в сбербанк, тот бесцеремонно заявил: «Кто вас заставлял вкладывать деньги в сбербанк? Это риск, и банк не гарантирует вам возврата денег. Я вас не заставлял. Можете писать жалобу на себя, а люди, которые давали гарантию, уволились. До свиданья!».

Можно и не уточнять, как реагировали на подобные обращения граждан в институте Омбудсмена, Конституционном суде, Генпрокуратуре и прочих ведомствах. Донельзя «послушные» СМИ – отдельная тема.

Правда, в июне 2007 года правительственная газета «Народное слово» неожиданно опубликовала текст-обещание заместителя министра финансов Сунната Бекенова под оптимистичным названием «Заем обязательно будет погашен!». И благополучно забыла об обещании вернуться к этому вопросу еще на семь лет.

Единственной трибуной, регулярно обращавшейся к этому вопросу в 2000-х стала ныне уже несуществующая газета «Зеркало ХХI», на страницах которой и до этого постоянно поднимались разного рода «неудобные» проблемы. В это издание тогда обратилась целая группа обманутых государством кредиторов в лице Усманова, Скуйбеды, Винокурова, Ульмосбаева, Холмирзаева, Беловой, Назарова, Баканова, Касымовой и других.

К сожалению, о многих из этих, в большинстве своем пожилых людей, приходится говорить уже в прошедшем времени. Их сбережения, в свое время исчислявшиеся десятками тысяч советских рублей (по тем временам целое состояние), превратились в ничто. Так, вложенные Примазоном в облигации займа 57.000 советских рублей, на которые в свое время можно было время купить не один автомобиль, в 1994-м превратились в 57 сумов, а в 1996-м, после правительственной индексации, - в 57 тысяч сумов.

Однако даже эти скудные деньги, которых сегодня старикам могло бы хватить разве что на собственные похороны, банки не хотели им возвращать, ссылаясь на отсутствие особого распоряжения правительства. При этом узбекские власти никогда не отказывались от своих обязательств, просто не выполняли их.

«В целях защиты интересов владельцев облигаций…»

На критические выступления «Зеркала XXI» и требования Примазона снять запрет на освещение актуальной проблемы из соответствующих инстанций сплошной чередой приходили отписки, среди которых встречались и весьма любопытные.

В одном из таких ответов от 6 марта 2003 года Минфин подчеркивал, что «на сегодняшний день внутренний долг государства, подлежащий погашению, складывается из различных видов обязательств, в том числе и Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа, погашение каждого из которых требует значительных ассигнований, предусматриваемых ежегодно в составе расходов государственного бюджета Республики Узбекистан, принимаемого Олий Мажлисом Республики Узбекистан […]. Исходя из этого, выплата обязательств Республики Узбекистан перед населением осуществляется поэтапно».

Эту же информацию Борису Примазону и в устной, и в письменной форме подтвердил всё тот же Суннат Бекенов, еще в свою бытность начальником управления по ценным бумагам в Минфине. В октябре 2003 года он откровенно сообщил, что «для решения этого вопроса требуются огромные бюджетные расходы, но их пока не утвердили в Кабинете Министров».

Возможное разрешение ситуации, дескать, может произойти только к 2005 году, когда завершится подготовительная работа по выдаче вкладов. И лишь после этого правительство будет заниматься вопросами возвращения вкладов населению. Увы, властям опять оказалось не до проблем вкладчиков – не занялись ни в 2005-м, ни позже.

По заверениям же президента Каримова, сильно удивившим обманутых граждан, правительство уже давно «практически полностью» рассчиталось со своими кредиторами.

12 лет назад, в 2002 году, во время 8-й сессии Олий Мажлиса Ислам Каримов, отвечая на вопрос журналиста о замороженных денежных вкладах населения, заявил, что «Узбекистан принял закон, в соответствии с которым все вклады и депозиты практически возвращены».

На деле же, хотя восьмилетний срок погашения выплат по казначейским обязательствам 1990 года (назначенный на 1998-й год) давно истек, как сообщил Примазону прокурор Рузиев из прокуратуры Яккасарайского района Ташкента, работа по индексации этих вкладов еще и не начиналась, не говоря о выплатах.

Спустя три года, в феврале 2006-го, в своем очередном ответе Борису Михайловичу замминистра Бекенов сделал экскурс в историю и объяснил, как, в связи с вводом временных денег, а затем национальной валюты (с попутной деноминацией) сбережения вкладчиков и держателей облигаций «сгорели». Поэтому в целях защиты интересов владельцев облигаций проведение тиражей по ним было временно приостановлено. «При принятии решения по вопросу индексации и погашения, а также возобновления проведения розыгрышей по 12-процентному займу 1992 года будет сообщено через СМИ», - писал он.

Газета Правда Востока, 21 августа 1991 года

Газета Правда Востока, 21 августа 1991 года

Собственно говоря, в ответах Минфина, хотя и датированных разными годами, мало что менялось. Так, в одном из шаблонных ответов Примазону (за подписью замминистра Б. Ашрафханова) в 2003 году главное финансовое ведомство указывало на тот же процесс деноминации (то есть, что в результате этого узбекские деньги, и, соответственно, ценные бумаги «потеряли» три нуля - AsiaTerra) и информировало о «временном приостановлении» проведения тиражей выигрышей.

А также, в который уже раз, успокаивало: «Надеемся, что в скором времени решение вопроса […] будет принято, о чем будет сообщено через СМИ».

Неожиданное обещание

В марте текущего года узбекские СМИ, со ссылкой на совместное заявление Министерства финансов и государственно-коммерческого Народного банка неожиданно сообщили о том, что в ближайшем будущем в стране ожидается погашение выпущенных в 1992 году облигаций 12-процентного внутреннего выигрышного займа.

«В соответствии с условиями выпуска сроки обращения облигаций установлены в 20 лет с предъявлением к оплате до 1 июля 2014 года», - говорилось в заявлении двух финансовых ведомств. Говорилось лживо, поскольку срок их погашения истек в 2012 году, то есть 2 года назад.

В заявлении сообщалось, что это делается во исполнение правительственного постановления от 5 марта 2014 года № 51 «О мерах по организации приема и погашения облигаций Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа 1992 года».

Само постановление было опубликовано гораздо позже.

«В связи с истечением 1 июля 2014 года срока обращения облигаций Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа 1992 года и в целях безусловного исполнения принятых государством обязательств, обеспечения гарантированной защиты сбережений граждан, укрепления доверия граждан к банковской системе…», - так же лживо заявлялось в его преамбуле. С учетом того, что за последние два десятилетия никому ничего не выплатили, эти фразы выглядели как издевка.

По сообщению независимого сайта Uznews.net, в апреле в отделениях «Народного банка» («Халк банка») начался прием облигаций займа от населения (сроки приема - с 1 апреля по 1 июля текущего года; не предъявленные за это время облигации сочтены утратившими силу). По словам вкладчиков, наблюдался ажиотаж, были случаи отказа в приеме ценных бумаг со ссылкой на то, что номер «нечеткий» или «такой номер уже участвует».

Выплата денежных средств держателям облигаций займа согласно обещаниям правительства должна производиться с учетом индексации с 1 августа по 30 ноября 2014 года. Условия индексации будут объявлены после принятия отдельного правительственного решения по этому вопросу.

Очередная «лапша»?

Долгожданное постановление о приеме и погашении облигаций 12-процентного займа оставило ряд вопросов, главный из которых – условия индексации облигаций.

В принятом постановлении Кабмина за подписью президента Каримова говорится, что индексация будет осуществляться «за счет средств республиканского бюджета, в размерах, определяемых Кабинетом Министров республики Узбекистан». А также о том, что будет создана Республиканская комиссия по вопросам приема и погашения Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа 1992 года, которая ПО ИТОГАМ ПРИЕМА ОБЛИГАЦИЙ ЗАЙМА внесет предложения в Кабинет Министров Узбекистана по размерам их индексации.

Надо сказать, что совершенно неясно, какое отношение к справедливой индексации могут иметь итоги приема облигаций. Типа, чем меньше осталось их владельцев, тем больше можно заплатить остальным? Хотя вообще-то индексация должна проводиться из расчетов инфляции – чтобы эти параметры, как минимум, соответствовали друг другу.

Однако официально признанный уровень инфляции в Узбекистане значительно отличается от реального. Официальный, как ежегодно объявляет Ислам Каримов, не превышает 6-8 процентов. Реальная инфляция в иные годы доходит до 25-35 процентов, и это только в последнем десятилетии, в 1990-е она доходила до сотен процентов в год. Как же вычислить необходимую индексацию? Привести ее в соответствие с обесцениванием курса сума с момента ввода национальной валюты? Но обесценивание сума - это не инфляция (рост цен товаров и услуг).

«…Если будем ориентироваться хотя бы на динамику инфляции после введения национальной валюты страны, то коэффициент индексации может быть не менее 2632. Или, если даже при всех прочих условиях за базу взять 12 % годовую инфляцию, то коэффициент индексации мог бы составить 860», - задается тем же вопросом автор публикации в блоге журнала «Экономическое обозрение».

«Также при расчете индексации будут учитывать долю предъявленных облигаций и параметры госбюджета республики на текущий год. А в параметрах установлен предельный размер дефицита государственного бюджета РУз на 2014 год в размере 1,0 процента к объему ВВП», - указывает он.

Возможность выполнения правительственного постановления подверглась сомнению и на другой блогерской трибуне. Автор, Шухрат Бобохуджаев, отмечает, что в принятых документах не раскрыт самый важный вопрос - механизм и порядок индексации облигаций: «Если учесть, что в государственном бюджете вообще не была выделена отдельная статья расходов на индексацию облигаций, то можно отметить спешные и не вполне просчитанные шаги».

Для сравнения он предлагает вспомнить, в какой последовательности проводилась индексация и погашение вкладов, сделанных до 1991 года.

В феврале 1996 года было издано Постановление Кабмина РУз за № 54 «О мерах по индексации денежных средств населения во вкладах» во исполнение соответствующего указа президента Каримова, согласно которому вклады были проиндексированы в 4000 раз. Выплата вкладов до 1992 года «поэтапно» должна была производиться с 1996 по 2006 год (с ежегодным добавлением 10 процентов от суммы проиндексированного вклада).

Принимая же во внимание денежную реформу 1994 года (обмен 1000 советских рублей на 1 сум), фактический коэффициент индексации составил всего 4. В то же время только за 1992-1995 годы коэффициент потерь от инфляции составил 34 (среднегодовая инфляция потребительских цен в 1992-1995 гг. составила соответственно 712,15 %, 1078,88 %, 1238,6 % и 370,94 %), то есть более чем в 8,5 раза превысила коэффициент индексации. (Проще говоря, только за 1992-1995 годы узбекские деньги обесценились в 34 раза - AsiaTerra).

Следовательно, пишет Шухрат Бобохуджаев, изначально при индексации вкладов было учтено только 15-процентное возмещение потерь денежных средств населения во вкладах до 1991 года (ошибка автора, на самом деле еще меньше - 12-процентное - AsiaTerra).

Но даже эти «проиндексированные» вклады не были выплачены единовременно, выплаты осуществлялись в течение 10 лет (1996-2005 годы) - по 10 процентов в год, отмечает блогер.

Он обращает внимание, что в дальнейшем проиндексированные вклады обесценились повторно вследствие невыполнения «Народным банком» пункта № 2 постановления, где сказано, что «банк должен ежегодно начислять проценты с учетом уровня инфляции и пересматривать размеры процентных ставок».

Банк не учитывал уровня безудержной инфляции (упрямо не признаваемой президентом Каримовым – AsiaTerra) и не пересматривал процентные ставки исходя из реального положения дел, а начислял проценты, исходя из действующей процентной ставки по вкладам «до востребования» (в 1996 году – 20 процентов, а далее - по 5 процентов в год на остаток вклада).

В итоге уже проиндексированные вклады в период с 1996 по 2005 годы в силу галопирующей инфляции по простым процентам обесценились на 367,53 процентов, а по сложным – намного больше. (Таким образом, владельцам тех вкладов вернули лишь несколько процентов от их первоначальных сбережений - AsiaTerra.)

«Исходя из опыта проведения индексации и возврата государственных долгов […], спешности принятия решения [об] индексации и полном возмещении долгов по облигациям Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа 1992 года, процесс индексации облигаций труднопредсказуем...», - делает осторожный вывод блогер.

Брать в долг легко

В марте 2014 года правительственная газета «Правда Востока» напечатала статью, в которой напомнила историю займа 1992 года. По словам ее автора, в 1992 году получившая независимость республика оказалась в сложном социальном и финансовом положении.

«Под руководством Президента нашей страны были найдены ответы на эти вопросы. Одно из мудрых решений - опираться на помощь своего народа и еще более улучшить его экономическое состояние в будущем. В этих целях 6 апреля 1992 года было принято постановление Кабинета Министров Республики Узбекистан «О выпуске и порядке распространения Узбекского республиканского 12-процентного внутреннего выигрышного займа 1992 года», - говорилось в статье об этом судьбоносном моменте.

Во вводной части постановления необходимость займа обосновывалось так: «В целях дальнейшего формирования рынка ценных бумаг в Республике Узбекистан и привлечения денежных средств населения для решения неотложных задач по осуществлению экономических реформ, развитию народного хозяйства и социальной защиты».

О том, что срок его погашения истек еще в 2012-м году, и за минувшие двадцать лет никто ничего получил, газета напоминать не стала. (О казначейских обязательствах 1990 года, которые должны были быть проиндексированы и погашены еще в 1998-м, ни власти, ни местные СМИ ни разу так и не заикнулись.)

Что ж, если верить «Правде Востока», времена «экономического рая» в Узбекистане практически наступили. Стоит только дождаться начала долгожданных выплат по облигациям. Тем более что сделать это стало несложно, поскольку ряды вкладчиков сильно поредели: кто-то уехал, а кому-то уже и не надо ничего выплачивать…


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены