Почему Россия списала Узбекистану долги на 864 миллиона долларов

Вторник, 29 Марта 2016

25 марта Государственная Дума Российской Федерации ратифицировала подписанное в декабре 2014 года двустороннее соглашение с Узбекистаном об урегулировании взаимных финансовых требований и обязательств, в том числе по товарам и кредитам, предоставленным в 1992-1993 годах, то есть, по тех долгам, которые узбекские власти пятью годами позже отказались выплачивать.

В процессе урегулирования Узбекистану списывается 97 процентов российского долга (а не 95, как говорилось в разъяснении российского правительства и как писали СМИ) или 864,3 миллиона долларов. Для небогатой среднеазиатской республики это сравнимо с выручкой от продажи годового урожая хлопка, составляющей в среднем 800 миллионов долларов. Официальный Ташкент в свою очередь отказался от притязаний на часть советского Алмазного фонда и валютные средства на счетах Внешэкономбанка бывшего СССР.

По оценке российской стороны, на 1 ноября 2014 года объем задолженности Узбекистана составил 889,3 миллиона долларов, из них по основным выплатам – 500,6 миллиона, еще 388,7 миллиона приходилось на проценты по долгу. Однако узбекские власти признавали только часть долга – 43,1 миллиона долларов, одновременно выдвигая встречные финансовые требования на 1-2 миллиарда долларов, в частности, по Алмазному фонду СССР. Об этом представители российского правительства сообщили только сейчас.

После ратификации соглашения (и списания основной части долга) Узбекистан должен будет выплатить России 25 миллионов долларов единовременным денежным платежом в течение 30 суток после вступления соглашения в силу. Если деньги не поступят на счет, эта задолженность будет считаться просроченной и на нее будут начисляться штрафные проценты по ставке Libor + 3 процента годовых. Такова основная суть договоренности.

История долга

Конечно, интересно узнать, как образовалась столь большая задолженность Узбекистана перед Россией и почему она всё-таки была списана.

Путин и Каримов на плакате в городе Зарафшане, 2007 год

Путин и Каримов на плакате в городе Зарафшане, 2007 год

В предельно общих чертах об этой истории в 2010 году рассказал «Независимой газете» старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

По его словам, этот долг возник в первой половине 1990-х. Тогда Узбекистан, наряду с другими бывшими советскими республиками, оказался вытолкнутым из общей рублевой зоны (это сделала сама Россия - AsiaTerra), и получал российские товары и технику в рассрочку. В то время на всем постсоветском пространстве быстро реформировалась экономика, менялись формы собственности и условия хозяйствования.

Этим обстоятельством и решил воспользоваться Ташкент. В 1998 году узбекский парламент принял решение не признавать долги российским предприятиям в качестве единого государственного долга, а оставить его на уровне корпоративного. Россия, напротив, была заинтересована в том, чтобы такой вариант не принимать, а оформить это как долг, который можно востребовать.

Руководство Узбекистана рассчитывало, что Москва спишет этот долг, поскольку она простила и более крупные, многомиллиардные долги Афганистану, Анголе, Монголии, Алжиру, Ираку и многим другим странам, объяснил Аждар Куртов.

«Фергана.Ру» тоже писала, что после сверки долгов в начале 2000-х выяснилось, что Узбекистан должен России около 550 миллионов долларов. Ташкент заговорил было о реструктуризации долга, но Москва потребовала выполнения принятых обязательств. Тогда Ислам Каримов просто-напросто отказался платить по счетам, ссылаясь на то, что в мае 1998 года «парламент не ратифицировал кредитные соглашения».

Переговоры по урегулированию взаимных финансовых претензий и требований велись с 1998 года, говорится в «Пояснительной записке к проекту федерального закона «О ратификации Соглашения между правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан об урегулировании взаимных финансовых требований и обязательств», начавшись практически сразу после того, как узбекские власти прекратили платежи в погашение задолженности, консолидированной в соответствии с Соглашением от 14 марта 1997 года.

Более того, Ташкент решил не признавать легитимность соглашений о технических кредитах и выдвинул встречные финансовые требования, связанные с распадом бывшего СССР. Речь шла об Алмазном фонде бывшего СССР и денежных средствах, принадлежавших юридическим лицам республики и использованных наряду со средствами других советских предприятий для оплаты критического импорта.

Тем временем, сумма задолженности, с учетом набегающих процентов, быстро росла. В 2010 году она составляла уже около 700 миллионов долларов. Источник газеты «Коммерсант» в российском правительстве сообщал, что Узбекистан по-прежнему отказывается признавать задолженность перед РФ. «Они просят списать этот долг. Но мы в ответ игнорируем все просьбы Узбекистана о кредитах, которые по закону не можем выдать Ташкенту, пока за ним есть этот долг», - пояснил собеседник издания.

Очевидно, что задолженность, особенно с учетом темпов ее роста, была неплохим инструментом давления на Каримова, отчего руководство России и не спешило ее списывать. Почему же это всё-таки произошло? Из-за претензий Узбекистана на часть Алмазного фонда и валютных счетов бывшего СССР?

В декабре 2014 года глава российского Минфина Антон Силуанов признался, что проект соглашения о списании долга был одобрен правительством его страны за неделю до визита Путина в Ташкент, то есть в экстренном порядке. Иначе говоря, в привычной манере президента России – неожиданно для всех, без особых раздумий и обсуждений.

Правильный ответ, по-видимому, состоит в том, что Путину срочно потребовался какой-нибудь внешнеполитический успех, поскольку Россия оказалась в изоляции из-за его провальной «украинской» политики. Так что возникла необходимость предъявить миру нового союзника, и тут годится почти любой, даже такой ненадежный как Каримов.

Подробно о заключении соглашения между Россией и Узбекистаном в декабре 2014 года рассказывается в статье «Подарок» Путина, или почему Каримов не жалует ЕАЭС».

Конечно, в вопросе о списании российского долга сыграл свою роль и правильный расчет Каримова, вовремя заговорившего о валютных счетах СССР и доле в Алмазном фонде, и даже предложившего решить это проблему в суде (очевидно, третейском). Как бы то ни было, победа в этом затянувшемся споре осталась за ним. Другое дело, что погашение долга давным-давно открыло бы дорогу к получению новых российских кредитов и к более выгодным экономическим отношениям, и эти возможности были упущены.

Однозначно проиграли только российские поставщики товаров и кредиторы, надеявшиеся когда-нибудь вернуть свои долги.

От чего отказались стороны

В «Пояснительной записке» говорится, что урегулированию подлежат все взаимные финансовые претензии сторон, вытекающие из перечисленных ниже документов либо касающиеся указанных ниже вопросов двусторонних отношений:

Соглашение о принципах и механизме обслуживания внутреннего долга бывшего СССР от 13 марта 1992 г.;

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан об урегулировании вопросов правопреемства в отношении внешнего государственного долга и активов бывшего СССР от 2 ноября 1992 г.;

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан о переоформлении задолженности по техническим кредитам по итогам 1992 г. и января – апреля 1993 г. в государственный кредит Правительству Республики Узбекистан от 19 мая 1993 г.;

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан о государственном кредите на 1993 г. от 21 мая 1993 г.;

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан о переоформлении задолженности по техническим кредитам за 1993 г. в государственный кредит Правительству Республики Узбекистан от 15 октября 1993 г.;

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан о реструктуризации задолженности Республики Узбекистан по государственным кредитам, предоставленным Российской Федерацией, от 14 марта 1997 г.;

вопросы раздела Алмазного фонда бывшего СССР;

вопросы возврата валютных средств юридических лиц – резидентов бывшего СССР, в настоящее время являющихся резидентами Республики Узбекистан, поступивших на их счета во «Внешэкономбанке» бывшего СССР до 1 января 1992 г.

Важнейшей уступкой российской стороны стало предоставление Узбекистану значительного облегчения долгового бремени, отмечается в «Пояснительной записке». Вместе с тем сумма списываемого Россией долга в целом соответствует практике последних лет, когда были аннулированы сопоставимые по масштабам суммы требований, например к Монголии (97,8 процентов), КНДР (90 процентов), Кубе (90 процентов), ».

Что получает Россия

В разъяснении российского правительства перечисляются следующие выгоды, получаемые РФ от списания Узбекистану почти миллиарда долларов:

1. Исчезает фактор, долгое время препятствовавший нормализации финансовых отношений между Россией и Узбекистаном. 2. Исчезает угроза судебных разбирательств, поскольку в отличие от других стран СНГ Узбекистан оказался единственным государством, официально заявившим о целесообразности рассмотрения вопроса о своих финансовых претензиях к России в суде, то есть за рамками переговорного процесса. 3. Узбекистан отказывается от претензий на активы Алмазного фонда и части так называемого «внутреннего валютного долга» бывшего СССР. (…) 5. В российский бюджет поступают 25 миллионов долларов.

Впервые Путин посетил Узбекистан в 1991 году

Впервые Путин посетил Узбекистан в 1991 году

О важности этого соглашения для России высокопоставленные российские чиновники начали твердить еще в 2014-м. Например, помощник российского президента Юрий Ушаков сказал тогда журналистам, что списание долга открывает РФ и Узбекистану новые возможности для наращивания торгово-экономических связей, в частности, увеличения российского военно-технического присутствия в Узбекистане, включая поставки вооружения и современной военной техники на условиях частичного кредитования.

И вот теперь, полтора года спустя, заместитель министра финансов РФ Сергей Сторчак, выступая в Госдуме, заявил практически то же самое: «Подписанное соглашение будет способствовать установлению дополнительных возможностей для наращивания военного, экономического и политического сотрудничества России и Узбекистана».

«Ратификация соглашения будет иметь серьезное политическое значение для развития двусторонних отношений. Узбекистан непростой для РФ партнер – это одна из стран бывшего СССР, где присутствие России весьма и весьма дозировано, а русскоязычное пространство сокращено до предела. Вместе с тем, в этом государстве проживает миллион наших соотечественников», - высказался по этому поводу Председатель комитета Государственной думы по делам СНГ Леонид Слуцкий.

Таким образом, путинские соратники, как обычно, подчеркивают дальновидность своего патрона, по сути, просто делая хорошую мину при плохой игре.


Алексей Волосевич


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены