Архив новостей

СГБ высказалась о деле бывшего дипломата, больного шизофренией и обвиняемого в шпионаже

Понедельник, 17 Июня 2019

Служба государственной безопасности (СГБ) Узбекистана прокомментировала дело бывшего сотрудника МИДа Узбекистана Кадыржона Юсупова, который обвиняется в госизмене, сообщает издание Podrobno.uz (вероятно, в редакцию прислали подготовленный текст).

Представители СГБ составили хронологию отказов Кадыржона Юсупова от нанятого его родственниками адвоката Алана Пашковского в пользу представленного ему государственного адвоката Шахзода Шарипова, о котором известно, что он работает на спецслужбы и уговаривает обвиняемых дать признательные показания, на основании чего их потом и сажают.

В «комментарии», в частности, говорится:

«В период с 2015 по 2018 годы Кадыр Юсупов из корыстных побуждений оказывал содействие представителям зарубежных спецслужб в проведении враждебной деятельности против Узбекистана путем сбора и передачи различного рода сведений, в том числе о деятельности органов СГБ.

- 20 декабря 2018 года Юсупову было предъявлено обвинение по части 1 статьи 157 Уголовного кодекса и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В установленном порядке ему был предоставлен государственный защитник. (Шахзод Шарипов – ред.)

- 24 декабря 2018 года для защиты прав и законных интересов обвиняемого адвокат А.Пашковский по почте направил ордер, о чем был уведомлен К.Юсупов, который изъявил желание отказаться от его услуг.

- 27 декабря 2018 года Юсупов обратился с заявлением об отказе от услуг А.Пашковского и нежелании встречаться с ним.

- 28 декабря 2018 года адвокат Пашковский повторно направил ордер.

- 2 января 2019 года на обращение Пашковского направлен письменный ответ о праве участвовать в следственных действиях с участием К.Юсупова.

- 4 января 2019 года Пашковский прибыл в Следственное управление СГБ и в порядке статьи 230 Уголовно-процессуального кодекса ему была предоставлена встреча наедине с Юсуповым, после окончания которой обвиняемый в присутствии адвоката заявил, что отказывается от его услуг.

Следователем был составлен протокол об отказе от услуг адвоката, который Юсупов подписал в присутствии Пашковского. При этом, обвиняемый заявил ему о нежелании его участия в деле и об отсутствии факта принуждения. Однако адвокат отказался подписывать протокол, указывая на не добровольность отказа Юсупова. Факт отказа от подписи со стороны адвоката отражен в протоколе. Третьи лица в данном процессе, кроме следователя, обвиняемого и Пашковского, не присутствовали.

- 24 апреля 2019 года ПО ЖЕЛАНИЮ ЮСУПОВА в качестве его защитника стал участвовать адвокат Пашковский. В этот же день ему была предоставлена встреча с Кадыром Юсуповым в условиях Следственного изолятора Службы».

Кадыржон Юсупов

Кадыржон Юсупов

Заметим, что всё это говорит не о том, о чем должно было бы говорить, по мнению сотрудников СГБ, а как раз об обратном: о том, что Кадыржона Юсупова пытали и заставляли отказаться от независимого адвоката. И разрешили воспользоваться его услугами лишь после получения признательных показаний, когда необходимость в Шахзоде Шарипове и строгой изоляции экс-дипломата отпала, а следы избиений исчезли. Напомним, что в изоляторе СГБ в Ташкенте – пыточном учреждении, где даже имеется комната с кольцами в стенах, - он содержится с начала декабря. То есть, ДОСТУПА К НЕЗАВИСИМОМУ ЗАЩИТНИКУ У НЕГО НЕ БЫЛО ПОЧТИ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА.

В разговоре с корреспондентом радио «Озодлик» сын экс-дипломата, Бабур Юсупов, заявил, что в случае с его отцом была нарушена вторая часть 52-й статьи Уголовно-процессуального кодекса. «Мой отец, не встретившись с адвокатом Пашковским, 27 декабря подписывает письмо, в котором пишет, что отказывается от его услуг. Его первая и пока что последняя встреча с ним состоялась 4 января. Согласно второй части 52-й статьи Уголовно-процессуального кодекса Узбекистана, обвиняемый может отказаться от услуг адвоката только после встречи с ним наедине. В данном случае явно видно, что на отца оказывали психологическое давление», – сказал он.

Именно об этой схеме фабрикации дел рассказывал журналист Бобомурод Абдуллаев, в 2018 году, которого обвинили в заговоре с целью свержения действующей власти, а затем подвергли пыткам в изоляторе СНБ/СГБ на улице Чинабад (бывшей Гвардейской) в Ташкенте. И его тоже под угрозой пыток заставили отказаться от независимого адвоката и навязали ему Шахзода Шарипова. При этом от журналиста требовали писать всякие расписки, что он делает это добровольно, по собственной воле, без принуждения, и т.д.

«Шарипов Шахзод – государственный адвокат. Фактически он ничего не делал. Приходил [за всё время моего задержания] лишь несколько раз. И когда они меня заставляли подписать что-то задним числом, он меня уговаривал: «Давай, подпиши!». Против меня самого», - пояснил на суде Абдуллаев.

Исходя из полного совпадения двух ситуаций, мы вправе сделать однозначный вывод: бывшего дипломата пытали, добиваясь от него признательных показаний.

То же самое сейчас происходит и с арестованным 10 мая председателем Фонда поддержки СМИ Саидом-Абдулазизом Юсуповым, однофамильцем арестованного экс-дипломата. Кстати, он тоже пожаловался своему адвокату, что его избивают, добиваясь признания в шпионаже.

Что касается утверждения о том, что Кадыржон Юсупов собирал и передавал «различного рода сведения» в 2015-2018 годы – в это время он был уже пенсионером (ушел со службы в 2009-м), и все «секретные» сведения мог почерпнуть разве что из интернета или из телевизора.

Продолжим чтение «комментария» СГБ:

«Свои показания Кадыр Юсупов давал добровольно, без оказания психологического, психического, физического или иного давления, о чем имеются соответствующие письма-раскаяния, написанные им самим. В ходе предварительного следствия и протоколах допросов он никогда не заявлял о применении в отношении него какого-либо давления (имеются видеозаписи). Такого рода заявления от заключенного стали поступать только после допуска к участию в деле Пашковского.

Также в СМИ были озвучены некоторые доводы о том, что обвинение Юсупова основано только на его признательных показаниях, что якобы свидетельствует об оказании на него психологического давления. (…) Юсупов дал признательные показания, которые по совокупности подтверждаются собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями многочисленных свидетелей, заключениями экспертиз, а также письменными и вещественными доказательствами, и иными документами, полученными в строгом соблюдении с требованиями Уголовно-процессуального кодекса».

Из всего вышесказанного ни единое слово не вызывает доверия.

Юсупов дал показания добровольно? И не заявил о давлении? И это доказательство, что никакого давления не было? Представим, что в концлагере к измученному узнику подходит охранник с пистолетом и угрожающе спрашивает, имеются ли у того жалобы. «Нет, что вы, какие жалобы, здесь всё прекрасно», - отвечает бедняга, потихоньку пятясь. «То-то же», - удовлетворенно заключает охранник.

Так вот: оба Юсупова – и дипломат, и чиновник от журналистики – до сих пор находятся в том же пыточном учреждении, где их, по нашему мнению, пытали и мучили, и где им ежедневно приходится иметь дело со своими мучителями. И оба они в курсе, что если что-то пойдет не так, то всё повторится снова, а экспертиза никаких следов избиений впоследствии не найдет, иначе сотрудникам экспертного учреждения, по всей видимости, тоже не поздоровится.

О прочих видах экспертизы, якобы подтверждающих показания арестованных. Все эти виды объединяет одно: то, что они проводятся государственными организациями, на системной основе помогающими спецслужбам фабриковать дела. Началось это с исламистов и оппозиционеров, а впоследствии распространилось на всех граждан. Ведь труженикам СГБ надо отчитываться о раскрытых заговорах и предотвращенных попытках переворота, иначе никакого карьерного роста не будет. В итоге выводы экспертизы на первый взгляд правдоподобны, но если копнуть поглубже или дать возможность перепроверить результаты независимым экспертным организациям, - всё рассыпается, все «доказательства» и доводы стороны обвинения.

Ну и в заключение.

СГБ попыталась опровергнуть заявления родственников о том, что Кадыржону Юсупову не передавали лекарства и необходимые медикаменты, и сообщила, что он 14 раз получал передачи, в том числе 7 раз – медицинские препараты «Остегенон», «Дуадар», «Севпрам», «Кальций», «Витопрост», «Грасулан». «В целом в условиях СИ СГБ оказывалась вся надлежащая медицинская и иная помощь Юсупову, что подтверждается его инициативным благодарственным письмом на имя руководства данного подразделения», – говорится в распространенном тексте.  

Самое замечательное здесь то, что «комментаторы» ни словечком не обмолвились о том, что арестованный экс-дипломат болен шизофренией. Ведь заяви они об этом – и всё расследование придется сворачивать, все труды коту под хвост. Не будет ни новых звездочек, ни благодарностей от начальства.

Однако наличие препарата «Севпрам» как раз-таки и свидетельствует о психическом нездоровье обвиняемого. По словам сына бывшего дипломата, Бабура Юсупова, с 2011 года его отец постоянно находился под наблюдением психиатра, регулярно принимая этот препарат. В Европе его аналог называется «Ципралекс». Отказ от приема вызывает у пациента галлюцинации и суицидальное настроение.

Напомним, 3 декабря бывший сотрудник МИДа Кадыржон Юсупов, больной шизофренией и страдающий от приступов депрессии, попытался покончить жизнь самоубийством, кинувшись под поезд метро. Сотрудники милиции успели остановить состав и вытащить несостоявшегося самоубийцу. Мужчина получил незначительные травмы, в частности, ударился головой, и был доставлен в больницу, где начал бессвязно говорить, что является «западным шпионом». В связи с этим к нему прибыли спецслужбисты. Юсупов якобы признался им, что «шпионит на западные страны, и они платят ему тысячу долларов в месяц». Против «шпиона» возбудили уголовное дело по обвинению в госизмене и перевели из больницы в следственный изолятор СГБ, где он до сих пор и содержится.

Статьи по теме:

Правозащитница Елена Урлаева посетила в больнице заключенных, подвергшихся пыткам

«Правозащитный альянс Узбекистана»: «Требуем расследовать пытки и осуждения военных и сотрудников МВД иноятовскими спецслужбами»

Каюм Ортиков: «Как из меня делалим шпиона»


Соб. инф.