МВД будет круглосуточно следить за публикациями в интернете и «реагировать» на критические и оскорбительные замечания

Четверг, 09 Ноября 2017

Медиа-конференция ОБСЕ в Ташкенте завершилась, узбекские власти записали ее в свой актив и в свободу слова можно больше не играть. 30 октября вышло правительственное постановление «О мерах по организации деятельности пресс-службы МВД Республики Узбекистан», в соответствии с которым в структуре пресс-службы МВД будет создан специальный орган, отслеживающий всё, что граждане пишут об этом ведомстве, и уполномоченный принимать соответствующие меры. Общий смысл постановления: правительство хочет вывести милицию из-под критики, особенно этого, однако, не афишируя.

Основное содержание

Объем постановления довольно велик - вместе с двумя приложениями 16 страниц. Значительная его часть посвящена процессу организации пресс-службы МВД, описанию ее будущего взаимодействия с представителями СМИ, общественности и институтами гражданского общества.

В тексте указывается, что пресс-служба создается на базе службы по взаимодействию со СМИ Главного организационно-инспекторского и информационно-аналитического управления МВД и пресс-групп соответствующих подразделений МВД Каракалпакстана, УВД областей и ГУВД Ташкента. В нее также войдет Государственное унитарное предприятие «Объединенная редакция газет «Постда» («На посту») и журналов «Калкон» («Щит») МВД Республики Узбекистан». Пресс-службу возглавит управление по связям с общественностью и СМИ МВД Узбекистана. Его начальник одновременно будет пресс-секретарем министра внутренних дел.

В числе задач нового управления названы обеспечение освещения ситуации о правонарушениях в стране, ее объективной оценки с целью недопущения распространения недостоверной и иной информации о деятельности органов внутренних дел; проведение мероприятий пропагандистского и информационно-разъяснительного характера (…), поддержание авторитета, формирование и укрепление положительного образа сотрудников органов внутренних дел. То есть, государственные (народные) средства выделяются на ведомственную ПРОПАГАНДУ.

Отметим, что в недавно принятом законе «Об органах внутренних дел», а именно в его 4-й статье «Основные направления деятельности органов внутренних дел», ведение пропаганды не предусмотрено. Охрана общественного порядка – да, защита прав, свобод и законных интересов граждан – да, осуществление оперативно-розыскной деятельности, проведение дознания и предварительного следствия по уголовным делам – да, борьба с преступностью и терроризмом – тоже да, а пропаганда – нет, в чем каждый может убедиться лично.

Несмотря на это, в числе основных направлений деятельности управления по связям с общественностью и СМИ указаны, например, такие:

- обеспечение круглосуточного мониторинга и анализа материалов СМИ и всемирной информационной сети Интернет, незамедлительное реагирование на публикации, содержащие недостоверные или посягающие на авторитет органов внутренних дел сведения;

- выявление, оценка и прогнозирование угроз информационному обеспечению деятельности органов внутренних дел, подготовка предложений по противодействию этим угрозам, соответствующих информационно-пропагандистских материалов; информирование руководства МВД Республики Узбекистан об оценке деятельности органов внутренних дел в средствах массовой информации и всемирной информационной сети Интернет.

Что касается реакции, то в приложении № 2 имеется подзаголовок «Разработка и утверждение порядка ведения мониторинга и анализа материалов в средствах массовой информации об органах внутренних дел, выявления и незамедлительного реагирования (опровержения) на публикации, содержащие недостоверные или посягающие на авторитет органов внутренних дел сведения». То есть, управлению предписывается публиковать опровержения на обнаруженные «подрывные» отзывы и статьи. Это, разумеется, помимо того, что должно последовать после донесения о выявленных критических и оскорбительных отзывах руководству МВД.

В соответствии с правительственным постановлением, в структуре управления по связям с общественностью также должен быть создан медиацентр, основными направлениями деятельности которого станут: …своевременное, широкое и достоверное освещение на телеканалах криминальной ситуации в стране (статистика о совершении преступлений и их раскрываемости в Узбекистане засекречена; на нашей памяти она была опубликована всего один раз, да и то в результате непреднамеренной «утечки» этих сведений) и ее объективная оценка с целью недопущения распространения недостоверной и иной информации о деятельности органов внутренних дел. Что такое «иная» информация и с чего бы это ее нельзя распространять, не уточняется.

До 1 декабря надлежит утвердить порядок освещения событий, вызвавших общественный резонанс, в том числе организации эфирных выступлений по этим вопросам уполномоченных представителей МВД.

Документ вступил в силу 1 ноября, сразу же после опубликования. Для сравнения: введение в действие выхолощенного и пустопорожнего закона «Об органах внутренних дел», после его подписания президентом и обнародования в СМИ по неизвестным причинам было отложено на полгода.

Борьба с посягательствами

Помимо организационных вопросов в постановлении говорится исключительно о пропаганде. Другими словами, появление этого документа является не просто еще одним кирпичиком в мощное здание узбекской цензуры, но и несет угрозу всему обществу, поскольку направлено на то, чтобы пресечь выражение негодования по поводу действий одной из основных силовых структур страны, как это в начале 1990-х уже произошло со Службой национальной безопасности (СНБ).

Надо сказать, что образуемое для ведения этой слежки управление является полным аналогом центра мониторинга при Узбекском агентстве связи и информатизации (УзАСИ), созданного в начале 2000-х, когда несменяемый президент Ислам Каримов, чтобы запудрить мозги Западу, отменил институт предварительной цензуры, после чего ввел службу по отслеживанию критических публикаций и реагированию на них (преследованию тех, кто осмелится высказаться критическим образом). То есть, государственная цензура всего лишь приняла иную форму.

Теперь о том, на каком законодательном основании, помимо текста самого правительственного постановления, будут осуществляться эти слежка и доносительство.

Ответ: только на том же, на каком базируется и постановление о создании центра мониторинга при УзАСИ. Формально оба этих законодательных акта не нарушают законодательства, однако по своему духу прямо противоречат Конституции, декларирующей право на свободу мысли, слова и убеждений (ст. 29) и заявляющей, что цензура [ни в какой ее форме] не допускается (ст. 67).

Далее, насчет подрыва авторитета милицейского ведомства. Непонятно, как можно подорвать то, чего нет? После того как узбекская милиция на протяжении четверти века издевалась над гражданами, вымогала взятки, занималась коррупцией и фабрикацией дел, говорить о её якобы существующем авторитете просто смешно. Это качество нельзя навязать силой – оно либо есть, либо его нет.

О каком авторитете вообще может идти речь после того как стало известно, что милиционеры с помощью грязных провокаций и при полной поддержке судебной власти отбирали квартиры и дома у жителей Ташкента, ложно обвиняя их в содержании притонов (об этом здесь и здесь)? Когда же выяснилось, что скрыть это уже невозможно, представители МВД, выгораживая «оборотней в погонах», попытались переложить ответственность на самих ограбленных граждан.

После дела Джасурбека Ибрагимова ни о каком авторитете тем более говорить не приходится. Напомним, что 3 мая 2017 года этот ученик ташкентского медицинского колледжа был жестоко избит группой однокурсников. Его госпитализировали с тяжелыми травмами, провели пять сложных операций, но они не помогли, и 1 июня подросток скончался. Сотрудники МВД всеми силами уводили от ответственности участников избиения, и под суд, несмотря на громкий резонанс этой истории, позволили отдать только одного из них - чтобы преступление не считалось групповым. 30 октября подсудимому дали 6 лет лишения свободы.

О том, что это запредельно коррумпированное ведомство пытается угрожать людям, заслуженно его ругающим, свидетельствует и недавнее заявление заместителя начальника ГУВД Ташкента Дониёра Ташходжаева, того самого, что оправдывал конфискации квартир у граждан, - о том, что участники сообщества Uzbek MDK в Фейсбуке могут быть привлечены к ответственности за клевету в отношении следователя и судьи.

Возмущение членов этой группы вызвало странное, мягко говоря, решение суда, приговорившего человека, ударившего женщину ножом, к трем годам ограничения свободы. В произошедшем частично была и ее вина: хорошо выпившая посетительница кафе взяла в руки шланг и стала поливать окружающих водой. Один из «пострадавших» выхватил перочинный нож и ударил им дебоширку. К счастью, повреждение оказалось легким, а мужчина, как выяснилось, был неоднократно судим. «Гуманный» приговор вызвал возмущение пользователей, подвергших судью и следователя обструкции.

Ташходжаев заявил, что следователь Сергелийского района Ташкента обратился в ГУВД с рапортом о принятии в законном порядке решения по клевете в его адрес. «Если у них есть основания [для обвинений], пусть предоставят», - сказал он.

А постоянные, продолжающиеся в течение десятилетий фабрикации дел с последующим заключением оппозиционеров и правозащитников? Из длинного ряда имен достаточно вспомнить о каракалпакском журналисте Салиджоне Абдурахманове. Летом 2008 года гаишники остановили его машину и вызвали милиционеров, которые немедленно извлекли из ее багажника пакет с наркотиками (114 граммов марихуаны и почти 6 граммов опиума). После того как экспертиза показала, что журналист не употреблял их, его обвинили в наркоторговле. Сам Абдурахманов настаивал, что пакет в его машину подбросили сотрудники «органов». Тем не менее, его приговорили к 10-летнему заключению, и освободили лишь через 9 лет и 4 месяца, после прибытия в Узбекистан спецдокладчика Совета ООН по правам человека Ахмеда Шахида.

Отдельного упоминания заслуживает охрана милицией хлопковых полей – не для того, чтобы никто не смел протащить туда детей или пригнать крепостных врачей или учителей, а как раз наоборот - чтобы никто из журналистов и правозащитников не смог запечатлеть на камеру их тяжелый подневольный труд (читать здесь и здесь).

В заключение вспомним и о массовых задержаниях «бесцельно гуляющих» и «праздно сидящих в кафе» людей (с публикациями об этом вопиющем нарушении прав граждан можно ознакомится здесь, здесь, здесь и здесь), после чего картина предстает в законченном виде: нет такого преступления, которого бы не совершила милиция в Узбекистане по приказу начальства.

Законодательная норма

Самое интересно, что понятия «авторитет» вообще не содержится ни в УК, ни в КоАО РУз. Юридической системой страны не предусмотрена охрана чести, достоинства и авторитета ведомств и организаций, поскольку, согласно законодательству, обладать ими могут только люди, определенные личности. Таким образом, если кто-либо выразит оскорбительное мнение об МВД и его сотрудниках в целом, это не будет ни клеветой, ни оскорблением. А вот если он напишет, что взятки берет какой-то конкретный милиционер, то последний имеет полное право привлечь в ответственности автора данного высказывания (чем и грозит Дониёр Ташходжаев). Но подавать в суд этот самый милиционер должен не как представитель МВД (некой высшей касты), а как обычный гражданин, на равных основаниях.

Да, известна серия процессов 2010 года, когда власти судили фотографа-документалиста Умиду Ахмедову за клевету на узбекский народ и оскорбление его посредством документальных фотографий и фильмов, журналиста Абдумалика Бобоева – за клевету и оскорбление властей и сотрудников судебно-правоохранительной системы, и журналиста и редактора сайта «Вести.Uz» Владимира Березовского – за клевету и оскорбление, правда, кого именно так и осталось неизвестным, поскольку в обвинительном заключении пострадавшие не были названы, а суд тоже не смог их установить. Однако все понимали, что это были случаи наглого беспредела со стороны властей и следователей, «сшивших» эти дела.

Но вот вам еще один посягатель на авторитет «органов». В апреле текущего года президент Мирзиёев в своем указе подверг критике деятельность МВД. Он признал, что система подготовки, переподготовки и повышения квалификации сотрудников милиции не отвечает предъявляемым требованиям, имеют место факты взяточничества и злоупотребления служебным положением, на низком уровне остаётся культура общения с гражданами, нет эффективного взаимодействия с органами самоуправления граждан и другими институтами гражданского общества. Выходит, что критиковать это ведомство, во-первых, можно, а во-вторых, есть за что.

Таким образом, предварительный вывод, который можно сделать после знакомства с текстом правительственного постановления, будет таков: значительная его часть направлена не на то, чтобы сотрудники МВД были подотчетны гражданам республики, а фактически на то чтобы вывести их из-под этой отчетности ради усиления функции силовой обслуги режима.


Соб. инф.


Консоль отладки Joomla!

Сессия

Результаты профилирования

Использование памяти

Запросы к базе данных