В Таджикистане собираются судить журналиста и руководителя республиканской команды КВН, пожаловавшегося президенту на коррупцию

Понедельник, 18 Декабря 2017

Если на человека в кратчайшие сроки навешивают ряд самых разных статей – это верный признак того, что его судят не за какое-то конкретное преступление, а под любым предлогом хотят посадить. В Согдийской области Таджикистана в начале декабря, после публичного обращения к президенту с жалобой на коррупцию, был арестован независимый журналист Хайрулло Мирсаидов, возглавляющий также сборную команду КВН Таджикистана. Против него завели дело сразу по четырем статьям Уголовного кодекса, обвинив его в присвоении или растрате денег, возбуждении национальной, расовой, местнической или религиозной вражды, подделке документов и заведомо ложном доносе. В итоге он может оказаться за решеткой на долгие годы.

Начало конфликта

Начнем с того, что Хайрулло Мирсаидов в Таджикистане человек достаточно известный. Ему 39 лет, во время работы журналистом на протяжении последних 17 лет он писал добротные аналитические статьи. В разные годы сотрудничал с «Немецкой волной», информагентствами «Азия-Плюс» и «Фергана». Рассказывал о нарушениях прав человека, прав этнических меньшинств, об экологии, в качестве наставника участвовал в проектах развития СМИ, которые спонсировались ОБСЕ, Программой развития ООН и другими ведомствами и организациями.

Хайрулло Мирсаидов

Хайрулло Мирсаидов

В последние годы Хайрулло принимал активное участие в развитии движения КВН (Клуб веселых и находчивых) в Таджикистане, возглавив сборную команду республики, сформированную в 2014 году по инициативе главы Согдийской области Абдурахмона Кодири. Под руководством Мирсаидова в том же году таджикские кэвээнщики стали финалистами Лиги КВН Ала-Тоо в Бишкеке. Спустя год на фестивале в Сочи сборная Таджикистана из 400 участвовавших команд вошла в лучшие 70, после чего была приглашена в Центральную лигу Москвы, а затем стала её финалистом. В 2016 году команда завоевали титул чемпиона Лиги КВН Ала-Тоо в Бишкеке.

Помимо этого, сборной Таджикистана в 2016 году была организована школьная лига КВН в Согдийской области, в которой приняли участие порядка 200 школьных команд из всего региона. Инициатива команды, которой руководил Мирсаидов, была поддержана на республиканском уровне и с этого года в КВН играют по всей стране.

Однако сейчас участие сборной КВН Таджикистана в международных играх и само ее существование вызывают большие сомнения.

10 ноября Хайрулло Мирсаидов обратился с открытым письмом к президенту Эмомали Рахмону, генеральному прокурору Юсуфу Рахмону и председателю Согдийской области Абдурахмону Кодири, рассказав о коррупционных действиях недавно назначенного руководителя областного Управления по делам молодежи и спорта Олима Зохидзоды, который, по его словам, вымогал у него взятку в размере тысячи долларов из бюджетных денег, выделенных в поддержку Сборной команды КВН Таджикистана.

«Я пожаловался на его действия в хукумат (администрацию – ред.) Согдийской области и уехал с командой в Москву, - писал Хайрулло Мирсаидов. - Однако, сразу после возвращения на родину, деятельность нашей команды одновременно начали проверять аудит и прокуратура Согдийской области.

И прокуратура и аудит заявляют, что это всего лишь плановая проверка, но за 4 года нашей деятельности ни аудит, ни прокуратура никогда не проверяли нас. В ходе проверки финансовых отчетностей о наших поездках выясняется, что отчет о нашей поездке на 1/8 финала в апреле текущего года целиком исчез, хотя я его сдавал. В итоге аудит быстро оформляет итоги своей проверки и передает в прокуратуру. Куратор Управления молодежи и спорта, сотрудник прокуратуры Хуршед Худоёрзода тоже ничего не хочет слышать о том, что я сдавал пропавший отчет.

В итоге я повторно обратился во все инстанции, чтобы восстановить отчет, одновременно документально доказав прокурору, что я на самом деле сдавал этот отчет Управлению молодежи и спорта. После этого я потребовал у Худоёрзоды провести очную ставку, пригласив руководителя Управления молодежи и сотрудников аудита, чтобы доказать, что я прав и наказать настоящего виновника. Однако прокурор, обещав сделать это, начал избегать меня, отклоняя телефонные звонки. Это было в первых числах июля текущего года. Надо отметить, что проверка может длиться от трех до десяти дней максимум. Прокурор исчез на три месяца. (…)

Летом текущего года мы планировали провести международный фестиваль КВН в Худжанде и председатель Согдийской области приветствовал нашу инициативу, обещая поддержать. Однако когда я занес бюджет, глава Управления молодежи проинформировал Абдурахмона Кодири, что у меня большие проблемы с отчетностями и мной занимается прокуратура. Другими словами, Зохидзода сам же уничтожил мой отчет, натравил проверяющие службы и начал дискредитировать перед властями.

Не выдержав такой лжи, я зашел на прием председателя области и рассказал всё как есть, однако Олим Зохидзода наглым образом говорил неправду, заявляя, что не требовал у меня взятки и я пожаловался на него, после того как он всего лишь попросил у меня финансовый отчет. Таким образом, фестиваль КВН не состоялся, хотя приглашения командам из соседних стран я уже отправлял. (…)

Прокурор Хуршед Худоёрзода, который три месяца избегал встречи, неожиданно позвонил в первый же день нашего возвращения в Таджикистан, и сообщил, что нашим делом займется его руководитель Зафар Каюмзода. На первой же встрече с Каюмзодой я рассказал всю ситуацию, после чего он вызвал и главу Управления молодежи и сотрудников аудита, и в ходе беседы Олим Зохидзода прямым текстом признал, что потребовал у меня купить микрофоны за счет бюджета поездки команды в Москву, а специально выделенные для микрофона средства он потратит на свое усмотрение. Странно, что прокурор даже не отреагировал на его заявление. (…) Не найдя ничего компрометирующего, Каюмзода начал проверять деятельность команды за все годы существования, одновременно начав вызывать всех членов команды и говоря им неправду и [предлагая] заниматься клеветой. (…)

Кстати, эта проверка также продолжается второй месяц, хотя должна быть до 10 дней максимум. 4 ноября я проинформировал прокурора Согдийской области о деятельности его сотрудников, однако всё что услышал в ответ: «Проверка будет закончена в ближайшее время» и «Все претензии можете написать в своем заявлении, мы рассмотрим». Тем временем прокурор Каюмзода продолжает вызывать членов команды, пытаясь найти хоть какой-то компромат, и неизвестно когда всё это закончится».

Сам руководитель Управления по делам молодежи и спорта Согдийской области Олим Зохидзода на сайте того же издания обвинил Мирсаидова в клевете и заявил, что лишь пытался проверить законность расходования бюджетных денег. По его словам, заявление о том, что якобы он требовал взятку, является клеветой. «Если я потребовал взятку, почему он не обратился в соответствующие инстанции?», - высказался Зохидзода.

Он также отметил, что заявление Мирсаидова об утере финансового отчета в возглавляемом им управлении, тоже является неправдой.

«После того, как аудиторская и прокурорская проверка начала выявлять нецелевое использование бюджетных денег со стороны Мирсаидова, он представил финансовый отчет, в котором все документы представлены в оригинале. Если мы потеряли его прежний отчет, откуда у Мирсаидова [оказались] оригиналы документов?» - озвучил он вопрос.

Зохидзода выразил уверенность в том, что «руководитель команды КВН, почувствовав, что его финансовой деятельностью заинтересовались соответствующие инстанции, начал действовать по принципу «лучшая защита - нападение». Чиновник сказал, что намерен обратиться в суд за публичную клевету и за оскорбление его чести и достоинства.

Хайрулло Мирсаидов

Хайрулло Мирсаидов

Хайрулло Мирсаидов 14 ноября на том же сайте «Азия-Плюс» опубликовал опровержение слов чиновника, поочередно разобрав все его заявления и назвав их ложью:

«Олим Зохидзода уже выдал три версии, связанные с этими микрофонами и взяткой.

Председателю области Абдурахмону Кодири он сказал: «Я не требовал взятку. Я только попросил предоставить финансовый отчет».

Прокурору Зафару Каюмзоде, в присутствии двух сотрудников аудита Согдийской области и собственного бухгалтера он сказал: «Я не требовал взятку. Я сказал, чтобы микрофоны Мирсаидов купил за счет средств, выделенных на поездку в Москву».

«Азии-Плюс» заявил: «Мирсаидов попросил найти меня средства для микрофонов. Я ему сообщил, что главой области выделены средства для студенческих организаций, но не для команды КВН».

Что из сказанного Олимом Зохидзодой правда?»

«Касательно исчезнувшего отчета Олим Зохидзода также лжет.

Напомню, пропал отчет о поездке команды КВН Сборная Таджикистана на 1/8 финала Центральной лиги Москвы, которая прошла с 29 марта по 2 апреля. Бюджет 109 тысяч сомони (около $12.300 – ред.). Как заявляет господин Зохидзода, этот отчет я им не сдавал. Тогда почему 8 мая, то есть спустя полтора месяца, он берет у меня объяснительную, что я должен предоставить ему отчеты только на 68 тысяч сомони (около $7.700 – ред.)? Эта объяснительная есть в прокуратуре, аудите и в хукумате Согдийской области.

Действительно, были некоторые договора, которые я не успел вовремя по техническим причинам оформить и предоставить, и я обещал их оформить, и в мае, после очередной поездки в Москву я всё предоставил. Как раз на сумму 68 тысяч. Это доказывает, что отчет на 109 тысяч сомони я сдавал. Иначе, у меня потребовали бы вписать в объяснительную и эту сумму.

Что касается обвинений Зохидзоды, что я при повторном предоставлении исчезнувшего отчета предоставил ему оригиналы - это опять ложь.

Трансфер до Москвы и обратно я предоставил только в виде электронных билетов, так как авиакасса не может выдать чеки второй раз. Отель, где мы проживали, квитанции о расходах от администрации Центральной лиги Москвы были предоставлены повторно только в виде накладных без чеков после моего повторного обращения. При необходимости я могу предоставить всю переписку по этому поводу, и конкретные люди, которые выдавали эти квитанции, могут дать показания».

Свой ответ Хайрулло закончил фразой о том, что после публикации его обращения к президенту, генеральному прокурору и председателю Согда, «на нас уже вышли представители Генеральной прокуратуры и обещали разобраться».

Четыре статьи

И власть действительно «разобралась». В присвоении средств обвинили самого Мирсаидова.

5 декабря его пригласили в прокуратуру Согдийской области для дачи объяснений, а когда он явился, задержали. В течение трех дней причина задержания была неясна, затем прокуратура объявила о возбуждении уголовного дела по четырем статьям УК РТ - 245-й (Присвоение или растрата), 189-й (Возбуждение национальной расовой, местнической или религиозной вражды), 340-й (Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков) и 346-й (Заведомо ложный донос). По самой серьезной статье - возбуждение национальной, расовой, местнической или религиозной вражды – ему грозит от 5 до 10 лет лишения свободы.

Источник в органах прокуратуры республики сообщил агентству «Азия-Плюс», что прокуратура Согдийской области, проводившая расследованию по заявлению журналиста, не нашла подтверждения того, что глава областного управления по делам молодежи и спорта Олим Зохидзода пытался присвоить деньги, выделенные обладминистрацией на покупку микрофонов для таджикской команды КВН.

Он уточнил, что обвинение в ложном доносе касается именно ситуации с Олимом Зохидзодой: «Своё заявление о том, что от него требовали взятку, Мирсаидов не смог доказать, и теперь по этому заявлению против него самого возбуждено уголовное дело по статье 346 (Заведомо ложный донос). От комментариев по трем остальным статьям информатор воздержался.

Между тем, Хабибулло Мирсаидов, отец журналиста, сказал в беседе таджикской службе Радио Свобода, что в материалах дела говорится, будто команда КВН унизила честь нации. (Некоторые наблюдатели тоже высказывали мнение, что статья о возбуждении вражды появилась в деле из-за сатирических сюжетов кэвээнщиков.) По словам Хабибулло Мирсаидова, его сын не признает себя виновным.

В настоящее время журналист арестован на два месяца и находится в СИЗО № 1 в Худжанде.

Политическое дело

Международные правозащитные организации Human Rights Watch и Норвежский Хельсинкский комитет в совместном заявлении назвали дело Хайрулло Маирсаидова политически мотивированым, поскольку власти Таджикистана не представили каких-либо внятных доказательств его вины и призвали обеспечить права, в том числе свободу от жестокого обращения и доступ к адвокату, а также ускорить процесс его освобождения.

«Независимых журналистов, таких как Мирсаидов, нужно уважать за их важную работу, а не отправлять их за решетку и не затыкать им рот за то, что они осмеливаются поднимать проблему коррупции», - отметил Мариус Фоссум, региональный представитель Норвежского Хельсинкского комитета в Центральной Азии

В заявлении отмечается, что ситуация с правами человека в Таджикистане, и без того крайне проблемная, в 2017 году еще более усугубилась. За решеткой незаслуженно остаются более 150 политических активистов, включая нескольких адвокатов, а родственники тех, кто мирно критикует режим из-за границы, подвергаются инспирируемым властями преследованиям, включая произвольные задержания, угрозы изнасилованием, изъятие паспортов и имущества, нападки и погромы со стороны «возмущенных граждан».

За последний год по меньшей мере 20 журналистов уехали из страны, опасаясь уголовного преследования за свою профессиональную деятельность. Малейшая критика власти в Таджикистане чревата притеснениями и запугиваниями. В стране нарастает культ личности Эмомали Рахмона, и упоминания его самого и его семьи в прессе все более жестко регламентируются. С апреля 2017 года СМИ законодательно обязаны именовать его только полным титулом «Основатель мира и национального единства – Лидер нации, Президент Республики Таджикистан Его Превосходительство Эмомали Рахмон».

Международный комитет по защите журналистов (Committee to Protect Journalists) также призвал руководство Таджикистана освободить Хайрулло Мирсаидова. Соответствующее обращение 14 декабря было размещено на сайте организации. «В тех странах, где свободные СМИ и критические высказывания почти отсутствуют, такие журналисты как Мирсаидов заслуживают благодарности за важную работу, а не фиктивных обвинений», – заявил заместитель исполнительного директора CPJ Роберт Махони.


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены