Антисоветское восстание 1919 года. Переговоры Ташкент-Самарканд

Четверг, 07 Февраля 2019

Продолжаем публикацию материалов, посвященных вооруженному выступлению против коалиции большевиков и левых эсеров, в октябре 1917-го захватившей в Туркестанском крае государственную власть и установившей режим беззакония и террора. Перед вами – опубликованные в газете «Голос Самарканда» расшифровки телеграфных переговоров между советскими руководителями двух городов.

Тогда, в январе 1919-го, у руководства компартии не было ни возможности, ни необходимости редактировать отчеты о происходящем в русле «единственно правильной» идеологии (это будет сделано позже), поэтому перед читателем предстает вполне внятная картина того, что происходило в те дни на стороне советов. Правда, на участников мятежа тотчас же навешивается ярлык «белогвардейцев», хотя двое из его главных руководителей были высокопоставленными большевиками; обходится стороной и вопрос о его причинах, а цели упоминаются только вскользь, мимолетом (заявленной целью восставших был созыв Учредительного собрания, то есть установление демократической формы правления).

Константин Осипов. Фото из Википедии

Константин Осипов. Фото из Википедии

Подавлением мятежа, в связи с гибелью практически всей большевистской верхушки, занялись, в основном, левые эсеры во главе с Артемием Панасюком, Георгием Колузаевым (в 1930-х их имена будут вычеркнуты из официальной историографии) и Иваном Беловым. Подчеркнем, что это не положительные, а, скорее, отрицательные герои, тем не менее, они искренне верили в дело, за которое боролись, и вряд ли предполагали, чем всё это в итоге обернётся.

Публикуемые тексты слегка подкорректированы - расставлены знаки препинания, устранены явные ошибки и описки, в отдельных словах унифицировано написание заглавных и строчных букв, уточнены и исправлены некоторые фамилии.

Газета «Голос Самарканда», 24 января 1919 года, №16

К событиям в Ташкенте

В целях информации пролетариата г. Самарканда о событиях в г. Ташкенте Самаркандским облисполкомом решено опубликовать все полученные телеграммы и разговоры по прямому проводу, происходившие за последние дни между Самаркандом, Ташкентом и Асхабадским фронтом.

Разговор по прямому проводу

Я Ташкент, срочно по аппарату Паскуцкого, Межельского, Ефимова. (Николай Паскуцкий – левый эсер, в 1917-1918 годах - член, затем председатель Тедженского совета в Закаспийской области, с 29 декабря 1918-го по 17 апреля 1919 года – начальник штаба Закаспийского фронта, в 1919-1920 годах – член реввоенсовета Закаспийского фронта, затем Закаспийской группы войск Туркестанского фронта; в 1938 году расстрелян по обвинению в контрреволюционной деятельности – ред.)

Я Ефимов, что угодно?

По стратегическим соображениям отправь Черняевский полк, стоящий в К.-Кургане (Катта-Кургане – ред.), в Ташкент, к которому присоединится Самаркандский отряд, ибо у нас идет октябрьская революция. Необходимы свежие силы.

А что вам ответил Самаркандский гарнизон?

Он готов выступить, но нет вагонов, он думает разместиться в вагонах Черняевского полка. А Межельский тут?

Нет. А в К.-Кургане нет паровозов и топлива. А вы кто и где?

Я Ташкент, Панасюк.

А вы где сейчас помещаетесь?

В главных мастерских и четвертом полку.

А откуда говорите и сами ли работаете?

Я работаю сам, говорю из райпути, около ст., а турпуть (туркестанский комиссариат путей сообщения – ред.) мы выключили.

Ташкент, здание городской управы, т.н. Белый дом

Ташкент, здание городской управы, т.н. Белый дом

А где Успенский и Домогатский? (Константин Успенский – глава и член ЦК левых эсеров Туркестана, в 1918-м - комиссар народного образования Туркестана, в 1938 году расстрелян за «подготовку вооруженного восстания против советской власти в 1918 году»; Павел Домогатский – левый эсер, в 1918 году комиссар по внешним делам Туркестана; позже на различных командных должностях в РККА, а затем на административной работе, в 1938 году по решению «тройки» расстрелян – ред.)

Успенский арестован и находится в первом полку, а Домогатский неизвестно где. Из комиссаров только Казаков (Аристарх Казаков – большевик, народный комиссар продовольствия ТСР – ред.) и Беленко (Василий Беленко – председатель Ташкентского городского комитета РКП (б); позже - нарком почты и телеграфа Туркестанской республики, в 1938 году расстрелян по обвинению в участии в контрреволюционной организации – ред.), а остальных нет. Всё устроено Осиповым, который объявлен вне закона.

Кем объявлен?

Нашими советскими войсками. Он командует белой гвардией, ибо вооружает все офицерство, которое сорганизовалось вокруг него.

А где Белов? (Иван Белов, комендант ташкентской крепости, член туркестанского ЦИК, левый эсер – ред.)

Белов в крепости. Держит крепость. Ревякин неизвестно где. Вотинцев убит! (Всеволод Вотинцев, иногда пишется Войтинцев, - председатель центрального исполнительного комитета Туркестанской республики (ЦИК, цик) – высшего органа исполнительной власти, председатель Ташкентского военного трибунала - ред.)

А Фигельский на чьей стороне?

Все на нашей, кроме Осипова.

Кем был убит Вотинцев?

Белой гвардией, ночью взят сонный.

А можно позвать Казакова и Фигельского?

Казаков - член нашего временного совета, заведует довольствием наших войск. Он в мастерских; а Фигельского нет; наверно, убит, но еще сведений нет. Я же сказал, что из комиссаров есть только Казаков и Беленко. Об остальных неизвестно. Есть слухи, что убиты.

Тюрьму всю распустили. Казакова в следующий раз, когда приду, возьму с собой. Я бы просил без долгих разговоров. Кажется, меня знаешь хорошо. Я все подробности буду лично сообщать. У нас штабом постановлено срочно требовать Черняевский полк.

Черняевский полк?

Скажи определенно, даешь или нет, чтобы я доложил штабу советских войск. Могу ли я об этом доложить штабу?

Пожалуйста, доложи, ведь Малькову я сообщил, доложи!

Я сказал, скажи определенно, будет ли вами отправлен Черняевский полк, чтобы я мог доложить штабу; ваш ответ?

Сейчас заседание штаба. Обсудим, и сказать тебе можно часа через два. Теперь скажи, убиты ли комиссары и какие силы на нашей стороне и на стороне белой гвардии?

Все убийства совершены вторым полком, в котором вся белая гвардия, гимназисты и молодежь. Тюрьма распущена ими же. Силы наши: все мастерские, 4 полк, школа инструкторов, крепость и партийные дружины. У противника второй полк, кавалерия Берестова. Белая гвардия. И всё… С боем от дома Свободы (с 1917 года в здании размещался Ташсовет, в советское время - кинотеатр «Имени 30-летия комсомола, – ред.) отступили обе партии (большевиков и левых эсеров – ред.).

Ташкент, дом Свободы.

Ташкент, дом Свободы.

Где Мураев, Сафонов и военный совет Мураева?

Неизвестно где; наверно, арестованы, Сафонов и военный совет почти весь арестован, и сидит во 2 полку.

Где Дунков? (Согласно Ф.Бейли – начальник отдела контрразведки, - ред.)

Арестован.

Есть ли у вас орудия?

У нас на станции три орудия, а в крепости не знаю сколько.

Почему вы не бомбардируете, если наше положение серьезное?

Сегодня после полночи начнем перекрестным огнем.

А где Агапов? (Василий Агапов, большевик, лично знакомый с Лениным, весной 2018 года некоторое время возглавлял правительство Туркеспублики во время колесовского похода в Бухару; в январе 1919-го - комиссар Главных мастерских Среднеазиатской железной дороги – ред.)

Агапов нами арестован, пойман на месте преступления.

А по каким причинам?

По его распоряжению отправлены отряды по 15 человек белой гвардии на ст. Кауфманскую (железнодорожную станцию с поселком, ныне город Янгиюль – ред.) и Келес, куда он посылал оружие.

А зачем он посылал?

Занять соседние станции и организовать белую гвардию.

Знает ли Фергана и как реагирует на это?

Фергана не знает. Черняевский полк неизвестно где. Не удобнее ли вам послать боевой поезд и тяжелую батарею?

Куда, к нам? Да это будет долго. Я думаю, что они вам пригодятся в Чарджуе. А Черняевский полк стоит близко и без цели, лучше бы его двинуть и послать, чем паровозы и масло. Я вам шлю 25 цистерн масла, готовых и налитых. И отправлю, так что вы не жалейте топлива для паровозов. И скорее шлите.

Пожалуйста, скорее шлите и скорее действуете. Ну так, по рукам. Отправляйте только поскорее, ибо мы сегодня делаем наступление, и они подойдут. Спросим Иванова, посоветуемся и через два часа дадим ответ к этому времени обязательно.

Самарканд намерен оказать вам поддержку.

Интернационалисты на нашей стороне, из 2 полка должны к нам перебежать. У нас заседание будет в 2 часа, ночью разработка плана наступления. Значит, к 1 ч. ночи мы будем у аппарата.

Для Самарканда прицепите несколько порожних теплушек. Самарканд посадит своих людей.

А кто они?

Красноармейцы гор. Самарканда. Гуща отправит.

В чьих руках Белый дом и Турцик? (Резиденция главы правительства и центральный исполнительный комитет – ред.)

Это всё в их руках. А жел. дор. район, радиостанция и крепость только у нас.

Где Финкельштейн?

Не известно. Качуринер тоже неизвестно. Из Турцика есть у нас в штабе, работают секретарь, человек 8 есть из цека (центрального комитета, вероятно, партии левых эсеров – ред.) и совкома 2 (совета комиссаров – ред.).

Повторите цифры – сколько из того и другого.

Из Турцика человек 8 и из Совкома 2, и военного совета 3, а об остальном не известно.

Андрей Солькин.

Андрей Солькин

А где Солькин, Сорокин и Шумилов? (Андрей Солькин – председатель Крайкома КП (б) Туркестана, в последующем – ректор ТашГУ, занимался хозяйственной и административной работой, в 1937-м расстрелян; Карл Сорокин – в 1918 году член коллегии и заместитель председателя Центрального совета народного хозяйства Туркестана, председатель Ташкентского революционного трибунала, председатель Совета народных комиссаров Туркестана; Николай Шумилов – член РСДРП с 1904 года, в 1918 заместитель наркома путей сообщения Туркестанской республики, председатель Ташкентского совета – ред.)

Солькин в командировке директорией в Фергане, о Сорокине и Шумилове ничего не известно: ночью исчезли, наверно, арестованы белой гвардией.

Кто?

Сорокин, Шумилов и другие, которых у нас нет. Спаслись только те, которые к нам прибежали окольным путем.

А знает ли Оренбургский фронт об этом?

Нет. Мы провода изолировали так, что белая гвардия сидит в турпути, и [Оренбургский фронт] не может с ней говорить, потому что нет сообщения. В сторону Актюбинска где-то провода прерваны или на линии может быть повреждение от морозов.

А приняты ли меры для действия?

Да, да, приняты меры. Радио действует.

Сообщили ли вы Москве?

Постановлено сообщить завтра, после нашего наступления.

Если контрреволюция налицо, то почему вы не сообщили Москве? А как комитет коммунистов-иностранцев относится к событиям?

Не знаю, я сказал, что мы в городе не были. В городе господствует учредиловка (сторонники созыва Учредительного собрания – ред.) и судьба всех товарищей и комитетов нам неизвестна. Скажите, кто говорит?

Ефимов и Паскуцкий. Почему вы скрываете от Москвы контрреволюцию?

Потому, что мы раньше должны выяснить, с кем имеем дело. Мы вели переговоры со вторым полком, а радио работает после обеда, мы не успели сообщить, а решили сделать это завтра. Пожалуйста, будьте любезны, не подозревайте нас и не отнимайте дорогое время у меня и у себя. Принимайтесь за дело, если увидите Волженского (И.Волженский – в конце декабря 1918-го-начале января 1919-го – председатель президиума штаба Закаспийского фронта, член Чрезвычайной комиссии фронта – ред.) и Колончука, и всех ответственных большевиков, обязательно приведите к аппарату в 1 ч. ночи.

После переговоров со вторым полком, что вы получили в ответ, что предложили, и что он ответил?

Они нам предложили сдаться без боя, организовать временное правительство и созвать учредительное собрание, а мы им сдать нам оружие, разоружить белую гвардию и Осипову предложили явиться к нам. На наш ультиматум не ответили, и нами решено было открыть военные действия. Хотите, я вам передам письмо Осипова?

Передайте.

Нет, оно осталось в штабе, если бы вы прочитали бы это письмо, то, как и я с товарищем Колузаевым, плакали бы.

Разговор по прямому проводу между Ташкентом и Самаркандом 22 января

На вопрос т. Печатникова о событиях в Ташкенте последовал следующий ответ Беленко.

Постараюсь ответить, как я их [произошедшие события] понимаю. Но прежде, чем ответить, скажите, тов. Печатников, где в данный момент тов. Солькин?

Василий Беленко, 1930-е годы. фотография из архивной коллекции Международного Мемориала

Василий Беленко, 1930-е годы. фотография из архивной коллекции Международного Мемориала

Слушайте, тов. Печатников, я вам освещу события с самого их начала. Тогда будет ясно, в чем дело: сыр-бор загорелся, главным образом, оттого, что чрезвычайн. следственная комиссия почти что докатилась до Осипова и возможно, если бы не поступил с этим выступлением, то был бы арестован. В Ташкенте подготовлялось контрреволюционное выступление организации, во главе кот. должен был быть Осипов. С этой целью во второй полк подбирался контрреволюционный командный состав. Так вот, чтобы не допустить ареста, Осипов, по-видимому, решил устроить свое выступление. В ночь с 18 на 19 число произошли следующие события: история началась еще с вечера, была, кажется, сделана попытка захватить Среднеазиатские мастерские, которая кончилась неудачей, затем был предъявлен ультиматум крепости. Таким же образом обстояло дело и в автоброневой роте, и во втором кавалерийском полку, на которые думал опереться бывший комиссар Агапов, тоже оказавшийся изменником, и насколько теперь удалось установить, имевший связь с этим заговором. Его целью было спровоцировать ж.д. мастерские и повести их за собою против советской власти. 18 января были арестованы главари контрреволюции и 19 числа они должны были быть расстреляны.

События в дальнейшем: утром броневик обстрелял клуб левых эсеров и еще несколько советских учреждений, но вот в чем весь трагизм: никто, как теперь определенно выяснено, приблизительно до обеда 19 числа не знал, с кем мы имеем дело, ибо, например, когда солдаты второго полка выпускали политических из тюрьмы, говорили так: вот, вас выпустили левые эсеры, идите во второй полк, вооружайтесь и бейте тех, кто вас арестовывал, т.е. большевиков, когда эта банда встречалась с левыми эсерами, то говорила, что они большевики и таким образом все мы, бывшие и живущие в городе, не знали, с кем же мы, наконец, имеем дело, вообще партийная рознь и борьба были использованы довольно искусно и на некоторое время, скажу определенно, им удалось спровоцировать вооруженную борьбу двух партий. Предлагали крепости сдаться, но Белов на эту провокацию не пошел. Приблизительно часа в три или два ночи одновременно были сделаны нападения на общежития членов цека, где был убит Червяков, и ранена, кажется, Ваша жена, нападение на чрез. след. Комиссию, на Белый дом, на сыскную часть, и, кажется, в то же время были арестованы по квартирам все видные наши товарищи.

Насчет ареста и вообще расправы с коммунистами. Существует несколько версий, но я полагаю, что высказанная мною, пожалуй, наиболее правильная. Вот каким образом начались события. В 3 часа ночи была занята телефонная станция и таким образом отнята последняя возможность с кем-либо снестись и что-либо выяснить в этом запутан. клубке. Мало-помалу при посредстве броневика, грузов[иков]. и автомобилей, ибо весь гараж был взят ими, все советские учрежд. расположенные в городе, были заняты ими.

Между тем, наступило утро, никто не знал, кто занял город, носились разные слухи, и только тогда, когда от Осипова попало в мастерские несколько бумажек, подписанных его рукою, тогда стало ясным, что мы имеем дело с белой гвардией. Тем временем в городе вооружались маменькины сынки – гимназисты, офицерство и буржуазия, а оружие раздавалось направо и налево. Только к вечеру удалось установить связь с крепостью, после чего наше положение стало довольно сносно. Узнав, что в городе идет перестрелка, я, вооружившись, пошел на телеграф, дабы переговорить с вокзалом и выяснить как там обстоит дело, но приехал броневик, грузовики и еще несколько автомобилей с пулеметами. Борьба оказалась бессмысленной, и я, благодаря тому, что среди белой гвардии, бравшей телеграф, не было знающих меня людей, бежал из телеграфа и окольным путем пробрался в мастерские, когда приехал автомобиль за мной на квартиру, то меня уже не было дома и я, таким образом, вырвался из их лап. Придя в мастерские, я там увидел следующее.

Утром был избран в мастерских вр. совет (временный революционно-военный совет – ред.), в который вошли подавляющим большинством левые эсеры и во главе его Колузаев и Панасюк. Большевики были устранены от участия в руководительстве всеми правдами и неправдами, только один из наших, тов. Ильясов, вел там относительно активную работу, а остальные все были прямо механически отдалены. По заявлению Колузаева был устранен Фатеев – якобы он был сын пристава. Я не допускался совершенно к работам, т. к. Колузаев мне не доверял, ибо я, по его мнению, когда-то оскорбил жену убитого красногвардейца. Казаков устранен потому, что занят продовольствием, и таким образом вся военная, а также и политическая власть оказалась безраздельно у левых эсеров. За всё время боев из совета комиссаров был я и тов. Казаков, все же остальные скрывались в городе [и окрестных населенных] пунктах и говорили с Асхабадским фронтом и больше кажется ничего, между прочим, просили прислать оттуда подкрепление.

На второй день с утра началась бомбардировка второго полка с двух сторон, и повелось наступление по всей линии, ночью с 20 на 21 был окружен и разбит второй полк. Белогвардейцы стали бросать оружие. Лев. соц. рев. говорили мне такую вещь: «Вот, мол, если мы теперь победим, то большевики должны будут целовать ноги у левых эсеров, ибо только Колузаев спас положение в Ташкенте».

Ну, приступаю к хронологическому изложению событий.

Первый день прошел и не принес с собою ничего выдающегося: была частичная перестрелка, обменялись ультиматумами с Осиповым. Таким образом, утром 21 числа выступление было ликвидировано.
Осипов удрал, захватив с собою одно орудие, человек 300 людей, всё золото и старые кредитки.

Вот вкратце, что было в Ташкенте.

В дальнейшем дело пошло так: было назначено объединенное заседание Ташкентского совета, ЦИКа и совкома, из которого осталось только 7 человек, и временного военного совета, который состоял, кажется, человек из 40. Вот такое собрание должно было решить вопрос о временном управлении. На этом собрании создали временный революционный совет, в который вошли 8 эсеров, в том числе Панасюк, Домогатский, Успенский, Колузаев и еще несколько их клевретов, и 6 большевиков – Ильясов, Рубцов, Казаков, Елисеев, Низамеддин Ходжаев (одна фамилия пропущена – ред.), и, в общем, он является высшим органом власти, который может распустить ЦИК, совком и вообще сделать с ними, что угодно.

Вам должно быть известно, что представляло оно из себя в смысле партийной окраски: левые эсеры воспользовались им для того, чтобы отделаться от большевиков, что и было сделано. Я был единственным осмелившимся возражать Бонапарту (имеется в виду Георгий Колузаев – ред.), но меня побоялись поддержать и Казаков, Фатеев и другие оставшиеся в живых большевики.

Такой демагогии, какая раздавалась там из уст Черневских, Успенских, Колузаевых, Домогатского и других я никогда не слыхал. Такой бессовестной наглости, с какою ругали и всячески поносили почти погибший от рук Осипова совком, я никогда не встречал на демократических собраниях. Их лозунг был «цель оправдывает средства» и в результате вышло то, что и должно было быть. В данный момент совкома и цека, как самодовлеющих организаций, нет.

(Далее газетный лист порван и заклеен белой бумагой, так что несколько последних абзацев не видны; пропущенный текст будет восстановлен при первой возможности – ред.)

Газета «Голос Самарканда», 25 января 1919 года, №17

К событиям в Ташкенте

Разговор по прямому проводу Ташкента с фронтом

Колузаев – Паскуцкий

Догадался, угадал, хотя ты пока один, кто меня знал? Соединяйтесь с Чарджуем и сами слушайте, тогда узнаете всё. К великому сожалению, печальные сведения: во время перестрелки, разрушения общежития, ваша жена ранена, точных сведений не имею. Сведений не имею, давайте Чарджуй. Я Колузаев.

Я Паскуцкий.

Нами была прочитана полностью лента ваших переговоров, в которых главным образом Солькин спрашивал имена погибших л. с. р. (левых социалистов-революционеров – ред.) и просил вызвать к аппарату некоторых большевиков: напр. Ермолова. Подробности, чтобы не задерживать вас и себя, передадим телеграммой, также поступите вы в таком отношении и информируйте завтра фронт (Асхабадский, он же Закаспийский – ред.) в самом подробном виде.

Георгий Колузаев и, предположительно, Вульф Финкельштейн, заместитель председателя Ташкентского совета, и Михаил Троицкий, редактор газеты Красноармеец. Фото с сайта Mytashkent.uz

Георгий Колузаев и, предположительно, Вульф Финкельштейн, заместитель председателя Ташкентского совета, и Михаил Троицкий, редактор газеты Красноармеец. Фото с сайта Mytashkent.uz

Скажите, как организована в данный момент власть? И каких результатов достигли последние совещания?

Хорошо: результаты превосходные, телеграмму разговора Солькина не давайте, полная информация мною будет дана. Москва, Ленину, Свердлову, Оренбургский фронт, Зиновьеву и Асхабадский фронт, Иванову, – в скором времени. Как быть дальше? Нужно с отрядами подумать, потом скажете. Власть организована в след. порядке. Собрания открываются председательствующим Панасюком, с решающими голосами вошли в революционный совет во время боя все комиссары всех органов, члены ЦИКа, которые остались в живых, члены краевого совета красной армии и гвардии, и члены местного военного совета, и члены областного комитета турпути. Комиссары вышеупомянутых организаций приняли образ правления след.: революционный временный комитет из четырнадцати лиц, которому дали править краем до созыва съезда.

А кто во главе власти?

Трудно сказать, всех намечалось кандидатов много – при результатах баллотирования я не присутствовал, был занят разговором с Солькиным. Старые работники, сообщит Панасюк. Во время боя командовал я всем движением, председатель был Панасюк, начальником штаба был до перебега из рук белой гвардии т. Домогатского – Блиничкин. Пожалуйста, не затрудняйте меня лишними вопросами, много работы.

Николай Паскуцкий. Фото с сайта Справочник по истории коммунистической партии и Советского Союза 1898-1991

Николай Паскуцкий. Фото с сайта Справочник по истории коммунистической партии и Советского Союза 1898-1991

Можете ли вы принять в Ташкент санитарный поезд – 110 человек раненых, когда получите обмундирование и деньги, заготовленные Мураевым и где он там?

Деньги Осипов увез, вы не представляете себе совершенно в широком масштабе работы, мне не до обмундирования. Мне нужно завтра ловить деньги и золото, и Осипова с отрядами, что сделать, я сам себе не представляю. Для чего едут в Ташкент Солькин, Петренко, с вашего ли разрешения? (Имеется в виду – во главе вооруженных отрядов – ред.)

А как санитарный поезд – можете ли принять?

Я думаю, спрошу турпуть, если будет можно, то примут, если будет топливо, то пусть едет в Ташкент. В Ташкенте всё спокойно, ни одного хулиганского выстрела нет, дежурит броневик и все рабочие по всем кварталам, весь командный состав моего отряда в наряде, боюсь за хулиганство, потому что все заключенные выпущены до одного, в тюрьме и в других местах заключения нет ни одного человека, сами знаете положение. Раненым будет место. Скажите, как поступить с отрядами моими и остальными - Петренкиным и Солькиным - для спасения Асхабадского фронта? Наша жизнь не дорога, дорога нам свобода.

Отряд Солькина без нашего разрешения в сторону Ташкента не двинется, а отряд Петренко назначен занять Урсатьевскую (ныне поселок Хаваст – ред.) и обеспечить фронту свободное продвижение топлива и продуктов из Ферганы.

Разговор Самарканда с фронтом.

Прошу вас сказать, слышали ли наш разговор с Солькиным?

Тов. Смирнов - Солькин вернулся обратно в Коканд.

Из новостей можем сообщить маленькую подробность: сегодня восстановилось действие по третьему проводу с турпутем и мы попытались вызвать хорошо известного нам без сомнения глубоко идейного большевика тов. Шишкова, он сообщил, следующее: внезапно в ночь с 18 на 19 января с. г. 2-й полк офицерство, буржуазия и спровоцированная учащаяся молодежь под руководством Осипова, под маской левых эсеров, выступили, заняли весь город, зверски уничтожили лучших деятелей, пытались занять крепость и мастерские, но случайность спасла эти две важные базы. Белогвардейцам пришлось столкнуться с серьезной силой в лице ташкентских рабочих, крепости, 4-го полка, школы инструкторов и находящегося в Ташкенте колузаевского отряда. В результате после короткого боя белогвардейцы были разбиты. Осипов примерно с пятьюдесятью человеками бежал, захватив золото и 4 миллиона кредиток. Со стороны рабочих потери незначительны, со стороны белогвардейцев сотни убитых и более тысячи сдавшихся в плен. Зверски убитыми оказались: Вотинцев, Фигельский, Малкоф, Шумилов, Финкельштейн, Червяков, Фоменко, Дубицкий, Лучников и другие. Сейчас все спокойно. Полное ликование трудовых масс. Из среды оставшихся партийных работников, которые образовали собою блок-революционный комитет, персональный состав которого Шишков затруднился сообщить. При образовании этого комитета было постановлено созвать к 1-му марта 7-й чрезвычайный съезд советов. Вот всё, что он сообщил. Присутствие Шишкова у аппарата было удостоверено рядом данных им ответов на поставленные ему вопросы. Вот всё, что нам известно.

Сейчас нас должен (вызвать или связать – неразборчиво, - ред.) Панасюк, дать полную информацию и сообщить персональный состав. Желательно было бы, чтобы самаркандский совдеп во всем своем составе обсудил по существу приемлемость организации ташкентской власти в крупном масштабе, иначе говоря, мы считаем нужным обратить ваше внимание на необходимость координации действий республики путем создания органа вполне авторитетного для всей республики Туркестана, из опасения, что создавшееся в Ташкенте без участия представителей с мест правительство может оказаться несостоятельным и не вполне отвечающим всем совдепам республики.

Тов. Смирнов, с санитарным поездом повремените, его можно будет занять для части вашего гарнизона, в том случае, если будет решено послать в Ташкент совместно с нашим отрядом и делегацией от штаба по выяснению истинного положения вещей в Ташкенте. Наш отряд готов к отправлению, но он пойдет после получения полной информации из Ташкента, которую мы должны сейчас получить.

Колузаев говорит Солькину

Солькин: почему вы до сих пор ничего не предприняли?

Убежавшая часть захватила всё золото, четыре миллиона кредитных денег, расстреляла зверски комиссаров: Вотинцева, Малкофа, Фигельского, Шумилова, Дубицкого, Першина, Финкельштейна, Червякова и много других известных деятелей. Сейчас идет заседание, приезжайте, на ваше усмотрение, хоть с отрядом. Надобность в войске миновала. Да здравствует советская власть, вечная память борцам за свободу спета на собрании только что состоявшемся. Желателен ваш приезд поскорее, если не нужно войско Фергане для завоевания советской власти.

Существуют ли коммунисты иностранные большевики, совет рабочих и солдатских депутатов?

Колузаев отвечает: все советы существуют (неразборчиво) не работают, мы все соединились в одном направлении.

Вопрос Солькина: куда же бежала белая гвардия?

Приезжайте, узнаете на месте, - по слухам, в сторону Чимкента.

Кто же остался в целом из видных деятелей и где они сейчас?

Казаков, Ляпин, Гриднев, Цируль, Успенский, Домогатский и другие.

Павел Домогатский

Павел Домогатский

А кто из левых эсеров убит? Я прошу ответ на последний вопрос, иначе я сомневаюсь, что со мной говорит Колузаев.

Я, да, да, не сомневайтесь. Записывайте все разговоры.

Я вас прошу ответ на последний вопрос. Убиты ли Калугин, Домогатский, Чегодаев?

Больше из деятелей никто, остальные боролись с контрреволюционерами, как могут бороться идейные товарищи за права трудового народа.

Не знаете ли, где находятся члены ЦИКа?

Нет.

Ермолов?

Ермолов, если не ушел из собрания, если вам есть время, а о Сорокине пока не известно.

Я прошу вас послать за Ефимовым (видимо, описка, из разговора видно, что в виду имеется Ермолов – ред.), дать мне поговорить с ним одним, если вы этого не сделаете, может сложиться превратное представление о ташкентских событиях. Итак, вы пошлите за Ермоловым.

Разговор Печатников – Солькин

Солькин: Я уже говорил Смирнову, что у меня не больше сведений, чем у вас, и те же сомнения насчет уцелевших товарищей, сведения настолько ужасны, что вы, не убедившись собственными глазами, затрудняетесь поверить им. Насчет помощи скажу после. Пока до свидания. Мне нужно еще говорить с фронтом и Ферганой, а если что-либо есть важное, я слушаю. Если хотите связь иметь со мной, приезжайте кто-нибудь, лучше Печатников, с небольшим отрядом.

Разговор Солькин – Печатников

Белый дом, что не пострадал и не знаете ли что о семействе моем и Шумилова?

О семействе не имеем никаких сведений.

А Белый дом как, не пострадал?

Нет.

А где Цируль? (Фриц Цируль, большевик с 1904 года, с декабря 1917-го возглавлял Ташкентскую городскую охрану – ред.) На своей должности?

Да, на своей.

Фриц Янович Цируль. Фото из Википедии

Фриц Цируль. Фото из Википедии

Я – Панасюк. Т-щ Солькин, вы что, не верите тов. Колузаеву? Я просил пригласить Ермолова, а если его нет – он в мастерских был на заседании, а сейчас не знаю где. Вы скоро выедете в Урсатьевскую?

Я выеду, когда придет смена, может быть, нужно поговорить по телефону.

Телефонная сеть порвана. Пока до свидания. Я официально заявляю, что нам уже помощи не нужно.

Статьи по теме:

Морозный январь 1919 года. Трехдневное антисоветское восстание в Ташкенте.

Осиповское восстание 1919 года. Из книги Фредерика Бейли.


Подготовил Алексей Волосевич


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены