Морозный январь 1919 года. Трёхдневное антисоветское восстание в Ташкенте

Пятница, 18 Января 2019

19 января 1919 года в Ташкенте произошло вооруженное выступление против установившегося режима (мятеж против победивших мятежников), отличительной особенностью которого стало то, что двумя из его главных руководителей были влиятельные и авторитетные большевики, а подавить его удалось только благодаря решительным действиям левых эсеров. В последующем в советской историографии это обстоятельство без зазрений совести было перевернуто с ног на голову: утверждалось, что путч ликвидировали большевики, а эсеры им злонамеренно мешали; в лучшем случае их роль замалчивалась. Но гораздо важнее другое: повстанцы выступили под лозунгами созыва Учредительного собрания, представляющего весь народ, а не только две партии социалистов.

Подоплека случившегося восходит к общему положению в крае, которое через четырнадцать месяцев после того как в ноябре 1917-го власть в Туркестане была захвачена коалицией большевиков и левых эсеров, сформировавшейся на основе Совета солдатских и рабочих депутатов (причем этот захват оказался гораздо более кровавым, чем в Петрограде: если при штурме Зимнего дворца было убито 6 человек и около 50 ранено, то в Ташкенте потери только со стороны нападавших составили 79 убитыми; вероятно, не меньше было и со стороны защитников Временного правительства, хотя эти цифры никогда не назывались), стало крайне тяжелым и быстро продолжало ухудшаться.

Первыми шагами новых правителей стали ограничения свободы слова и собраний, то есть всего того, за что раньше они сами активно выступали. Издавались разрушительные с точки зрения экономики указы и декреты, среди которых главное место заняла национализация предприятий, крупной и средней частной собственности, зданий, банков, а заодно и хранящихся в них сбережений «буржуев», для вящей убедительности подкрепляемая угрозами и арестами.

При этом большевики стремились максимально расширить зону своего влияния. Февраль 1918-го – разгром «Кокандской автономии», в результате которого убиты были тысячи человек. Март – части Красной гвардии под командованием председателя Совнаркома, то есть главы республики, 26-летнего Федора Колесова, по призыву младобухарцев (джадидов) предприняли поход на Бухару, окончившийся неудачей и последующей резнёй противников эмира, а также местных русских и армян. Отступающих спас высланный из Ташкента отряд, которым руководили левые эсеры Колузаев (в 1917-м был фельдфебелем 1-го Сибирского стрелкового запасного полка, в 1918-1919 годах командовал вооруженным отрядом рабочих ташкентских железнодорожных мастерских – ред.), Петренко и Степанов.

В середине 1918-го контролируемая коммунистами Туркестанская Советская Республика (ТСР) превратилась в подобие острова, оказавшись отрезанной от центральной части России кольцом фронтов: Оренбург захватили казаки атамана Дутова, в Семиречье тоже восстали казаки, в Ферганской долине действовали мусульманские войска Иргаша, в Закаспийской области вспыхнул антибольшевистский мятеж рабочих-железнодорожников, поддержанный англичанами, опасавшимися, что турки, захватившие Баку, могут попытаться через Среднюю Азию вторгнуться в Британскую Индию. Из России прекратился подвоз хлеба, керосина и других необходимых товаров, начался разгул преступности.

В этих условиях стали возникать подпольные организации, ставящие целью свержение советского режима. Так образовалась небольшая группа, куда изначально вошли большевик Василий Агапов, два бывших полковника царской армии Цветков и Руднев, крупный советский служащий Александр Тишковский и техник Попов. Заговорщики пригласили в неё и военкома Туркестанской республики - 23-летнего Константина Осипова.

 Константин Осипов. Фото из Википедии

Константин Осипов. Фото из Википедии

Молодой военачальник, член ВКП (б) с начала 1917 года, был откомандирован в Туркестан в 1916 году, в октябре 1917-го стал членом Совета солдатских депутатов, в феврале 1918-го отличился в боях против сил «Кокандской автономии», позднее участвовал в разоружении отрядов полковника Зайцева под Самаркандом. В мае 1918-го был избран членом ЦИК и военным комиссаром Туркреспублики, а затем назначен главкомом её войск.

Не менее значима фигура Василия Агапова, комиссара Главных мастерских Среднеазиатской железной дороги, который долго в них работал, большевика со значительным дореволюционным стажем, лично знакомого с Лениным. В 1917-м он был первым народным комиссаром внутренних дел Туркреспублики, а в череде должностей, которые занимал позже, значатся такие как исполняющий обязанности председателя Совнаркома (заменял Колесова во время его бухарского похода), а также уполномоченный по созданию Красной Армии Туркестана. И то, что именно он начал подготавливать смену режима, установлению которого сам же содействовал, свидетельствует о том, что за последний год его взгляды существенно изменились.

В наше распоряжение попал документ, который дает ответы на многое из того, что тогда происходило в Ташкенте. Это машинописный текст, воспоминания одного из активных участников январских событий – Артемия Ивановича Панасюка, в октябре-декабре 1918 года – председателя президиума штаба Закаспийского фронта. О нем самом известно немного: 1888-го г.р., белорус, учился на телеграфиста, железнодорожника, бухгалтера, владел туркменским языком, был левым эсером, затем вступил в ВКП (б). В январе 1919-го – председатель временного реввоенсовета Туркреспублики, в 1920-м – зампред НКВД ТСР, в 1921-1922 годах - заместитель председателя Мервского окружного исполкома, потом Чарджуйского, в 1926-м - ревизор ЦИК Туркменской ССР, затем, неожиданно, - начальник станции Радошковичи в Заславском районе Минского округа. В 1928 году награжден орденом Красного Знамени.

Его записки были известны отдельным советским пропагандистам, пересказывавших их в сокращенном виде, и обходившихся без упоминаний левых эсеров и самого Панасюка (вот как, например, эти события преподносятся в книге «История Узбекской ССР», том 2, 1957 года издания»). Публикуем их полностью, с необходимой редактурой (подправлены знаки препинания, устранены описки, унифицировано написание отдельных слов, шрифт заголовков изменен с заглавного на полужирный), дополняя некоторыми фотографиями, тоже впервые выставляющимися в интернет.

Федор Колесов, первый руководитель Туркестанской Советской Республики

Федор Колесов, первый руководитель Туркестанской Советской Республики

Документы январских событий 1919 г. в гор. Ташкенте

Шесть лет прошло с тех пор, как Ташкентский пролетариат переживал кошмарные дни, которые история называет: «Январские события». Из года в год этим событиям уделяется много внимания как в печати, так и на разных заседаниях, собраниях и пр. И это вполне понятно: ведь от хода этих событий зависели не только благополучие и завоевания Ташкентского пролетариата, но пролетариата и Советской власти всей Средней Азии, а косвенно и частично – и СССР.

Между прочим, ежегодно читая и слушая эти воспоминания, читатель видит, что изложение и освещение хода этих событий с каждым годом изменяются. Одни из этих воспоминаний стараются обрисовать или выявить активное участие или героизм отдельных лиц-участников этих событий, а другие совсем узко, односторонне обрисовывают отдельные эпизоды, почему я считаю своим долгом кратко обрисовать общий ход этих событий, подкрепляя их соответствующими историческими документами.

Общеполитическое положение Туркреспублики к январю 1919 года

По своему географическому положению, Туркреспублика граничит с тремя определенными империалистическими странами. К указанному моменту она имела на своей территории монархическо-деспотическую страну, почему только что народившаяся и не успевшая окрепнуть Советская власть в Туркестане, будучи оторванной от России, всё время находилась под угрозой как внешних, так и внутренних врагов. Туркестану пришлось выдержать напор как со стороны Антанты, в лице генерала Мелиссона (имеется в виду Уилфред Маллесон - британский генерал-майор, руководивший британской военной миссией в Индии, Афганистане и Закаспийской области бывшей Российской империи, куда войска Великобритании вторглись для отражения возможного вторжения турецко-германских войск после захвата турками Баку - AsiaTerra), с чернокожими сипайскими полками, так и со стороны внутренней контрреволюции в лице Дутова, Юденича, Колчака, Анненкова и др. В январе 1919 г. существовали официально закаспийский, ферганский, семиреченский, оренбургский фронты, не говоря уже о бандитизме и басмачестве, которые терроризировали население. В Хиве тоже было неспокойно. Эмир бухарский усиленно увеличивал свою армию и выжидал удобного момента. Словом, Туркестан был со всех сторон окружен контрреволюционными фронтами, а во внутренних делах был предоставлен самому себе, вследствие отрезанности от России (казаками атамана Дутова – ред.).

До Октябрьской революции 1917 года Туркестан, будучи колонией Российской империи, всецело от неё зависел: культура, производства и промышленность были поставлены в такие условия, что не могли существовать без России. И действительно, до революции Туркестан почти исключительно питался хлебом, ввозимым из Оренбурга, Сибири и Кавказа; жидким топливом: мазутом, нефтью, керосином и бензином – из Баку; железом и строительными материалами – из Урала, России и Сибири и т.п. И вот, в начале 1919 г. Туркестан, будучи окружен со всех сторон контрреволюционными фронтами и находясь в огненном кольце, был всего этого лишен и предоставлен самому себе. Отсутствие хлеба, жидкого и твердого отопления, продуктов питания и предметов первой необходимости, строительных материалов дало себя чувствовать.

Около продовольственных лавок круглые сутки в очередях-хвостах толпился народ. Хлеб, крупа и другие продукты отпускались аптечными дозами. Зима стояла суровая. Для спасения от холода вырубались фруктовые и декоративные деревья. Паровозы отапливались хлопковым маслом и постепенно приспосабливались к твердому топливу. За отсутствием керосина, во всех учреждениях, больницах, интернатах, школах и квартирах тоже жгли хлопковое масло, при посредстве жестяных и стеклянных коптилок. Среди обывательщины царили недовольство и ропот, во всем винили Советскую власть.

В военном отношении Туркестан тоже всецело зависел от России. До этого времени Туркестанский военный округ всё необходимое для армии получал из центра России. К началу 1919 года военное положение Туркестана весьма осложнилось. Дело в том, что бывшие здесь когда-то запасы военного снаряжения, вооружения, обмундирования и довольствия давно иссякли, так как большая часть их была отправлена в империалистическую войну на западный и кавказский фронты, остальное же было израсходовано при завоевании власти рабочими в Октябре и на разных фронтах гражданской войны. В результате туркестанский пролетариат оказался без оружия, без снарядов, патронов, пороха. Кризис настолько обострился, что на некоторых фронтах, например, на семиреченском, делали деревянные пушки и стреляли камнями или кусками железа. За отсутствием ружейных патронов, рабочие сами делали пули из олова, свинца, баббита и ими защищались на всех фронтах. Не было также и амуниции, и рабочие сражались почти голые и босые.

Не лучше обстояло дело в отношении военно-командного состава. Рабочие очутились одни, ибо здесь, как в колонии, всё старое офицерство и чиновничество, воспитанное в колониальном духе, с первых же дней февральской революции стало в оппозицию к рабочим, а впоследствии с оружием в руках выступило против Советской власти. Что касается рядовых бойцов, то будучи сами призваны из России, они, немедленно по объявлению о демобилизации, почти все разъехались по домам. Словом, горсточка рабочих в Туркестане оказалась предоставленной самой себе, не получая помощи ни изнутри, ни извне. Окруженная фронтами, эта горсть храбрецов выбивалась из сил, всеми способами и средствами спасая положение, защищая Советскую власть.

Об этом положении, конечно, лучше и полнее всех знал военный комиссар республики – изменник Осипов.

На политическом фронте положение тоже было очень тревожное. Между двумя главными и основными партиями – большевиков и левых эсеров – шли распри. Эти неурядицы происходили не столько в массах в низах, сколько среди лидеров партий – в верхах. Поводам к неурядицам зачастую служили не столько принципиальные политические разногласия, сколько мелочи и личные дрязги и счеты между лидерами партий. И в то время как верхи спорили по чисто формальным обстоятельствам, низы действовали по своему усмотрению так, как им подсказывала жизнь, или как требовали обстоятельства данного момента. Если здесь в Ташкенте, центре Туркестана, - лидеры партий спорили между собой о создании или несоздании полевого суда Туркреспублики, то рабочие на местах, если этого требовал момент, сами расстреливали без суда или же создавали суд, как это сделали самаркандцы и закаспийцы.

Заглавный лист воспоминаний Артемия Панасюка

Заглавный лист воспоминаний Артемия Панасюка

Раскол среди коммунистов большевиков на старых и новых в конце 1918 года тоже сильно расшатал рабочих и подорвал партии и привел к преследованию последними первых, т.е. новыми старых: соколькинцами и войтинцевцами - тобольценцев и колесовцев. Пролетариат Туркестана во всей своей массе был далек от этих интриг, распрей и склок, но он жил, как стадо при плохих пастухах, жил сам по себе, как диктовала жизнь ему.

Организация контрреволюции в Ташкенте

Такое общеполитическое положение Туркестана было на руку контрреволюции и послужило удобной почвой, чтобы породить в самом сердце края, Ташкенте, контрреволюционную организацию в лице временного комитета, который, как впоследствии выяснилось, и был организован 27 декабря 1918 года Агаповым, Цветковым, Осиповым, Рудневым, Тишковским и др. Контрреволюционный временный комитет за короткое время своего существования установил связь: с Ферганой, Закаспием и Семиречьем, а также с краевыми и местными военными и гражданскими учреждениями: он вошел в контакт с определенными враждебными нам странами, через посредство их официальных и неофициальных представителей с целью свержения Советской власти.

Советская власть не дремлет

Несмотря на всю ту тяжелую обстановку, в которой приходилось туркестанскому пролетариату завоевывать, защищать, отстаивать и закреплять завоевания Октября, рабоче-крестьянская власть Туркестана, в лице своих карательных органов, всё-таки напала на след контрреволюционной организации. Во второй половине января 1919 года турчека (Туркестанская чрезвычайная комиссия по борьбе с революцией и саботажем – ред.) начала производить аресты лиц, причастных к организации. Адъютант Осипова – [Евгений] Бот был арестован, Цветков скрылся и не разыскан. Ряд других лиц был арестован и еще многие подлежали аресту.

Контрреволюция торопится

Главари заговора: Осипов, Цветков, Тишковский и др., пока их карты еще не были окончательно раскрыты, и пока они еще были на свободе, решили ускорить проведение заговора в жизнь. С этой целью они назначили восстание на 6 часов вечера 19 января. Мятежники каждому из главарей дали определенные задания, а именно: Осипов, как наркомвоен (военный комиссар – ред.) Туркреспублики и начальник гарнизона Ташкента, должен склонить на свою сторону весь гарнизон и занять без или с боем крепость; Тишковский с особыми летучими отрядами, под кличкой «двадцатники», должен занять все правительственные учреждения: почту, телеграф, банки, турпуть, турцик, совнарком и пр. (туркестанские комиссариат путей сообщения, исполнительный комитет – высший орган политической власти, и совет народных комиссаров – правительство, - ред.), а также производить аресты всех партийных и советских ответственных работников: Агапов и Попов, первый – как председатель совета гл. жел. дор. мастерских, а второй как пользующийся доверием рабочих масс, - должны были склонить железнодорожных рабочих на сторону мятежников и впустить в главные жел. дор. мастерские контрреволюционные отряды: Цветков и Руднев при участии Осипова возглавляют штаб и руководят общим ходом восстания.

Назначив восстание на 18 января, мятежники начинают действовать, Агапов и Попов в главных жел. дор. мастерских агитируют и зондируют почву среди рабочих, Тишковский организует отряды, Цветков и Руднев организовывают штаб и разрабатывают общий план восстания: Осипов освобождает из турчека арестованного Бота на поруки, подготовляет гарнизон к восстанию и ищет повод, чтобы разложить и обезвредить для себя крепость. Цель достигнута, удобный и законный случай подвернулся.

Уже с первых дней контрреволюционного заговора Осипов всеми силами и способами старался облегчить и ускорить переворот. Для этого ему необходимо было подготовить почву и создать подходящую обстановку, как здесь, в центре, так и в областях и на фронтах. Успеху заговора могли помешать некоторые стойкие и преданные советской власти товарищи, занимавшие ответственные командные посты в Красной армии, и вот он задумывает убрать их, конечно, для «пользы дела».

При содействии турцика и ташисполкома (исполнительного комитета, после октября 1917-го – высшего органа исполнительной власти – ред.) ему это проделать удалось. В первом и втором советских полках и других частях Ташкентского гарнизона он сменил нежелательных командиров или комиссаров и поставил вместо них своих лиц. Осипов надеялся, что места, а, главное, Фергана и Семиречье, большого сопротивления не окажут и встретят учредиловку (Учредительное собрание, в котором должны были получить представительство все партии, а не только социалисты – ред.) с распростертыми объятиями, равно как и фронты: оренбургский, семиреченский и ферганское басмачество. Сомнения вызывали у него Самарканд и закаспийский фронт, но здесь он решил, полагаясь на свой авторитет военного комиссара и бывшего командира закаспийского фронта, снять с фронта самую крупную военную часть, как казанский полк, что сведет на нет стойкость и боеспособность остальных частей, которые поэтому волей-неволей подчинятся ему, или, в крайнем случае, будут разбиты и уничтожены. Точно так же он думал и о Самарканде, который один не сможет устоять. Относительно ташкентских жел. дор. рабочих он был спокоен и полагал, что они безусловно будут обезврежены, ибо если в этом заговоре участвуют глава железнодорожников, председатель союза главных жел. дор. мастерских Агапов, и ряд других видных железнодорожников, то, конечно, они сделают свое дело. Тревогу вызывала лишь ташкентская военная крепость, которая оказалась неприступной и не поддавалась на замену командного состава. Комендантом крепости в это время был тов. Белов, который пользовался большой популярностью и авторитетом среди рабочих и красноармейцев. Всё же Осипов в конце концов, сумел убедить и президиум турцика и н/г. [новогородского] ташкентского исполкома в том, что Белов не годится, что он ненадежен, как левый эсер, и что его необходимо убрать. Желание Осипова было исполнено.

Между прочим, тов. Белов, чувствуя себя во всех отношениях безукоризненно честным и преданным защитником Советской власти, - принципиально остался недоволен этим решением и считал себя крайне обиженным. Подозревая, что здесь творится что-то неладное, он потребовал назначения специальной комиссии для проверки его деятельности. Комиссию эту новогородской исполком назначил, и она приступила к ревизии действий тов. Белова в крепости. Вместо тов. Белова, Осипов назначил начгарнизона т. Ревякина. Крепостной гарнизон стоял на том, чтобы тов. Белова из крепости не убирать. В это время в крепостном гарнизоне появляются провокаторы, которые занялись сеянием всяких слухов и кончили тем, что устроили в крепости пожар. Для тушения его вызвана была в крепость пожарная команда: на пожар прибыл начальник охраны города тов. Цируль. Пожарные машины оказались неисправными. Подстрекаемый разными провокаторскими выходками крепостной гарнизон находился в сильном возмущении. В загадочном возникновении пожара в крепости и неисправности пожарных инструментов, он заподозрил действия контрреволюции. Провокаторы действуют, подливая в огонь масло, разжигают страсти. Отдельные личности наносят оскорбления представителям власти, а в особенности тов. Цирулю. В результате, крепостной гарнизон требовал категорически расследования и выяснения причин возникновения пожара и неисправности пожарных насосов. Пожар был потушен усилиями крепостного гарнизона. Вопрос о нетактичном и грубом поведении крепостного гарнизона при тушении пожара особой комиссией был поставлен на обсуждение ташкентского новогородского исполкома. Исполком обсудил этот вопрос в присутствии Осипова и принял его предложение: крепостную учебную команду разоружить и расформировать: проведение этой меры в жизнь возложить лично на военного комиссара Туркреспублики тов. Осипова. Осипов ликует. Цель достигнута. Желание его исполнилось. Есть законный и удобный момент, под видом разоружения крепостной учебной команды, произвести переворот и захватить власть в свои руки.

Шесть часов вечера 18 января

Разоружение крепостной учебной команды, согласно постановлению новогородского ташкентского исполкома, Осипов официально назначил на 18 января, в 6 часов вечера, о чем он сообщил президиуму турцика и н/г исполкому. Тактически это было не разоружение крепостной учебной команды, а контрреволюционное восстание. В этот момент Осипов увольняет в кратковременный отпуск нового начальника ташкентского гарнизона тов. Ревякина и сам становится во главе всего ташкентского гарнизона. К 6 часам вечера 18 января Осипов переходит во 2-ой полк и располагается в штабе этого полка, а с ним и вся его контрреволюционная организация. С 6 часов вечера мятежники начали проводить в жизнь свой план. А чтобы легче и без лишних хлопот произвести переворот, они решили предательски вызвать в штаб всех по возможности партийных и советских ответственных работников и там с ними покончить. Были оповещены президиумы турцика и новогородского исполкома, а также народные комиссары и ответственные работники, что де сегодня после 6 часов вечера я, Осипов, при помощи городского гарнизона буду разоружать крепостную учебную команду и, если последняя не сложит оружия добровольно, то разоружение будет произведено силой. Ввиду чего, для безопасности и во избежание всяких могущих быть недоразумений, прошу к выше указанному сроку прибыть во 2-ой полк. Что ими и было выполнено.

Вызванные товарищи поехали во 2-ой полк.

Члены Совнаркома Туркестанской Советской Республики. В первом ряду третий слева - Константин Осипов, пятый - Дмитрий Манжара

Члены Совнаркома Туркестанской Советской Республики. В первом ряду третий слева - Константин Осипов, пятый - Дмитрий Манжара;

После этого, около 8 часов вечера, мятежники послали отряды в город для занятия правительственных учреждений, главных железнодорожных мастерских и для производства ареста остальных [членов] правительства и ответственных партийных и советских работников. Значительный отряд пехоты был послан занять военную крепость. Захватить главные железнодорожные мастерские им не удалось, ибо сторожа мастерских не впустили белогвардейский отряд в мастерские, а подоспевшие сюда рабочие из штаба Красной гвардии и колузаевского отряда отбили и рассеяли белогвардейцев, а частью взяли в плен. Таким образом, железнодорожные рабочие с самого начала не пошли на авантюру своего председателя Агапова и техника Попова и на условленный белогвардейцами пароль /где 8-й район/ ответили свинцовыми пулями. К этому времени сюда на помощь была вызвана часть новогородской объединенной партийной дружины. Охрана жел. дор. мастерских, т.е. рабочей крепости усилилась.

Предположение мятежников занять военную крепость беспрепятственно, т.е. ворваться туда через условленную открытую секретно калитку, тоже не оправдалось. Белогвардейцы даже не были подпущены к стенам крепости, которая орудийным, пулеметным и ружейным огнем рассеяла их и заставила отступить. После этого авантюрист Осипов посылает в крепость следующее письмо:

Советская власть пала. Город в руках войск. Объявляется военная диктатура. Последний раз во имя народа прошу избежать кровопролития. Условия соединения крепости с гарнизоном таковы: гарнизон крепости остается с оружием в руках и поступает в общее командование. При присоединении всем полная гарантия неприкосновенности.

Командующий войсками Осипов.

Константин Осипов

Константин Осипов;

Крепостной гарнизон, получив это обращение, дал достойный ответ:

ПРОТОКОЛ общего собрания крепостного гарнизона.

Обсудив настоящее положение и письмо военного комиссара Осипова, постановили: долой самочинных диктаторов, да здравствует Советская власть трудового пролетариата. Мы, красноармейцы крепостного гарнизона, категорически протестуем против каких бы то ни было диктаторов, и до последней капли крови будем отстаивать нашу твердыню крепость.

Председатель общего собрания Белов.

Секретарь /подпись/

Видя не нормальное положение в городе, многие товарищи, рабочие, партийно-советские ответственные работники, направились кто в мастерские, кто в крепость, а кто во 2-й полк.

Разъезжая по городу, белогвардейские отряды занимали советские правительственные учреждения, как-то: телеграф, банки, турцик, телефонную станцию и др., всюду и везде почти не встречая никакого сопротивления. Одновременно с ним производили аресты и расстрелы партийных советских ответственных работников. К рассвету 19 января весь город, за исключением военной крепости, вокзала и железнодорожных мастерских был уже в руках мятежников. Дом советов, где находилась часть объединенной новогородской дружины, пока отбивался и держался. Так прошла ночь с 18 на 19 января.

19 января – организация рабочих

19 января в 6 часов утра в главных железнодорожных мастерских раздался тревожный пронзительный гудок, на зов которого собрались, частью вооруженные, частью без оружия, почти все железнодорожники. Тут же после гудка в мастерских состоялся митинг, на котором очевидцами были освещены все те события и приключения, которые происходили ночью; но уверенно и точно никто не знал, что происходит, кто восстал и в чьих руках город. На этом митинге рабочие твердо заявили, что они до последней капли крови будут защищать завоевание Октября – власть Советов, и тут же было постановлено для общего руководства организовать военно-революционную власть. После митинга было приступлено к организации временного военно-революционного совета, который бы возглавил и руководил рабочими в эти дни и был ответственным за исход этих событий.

В это время я, будучи председателем военно-политического штаба закаспийского фронта, по болезни находился в отпуску, лечился в Ташкенте и квартировал в служебном вагоне на жел. дор. путях. После тревожного гудка, приблизительно около 7 часов утра, я вышел из вагона и пошел в мастерские узнать, в чем дело, что за тревога и что происходило ночью. Когда я проходил по путям, мне сообщили, что в мастерских начинается организационное заседание, которое избрало меня председателем, почему и просят меня поторопиться туда. Зайдя в мастерские, я, в качестве председателя, принял на себя руководство заседанием. В целях ориентации я попросил информировать меня о собрании. После обмена мнений, стала ясна необходимость создания временной революционной военной власти и принятия срочных мер для восстановления Советской власти в городе.

Протокол № 1 заседания временного военно-революционного совета 19 января 1919 г. в 8 часов утра

СЛУШАЛИ: 1. Об организации власти, которая бы считалась законной и управляла советскими войсками и вооруженными рабочими гор. Ташкента – впредь до выяснения положения. После короткого обсуждения этого вопроса тов. Панасюком было внесено предложение: организовать временно-военно-революционный совет из представителей краевой, местной и фронтовой власти, которые ныне имеются здесь налицо.

ПОСТАНОВИЛИ: 1. Предложение единогласно принимается, временно-военно-революционный совет организовать из следующих товарищей (пропущено) …оказавшихся налицо: Колузаев, Ильясов, Каза… (пропущено), Манжара, Козлитин, Бапишев, Кочкин, Крайнюк, (пропущено), Семиреченко, Блиничкин, Попов, Заикин, Волженский, (пропущено), Камеников, Рябокон, Василевский, Галкин, Дороф… (пропущено), Райзер, Черняевский, Н. Орлов, Власов, Колчин, (пропущено), Агапов, Ширинский.

СЛУШАЛИ: 2. Выборы президиума временно-революционного совета и (пропущено) вооруженными силами.

ПОСТАНОВИЛИ: 2. Президиум решено избрать из 3 лиц: председателя, товарища председателя и секретаря: председателем избран тов. Панасюк, ныне председатель закаспийского фронта, находящийся в Ташкенте в отпуске по болезни, товарищем председателя тов. Манжара и секретарем тов. Козлитин. Командующий вооруженными силами Колузаев.

СЛУШАЛИ: 3. Предложение тов. Панасюка для того, чтобы выяснить то положение, в котором мы находимся, и для выяснения истины необходимо послать связь во все учреждения, части войск и профессиональные союзы, для чего использовать всех членов вр. военно-революционного совета.

ПОСТАНОВИЛИ: 3. Предложение принимается и поручается президиуму привести его в исполнение.

Дмитрий Манжара

Дмитрий Манжара;

Заседание закрыто в 9 часов 30 мин. утра.

Подписали: Председатель Панасюк, тов. председателя Манжара и секретарь Козлитин. Как видно из этого протокола, временный революционный военный совет был персонально организован из представителей центральной, местной и железнодорожной власти, воинских частей, партийных и профессиональных организаций, оказавшихся в это время налицо, почему состав вр. революционного военного совета был не случайным, т.е. не результат митингового произведения, а составлен из выборных лиц, утвержденных общим собранием рабочих.

Выяснение положения

Главной задачей временного революционного военного совета [стало] выяснить положение, в котором очутился город за эту ночь: что творится в городе, чьи патрули по городу и в чьих он руках. Для этой цели все члены временного реввоенсовета, за исключением президиума и высшего командного состава, были разосланы парами при особых удостоверениях личности во все главные учреждения, организации и военные части города. Одновременно шла работа организационная - как военно-административно-политического характера, так и хозяйственного. Среди рабочих, прибежавших на вызов тревожного гудка, чувствуется голод и холод. Мороз стоял небывалый в Туркестане, до 18 градусов. Все вещевые, продовольственные военные и гражданские склады, пекарни и пр. были расположены в черте города и находились в чьих-то руках. Нам пришлось довольствоваться тем, что оказалось в железно-дорожном районе. Большинство из посланных нами делегатов возвратились обратно, ибо не были пропущены белогвардейскими патрулями в город. Появилось по городу воззвание белогвардейцев об уничтожении Советской власти и об учредиловке. Со станции поступили сведения, что в Кауфманской (железнодорожная станция с поселком возле неё; ныне город Янгиюль в Ташкентской области – ред.) находится какой-то заградительный отряд и там же производится организация крестьян. Из крепости через мальчика тов. Белова была получена первая следующая записка:

Тов. Колузаев! Положение слишком плачевное в том отношении, что между нами нет связи; если получишь записку, то со своей стороны прими меры все к тому, чтобы связь была. Если нам будет плохо (пропущено) …айте стрельбу, будет три раза подряд. Установите сигнал (пропущено) не поддаваться на провокации и в то же время вам необ (пропущено) а нажать.

19/1-1919 года Белов

Иван Белов. фото из Википедии

Иван Белов. Фото из Википедии

(Пропущено) Колузаев, с ведома и согласия президиума временного реввоенсовета, послал тов. Белову ответ следующего содержания:

Тов. Белов! Положение твердое. Все рабочие на местах. Нами занимаются вся железнодорожная [структура], радиостанция, дом Свободы. Против идет 2-й полк – там Осипов. Стоят против Соввласти за учредиловку. Меры приняты, связь установлю. Организован временный реввоенсовет, председатель Панасюк. Всякие распоряжения исполняй – мои и Панасюка. Командую войсками я. Приму меры к вызову из Катта-Кургана 4-го черняевского полка. Колузаев.

Для связи с крепостью были посланы, нелегальным путем, от нас два делегата. От некоторых воинских частей и организаций, куда проникли наши делегаты, начали прибывать представители с заявлениями, что их части или организации всецело на стороне рабочих и переходят в наше распоряжение: так, например: 4-й полк /около 250 красноармейцев/, оренбургская военная школа инструкторов /около 100 человек/.

Но всё-таки еще ясной картины и не было, ибо несмотря на выпущенные воззвания, мы не верили в измену наркомвоена Осипова.

Протокол № 2 временного реввоенсовета, 19 января 1919 года. Заседание открыто в 3 часа дня

СЛУШАЛИ: 1/ Доклад-информацию президиума о принятых им мерах по выяснению положения, т.е. сообщения связи, а именно: 4-й полк с нами, Оренбургская школа инструкторов тоже, а часть партийной дружины находится в доме Совета, где еле-еле держится: сделано ей распоряжение держаться до тех пор, пока хватит сил, а при неустойке (если выстоять не удастся – ред.) отступать к мастерским. Из сообщений и сведений ясно определено, что это белогвардейское выступление, якобы военком Осипов на их стороне с частью Ташкентского гарнизона. Доклад пополнен тов. Колузаевым о принятых им мерах в военном отношении.

ПОСТАНОВИЛИ: 2/ Доклад принять к сведению и выдвинуть ряд вопросов чисто организационного и военного характера.

СЛУШАЛИ: 2/ О мерах, необходимых в связи с выяснившимся положением.

ПОСТАНОВИЛИ: 2/ Тов. Колузаев внёс предложение, в котором излагает свои соображения, а именно:

Организовать четыре полка из имеющихся в нашем распоряжении вооруженных сил в 900 чел.

а/ Первый полк состоит из рабочих ср. аз. мастерских.

б/ Второй полк – Бородинские мастерские (малые железнодорожные мастерские; впоследствии – тепловозное депо – ред.).

в/ Третий полк – городские профессиональные организации и партийные дружины.

г/ Четвертый полк – 4-й полк и Оренбургская школа инструкторов.

Вышеприведенное предложение принимаю. Для формирования и разбивки этих частей назначены т.т. Якименко и Рубцов.

СЛУШАЛИ: 3/ О посылке караула на радиостанцию, который бы мог защитить таковую в случае нападения белогвардейцев.

ПОСТАНОВИЛИ: 3/ Караул послать из состава инструкторов Оренбургской школы под командой Данилова при одном пулемете.

СЛУШАЛИ: 4/ Информацию председателя т. Панасюка, что на ст. Кауфманская /соседняя/ творится что-то невероятное, вроде (пропущено) отажа и как будто там стоит какая-то часть.

ПОСТАНОВИЛИ: 4/ Выяснить этот вопрос и при надобности послать (пропущено) военную силу.

СЛУШАЛИ: 5/ О связи с крепостью, которая, согласно информации, находится вне опасности от белой гвардии, где руководит тов. Белов.

ПОСТАНОВИЛИ: 5/ Послать двух делегатов, которым поручить информацию, вообще, о положении, а в частности – о стойкости и твердости духа в рабочих массах. Назначены товарищи Галкин и Томиных и взаимно для связи Белов от крепости должен прислать двух представителей во временно-военно-революционный совет.

СЛУШАЛИ: 6/ Об организации санитарного пункта для оказания медицинской помощи больным и раненым.

ПОСТАНОВИЛИ: 6/ Пункт организовать. Для этой цели назначить т.т. Орлова, Василевского и Шалыгина, которым предлагается в спешном порядке организовать таковой.

СЛУШАЛИ: 7/ Об организации питательного пункта, т.e. рабочие и красноармейцы уже сутки без пищи.

ПОСТАНОВИЛИ: 7/ Поручить это дело в срочном порядке организовать и наладить т.т. Казакову и Котельникову, которые должны озаботиться возможно больше запасти хлеба, мяса, ветчины, колбасы, кур и прч., ввиду сильного мороза в 18 градусов, по возможности и одежды.

Заседание закрыто в 3 часа 35 мин. дня. Подписи: председатель Панасюк, секретарь Козлитин.

Официальные переговоры с мятежниками

Через несколько минут после этого заседания, посланные нами во 2-й полк товарищи Березуцкий и Власов, в сопровождении делегата полка, бывшего офицера старой армии некоего Гагинского, возвратились со следующим письмом от Осипова и личной подписью его и Тишковского на мандате тов. Березуцкого.

ПИСЬМО ОСИПОВА.

«Товарищи рабочие и товарищи солдаты!

Власть насильников и узурпаторов власти пала. Каждый может вздохнуть свободно, свободно мыслить и говорить. Товарищи рабочие, вас делали насильниками и убийцами. Опричников Николая – и тех превзошли опричники большевиков. Опомнитесь, пока не поздно. Голод и безработица разрушают счастье семей ваших, и снова вы вернетесь под ярмо большевистского рабства. Дети ваши уже поняли, кто губит их. Нам обещали мир, зато всю землю залила братская кровь. Вам обещали хлеб, но голод начинает свое царство. Призываю вас присоединиться под знамя восстания против насильников народа русского. Враги народа Туркестана: Фигельский, Войтинцев, Малков, Червяков /пред. полев. суда/ пришли сами и изъявили покорность, но гневу не было предела и они были растерзаны.

Команд. войсками Туркестанск. Демократ. Республики Осипов.

МАНДАТ тов. БЕРЕЗУЦКОГО С НАДПИСЬЮ МЯТЕЖНИКОВ:

Предъявитель сего тов. Березуцкий – член временного военного совета железнодорожного района, что подписью и приложением печати удостоверяется. 19 января 1919 года.

Председатель: А.Панасюк.

Член /подпись/

Секретарь: Козлитин.

НАДПИСЬ рукой Тишковского с подписью Осипова:

«Власть насильников уничтожена. Все видные представители расстреляны, как государственные изменники. События подготавливались рабочими, крестьянами и военными. Власть только первого (пропущено) …та приняла на себя военная сила. Ждем вас и надеемся, что вы принесете свою лепту в общее дело, а не сделаетесь причиной новой братоубийственной войны.

Тишковский. Осипов».

Президиум временного реввоенсовета и командный состав прочитали это письмо и надпись на мандате и выслушали информацию наших делегатов – тов. Березуцкого и Власова и заявление делегата от Осипова, Гагинского, которые сводились к следующему:

Что они, восставшие во главе с Осиповым, не желают крови, не поднимут оружия против рабочих и надеются, что и рабочие сделают то же. Общими усилиями будут организовывать временное правительство, которое поведет край до учредительного собрания. Причем Гагинский вел себя первоначально вызывающе-смело и как будто бы чувствовал себя, как у своих. Но за короткое время его пребывания в мастерских он увидел настроение рабочих, их организованность и сплоченность, получил категорический и решительный ответ от временного реввоенсовета, «что рабочие кровью своей завоевали Советскую власть и что впредь до последней капли крови готовы и будут защищать её».

Временный реввоенсовет, удостоверившись в подлинности этого письма и истинности заявления делегата, но зная Осипова, как коммуниста и как народного комиссара по военным делам Туркреспублики, который совместно с ними защищал Советскую власть на ферганском и закаспийском фронтах, не верил, что он с умыслом или сознательно по своему вольному желанию стал изменником и предателем Советской власти. Поэтому на письмо был послан следующий ответ:

НАШЕ ПИСЬМО:

«Многоуважаемый Константин Павлович! Сейчас только через посланных наших товарищей и от нашего делегата мы получили ваше письмо, которое нас встревожило и которое нас вводит в заблуждение. А именно: в этом письме вы пишете о свержении рабоче-крестьянской Советской власти и об учредительном собрании, военной диктатуре и т.д.

Константин Павлович! Зная вас по совместной нашей работе с нами, при завоевании и закреплении Советской власти, как-то: в Фергане, Закаспии, - мы этим письмом поставлены в тупик и абсолютно не верим ему. Мы думаем и надеемся, что изменить Советской власти вас заставили насильно, вас ввели в заблуждение. И вот, чтобы избежать братоубийства и пролития крови во имя революции, просим вас, Константин Павлович, приехать к нам в главные железнодорожные мастерские для переговоров, надеемся, что путем переговоров мы достигнем того, что докажем вам – вашу ошибку и заблуждение. Этим избежим пролития бесчисленного количества невинной крови, но в том и другом случае, т.е. поверите вы нам или нет, - мы гарантируем вам жизнь и дадим возможность возвратиться во 2-й полк. Но знайте, Константин Павлович, что рабочие, своей кровью завоевавшие Советскую власть, Рабоче-Крестьянскую власть, и они сейчас готовы тоже своей кровью защитить и отстоять эту власть.

Настоящее наше письмо имеет силу до 5-ти часов утра 20 января с.г. и в случае [если] до этого срока вы не придете к нам и не вступите в мирные переговоры, - то свобода действий останется за нами.

Председатель временного реввоенсовета А. Панасюк.

Товарищ председателя Манжара. Комвойсками совета Колузаев. В 4 часа дня 19 января 1919 года.

Получив наши устные заявления и это письмо, делегат Осипова, Гагинский, торопясь и боясь за свою шкуру, в сопровождении наших делегатов, вышел из мастерских и направился с нашим письмом во 2-й полк, которым он был проведен до неприятельской зоны.

Уличение и арест Агапова и Попова

В этот день было подозрительно, что председатель совета главных ж.д. мастерских Агапов ведет себя не так, как ему следовало бы вести себя: ко всему относится инертно, ничем не интересуется, задумывается, нервничает и все время прогуливается около телефона, почти не отходя от него, и на звонок часто отвечает коротко: «я – Агапов», «хорошо», «приду», «сейчас» или передает трубку мне или другим членам, если из нас кого просят. Однажды он вошел в другую комнату: вдруг звонит телефон: я подошел. Звонит со станции из телеграфа телеграфист, который говорит: «Здесь, станция Кауфманская – какой-то командир все время вызывает к аппарату Агапова или Попова, а они не являются». Я ответил, что сейчас приду. Я заподозрил, что здесь творится что-то неладное: какой-то там командир на ст. Кауфманская имеет отношение к Агапову. Поэтому я немедленно пошел на станцию в телеграф, удалил от аппарата посторонних и сам лично, как бывший телеграфист, вызвав станцию Кауфманскую, сказал, что я Агапов: кто меня просил: оттуда ответили. – «Я – командир взвода Асеев, Баранов и Савицкий, и чтобы удостовериться в подлинности Агапова, спросили меня». «Вы, Агапов, как ваше имя-отчество», я, конечно, не знал его, тут мне подсказал один товарищ, старичок-надсмотрщик телеграфа. Я ответил: «Я Василий Ефимович Агапов, в чем дело?» Асеев, Баранов и Савицкий удостоверившись, что с ними говорит Агапов, сообщили мне, что у них все готово. Мобилизовано добровольно 350 крестьян, необходимо срочно оружие и порожний состав вагонов, с паровозом, так же меня спросили, как дела в Ташкенте, всё ли покончено с большевиками и советской властью или нет.

Сообразив в чем дело [я] сказал им: «Здесь всё хорошо, весь город и ж.д. в наших руках, остаётся еще крепость, и та скоро будет наша», а относительно оружия и паровоза с вагонами – обещал им выслать, а пока посоветовал быть бодрыми и веселыми.

Списав с ленты наш разговор, уничтожив ленту, я сделал распоряжение надсмотрщику телеграфа изолировать Ташкент от республики, т.е. обрезать телеграфные провода как ж.д. так и правительственные, т.к. турпуть, почта и телеграф в руках мятежников, а оставить секретно один лишь 4-й провод, находящийся в конторе 8 района, проходящий мимо соседних станций, связывающий нас с Ферганой, Самаркандом и закаспийским фронтом, что немедленно и было сделано. Возвратясь в мастерские, сообщил всем вышеуказанным членам президиума и командному составу, и тут же было сделано распоряжение командующему нашими вооруженными силами т. Колузаеву арестовать Агапова и Попова. Узел стал развязываться. Стало ясно, почему мятежники считали и надеялись, что ж.д. мастерские с ними и если не с ними, то во всяком случае не против них.

Ворота ташкентской крепости. Фото с сайта Письма о Ташкенте

Ворота ташкентской крепости. Фото с сайта «Пиcьма о Ташкенте»

Провокация мятежников

Ввиду того, что весь телеграф как турпути, так и правительственный уже около суток находился в руках мятежников, последние спровоцировали всю республику. По телеграфу объявили советскую власть низложенной, обещали народу ликвидировать фронты и дать хлеб, керосин и пр. Одновременно с сим за этот период мятежники выпустили два следующих воззвания:

1-е ВОЗЗВАНИЕ:

К гражданам. Советская власть свергнута, и этот акт должен являться решительным поворотом к жизни Туркестана. Свержение Советской власти знаменует собою уничтожение всего того, что было игом на плечах всех, и призыв к законному пользованию всем тем, что добыто революцией.

Голодным, измученным нравственно и физически, им говорим: для вас готов уже хлеб, который не могла вам дать Советская власть: через несколько дней, по открытии ашхабадского фронта, у нас будет керосин и топливо. Вам возвращается забытая и поруганная свобода слова, собраний, совести, вам гарантируется неприкосновенность личности и жилища, и если первые дни вы будете чувствовать некоторое стеснение от военного положения, которое поддерживается вплоть до полного водворения порядка, даже это стеснение будет отдыхом после того, что вы пережили и испытали. Временная власть, которая сейчас принимает на себя тяжелое бремя большевистского наследия, неуклонно поведет вас к осуществлению идеи народовластия – учредительному собранию. С вашим доверием и с вашей помощью эта власть будет твердо и свято выполнять перед народом лежащий на ней долг. Власть не будет преследовать своих идейных политических противников, но самый строгий суд ждет тех преступников, которые, пользуясь своим положением, безнаказанно творили вопиющие беззакония.

Кроме того, до водворения полного порядка и применения нормальных законов, всякое убийство, вооруженный грабеж, или насилие будут наказываться смертью. Суровая необходимость заставляет прибегать к этой крайней мере, и власть, взявшая на себя тяжелую ответственность за водворение порядка, не имеет права быть сентиментальной. От самих граждан зависит, чтобы срок применения этой меры был возможно кратким. Всем бывшим воинским чинам старой армии всех званий, выдержавшим всю тяжесть четырехлетней войны, находящимся в Ташкенте, предписывается в течение 24-х часов со дня опубликования сего явиться на сборные пункты с оружием, у кого таковое имеется: неявившиеся будут рассматриваться, как ослушники чрезвычайного закона. Считаясь с разрушенными видами государственной жизни, врем. комитет сформирует кабинет исключительно делового характера, причем лицам, назначенным на ответственные посты, будет предписано представить немедленно ту программу, которую они будут проводить в жизнь. Вслед за сформированием кабинета объединенное его заседание с представителями общественных групп и организаций и лиц, назначенных врем. ком. выработает правила избрания в туркестанское учредительное собрание, которое должно собраться не позднее 20 марта 1919 года и в туркестанский государственный совет, которому немедленно по сформировании, как высшему государственному законодательному органу в крае, временный комитет и передаст свою власть. Временный закон об управлении Туркестанским краем до созыва Учредительного собрания будет опубликован незамедлительно. Вслед за опубликованием временного закона будет опубликован и перечень отменяемых декретов, все же декреты и распоряжения, не отмененные как Советской, так и другой властью, впредь до отмены их, остаются в силе.

Ближайшей задачей новой власти является нормирование общественной жизни в самых ее насущных проявлениях, как то: нала[живание] продовольственного дела, восстановление железнодорожного и [трам]вайного движения, восстановление свободной торговли, урегулирование денежного обращения и приведение в движение застопоренного административного аппарата.

Разработка и выполнение всех этих вопросов и задач возлагается на компетентные министерства по принадлежности.

Временный комитет

2-ВОЗЗВАНИЕ:

От Временного комитета

Товарищи рабочие! От имени революционной армии, восставшей против тиранов-большевиков, мы заявляем следующее. Распространенные по городу слухи о белогвардейском характере нашего движения являются провокацией, имеющей целью возбудить против нас часть рабочих, вызвать бойню и восстановить тиранию большевиков.

Наша цель – восстановить завоеванные революцией свободы, попранные партией большевиков-коммунистов. Объявив, что вся власть принадлежит трудовому народу, большевики, на самом деле, захватили власть для своей партии, используя её для своих личных целей.

Товарищи рабочие!

Дано ли вам было право выбирать в Совет тех, кто, действительно, а не на словах только отстаивал бы ваши интересы?

Нет. Такого права вы не имели.

Советы создались из большевиков, неохотно допускавших к власти даже левых социалистов-революционеров и совершенно не считавшихся ни с чьим мнением, кроме мнения своих главарей. Своей властью большевики пользовались не для блага народа, а для того, чтобы за счет измученного, разоренного населения, устроить себе веселую, разгульную жизнь.

Последней каплей, переполнившей чашу народного терпения, было учреждение чрезвычайного суда, который должен был казнить всех неугодных большевикам лиц.

Власть большевиков сброшена. Наша цель достигнута. Теперь должен быть собран новый совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, избранный на основании свободного голосования всех без исключения их партийной принадлежности и характера труда.

Как только будут избраны на основании свободного голосования советы во всех городах Туркестана, будет создан чрезвычайный съезд советов, который будет пользоваться правами учредительного собрания Туркестанской трудовой республики.

Мы приглашаем товарищей железнодорожников, товарищей рабочих всех крупных заводов и фабрик Ташкента и товарищей, находящихся в крепости, примкнуть к нам и организовать сообща временный комитет, который созовет новый совет и восстановит порядок в городе. Советы, избранные партией большевиков, сброшены.

Да здравствуют советы, избранные свободным трудовым народом.

Председатель временного правительства Осипов.

Кроме указанных воззваний, мятежники, желая сорвать закаспийский фронт, дают следующую телеграмму командиру казанского полка.

ТЕЛЕГРАММА. Из турпути № 1261, 19 января 1919 года, в 15 часов 30 минут. С. 35 слов.

Станция Уч-Аджи. Командиру казанского полка тов. Кирилову.

Предлагаю в срочном порядке, не обращая внимания ни на какие другие распоряжения, выехать с полком в город Ташкент (пропущено) дорежение мое.

Турквоенком Осипов и члены гарнизона Худяков, Берестов и (пропущено) ин.

Резолюция на телеграмме: по прямому проводу мною сделано распоряжение: «казанский полк остается на месте».

21 января. А.Панасюк.

Путем сохранения секретно 4-го провода в конторе 8-го участка, все районы республики, в том числе и закаспийский фронт, мною лично своевременно были информированы. Казанскому полку было предложено остаться на фронте. Были затребованы подкрепления из Ферганы, из Закаспия. С крепостью нелегально, через посредство тов. Смотрова и одного мальчика, периодически поддерживалась связь. Активных действий с обеих сторон 19 января не было, за исключением частичных перестрелок передовых застав патрулей, редкой пулеметной трескотни с броневиков противника и попыток наступления его на крепость, радиостанцию и железнодорожный район.

Учредиловка ликует

19 января был ясный солнечный день. По старому стилю 6-го января – христианский праздник крещения. Буржуазия, интеллигенция и обывательщина с белыми и трехцветными царскими флагами, сопутствуемые хоругвями, иконами и крестами, во главе с духовенством торжественно подражают христу, шествуют на реку и справляют «святое» водосвятие. Колокола гудят, возвещая народу и богу о смерти Советской власти и воскресении учредиловки. Горячие молитвы, благодарственные молебны как по радио летят к богу-творцу, его сыну, деве-матери, ангелам и всем святым, начиная от Адама и Ноя и кончая Иваном Кронштадтским и мучеником Распутиным. Другие, более бодрые патриоты своей родины, давно уже находятся во 2-ом полку, в полном распоряжении своих спасителей. Третьи тащат пулеметы на колокольню, организуют Красный крест и т.д. Так прошел в Ташкенте день 19 января.

Спасо-Преображенский военный собор в Ташкенте. Отсюда пулеметчик обстреливал эсеро-большевистские силы. Снесен в начале 1930-х

Спасо-Преображенский военный собор в Ташкенте. С его колокольни пулеметчик обстреливал эсеро-большевистские силы. Снесен в начале 1930-х

Протокол № 7 заседания временного реввоенсовета 19 января 1919 года в 11 часов вечера

СЛУШАЛИ: 1. Информацию председателя временного реввоенсовета тов. Панасюка и командующего Колузаева, которая сводится к следующему: посланная нами связь из членов совета сообщила, и это документально подтверждается, что мы имеем дело с белой гвардией во главе с военкомом Осиповым, который предательски изменил Советской власти и вовлек в эту авантюру часть Ташкентского гарнизона, как-то: 2-й полк и 1 кавалерийский вместе с командным составом. Весь город, кроме крепости и железной дороги, находится в их руках. Часть правительства, как краевого, так и местного предательски убиты-замучены. Дом свободы, ввиду малочисленности вооруженной силы, мы удержать не могли. Главные силы белой гвардии, во главе с Осиповым, находятся во 2-м полку. Советская власть в Туркестане ими объявлена свергнутой и впредь до учредительного собрания объявлена военная диктатура, в лице 3-х лиц: Осипова, Руднева и Тишковского. Вместе с нашими представителями приходил парламентер от Осипова, предлагая нам сдаться добровольно, т.е. без кровопролития, ибо белогвардейская банда полагала, что мастерские в их руках. Дан ответ Осипову письменно, в котором заверялось, что рабочие твердо стоят на защите своих интересов и рабоче-крестьянской власти и если он, Осипов, до пяти часов утра 20 января не осознает своей ошибки и не прекратит своей авантюры, то свобода действий останется за нами.

Ввиду того, что станция Кауфманская все время саботировала (пропущено) с кем не говорила по аппарату, кроме Агапова и Попова, то для того, чтобы выявить, что там такое, пришлось говорить по аппарату от имени этих лиц: при этом выяснилось, что Агапов и Попов замешаны в белогвардейском заговоре, что присланы на станцию Кауфманская и Келес белогвардейские заставы, которым поручено мобилизовать крестьян добровольцев – на помощь ташкентским белогвардейцам. Главным образом, на Агапова и Попова возлагалось склонить железнодорожные мастерские.

В связи с этим сделаны соответствующие распоряжения и приняты меры, а именно: Агапов и Попов арестованы и исключены из состава нашей власти, т.е. временного реввоенсовета. Ташкент изолирован от других городов республики, а именно: обрезаны телеграфные провода турпути и почтово-телеграфного ведомства, секретно сохранен 4-й провод в конторе 8-го района, который проходит мимо станции Кауфманская и нам есть возможность говорить с Ферганой, Самаркандом и закаспийским фронтом. Во всей республике, а в частности – в этих районах, ввиду невыяснившегося положения – ходят разные провокационные слухи. В этом отношении меры приняты. И вот теперь, согласно выяснившемуся положению, необходимо принять все зависящие меры и если предатель Осипов не образумится и не примет нашего предложения, то завтра, т.е. 20 января в 6 часов утра, повести наступление на город и раздавить белогвардейскую банду, которая ликует по городу и кричит «ура» за учредительное собрание.

ПОСТАНОВИЛИ: 1. Заслушав информацию и учитывая серьезность положения, постановили: если к пяти часам утра не поступит от противника ответ о его сдаче, то в 6 часов утра повести наступление на город со всех сторон, т.е. с таким расчетом, чтобы, постепенно продвигаясь правым и левым флангами, город сжимать в кольцо. В это же время открыть орудийный перекрестный огонь, т.е. с мастерских и крепости по 2-му полку, а потом направлять орудийный огонь туда, где будут главные силы противника. Для осуществления вышеуказанных заданий все имеющиеся в нашем распоряжении вооруженные силы разбить на четыре части следующим образом:

а/ Партийная дружина, рабочие - левый фланг: на соединение с крепостью – командир Науменко, помощник его – Пятницкий.

б/ Правый фланг: школа инструкторов и 4-й полк – командир Рубцов и его помощник Языков.

в/ Рабочая – крепость отряд Колузаева.

г/ Центр – рабочие средне-азиатских и бородинских мастерских - командир Данилов, его помощник Соларев. Сбор всей боевой силы в 5 часов утра на железнодорожных путях. Во время этого постановления получена записка из крепости от т. Белова, посланная им через мальчика, где он сообщает, что нет связи с ним. Настроение солдат в крепости бодрое, без крови крепости не сдадут, и если будут сильно нажимать, то он даст сигнал – три орудийных выстрела подряд и в это время просит нас нажимать.

Заслушав донесение Белова – послать ему план наших действий и пропуск на 20 января, сообщить ему о положении дела у нас. По отношению Агапова и Попова - применить к ним строгий изолированный арест. По отношению белогвардейских застав на станции Кауфманская поручается президиуму и командующему войсками принять все меры к разоружению и взятию их в плен или уничтожению их.

(пропущено) мацию по республике и фронтам поручается президиуму, принимая во внимание сильный мороз, малочисленность и усталость наших боевых сил, срочно затребовать подкрепление с Ферганы или Самарканда или закаспийского фронта.

Заседание закрыто в 2 часа ночи 20 января. П. п. председатель А. Панасюк, секретарь Козлитин».

На 20 января решительный бой

Не так торжественно и радостно встретили 19 января рабочие в главных железнодорожных мастерских. Зная превосходство сил противника и то общеполитическое тяжелое положение, в котором очутился ташкентский пролетариат, рабочие не пали духом и лихорадочно готовились к решительному бою. Они решили отбить изменнически и предательски занесенный им в спину нож. Бойцы снабжались оружием, распределялись по группам. Командирам групп были даны инструкции боя и план наступления.

Группы и отдельные бойцы снабжались довольствием и перевязочными средствами. Организовывались полевые и питательные отряды. План наших действий, условные знаки и пароль, порядок наступления и боя посланы нами в крепость тов. Белову. В пять часов утра 20 января, не дождавшись ответа от Осипова, ни его личного приезда к нам, на железнодорожных путях против главных мастерских, по установленному сигналу был назначен сбор всех наших революционных бойцов, которых, в общем, насчитывалось 950 человек. Конечно, идти в бой и вести наступление против врага, в 10 раз превосходящего силой, значило – победить или умереть. А нужно было во что бы то ни стало победить, ибо от этой победы зависело существование Советской власти, может быть, не только в Туркестане, но и в России. И с твердой уверенностью и надеждой на победу, в 6 часов утра 20 января, под звуки перекрестных, из крепости и мастерских, орудийных выстрелов, рабочие тремя группами, по 200-250 человек-бойцов в каждой, т.е. правым и левым флангами и центром, пошли в наступление. В рабочей крепости, т.е. главных железнодорожных мастерски, остались для прикрытия батареи и охраны крепости около 60 человек.

Временный реввоенсовет, руководя общим ходом событий, одновременно, в лице своих членов, с оружием в руках, давал пример другим, под градом пуль руководит массой, ведя в наступление. Президиум совета, следя за общим ходом боя, следит и прикрепляет слабые стороны нашего фронта и держит связь с республикой и фронтами. Прибывающие из освобожденных от противника районов рабочие немедленно формируются, вооружаются и, как резерв, направляются на подкрепление, где более всего это требуется. С каждым шагом нашего продвижения вперед наши ряды увеличивались, а ряды противника редели. Удачным метким перекрестным орудийным огнем, к 2 часам дня батарея противника была разбита, и главные силы противника были выбиты из района 2-го полка.

Арест белогвардейского командира заградительного отряда на ст. Кауфманская и организаторов крестьян Баранова и Савицкого

Находящийся на ст. Кауфманская заградительный отряд, во главе с командиром Асеевым, и организаторы крестьян Баранов и Савицкий тоже всё время беспокоили нас своими вызовами к аппарату и требованием порожнего состава и оружия для крестьян: для того чтобы изолировать их и лишить всякой связи с Ташкентом, нами был обрезан 1-й провод со станции Кауфманская – они стали включаться в 4-й /секретный наш/ провод, почему стали мешать нам сноситься с Самаркандом, Ферганой и Закаспием, а так же из наших разговоров по прямому проводу они могли узнать истинное положение в Ташкенте и сами скрыться.

Во избежание этого необходимо было принять меры. Тогда я, от имени Агапова и Попова, предложил им троим приехать к нам порожним паровозом, якобы за получением оружия для организованного ими крестьянского отряда и порожнего состава для погрузки этого отряда. Они моему предложению поверили и выехали.

Для ареста их, на выходную стрелку был послан член временного реввоенсовета тов. Волженский с 15-ю рабочими, которые, при подходе паровоза к стрелке, остановили его, арестовали их и привели в мастерские, им была сделана очная ставка с Агаповым и Поповым, после чего они были переданы в распоряжение регистрационно-следственного отдела временного реввоенсовета и, по снятии дознания, по постановлению последнего – расстреляны.

Протокол № 4 заседания временного реввоенсовета 20/1 в 10 часов утра

СЛУШАЛИ: Информацию тов. Колузаева о положении фронта, которая сводится к тому, что намеченный нами план действий в точности выполняется и наше положение удовлетворительно, но ввиду сильных морозов, и так как рабочие на тревожные гудки явились почти полураздетыми, то ряды наши к вечеру поредеют, необходимо подкрепление.

СЛУШАЛИ: Информацию тов. Панасюка, которая сводится к следующему: - Я от имени Агапова вызвал со станции Кауфманской командира отряда и некоего организатора Савицкого, которые мобилизивали в Кауфманской около 350 человек крестьян в помощь белой гвардии, по приходу они будут арестованы, а для поимки и разоружения их отряда на Кауфманскую будет послан соответствующий отряд. Закаспийский фронт и Самарканд информированы. Попытка Осипова вызвать с закаспийского фронта казанский полк и тем открыть фронт предупреждена – полк остается на фронте. В помощь нам с закаспийского фронта из всех частей формируется сводный отряд. Со всех сторон требуют подкреплений, которые по силе возможности формируются из рабочих, вырывающихся из районов, освобожденных из когтей белой гвардии.

ПОСТАНОВИЛИ: Информацию т.т. Панасюка и Колузаева принять к сведению.

СЛУШАЛИ: Донесение курьеров об отсутствии хлеба на фронте, т.к. люди совершенно голодные.

ПОСТАНОВИЛИ: Предложить тов. Казакову немедленно послать хлеб на передовые позиции.

Ввиду военных действий, требующих присутствия членов Совета, заседание прерывается в 10 часов 30 мин. утра.

Георгий Колузаев и, предположительно, заместитель председателя Ташкентского совета Вульф Финкельштейн и редактор газеты «Красноармеец» Михаил Троицкий. Фото с сайта Mytashkent.uz

Георгий Колузаев и, предположительно, заместитель председателя Ташкентского совета Вульф Финкельштейн и редактор газеты «Красноармеец» Михаил Троицкий. Фото с сайта Mytashkent.uz

Заседание возобновляется в 4 часа дня 20/1-1919 года.

СЛУШАЛИ: Предложение тов. Панасюка о том, что ввиду освобождения некоторых районов, спасшиеся члены правительства являются в мастерские: они должны входить в состав Совета.

ПОСТАНОВИЛИ: Предложение принимается.

СЛУШАЛИ: 5. Предложение тов. Панасюка об организации отделов т.е. распределить всех членов временного реввоенсовета по отделам, всех отделов шесть (в действительности восемь – ред.), а именно: 1/ административно-политический, 2/ технический, 3/ организационный, 4/ хозяйственный, 5/ оперативный, 6/ санитарный, 7/ продовольственный и 8/ регистрационно-следственный, и переизбрании секретаря временного реввоенсовета ввиду оп (пропущено) ческих соображений.

ПОСТАНОВИЛИ: Предложение принято, отделами ведают следующие товарищи: 1/ административно-политическим – президиум совета, 2/ оперативным: Домогатский, Куприянов, Александров. 3/ продовольственным: Казаков, Колчин, Каменевский 4/ Санитарным: Орлов, Василевский, 5/ регистрационно-следственным: Елисеев, Волжинский, Ильясов и 6/ хозяйственным: штаб Красной гвардии. 7/ организационно-техническим: Синдрюков, штаб Красной гвардии: секретарем временного реввоенсовета избран Левартовский.

СЛУШАЛИ: Заявление тов. Домогатского не посылать без ведома оперативного штаба отрядов на фронт.

ПОСТАНОВИЛИ: Все вновь организуемые отряды направлять в распоряжение штаба, а также направлять туда и требование о подкреплении.

СЛУШАЛИ: Заявление тов. Колузаева о немедленном снабжении фронта продовольствием, ибо поступают со всех сторон требования на провизию, т.к. на передовых позициях люди двое суток без провизии.

ПОСТАНОВИЛИ: Предложить тов. Казакову немедленно озаботиться снабжением фронта продовольствием, употребив на это все силы и средства.

СЛУШАЛИ: Заявление тов. Колузаева, не давать пропусков отдельным лицам, кроме курьеров, приезжающих с фронта от командиров частей с донесениями.

ПОСТАНОВИЛИ: Заявление принимается и передается соответствующим лицам к руководству и исполнению.

СЛУШАЛИ: Заявление тов. Миржора о порче электрического освещения на станции и платформе.

ПОСТАНОВИЛИ: Приказать коменданту станции Шеметкину немедленно принять меры к исправлению электрических проводов.

СЛУШАЛИ: О назначении начальника гарнизона, его помощников и коменданта станции.

ПОСТАНОВИЛИ: Начальником гарнизона назначить тов. Синдюкова, его помощником тов. Глинянова, коменданты станции: Шеметкин, Романов и Попов. Заседание закрывается в 5 часов 25 мин. дня.

Подлинный подписали: Председатель Панасюк, секретарь Левартовский.

Противник окружен

К четырем часам дня 20/1 наш правый и левый фланги соединились (пропущено) противник был окружен. Орудийный огонь с нашей стороны прекратился за исключением редкого обстрела церковных колоколен, где мятежники засели и пулеметным огнем обстреливали наши войска.

Было ясно, что перевес был на нашей стороне. Нашей задачей было удержать занятые нами позиции, чтобы таковые за ночь не изменились в худшую для нас сторону.

Наши бойцы т.е. рабочие, холодные, голодные и сонные, сильно измучены, переутомлены, а смены или подкрепления им нет.

19/1 выступивший из Ферганы отряд, около 3000 человек, во главе с председателем краевого комитета партии коммунистов-большевиков тов. Солькиным, до сих пор проехал два перегона и видно ехать в Ташкент почему-то не решался. Сводный отряд, затребованный с закаспийского фронта, до сих пор еще не составлен и не отправлен, ибо часть колузаевского отряда, находящаяся там, состоящая исключительно из ташкентских рабочих, категорически требует отправить их в Ташкент. А штаб закаспийского фронта их не отпускает, следовательно, на скорое подкрепление надежды нет. Пришлось мириться с тем положением, какое есть, т.е. обходиться теми измученными силами, которые были налицо.

Протокол № 6 заседания временного реввоенсовета 21/1 в 12 часов 10 м. ночи 1919 года

СЛУШАЛИ: Информацию тов. Колузаева о положении фронта за день боя, которая сводится к следующему: правый фланг дошел до Пушкинской улицы, левый фланг соединился с крепостью и занял 2-й полк. Центр дошел до сквера: в общем, успехи наши блестящие, противник отступил, большинство его разбегается и сдается в плен, возможно, что к утру 21/1 противник покинет пределы Ташкента. Нами принимаются все меры к задержанию, уничтожению и поимке такового. Ввиду сильных морозов [и] переутомления, наши ряды сильно редеют. Главная наша нужда и недостача в кавалерии.

ПОСТАНОВИЛИ: Информацию командующего войсками тов. Колузаева принять к сведению. Советской власти выразить (пропущено) нашим самоотверженным бойцам благодарность.

СЛУШАЛИ: Информацию председателя временного реввоенсовета (возможно, пропущено) Панасюка. – Вся республика спровоцирована, большие усилия приходится тратить на заверения и разъяснения, но везде устраивается и (пропущено) налаживается. Отряд из Ферганы, следующий с тов. Солькиным, за (пропущено) прошел только два пролета и в настоящее время он на станции Мельниково: как видно, Солькин боится ехать в Ташкент. На закаспийском фронте отряд Колузаева, где все ташкентские рабочие, требует отправки именно его, а не сводного отряда. Вызванные мною из Кауфманской главари отряда и организаторы арестованы и переданы в распоряжение регистрационно-следственного отдела. Положение наше во всех отношениях улучшилось. Письмо авантюриста Осипова подтверждается: замученные и казненные товарищи Войтинцев, Дубицкий, Шумилов, Финкельштейн, Першин, Мальков и др. найдены (пропущено, очевидно, во) 2-м полку и 159 госпитале, некоторые из них изувечены до неузнаваемости.

Сейчас наша задача – принять все меры, чтобы наши передовые части не покидали своих постов, и ввиду усталости, их всех по (пропущено) ле возможности заменить свежими. Необходимо принять все героические меры, чтобы довести дело до конца, чем спасем республику и Советскую власть в Туркестане.

ПОСТАНОВИЛИ: Информацию принять к сведению.

СЛУШАЛИ: Заявление тов. Елисеева о принятии мер и охране внутреннего двора мастерских, а также о праздно-шатающихся и подозрительных.

ПОСТАНОВИЛИ: В распоряжение регистрационно-следственного отдела дать караул и всех праздно-шатающихся и подозрительных арестовывать впредь до выяснения.

СЛУШАЛИ: Заявление тов. Ильясова, чтобы тов. Колузаев разъяснил причину ареста помощника военкома Федермессера.

ПОСТАНОВИЛИ: т. Колузаев дает пояснение, чтобы Федермессер [был] арестован впредь до выяснения его местонахождения, т.к. он помощник Осипова. Заслушав разъяснение тов. Колузаева, постановили, впредь до выяснения, Федермессера содержать под арестом изолированно от пленных белогвардейцев.

СЛУШАЛИ: Заявление тов. Каминского о том, что тов. Казаков передал радио (радиосообщение – ред.) в Москву и о необходимости передачи радио в Москву от имени временного реввоенсовета о положении дел в Ташкенте.

ПОСТАНОВИЛИ: Радио в Москву пока до выяснения положения не давать, а тов. Казакову, самолично подавшему радио, в котором он неправильно информировал о ташкентских событиях, предложить дать в Москву разъяснение.

Заседание закрыто в 1 час ночи.

Подлинный подписали Председатель А.Панасюк, член – Кочкин, секретарь Левартовский.

Рабочие победили, бегство мятежников

К семи часам вечера 20/1 бой прекратился. После двенадцатичасового орудийного и ружейного гула в городе наступило полное затишье. Мороз свирепствовал. Ввиду сильного холода, а также голода и усталости, наши бойцы не смогли удержать бежавшего противника или отрезать ему путь к бегству. В количестве около 500 человек кавалерии, при двух грузовиках и [с] одним орудием и пулеметом, около пяти часов утра, т.е. на рассвете 21-го января, противник бежал по чимкентскому тракту.

Рабочая крепость (главные железнодорожные мастерские) в январские дни, во главе с Г. Колузаевым

Рабочая крепость (главные железнодорожные мастерские) в январские дни, во главе с Г. Колузаевым

ПРОТОКОЛ № 6 заседания временного реввоенсовета 21/-1 1919 в 10 часов утра.

СЛУШАЛИ: информацию т. т. Колузаева и Панасюка о положении дел на фронте, которая сводится к следующему: белогвардейские банды разбиты наголову, часть их в 4 часа утра, по чимкентскому тракту, во главе с Осиповым, ограбив банк – отступила. Мы не могли их задержать, ввиду изнуренности, голода и холода наших боевых сил. Теперь наша задача немедленно организовать погоню, для чего необходимо кавалерии 100 человек, пехоты при двух пулеметах 100 человек, два грузовика и одно орудие. Противник, отступая, тоже увез с собою орудие, пулемет, часть кавалерии и пехоты.

ПОСТАНОВИЛИ: Информацию принять к сведению. Организацию соответствующих сил кавалерии и пехоты поручить Колузаеву, Белову и Синдрюкову.

СЛУШАЛИ: Заявление тов. Ильясова о намерении Чижева, Новоселова, Мукишева и Лясковского взорвать средне-азиатские мастерские железной дороги.

ПОСТАНОВИЛИ: Предложить регистрационно-следственному отделу немедленно арестовать их и расследовать дело.

Заседание закрыто в 10 часов 30 мин. утра.

Подлинный подписали: Председатель А.Панасюк, член Ильясов, секретарь Левартовский.

Меры к поимке мятежников

Отправить отряд немедленно для преследования противника никак не представлялось возможным, ибо мятежники бежали на лошадях верхом при грузовых автомобилях, а у нас не было ни одного исправного грузовика и ни одной лошади. На скорую руку сорганизовать отряд тоже было невозможно. Нужно было разыскать по учреждениям лошадей и привести в исправность испорченные грузовики. Это было сделано. Отряд был организован и 22/1 выступил в погоню за мятежниками.

В течение 20, 21, 22 января проводились аресты подозрительных лиц. Был арестован помощник начальника крепостной учебной команды Казаков, который во время этих событий из крепости отсутствовал. На допросе Казаков сказал, что он был в рядах Осипова и с отрядом наступал на крепость и что начальник учебной команды Шашарин ожидал его у парадной калитки крепости, которая была открыта для впуска туда белых, но благодаря сильному орудийному, пулеметному и ружейному огню, белые не смогли подойти к этой калитке. После этого показания, стало ясно, почему в крепости была калитка открыта, почему были распущены в город из учебной команды красноармейцы и почему ненормально всё время вел себя Шашарин.

После выяснения, начальник учебной команды Шашарин и его помощник Казаков были расстреляны.

Командиры Ташкентской крепости. 1918 год. Среди них помощник начальника учебной команды гарнизона крепости Шешарин– (Шашарин) и Казаков, в 1919-м расстрелянные как агенты Осипова

Командиры Ташкентской крепости. 1918 год. Среди них помощник начальника учебной команды гарнизона крепости;Шешарин (Шашарин) и Казаков, в 1919-м расстрелянные как агенты Осипова

После разгрома белых, крепостной гарнизон вспомнил о пожаре в крепости и о неисправности пожарных насосов. В поджоге, т.е. в возникновении пожара он винил теперь Шашарина и Казакова, а в неисправности пожарных насосов начальника охраны города Ташкента тов. Цируля, обвиняя его в соучастии с Шашариным и Казаковым и категорически требовал расстрелять тов. Цируля. Президиум временного реввоенсовета, зная, что крепостной гарнизон спровоцирован и введен в заблуждение, этого не сделал, а для укрощения разъяренной массы объявил, что тов. Цируль арестован и дело его о соучастии выясняется и, что если подтвердится это, то он понесет должную кару.

Масса была успокоена и впоследствии ей было разъяснено (пропущено) ждение (пропущено) через два дня опять всту (пропущено) Ташкента.

В городе жизнь входит в нормальный вид

Тем временем в городе восстанавливается порядок. Жизнь входит в нормальную колею. Была восстановлена административная местная власть, путем назначения на те или иные ответственные должности соответствующих товарищей. Город и область были на осадном положении.

ПРИКАЗ. С сего 21 числа 1919 г. гор. Ташкент, окрестности и область настоящим объявляются на осадном положении. Всем лицам и организациям, под страхом строжайшей ответственности, предлагается беспрекословно исполнять все распоряжения и приказы существующей советской законной власти.

Командующий советскими войсками Колузаев, председатель временного реввоенсовета Панасюк, начальник оперативного штаба войск – Домогатский».

Забота о жертвах мятежа

За время господства мятежников в городе, с 18 по 21 января, ими предательски, зверски был убит ряд ответственных советских партийных товарищей, как-то: председатель турцика тов. Войтинцев, председатель совнаркома тов. Фигельский, председатель ташкентского исполкома тов. Шумилов, председатель турчека тов. Фоменко, председатель полевого суда тов. Червяков, председатель краевого совета профсоюза тов. Качуринер, наркомвнутдел тов. Малков, нарком путей сообщения тов. Дубицкий и другие ответственные работники, члены турцика, совнаркома, Ташкентского Исполкома и др. учреждений и организаций. Всего расстреляно и убито в бою 35 товарищей, трупы которых в изуродованном, исковерканном до неузнаваемости виде, были заброшены мятежниками и валялись в ямах, в сорных ящиках и арыках. По очищении города от мятежников, одной из первых задач перед временным реввоенсоветом было разыскать эти трупы, привести их в надлежащий вид и с честью похоронить. Что и было сделано. Жертвы революции, результаты белого террора, результаты мятежа, были отысканы и все были доставлены в 159 госпиталь, где и были приведены в порядок. По числу жертв были заказаны гробы и шли приготовления к похоронам мучеников за социализм.

Похороны жертв январских событий. Ташкент, перекресток улиц Соборной и Ирджарской

Похороны жертв январских событий. Ташкент, перекресток улиц Соборной и Ирджарской

ПРОТОКОЛ № 7 заседания временного военного революционного совета туркестанской республики 21/1 1919 года.

СЛУШАЛИ: Информацию тов. Колузаева, Белова и Панасюка, которая сводится к следующему: противник больше не существует. Главари, во главе с Осиповым, отступая, захватили с собой один грузовик, один легкий автомобиль и орудие, которые они во время преследования оставили на пути.

Преследовать очень трудно, за неимением кавалерии, грузовиков и проч. Сделано распоряжение немедленно привести в исправность два грузовика, собрать по учреждениям лошадей и проч. Фергана, Самарканд и закаспийский фронт информированы, куда сообщено, что в подкреплении надобность миновала. Белогвардейская застава на ст. Кауфманская нами обезврежена и взята в плен, а так же несколько белогвардейских организаторов.

ПОСТАНОВИЛИ: Информацию принять к сведению.

СЛУШАЛИ: О водворении порядка в городе, где замечаются хулиганские выходки: крики и т.д., а все учреждения бездействуют.

ПОСТАНОВИЛИ: Принять решительные меры против хулиганства и грабежа, уличенных в этом расстреливать. Без мандата никто не смеет и не должен входить в чужую квартиру. Без пропусков никто не должен шататься и появляться на улицах. Выдавать пропуска только в самых важных случаях, по военной надобности и служащим советских учреждений.

Выдачу пропусков получить тов. Глинянову. На пропуска ставить штемпель: «военно-народная охрана главных железнодорожных мастерских» и считать, что пропуска только с этим штемпелем являются действительными.

СЛУШАЛИ: О похоронах жертв революции, информирует президиум, что сделано распоряжение привести в порядок изувеченные трупы членов турцика и местной власти, заказано соответствующее количество гробов и после этого будет назначен день похорон.

ПОСТАНОВИЛИ: Информацию принять к сведению и предпринятые мероприятия одобрить.

СЛУШАЛИ: О назначении комендантов города.

ПОСТАНОВИЛИ: Назначить тов. Якименко, на которого временно возложить охрану города.

СЛУШАЛИ: О создании центральной власти, ввиду того, что после выбытия из состава центральной и местной власти главных ее руководителей, фактически оставшаяся часть правительства не сможет справиться с работой в столь трудное время.

ПОСТАНОВИЛИ: Сегодня, 21 января, к 8 часам вечера созвать всех представителей краевой и местной власти, как то: турцика, совнаркома, облисполкома, Ташкентского городского исполкома, турпути, представителей от всех войск, рабочих и партий, где и поставить этот вопрос на повестку дня для обсуждений.

Заседание закрыто в 1 час 26 минут дня.

Подписал: Председатель – А.Панасюк, член – Ильясов, секретарь – Левартовский.

Восстановление власти

Мятеж ликвидирован. Меры к поимке приняты. В городе и окрестностях порядок и спокойствие. Перед реввоенсоветом встал тот самый важный и неотложный вопрос – о восстановлении краевой власти, так как главные ее руководители убиты. Временный реввоенсовет, как организация, созданная исключительно в момент борьбы и для борьбы, явился органом временным и созданным исключительно для подавления контрреволюции, почему ликвидировав мятеж, нужно было до созыва съезда советов восстановить власть.

Для этого вечером 21 января было созвано общее собрание из оставшихся в живых членов турцика, совнаркома, ташкентского исполкома, председателей от профорганизаций, цехов, обоих партий, частей войск, рабочих отрядов, на котором этот вопрос был поставлен на обсуждение.

Протокол № 8 объединенного заседания временно-революционного совета, совместно с представителями турцика, областного исполкома, ташкентского городского исполкома, совнаркома, турпути, от частей войск, рабочих и партий.

21 января 1919 года, гор. Ташкент, жел. дор. мастерск.

Заседание открывает председатель временного реввоенсовета тов. Панасюк в 8 часов 20 мин. вечера, который предлагает в память товарищей, павших от пули белогвардейцев, спеть похоронный марш.

После пения похоронного марша председательствующий объявляет цель сегодняшнего собрания и повестку дня, которая принимается.

СЛУШАЛИ: О выборе президиума на сегодняшнее собрание.

ПОСТАНОВИЛИ: Вести сегодняшнее собрание должен президиум временного реввоенсовета.

СЛУШАЛИ: Об организации центральной власти края в связи с январскими событиями и смертью ее главных руководителей.

ПОСТАНОВИЛИ: После прений по этому поводу, которые все почти сводились к одному и тому же, т.е. об организации этой власти, постановили: до созыва 7 чрезвычайного съезда советов организовать временный военный революционный совет Туркестанской ФСР из революционных сил Ташкента и представителей центральной и краевой власти, т.е. из настоящего собрания, путем наличных кандидатов и голосования в их отсутствие. Кандидатами могут быть назначены и отсутствующие. Число членов временного революционного совета установить 14, по примеру первого революционного комитета в октябре.

СЛУШАЛИ: Выборы членов вр. реввоенсовета из числа 39 намеченных кандидатов.

ПОСТАНОВИЛИ: По большинству голосов набранными оказались: Белов, Колузаев, Ильясов, Панасюк, Якименко, Рубцов, Елисеев, Домогатский, Саликов, Успенский, Казаков, Глинянов, Низаметдин Ходжаев, Воложенский.

СЛУШАЛИ: О правах и функциях временного реввоенсовета.

ПОСТАНОВИЛИ: Временный реввоенсовет туркестанской [советской] республики ТСР является высшей революционной властью в республике, возглавляет собою турцик и совнарком и для работы выделяет из своей среды президиум. В отношении военном или подавлении контрреволюции действует решительно и самостоятельно.

СЛУШАЛИ: О времени созыва 7 чрезвычайного съезда советов.

ПОСТАНОВИЛИ: 7 чрезвычайный съезд советов поручить созвать временному реввоенсовету, когда он признает возможным, но не позже 1 марта с.г.

СЛУШАЛИ: Заключительное слово председателя временного реввоенсовета товарища Панасюка, которая сводится к следующему: благодарность всем красноармейцам и рабочим города Ташкента, а главное, железнодорожным мастерским, за их подвиг и самоотверженность 19, 20 и 21 января, а также благодарность настоящему собранию, которое серьезно отнеслось к делу при обсуждении столь важных вопросов.

ПОСТАНОВИЛИ: Заключительную речь принять к сведению. И после пения «Интернационала» заседание объявляю закрытым.

Заседание закрыто в 12 час. 15 мин. ночи.

Подписали: Председатель – А. Панасюк, товарищ председателя – Манжара, секретарь Левартовский.

В дополнение протокола № 8 считаю необходимым поместить здесь полностью порядок выбора, т.е. голосования в члены временного Реввоенсовета. Присутствовало на собрании 109 человек, выставлено было 39. Избрать нужно было 14 /по примеру ревкома в Октябрьские дни/. Голосование происходило открытой баллотировкой, путем поднятия рук, в отсутствие голосуемого, которое дало следующие результаты: 1/Белов единогласно, 2/Колузаев при 1 воздержавшемся 3/Якименко при 1 воздержавшемся. 4 – Панасюк при 2 воздержавшихся, 5/Ильясов при 2 воздержавшихся, 6/Домогатский при 6 воздержавшихся, Рубцов при 22 воздержавшихся, 8/Волжинский при 1 против и 6 воздержавшихся, 10/Саликов при 5 против и 30 воздержавшихся, 11/Казаков при 7 против и 10 воздержавшихся, 12/Глинянов при 8 против и 20 воздержавшихся 13/Елисеев при 5 против и 20 воздержавшихся, 14/Низаметдин Ходжаев при 7 против и 22 воздержавшихся, 15/Куприянов при 15 против и 14 воздержавшихся, 16/ Александров при 15 против и 20 воздержавшихся, 17/Каминский при 15 против и 23 воздержавшихся, 18/Беленко при 16 против и 25 воздержавшихся, 19/Платонов против 17 и 23 воздержавшихся, 20/Дорожкин 24 против и 24 воздержавшихся, 21/Иванов 26 против и 24 воздержавшихся, 22/Черневский Н. 26 против и 34 воздержавшихся. 23/Богоявленский 24 против 13 воздержавшихся, 24/Чиликин 40 против и 50 воздержавшихся, 25 Агеев 50 против и 33 воздержавшихся, кандидатуры Манжары, Бапишева, Аранова и Заболотникова, согласно их заявлениям, по уважительным причинам, с голосования сняты. Кандидатуры товарищей: Фатеева, Мураева, Цируля, Рыскулова, Котельникова, Рахматулина и Миняева, собранием до голосования не допущены – сняты. Здесь необходимо отметить, что рабочие, как дружно и героически подавили мятеж, разбили окончательно контрреволюцию, так же серьезно, сознательно отнеслись к восстановлению центральной Советской власти.

Официального партийного руководителя, как со стороны коммунистов-большевиков, так и со стороны левых эсеров не было, т.к. председатель краевого комитета партии коммунистов-большевиков тов. Солькин был в Фергане, другой лидер оппозиции старых коммунистов-большевиков, тов. Тоболин (руководитель октябрьского переворота в Ташкенте; с июня по октябрь 1918-го – председатель туркестанского ЦИК – ред.) направился в Семиречье и находился в это время в Алиэ-Ате (ныне город Тараз в Казахстане – ред.); Председатель краевого комитета партии левых эсеров тов. Черневский весь период событий пролежал где-то под кроватью или в чулане, а после событий абсолютно и окончательно потерял свой авторитет и влияние в массах, так как массы знали, что не распри, которые происходили в верхах, т.е. между коммунистами-большевиками и левыми эсерами, иначе говоря, между лидерами этих партий, в большей части зависели от него и через него. Ввиду чего на этом собрании не происходило ни группировки, ни фракционных совещаний или предложений, ни склок, а всё собрание относилось к обсуждению и решению этого вопроса, как действительно единый революционный класс и как одна революционная семья, сознавая, что они призваны революцией заменить тех, которые отдали для революции всё, что могли – и жизнь и любовь и свободу, и продолжать начатое ими дело.

Избранный на этом собрании временный реввоенсовет, являясь верхушкой центральной власти Туркреспублики, распределив функции между членами, немедленно приступил к своим обязанностям.

Протокол № 1 Заседания временного реввоенсовета Туркреспублики 22/1 1919 г. в главных ж.д. мастерских

ПРИСУТСТВОВАЛИ: Ильясов, Белов, Панасюк, Колузаев, Волженский, Якименко, Домогатский, Успенский, Казаков, Рубцов.

СЛУШАЛИ: 1. Организационные вопросы временного реввоенсовета, избрание президиума и распределение функций между членами.

ПОСТАНОВИЛИ: 1. Ввиду того что временный реввоенсовет до созыва краевого съезда советов должен возглавлять собою турцик и совнарком, почему решено избрать президиум из пяти лиц: председателя и двух его товарищей и двух членов. При тайном голосовании в члены президиума оказались избранными: Панасюк, Казаков, и Успенский, все получившие по 8 голосов. Почему по предложению тов. Панасюка решено председателем считать тов. Казакова, товарищем его или заместителями Панасюка и Успенского, члены президиума – Ильясов, Домогатский. На пост главнокомандующего войсками туркреспублики избран тов. Колузаев. На тов. Домогатского возложена обязанность начальника штаба при главнокомандующем, все остальные члены временного реввоенсовета остаются на своих местах и являются в реввоенсовет по вызову президиума на заседание и используются по усмотрению президиума. Вопрос о назначении, перемещении членов правительства, т.е. комиссаров, разрешает президиум временного реввоенсовета самостоятельно.

СЛУШАЛИ: 2/Заявление тов. Панасюка о необходимости немедленно командировать по республике в сторону Ферганы, Самарканда и Закаспия специальной делегации из членов реввоенсовета и партии для информации о январских событиях.

ПОСТАНОВЛЕНО: 2. Командировать тов. Председателя временного реввоенсовета тов. Панасюка и члена тов. Саликова, и от партии большевиков тов. Ермолаева, которые должные выехать немедленно, т.е. не позже 23/1.

Подписал: Председатель собрания Панасюк.

Похороны жертв революции

К 22 января гробы были готовы, жертвы революции были перенесены в главные железнодорожные мастерские из 159 госпиталя. 26 января ташкентский пролетариат при торжественной обстановке: с красными знаменами, оркестрами музыки, при многотысячном участии народа, проводил своих дорогих товарищей до парка Федерации. На братских могилах ташкентский пролетариат поклялся павшим своим товарищам, что гордо и высоко будет держать красное знамя, и до последней капли крови будет защищать завоевания Октября и продолжать начатое дело. Под звуки похоронного марша и орудийного салюта 36 гробов опустили в братскую могилу. Ташкентский пролетариат пением похоронного марша отдал последний долг ушедшим своим товарищам.

Похороны жертв январских событий. Ташкент, перекресток улиц Соборной и Ирджарской

Похороны жертв январских событий. Ташкент, перекресток улиц Соборной и Ирджарской

Отрыжка событий на местах

Ташкентские события дали себя почувствовать и на местах. Тамошняя белогвардейщина, которая, несомненно, имела связь с ташкентским заговором, зашевелилась. Контрреволюция стала поднимать голову. Так, например, в Самарканде белогвардейщина открыто выступила и решила первым долгом взорвать мост через реку Зеравшан, чтобы не пропустить по железной дороге помощи Ташкенту. Но и на местах рабочие организованно, решительно, беспощадно уничтожали контрреволюцию в самом её зародыше. Это явилось результатом того, что места были своевременно информированы о Ташкентских событиях, почему действовали смело и решительно.

Как реагировали фронты и места на эти события, видно из нижеприведенных резолюций Самаркандской и Ферганской областей и закаспийского фронта.

ПРОТОКОЛ: № 1: Заседания делегатов из Ташкента и представителей советов Ферганской и Самаркандской областей.

Присутствуют: От Ферганы – Леонтьев, Устинов, Иванов, Казарин, Коновалов. От Самаркандской обл. – Эберт, Мазепин, Черневский. От Ташкента – Ермолов, Саликов и Панасюк.

СЛУШАЛИ: Доклад товарищей Панасюка, Саликова и Ермолова о наступлении белогвардейцев в Ташкенте с 18 /по 22/ 1 во главе с председателем Осиповым.

ПОСТАНОВИЛИ: За подписью участвовавших дать телеграмму всем по Ферганской, Сыр-Дарьинской и Самаркандской областям, а копии временному реввоенсовету республики и фронтам следующего содержания.

На заседании 24 января представителей от совета Ферганской и Самаркандской областей был заслушан доклад ташкентских представителей тов. Панасюка /левый социалист революционер/ и тов. Саликова и Ермолова – коммунистов, - о событиях, происшедших в Ташкенте с 18 по 21 января.

Пришли к определению: нет никакого сомнения, что в Ташкенте было белогвардейское выступление во главе с провокатором и изменником Осиповым, к которому примкнули буржуазия, офицерство, учащиеся и спровоцированный 3-й полк. Выступление было подавлено силами обеих партий и рабочими, стоящими за советскую власть.

С 23 января все учреждения приступили к работе, город принял спокойный и нормальный вид. Сейчас работа по управлению республикой лежит на турцике и совнаркоме, возглавляемых реввоенсоветом, который является верховным органом республики, до созыва краевого съезда советов. На т.т. Панасюка, Саликова и Ермолова возложена информация [информирование] фронта, которые сделают доклады и по пути следования. На местах сделают доклады представители областей. Заседание находит необходимым, чтобы совдепы теперь же применили самую беспощадную борьбу с буржуазией, офицерством и противниками советской власти. Все подозрительные должны арестовываться, а уличенные расстреливаться без суда.

Участники заседания: - Саликов, Ермолов, А.Панасюк, Коновалов, Леонтьев, Иванов, Казарин, Устинов.

Протокол чрезвычайного заседания полкового совета, совместно с комсоставом и членами ротных, эскадронных комитетов казанского сводного имени Гинсбурга полка, 29 января 1919 г. Асхабадский [уезд]

Председатель Хабибулин и секретарь Мещеряков.

Повестка дня: доклад делегации временного революционного совета Туркреспублики и гор. Ташкента.

После ряда ораторов, высказавшихся по поводу ташкентских событий, пришли к следующему заключению: вынести резолюцию от казанского полка, что и было принято единогласно.

Заслушав доклад делегатов от временного реввоенсовета Туркреспублики т.т. Панасюка, Саликова и Ермолова, казанский сводный имени Гинсбурга полк, защищающий советскую власть со дня переворота как в центральной России, так и в Туркестане, в настоящее время твердо стоит на защите ПРОЛЕТАРИАТА и трудового КРЕСТЬЯНСТВА. Причем мы заявляем, что до конца и беспрекословно будем поддерживать всеми силами центральное советское всероссийское правительство, а, в частности, и туркестанское, в лице временного реввоенсовета ЦИКа и совнаркома. Вместе с сим полк требует от центра выяснения виновников и причин создания фронтов и белогвардейских выступлений. Требует ни под каким видом не давать куска хлеба отбросам казанского полка.

Казанский полк требует колузаевский отряд немедленно выслать его на фронт, а в случае отказа ехать на фронт – обезоружить его».

Председатель Хабибулин, секретарь Мещеряков.

Так пережил ташкентский пролетариат кошмарные дни 18, 19, 20 и 21 января 1919 года – дни, которых он не ожидал и не предполагал. Это была измена и предательство тех лиц, которым доверял пролетариат. Но рабочие не только организованно отразили удар, а, наоборот, пронзили им насквозь контрреволюцию. Предатели и изменники понесли сторицею заслуженную ими кару. За 35 коммунистов, выбывших из наших рядов, контрреволюция официально потеряла 350 врагов Советской власти. Контрреволюция этим восстанием не только не принесла морального вреда пролетариату, но, наоборот, теснее спаяла, объединила его ряды, так как из этих событий рабочие Туркестана на своей шкуре испытали и убедились, к чему ведут те распри и неурядицы, которые происходят среди них, благодаря искусственному их делению на коммунистов и левых эсеров. Они поняли, что это только на руку контрреволюции, ибо они – рабочие, батраки и беднейшее крестьянство, по своему классовому происхождению и социальному положению, составляют одну нераздельную семью, у которых одна цель и одно стремление.

Ввиду этого было решено партию левых эсеров ликвидировать, а самим объединиться в одну, коммунистическую партию под знамя Коминтерна.

Все те, кто мешал и тормозил дело революции и водил рабочих за нос, были выброшены из рядов партии и оставлены за бортом.

Сегодня, в день шестой годовщины этих событий, торжественно встречая [и] вспоминая январские дни, мы должны сказать:

Да будет вечная память товарищам, жертвою павшим в эти дни!

Да будет вечная слава героям-бойцам этих дней.

А.И. Панасюк

За что боролись

Основной причиной поражения восстания, помимо его общей плохой организованности, стало то, что гарнизон крепости, по словам британского разведчика Фредерика Бейли, в основном состоявший из бывших австро-венгерских военнопленных, которыми командовал левый эсер Иван Белов, смог отразить нападение мятежников, а затем начал артиллерийский обстрел их штаба в казармах 2-го Сибирского стрелкового запасного полка. Сыграл свою роль и напор вооруженного отряда рабочих железнодорожных мастерских под командованием Георгия Колузаева. Кроме того, убийство осиповцами большинства руководителей Туркреспублики (здесь фотографии, снятые во время похорон), многих настроило против них, и 20 января значительная часть бойцов перешла на сторону противника.

Похороны жертв январских событий. Ташкент, перекресток улиц Соборной и Ирджарской

Похороны жертв январских событий. Ташкент, перекресток улиц Соборной и Ирджарской

О том, к чему они стремились, говорят материалы суда над Агаповым и другими участниками восстания, хранящиеся в госархиве Узбекистана, в горбачевское время открытые для ознакомления, а затем вновь засекреченные. Мне удалось полистать их, так что цитирую некоторые отрывки по памяти.

Василий Агапов во время допроса сообщил, что они были в шоке от деяний большевистского режима и постепенно пришли к мысли о необходимости его отстранения от власти. Он подчеркнул, что ими готовился бескровный переворот (комиссаров планировалось просто изолировать), и они никак не предполагали, что Осипов окажется столь жестоким и сразу нарушит этот план. По словам Агапова, арестованных расстрелял «бандит Гагенский» (так в оригинале; капитан Гагинский, вероятно, имеется в виду – со своими людьми).

Сцена самого расстрела описана в том же деле, если не ошибаюсь, Поповым, находившимся в помещении 2-го полка. Осипов сидел за столом, и что-то писал. Один из захваченных обратился к нему со словами: «Константин, что ты делаешь, мы же вместе с тобой воевали!». Осипов ничего не ответил, и, склонившись еще ниже, продолжил писать, затем подозвал офицера, совсем молодого человека, и вручил ему записку. Тот вывел арестованных во двор. Через некоторое время вернулся и доложил: «Исполнено».

В другом месте допрашивающий задает Агапову вопрос: за что они выступали?

А: За власть народа, народовластие.

Д: Но ведь власть рабочих и есть народная власть.

А: Рабочий класс в России – это от силы 4 процента населения. Для остальных 96-ти у вас что-нибудь найдется?

Главным итогом восстания стали массовые расстрелы его участников, подозреваемых, а также людей, принадлежащих к образованным слоям общества, бывших офицеров.

Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий расправу с участниками «контрреволюции» описывал следующим образом: «Огромное помещение [железнодорожных мастерских] было наполнено солдатами восставшего полка, и их по очереди вызывали в отдельную комнату и там в списке имен почти всем ставили кресты. …Позже мы узнали, что в тот же день вечером в огромной казарме мастерских была устроена ужасная человеческая бойня, были убиты солдаты Туркменского полка (правильно – 2-го Сибирского; возможно, имеется в виду, что часть его состава прибыла с закаспийского фронта - ред.);и многие горожане.

Сергей Мельгунов в известной книге «Красный террор в России», ссылаясь на выходившую в Праге эмигрантскую газету «Воля России» от 7-го декабря 1921 года, писал: «Все казармы, все железнодорожные мастерские были переполнены арестованными. В ночь с 20-го на 21-го января были произведены массовые расстрелы. Груды тел были навалены на железнодорожное полотно. В эту страшную ночь было перебито свыше 2.500 человек... 23-го января был организован военно-полевой суд, в ведение которого было передано дело о январском восстании и который в течение всего 1919 г. продолжал арестовывать и расстреливать».

Ф. Бейли в секретном отчете Кашгарской миссии 1918-1920 года, а также в изданной позже книге «Миссия в Ташкент», оценивал общее число расстрелянных примерно в четыре тысячи, отмечая, что общее население европейской части города, где всё это происходило, составляло 90 тысяч человек. «Людей забирали в железнодорожные мастерские, раздевали там догола, так как их одежда была нужна, выставляли группами и расстреливали». Добавлю, что многими десятилетиями позже, когда Ташкент стал расширяться в направлении Куйлюка, строители при рытье земли часто натыкались на множество костей – там закапывали тела убитых.

Но этой же участи не избежали и многие их противники. Иван Белов, в апреле 1919-го ставший военкомом Туркестанской Советской Республики, непосредственно руководивший военной операцией по захвату Бухарского эмирата, участник подавления восстаний в Семиречье и в Кронштадте, дослужился до командарма 1-го ранга, а в 1938 году был расстрелян как «враг народа». Дмитрий Манжара, большевик, стал крупным советским деятелем, в 1937-м был избран заместителем председателя президиума Верховного Совета УзССР, в 1938-м был объявлен «врагом народа» и расстрелян. Георгий Колузаев, к тому времени персональный пенсионер, проживавший в Янгиюле, расстрелян в 1938-м. Павел Домогатский, левый эсер, в феврале-апреле 1919-го - военный комиссар Туркестанской Советской Республики, в мае того же года – начальник Главного штаба войск ТСР, позже занимавшийся административно-хозяйственной работой, в 1938 году арестован и расстрелян в подвале НКВД под Полтавой. Андрей Солькин, пасынок Шумилова, с 29 декабря 1918 года - председатель краевого комитета компартии Туркестана, впоследствии занимал разные крупные должности, а в 1937-м расстрелян. Сведений о дальнейшей судьбе Артемия Панасюка мне обнаружить не удалось, однако то, что его имя отовсюду оказалось вычеркнуто, говорит о том, что вряд ли он пережил конец 1930-х.

Редакция выражает благодарность Антону Куперу за предоставленный документ.


Подготовил Алексей Волосевич


Комментарии  

 
#1 Andrey 20.01.2019 12:18
Из показаний Тишковского: "...Вернулся я во 2-ой полк в 1 час ночи. Здесь уже были арестованные Лугин, Войтинцев, Финкельштейн, Фоменко и др. Между Войтинцевым и Осиповым произошел разговор: "Неужели я арестован, Костя?" Тот ответил: "Очевидно, да". Приводили еще арестованных. Затем Осипов, вырвав из блокнота листок, написал: "Войтинцев, Шумилов, Финкельштейн и т.д.", и отдал этот листок какому-то молодому человеку, тот взял под козырек и ответил: "Слушаюсь, г-н поручик". Через 10 минут этот молодой человек вернулся и сказал, приложив руку к козырьку: "Все исполнено, г-н поручик". Тут же стали говорить, что комиссары расстреляны..."
Цитировать