Правозащитникам не разрешают выехать из Узбекистана

Воскресенье, 22 Февраля 2015

Узбекские власти препятствуют выезду представителей «Правозащитного альянса» (ПАУ) в Южную Корею на церемонию получения престижной премии «Справедливости и мира». Делается это старым испытанным способом – им не дают выездные визы.

Руководитель ПАУ Елена Урлаева в феврале несколько раз выходила на пикеты, требуя разрешить выезд за рубеж ей и ее товарищам - Шухрату Рустамову, Малохат Эшанкуловой, Уктаму Пардаеву и Аделаиде Ким. Однако результатов пока нет.

Приглашение в Сеул

О том, что они стали номинантами премии, Елена Урлаева узнала в конце прошлого года, когда получила письмо из южнокорейского фонда «Справедливости и мира» имени Тжи Хак-Суна (Tji Hak-Soon), являющегося ее учредителем. Дирекция фонда приглашала Елену, как руководителя «Правозащитного альянса Узбекистана» в Сеул для вручения премии, которое должно состояться 11 марта

Лидер ПАУ Елена Урлаева

Лидер ПАУ Елена Урлаева

«Мы тронуты вашей правозащитной деятельностью, включая работу в области искоренения принудительного и детского труда», - говорилось в письме корейских коллег.

Елена подала документы на получение так называемой выездной визы - стикера, без которого невозможно выехать из Узбекистана в дальнее зарубежье. И у нее сразу же возникли проблемы.

На стадии проверки

В Отдел въезда, выезда и гражданства (ОВВиГ) Мирзо-Улугбекского района Ташкента Елена обратилась еще 24 декабря. Она была уверена, что выездную визу ей дадут без проблем: прежде она беспрепятственно выезжала за рубеж. Однако давно минуло 15 рабочих дней, которые по законодательству положены для рассмотрения вопроса о выдаче разрешения, а вопрос до сих пор висит в воздухе.

Тревогу Елена забила 20 января - в этот день, на вопрос, почему задерживается выдача визы, ей ответили, что это «секретная информация». Тогда она соорудила плакат с надписью «Требую выездную визу» и вышла на пикет к зданию Мирзо-Улугбекского ОВВиГ, а, чтобы привлечь к себе больше внимания, стала свистеть в милицейский свисток.

Как она рассказала, вскоре ее пригласил в свой кабинет начальник ОВВиГ Фаррух Муминов и посоветовал написать заявление на его имя - мол, в течение 15 дней он даст письменный ответ, в котором сообщит причины задержки с выдачей выездной визы.

Обещанный ответ оказался кратким сообщением о том, что анкета заявительницы «находится в стадии рассмотрения». Такая размытая формулировка Урлаеву не устроила, в результате чего в феврале она провела еще три пикета, в том числе возле здания «Аппарата президента». Но никакого реального результата они не дали. В Мирзо-Улугбекском ОВВиГ, куда Елена регулярно заглядывает, ей неизменно отвечают, что ее документы находятся «на проверке».

- Думаю, нам умышленно хотят сорвать вручение премии, - говорит Елена Урлаева. - Причина проста: все прекрасно знают, что на этом мероприятии в Сеуле речь так или иначе пойдет о принудительном труде. А Южную Корею в Узбекистане представляют многие фирмы, в том числе связанные с хлопковым сектором. Чтобы не возникло ненужного международного скандала, власти Узбекистана и пытаются помешать поездке.

Урлаева рассказала, что фонд «Справедливости и мира» уже приобрел билеты на 10 марта и забронировал места в гостинице. Правда, в посольстве Южной Кореи, куда она обратилась в начале февраля, ей отказали в помощи, посоветовав обратиться в МИД Узбекистана. Зато откликнулся «Узбекско-немецкий форум по правам человека», который разослал письма в посольства ряда других стран в Узбекистане с просьбой оказать содействие правозащитникам в получении выездных виз.

«Челночить» нельзя

Вместе с Урлаевой в Сеул пригласили и ее заместителя - Шухрата Рустамова. Но ему рассчитывать на эту поездку бесполезно - за получение выездной визы он борется еще с 2012-го года. Хотя обратился за стикером не в правозащитных, а в чисто бытовых целях.

Как рассказывает Рустамов, после того, как его несправедливо уволили из армии, он перепробовал много профессий - был плотником, столяром, жестянщиком, стекольщиком. А в 2012-ом году, когда вышел на пенсию, друзья предложили ему заняться доходным «челночным» бизнесом - ездить в Китай за товаром. Для этого был нужен сущий пустяк - получить китайскую визу, которую охотно дают всем коммерсантам.

Однако сначала надо было поставить в паспорт заветный стикер. По словам Рустамова, начальник ОВВиГ Шайхантохурского района столицы предложил ему уплатить в кассу сразу две пошлины - за биометрический паспорт и за выездную визу. Мол, он получит все сразу. Паспорт правозащитник, действительно получил, и точно в срок. А вот выездной визы у него нет до сих пор.

Правозащитники Аликул Сарымсаков и Шухрат Рустамов

Правозащитники Аликул Сарымсаков и Шухрат Рустамов

Как один из самых юридически «подкованных» правозащитников, Рустамов стал писать жалобы, строго соблюдая инстанции. Сначала написал в районный ОВВиГ, откуда в марте 2013 года получил категоричный ответ, где говорилось, что его заявление «изучено надлежащим образом» и выезд Рустамова за границу признан «нецелесообразным».

Потом он отправил жалобу в городской отдел въезда и выезда, затем в республиканский. Обращался и в прокуратуру. Но это не помогло. В результате, исчерпав все законные возможности, он стал писать жалобы на имя президента Каримова. Отправил их уже восемь штук, однако никакого результата нет.

При этом, в соответствии с принятыми поправками к законодательству, сотрудники ОВВиГ  не обязаны указывать причины отказа, а сам отказ обжалованию не подлежит.

- Не пускают за границу из-за моей правозащитной деятельности, - считает Рустамов. - Я у чиновников, как заноза в заднице. Они боятся, что за рубежом я могу предоставить в ООН обширную информацию о состоянии прав человека в Узбекистане.      

Кто кого обманул?

Председатель Джизакского областного комитета «Независимой организации по правам человека Узбекистана» Уктам Пардаев тоже считает, что его не хотят выпускать за рубеж из-за активной правозащитной деятельности. В конце прошлого года его пригласили на тренинг за границу, что побудило Уктама 3 января подать документы в ОВВиГ управления милиции Джизакской области.

Здесь не стали тянуть резину и сразу официально отказали в праве на выезд. Пардаева обвинили в обмане - мол, он указал в анкете неверные сведения. Написал, что нигде не работает, а в действительности  работает в правозащитной организации.

Правозащитник Уктам Пардаев

Правозащитник Уктам Пардаев

- На самом деле обманули меня, - возмущается Уктам. - Когда я писал анкету, то вопроса о работе там вообще не видел, поэтому, соответственно, на него и не ответил. Последние листы анкеты, где указано, что я безработный, написаны не моим почерком!..

Он рассказал, что попытался доказать это начальнику Джизакского ОВВиГ Даврону Новчаеву, но тот по поводу почерка сказал так: «Твой, не твой, какая разница!» И оставил в силе решение об отказе в выездной визе на шесть месяцев - до июля текущего года.

В итоге правозащитник 16 февраля подал заявление в гражданский суд города Джизака.

«Против власти? Сиди дома!..»

По словам независимой журналистки Малохат Эшанкуловой, за выездной визой она обратилась в 2010 году, когда выступила с разоблачениями нарушений закона на государственном телевидении Узбекистана, и ее стали приглашать за рубеж на разные семинары и тренинги. В 1998 году она уже побывала в Индии, тогда оформила документы быстро и без проблем. Но в этот раз ей отказали, причем без всяких объяснений.

- Я еще дважды - в 2011 и 2012 годах подавала заявления на выезд, каждый раз платила госпошлину, - говорит Малохат. - Но каждый раз мне отказывали.

Журналист и правозащитник Малохат Эшанкулова

Журналист и правозащитник Малохат Эшанкулова

Как рассказывает журналистка, тогда она написала жалобу в ОВВиГ Ташкентской области (она прописана в Зангиатинском районе). Ее заказное письмо вернулась обратно с пометкой «отдел кадров в отпуске». Она отправила жалобу еще раз. ОВВиГ, к ее удивлению, ответил, причем весьма обстоятельно. В письме сообщалось, что Эшанкулова находится под временным надзором МВД и по поводу выездной визы ей следует обращаться именно туда. Малохат написала жалобу в МВД, но ответа так и не получила.

Упорная Эшанкулова подавала документы на выезд еще два раза - в 2013-м и в 2014-м годах. Но все оказалось бесполезным. После ее жалобы в МВД судоисполнитель Зангиатинского района принял постановление, официально запрещающее Малохат выезжать за пределы Узбекистана из-за невыплаченных штрафов за пикеты.

Денег на выплату огромных штрафов у Эшанкуловой нет, поэтому выехать она больше не пытается и даже не пишет жалоб, считая это бесполезным. Как ей признались в ОВВиГ, она - в «черном списке».

Кому-то везет

В то же время, проводя пикеты, Урлаева, возможно, поторопилась включить в список «отказников» свою ближайшую соратницу по «Правозащитному альянсу» Аделаиду Ким.

По словам последней, ей очень повезло. В ноябре прошлого года она хотела поменять свой паспорт на новый биометрический. Но в ОВВиГ Мирзо-Улугбекского района ей сказали, что во избежание «толкучки» распределяют очередь по месяцам, а потому могут ее записать только на апрель следующего года. Аделаиде тогда было все равно, и она согласилась.

Правозащитник Аделаида Ким

Правозащитник Аделаида Ким

Но в начале 2015-го к ней обратилась Елена Урлаева с просьбой срочно оформить выездную визу, чтобы заменить в готовящейся поездке в Сеул Шухрата Рустамова, которому, скорее всего, подобную визу не дадут.

- Шестого января я пошла к начальнику отдела вьезда-выезда Мирзо-Улугбекского района, сказала, что мне срочно нужно получить новый паспорт, - рассказывает Ким. - Начальник дал разрешение в тот же день. А уже через неделю мне позвонили по телефону и сказали, что паспорт готов. 21 января я отдала новый паспорт на оформление визы, и ее мне дали точно в срок - 13 февраля.

Поторопились и некоторые зарубежные правозащитные организации, включив в список «отказников» джизакского правозащитника и фермера Аликула Сарымсакова. Документы на получение выездной визы у него приняли, определенный законом срок на рассмотрение заявления еще не истек. Сарымсакова пригласили в Германию на тренинг фермеров, так что, не исключено, что выездной стикер в паспорте ему тоже поставят.

Про кого забыли

В то же время в этом году начались проблемы с визой и у ангренского правозащитника Дмитрия Тихонова, который не раз бывал за рубежом и два года назад получил разрешение на выезд без всяких препятствий.

Правозащитники Владимир Хусаинов и Дмитрий Тихонов

Правозащитники Владимир Хусаинов и Дмитрий Тихонов

- Хочу еще раз навестить брата в Берлине, поэтому 15 января подал документы в ОВВиГ Ташкентской области, - рассказывает Дмитрий. - Ровно через месяц, уверенный, что визу мне уже дали, приехал за паспортом. Но мне сказали, что комиссия еще не вынесла решение по моему вопросу. И за ответом надо приехать еще через две недели.

Почему с получением выездной визы происходит такая задержка, Дмитрию остается только гадать.

Елена Урлаева планирует включить Тихонова в составляемый ею список «отказников», с которым она готовится выйти на новые пикеты. Борьба за получение правозащитниками выездных виз, давно отмененных почти во всех странах, продолжается.

 


Соб. инф.


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены