В Намангане государственные «рейдеры» ограбили инвестора на полмиллиона долларов

Суббота, 07 Октября 2017

В этой истории вначале всё вроде было честно и по закону. На государственное предприятие, которое, задолжало государству налогов на миллиарды сумов, налоговики подали иск в суд. По судебному решению судоисполнитель арестовал и описал имущество предприятия – раскулаченную недвижимость в центре Намангана. В надлежащем порядке известили об этом должника, после чего выставили это имущество на торги. Там разворованный объект в 2012 году приобрел наманганский предприниматель Вахид Мухитдинов, после чего вложил в его реконструкцию полтора миллиарда сумов (в то время $350 тысяч по реальному курсу). А после этого начались чиновничьи игры.

Предприятие, с которого безуспешно пытались долги, неожиданно стало под явно надуманным предлогом требовать отмены торгов. В дело тут же вступила тяжелая артиллерия – тогдашний хоким Наманганской области. При этом хозяйственный суд признал результаты торгов вполне законными, а последовавший затем гражданский суд, наоборот, их результаты отменил. В результате от имени Республики Узбекистан появилось два диаметрально противоположных решения. А инвестор Вахид Мухитдинов, куда бы он не жаловался, не только остался без денег, которые потратил на реконструкцию приобретенной собственности. «Рейдеры» его так припугнули, что, опасаясь за свою жизнь, он был вынужден покинуть пределы Узбекистана.

Успешный предприниматель

Но обо всем по порядку. Сначала о том, кто такой инвестор Вахид Мухитдинов. Он родился в 1968 году в Намангане, отлично учился школе, имеет два высших образования. Окончил Наманганский педагогический институт, работал в школе учителем русского языка. Затем поступил в Наманганский политехнический институт и получил специальность менеджера.

Вот тогда-то и проявились предпринимательские способности Мухитдинова. В 1990-х он вывозил из Узбекистана в Россию ходовой товар - постельное белье и спецодежду, обратно - духи и другую парфюмерию. Бизнес оказался удачным, товары в обе стороны шли вагонами. Столкнувшись с проблемой растаможивания грузов, предприниматель в 2005 году решил создать и создал успешно действующий частный терминал.

Боксы до реконструкции

Боксы до реконструкции

«Мы с Вахидом работаем вместе уже 17 лет, и за это время он проявил себя талантливым организатором и одновременно честным и порядочным человеком» - рассказывает бывший директор этого терминала Ойбек Салиев.

Однако со временем, в связи с особенностями конвертации валюты в Узбекистане, предпринимателям стало невыгодно обращаться к услугам терминалов. Невыгодным стало его держать и Мухитдинову. В итоге в 2007 году он поменял сферу деятельности и создал новую частную фирму «Макон сервис центр», которая занялась гостиничными услугами и сдачей недвижимости в аренду.

Эта фирма тоже имела немалый коммерческий успех. Так что ни у неё, ни у самого учредителя проблем с финансами не было. Мухитдинов смог купить в Намангане Дом торжеств «Фарангиз», семиэтажную гостиницу «Чорсу» и ряд других объектов.

Невезучее предприятие

Теперь о другой стороне конфликта. Государственное предприятие «Наманганмостстрой» занималось строительством и ремонтом мостов и дорог. Предприятие в общем-то неплохое, способное на ударный труд, но невезучее. Его будто преследовала нечистая сила - как только приходил новый директор, так сразу начинались хищения стройматериалов и другого государственного имущества, а также нецелевое использование денежных средств. В итоге на вороватого директора возбуждали уголовное дело, и он отправлялся на отсидку. Взамен приходил новый директор, и всё начиналось сначала.

Понятно, что хищения госсобственности не способствовали трудовым успехам предприятия. Его деятельность сжалась до работы на Камчикском перевале. Там же находилась и производственная база - в селах Чадак и Гурумсарай Папского района.

Так выглядела заброшенная территория промзоны

Так выглядела заброшенная территория промзоны

При этом, что неудивительно, «Наманганмостстрой» задолжал государству по налогам почти 4 миллиарда сумов (более миллиона долларов). По поводу задолженности налоговая инспекция подала иск в суд, но судоисполнители Папского района три года не выполняли судебные решения, отчего и набежала столь крупная сумма.

Оценка недвижимости

«По существующим правилам нельзя взыскивать имущество, задействованное в производстве, это делается в самую последнюю очередь, - говорит юрисконсульт фирмы «Макон сервис центр» Гайрат Каримов, который сам раньше работал судоисполнителем. - Поэтому судоисполнитель города Намангана Джурабек Мамадалиев поступил совершенно правильно, когда решил описать фактически бесхозное и не участвующее в производстве имущество, принадлежащее «Наманганмостстрою».

Это была бывшая промзона, где на двух гектарах земли находилось несколько зданий. По утверждению представителей «Макон сервис центр», здания были в «убитом» состоянии и основательно раскулачены - например, входы в них были лишены металлических ворот, а в помещениях выдраны все деревянные доски из полов.

Так выглядела территория промзоны

Так выглядела территория промзоны

13 декабря 2011 года судоисполнитель честно описал всё имеющееся в промзоне имущество, после чего предложил должникам подписать акт. Свои подписи под ним без споров поставили представители «Наманганмостстроя» - директор Абдумажид Ходжиев и специалист Улугбек Кориев (видимо, сотрудник оценочной компании – AsiaTerra).

В акте конкретно было указано, что недвижимость будет отдана на реализацию для погашения долгов. Если «Наманганмостстрой» с чем-то не согласен, то может подать иск в суд об исключении из описи имущества. А также подать жалобу в вышестоящий орган.

Представители задолжавшего предприятия воспользовались своим правом и попросили убрать из списка шесть автомашин, находящихся в нерабочем состоянии. Как пояснило руководство «Наманганмостстроя», автомашины после соответствующего ремонта будут задействованы на производстве.

29 февраля 2012 года была проведена оценка недвижимости. Ликвидационная цена составила 480 миллионов сумов ($210 тысяч по реальному курсу).

Может, это и было немного ниже реальной стоимости, но, как говорит юрисконсульт Гайрат Каримов, чтобы заинтересовать на торгах потенциальных покупателей в отношении объекта оценки оценщиками всегда устанавливается ликвидационная стоимость, которая является основанием для установления судоисполнителем стартовой (начальной) цены для продажи. Это указано в таком подзаконном акте, как «Положение о порядке проведения конкурса по отбору оценщиков и оценке имущества, арестованного судебными исполнителями при совершении исполнительных действий».

Никто не хотел покупать

15 марта 2012 года судоисполнители дали заявку в Наманганский филиал биржи Кучмас Мулк, а также объявления о том, что продается имущество «Наманганмостстроя» по долгам за налоги по решению суда. Эти объявления были опубликованы в главной газете республики «Халк сузи» («Народное слово»), и в местных наманганских изданиях, в частности, в «Наманган хакикати» («Наманганской правде»). Одним словом, государственное предприятие «Наманганмостстрой» было надлежащим образом извещено о происходящем, а другие заинтересованные лица могли узнать об этом из газетных объявлений.

Внутри бокса, крыша сломана

Внутри бокса, крыша сломана

В то же время даже ликвидационная цена в 480 миллионов не заинтересовала покупателей биржи. В апреле 2012 года после проведенного аукциона Кучмас Мулк вернула объект судоисполнителям. Действуя по существующим правилам, те понизили цену промзоны на 4 процента - до 461 миллионов сумов ($200 тысяч). Но проведенные повторно торги в июле опять не заинтересовали покупателей – в очень уж запушенном она была состоянии, и, чтобы привести ее в порядок, инвесторам пришлось бы вкладывать большие деньги.

Биржа вновь вернула объект судоисполнителям. Те, руководствуясь существующими инструкциями, снизили цену промзоны еще на 10 процентов - до 417 миллионов сумов.

Полтора миллиарда инвестиций

И вот тогда-то, на четвертых торгах, 8 августа 2012 года, недвижимость и купил Вахид Мухитдинов. Приобрел он ее, как физическое лицо, но фактически покупателем выступила фирма «Макон сервис центр», где он является учредителем.

После ремонта старого здания в нем устроили красильный цех

После ремонта старого здания в нем устроили красильный цех

«Мы сразу стали инвестировать в приобретенный объект крупные средства, - рассказывает директор «Макон сервис центр» Ойбек Салиев. - Произвели полную реконструкцию всех зданий. Например, восстановили, а точнее заново построили лимонарий, покрыли пожарный бассейн мягкой резиной, оборудовали цеха для производства пигментной краски и дверей из гипсокартона, которые очень востребованы во внутренних помещениях зданий».

По словам Салиева, всё, что было сделано, перечислить трудно. В обшей сложности учредитель вложил в реконструкцию купленного на торгах объекта полтора миллиарда сумов - по тем ценам свыше $350 тысяч. И это было только начало. В Китае Мухитдинов заключил договор на поставку оборудования для технологической линии по производству стройматериалов на сумму $300 тысяч. Только на этом участке в самом ближайшем будущем должно было трудиться 150 человек.

Как навредить инвестору?

Но неожиданно всем этим плодотворным начинаниям стали вставлять палки в колеса. Торги прошли 8 августа 2012 года, а уже через две недели «Наманаганмостстрой» подал иск в областной хозяйственный суд о признании действий судоисполнителя незаконными, а результаты торгов недействительными.

Так стало выглядеть административное здание после ремонта

Так стало выглядеть административное здание после ремонта

По словам юрисконсульта Каримова, выглядел такой демарш, как минимум, странно. Должник был извещен о передаче промзоны на торги должным образом, кроме того, со времени выставления объекта на торги прошло 9 месяцев, почему до тех пор «Наманаганмостстрой» не принимал никаких мер?

Еще более странными выглядели действия хокима Наманганской области Баходыра Юсупова, возглавлявшего ее в 2009-2016 годах. Он сразу же направил письма в хозяйственный суд и в прокуратуру с настоятельной просьбой поддержать «Наманаганмостстрой» в его иске, ссылаясь на то, что приобретенная предпринимателем недвижимость является «стратегическим объектом».

Надо сказать, что иск «Наманаганмостстроя» был составлен грамотно - там говорилось, что объект якобы был у них не на балансе, а во временном пользовании, и в действительности принадлежал вышестоящей организации - государственной акционерной компании «Узавтойул» («Узавтодор»).

Но представителям судебного департамента и юристам удалось доказать в суде, что это не соответствует действительности. Были представлены подкреплённые печатями документы. Первый от 20 марта 1969 года, где городской исполнительный комитет Намангана передал на баланс «Наманаганмостстрою» 2,2 гектара земли, где потом было организовано предприятие. И второй - решение хокима Намангана от 15 июня 2004 года о передаче построенных объектов на баланс «Наманаганмостстроя».

Столь убедительные доказательства оказались решающими, и 7 сентября 2012 года хозяйственный суд отказал «Наманаганмостстрою» в иске, признав действия судоисполнителя правильными.

Торгово-промышленная палата на стороне беззакония

В то же время, чтобы не настраивать против себя хокима Юсупова, чиновники хозяйственного суда написали ему письмо о том, что «ничего сделать не смогли», но подсказали выход - «Наманаганмостстрой» может подать в суд по гражданским делам. То же самое ответили хокиму и в прокуратуре.

По существующим правилам физическое лицо не может судиться с юридическом лицом в хозяйственном суде, и, следовательно, их дело должно разбираться в гражданском суде. Смысл ответов хозяйственного суда и прокуратуры в адрес хокима Юсупова был такой - мы тебе подсказали решение, а ты выкручивайся, как хочешь.

И глава области выкрутился, причем очень ловко. Областная торгово-промышленная палата Намангана, призванная по закону и по постановлению президента Убекистана защищать интересы только предпринимателей, неожиданно выкинула фокус: приняла в свои члены государственную организацию «Наманаганмостстрой». Вслед за тем 30 декабря 2012 года и 3 января 2013 года подала иски в Наманганский межрайонный гражданский суд в интересах «Наманаганмостстроя».

Хоким Юсупов со своей стороны обеспечил судебный процесс надлежащей поддержкой: отправил в суд очередное письмо, напирая на то, что разворованная промзона - «стратегический объект».

Письмо хокима Юсупова с требованием отменить результаты торгов

Письмо хокима Юсупова с требованием отменить результаты торгов

Неудивительно, что 21 января 2013 года суд по гражданским делам так и сделал - вынес решение о неправомерности действий судоисполнителя, а, следовательно, и аннулировании результатов торгов. Видимо, стыдясь абсурдности своих действий, судьи сделали это в заочном порядке. А стыдиться было чего - гражданский суд по одному и тому же делу принял решение, абсолютно противоположное решению хозяйственного суда.

При этом гражданский суд обязал «Наманаганмостстрой» вернуть Мухитдинову 417 миллионов сумов, уплаченных им на торгах, а самого предпринимателя - отдать объект прежним хозяевам. Однако никакой речи о возвращении тому затраченных на реконструкцию денежных средств не было. Забегая вперед, надо сказать, что ему до сих пор не вернули и те самые 417 миллионов сумов, которые с того времени обесценились уже примерно в 4 раза - до $52 тысяч.

Рейдеры наглеют

«Абсурдность происходящего понимали все, - говорит юрисконсульт Каримов. - К сожалению, в законах Республики Узбекистан ничего не говорится о рейдерстве. А на самом деле речь идет о самом настоящем рейдерском захвате - откровенном, наглом и бессовестном».

Старая сторожка

Старая сторожка

Действительно, оспариваемая собственность - объект привлекательный: находится в промышленной зоне в центре города (как говорят местные предприниматели, это пупок Намангана) и занимает большую территорию, в два гектара. И предприимчивые люди давно бы подмяли его под себя, если бы, как уже было выше сказано, их не смущали затраты на его восстановление. А когда появился простак, который заплатил за всё про всё почти два миллиарда, то «пупок Намангана» сразу превратился в лакомый кусочек. И из-за него потеряли покой не только хоким Юсупов и руководство «Наманаганмостстроя», но и ряд других заинтересованных чиновников.

Излишне думать, что учредитель фирмы «Макон сервис центр» опустил руки и согласился с решением гражданского суда, которое противоречило и закону, и здравому смыслу. Мухитдинов и его адвокаты ринулись оспаривать это решение, приводя в подтверждение своей правоты статьи гражданского кодекса и другие аспекты законодательства. За пять лет состоялось в общей сложности 10 судов по гражданским делам. И все они решались по телефонному звонку, традиционно раздававшемуся из областного хокимията.

Сторожка после ремонта

Сторожка после ремонта

Ситуацию в какой-то мере обострило то обстоятельство, что в 2014 году решением Кабинета министров многомиллиардные долги по налогам «Наманаганмостстроя» были списаны. Решение было вполне законным - государственное предприятие, выполняющее работы на важном перевале Камчик, не может прекратить своей производственной деятельности.

Но избавление от огромных долгов вдохновило «Наманаганмостстрой» и его вышестоящее начальство на активизацию действий по рейдерскому захвату бывшего объекта. В частности, в один из судов обратился первый заместитель председателя ГАК «Узавтойул» Ш.Назаров, который, как передали Мухитдинову, потребовал решить дело в их пользу «любыми путями».

Как спекулировать письмом из СНБ

По словам юрисконсульта Каримова, не все судьи послушно выполняли указания «больших людей». Были и те, кто шел «на принцип». Например, после жалобы на очередное абсурдное решение районного суда апелляционная коллегия областного гражданского суда встала на сторону Мухитдинова и отправила дело на рассмотрение суда нижестоящей инстанции.

Территория приводится в порядок

Территория приводится в порядок

Правда, противоположная сторона тоже не дремала. Руководство «Наманаганмостстроя» подало в областное СНБ слезную жалобу о том, что из-за «незаконных торгов» якобы 292 члена их коллектива «остались без работы». Это было таким же абсурдом, как и все гражданское судопроизводство по делу о «незаконных торгах» - в разворованной промзоне находились только два человека - сторож и бухгалтер, да и то не всегда. Но в СНБ должны были как-то реагировать на это письмо, и 1 апреля 2015 года данное ведомство направило в «Наманаганмостстрой» ответ, написанный в общих словах, без конкретного указания, что принимают чью-то сторону.

Но это письмо сыграло свою роль. Как рассказывает юрисконсульт Каримов, достаточно было представителям истца помахать этим ответом перед судьями, как чаша весов узбекской Фемиды сразу склонилась в сторону «Наманаганмостстроя». И 20 мая того же года суд «первоначальной инстанции» вынес ожидаемое незаконное решение.

Против инвестора - «люди в масках»

«На первых этапах судебного производства мы пытались доказывать свою правоту, апеллируя к документам и статьям закона, - говорит Вахид Мухитдинов. - Затем, поняв, что законы игнорируются, а на документы никто не обращает внимания, стали писать во все инстанции жалобы. В этих жалобах я откровенно указывал, что в деле о бывшей промзоне существует явный заговор чиновников и судей, доказывал это на основе позорных судебных решений. Но мои обращения также были проигнорированы. Факты откровенной коррупции никого не заинтересовали.

В дом предпринимателя пришли с обыском

В дом предпринимателя пришли с обыском

На третьем этапе я ставил мысль о возвращении мне промзоны, стал в своих письмах просить, чтобы мне вернули затраченные на реконструкцию деньги, а заодно и 417 миллионов, заплаченных на торгах, - продолжает он. - Но чиновники, теперь уже из портала президента Узбекистана, мне неизменно отвечают, что денег нет ни у нас, ни у налоговой инспекции, которая отчислила себе после торгов средства задолжавшей организации...»

В дом предпринимателя пришли с обыском

В дом предпринимателя пришли с обыском

Жалобы Мухитдинова, видимо, доставляли беспокойство рейдером - те стали оказывать на него методы психологического давления. В его дом зачастили сотрудники милиции и некие люди в масках, проводившие незаконные обыски. Поняв, что его жизни угрожает опасность, инвестор предпочел от греха подальше временно выехать за рубеж.

Вот такая любопытная иллюстрация нынешних нравов. Сдается, что если власти не дадут по рукам наманганским рейдерам, то этот прецедент послужит отрицательным примером для привлечения в Узбекистан иностранных инвесторов. Если уж в стране неприкрыто обирают своих, то чего ждать иностранцам?..


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены