Готовящиеся поправки в конституцию сокращают нынешний президентский срок Каримова на 8-9 месяцев

Понедельник, 02 Апреля 2012

Случилось странное: если сообщения российских СМИ соответствуют действительности, то это означает, что президент Каримов собирается сократить свой нынешний восьмилетний срок до семи лет и трех-четырех месяцев.
При этом делается это не только без какой-либо огласки, но с точностью до наоборот, в обстановке сугубой секретности, вероятно, чтобы не привлекать внимания к тому, как у него вообще образовался дополнительный восьмой год формально семилетнего президентского срока.

Новый конституционный закон

23 марта на восьмом пленарном заседании Сената Олий Мажлиса Узбекистана (верхней палаты узбекского парламента), помимо ряда других законов, был рассмотрен и одобрен конституционный закон «Об очередных выборах в представительные органы государственной власти и Президента Республики Узбекистан».

Пресс-служба верхней палаты парламента отозвалась о нем в самых обтекаемых выражениях:

«Его принятие обеспечит безусловное соблюдение принципов и требований Конституции Республики Узбекистан, выборного законодательства, а также общепринятых принципов и норм международного права… будет способствовать обеспечению и укреплению гарантий стабильности, устойчивости системы государственной власти и управления в ходе подготовки и проведения выборов…». (И прочее бла-бла-бла).

Надо сказать, что некоторые независимые СМИ еще до начала заседания Сената обратили внимание, что «абсолютная секретность, в которой готовятся материалы для обсуждения, наводит аналитиков на мысль об очередном сюрпризе законодательного или конституционного характера». По сообщению сайта Uzmetronom.com, нижняя палата Олий Мажлиса, ранее принявшая новый конституционный закон, почему-то предпочла не разглашать информацию на сей счет.

Действительно, о готовящихся поправках в конституцию страны ни парламентарии, ни узбекские СМИ практически ничего не сообщают. Более того, последним дали ясно понять, что пересказывать содержание и суть этих поправок им крайне нежелательно.

Только газета Uzdaily в короткой заметке на эту тему обмолвилась странной фразой о том, что «ранее, согласно законодательству республики, выборы президента назначались через год после выборов в парламент».

Учитывая, что срок действия парламента Узбекистана пять лет, а президента - номинально семь, а фактически восемь лет, трудно понять, какие именно законодательные акты имела в виду Uzdaily, поскольку президентские выборы очевидным образом не могут на постоянной основе проводиться через год после парламентских.

Но газета отнюдь не ошибалась, ее можно упрекнуть разве что в излишне размытой формулировке. Забегая вперед, поясню, что в виду имелось то, что незаконные президентские выборы должны были состояться не в 2014-м, а в 2015-м году, то есть не через семь, а через восемь лет после предыдущих президентских выборов (и через год после выборов парламента, которые пройдут в декабре 2014 года). Почему эти выборы незаконные, и почему они должны были пройти не в декабре 2014-го, а в декабре 2015-го, - об этом дальше.

Суть вносимых поправок

О содержании готовящегося конституционного закона узбекистанцы узнали из зарубежных, преимущественно российских СМИ. Последние, со ссылкой на собственные источники в Олий Мажлисе, сообщили, что согласно новой поправке следующие выборы президента Узбекистана будут проведены через 90 дней после опубликования официальных результатов парламентских выборов, которые состоятся в декабре 2014 года.
Парламентские выборы, собственно говоря, и должны пройти в декабре 2014-го, то есть ровно через пять лет после предыдущих выборов, прошедших в два этапа - в декабре 2009-го и январе 2010-го. То есть, в этой части нового закона всё по расписанию, без изменений. А вот президентские должны будут теперь проводиться в марте-мае 2015 года, в зависимости от того, как скоро результаты парламентских выборов будут подведены и опубликованы. (Недавние президентские выборы в России, кстати, тоже проводились через три месяца после парламентских).

Человек, не слишком разбирающийся в хитросплетениях узбекского законодательства, годами подстраивающегося для того, чтобы один человек, Ислам Каримов, мог бы как можно дольше оставаться у власти, обратил бы внимание на формальную сторону дела, бросающуюся в глаза. Президент, мол, избирается на семь лет, а последние выборы проходили в декабре 2007 года, значит, следующие должны состояться в декабре 2014-го. И если они переносятся на 90 дней после парламентских, которые тоже будут проводиться в декабре 2014-го, на март 2015-го, то это значит, что Каримов решил захапать себе несколько дополнительных месяцев президентского срока, который официально истекает 16 января 2015 года (день вступления в должность).

В действительности всё гораздо сложнее. Мы-то знаем, что президент втихую накинул себе еще один годик и на самом деле выборы должны были состояться не в декабре 2014-го, а в декабре 2015-го (как и осмелилась намекнуть газета Uzdaily). А из этого вытекает совсем другой вывод: Каримов без лишнего шума СОКРАЩАЕТ СВОЙ НЫНЕШНИЙ ПРЕЗИДЕНТСКИЙ СРОК НА ВОСЕМЬ-ДЕВЯТЬ МЕСЯЦЕВ, перенеся его окончание с января-февраля 2016 года на май-июнь 2015-го.

Таким образом, нынешний президентский срок Ислама Каримова, избранного на 7 лет, составит не восемь лет или около того, а всего лишь семь лет плюс 3-4 месяца. Прогресс, как говорится, налицо.

Неясным, правда, остается то, зачем Каримову понадобилось вносить изменения в конституцию с целью изменить порядок не выборов вообще – а только и исключительно ближайших выборов, как видно уже из самого названия готовящегося конституционного закона – «Об ОЧЕРЕДНЫХ выборах в представительные органы государственной власти и Президента Республики Узбекистан».

Впрочем, в любом случае, все эти странные и необъяснимые изменения произойдут только после того как новый готовящийся закон подпишет сам президент Ислам Каримов и, после опубликования в узбекистанских СМИ, он, наконец, вступит в законную силу. Однако переменчивый глава Узбекистана ведь может и передумать, особенно учитывая тот факт, что содержание и следствия нового конституционного закона не афишируются.

Как семилетний президентский срок Каримова стал восьмилетним

В запутанной системе законодательных актов, тщательно маскирующей то обстоятельство, что избираемый на семь лет глава государства находится у власти не семь, а восемь лет (местным СМИ упоминать об этом запрещено), разобраться совсем непросто. Откуда же взялся этот лишний год, о котором никто никогда не говорит и который никто не упоминает? А вот откуда.

В 2002-м году по инициативе Ислама Каримова в Узбекистане был проведен референдум, на который было вынесено два вопроса: о продлении срока президентских полномочий с пяти до семи лет и о преобразовании парламента из однопалатного в двухпалатный. Опираясь на его итоги (о честном подсчете голосов здесь речи не ведется), в конституцию была внесена поправка о том, что президентский срок составляет не пять, а семь лет.

Вынесенный на референдум вопрос никак не соотносился с действующим сроком президента Каримова и звучал так: «Согласны ли Вы с изменением конституционного срока полномочий президента Республики Узбекистан с пятилетнего на семилетний?».

При этом власти всеми силами уклонялись от ответа на вопрос о том, распространится ли удлинение президентского срока на текущий срок Ислама Каримова, избранного на пять, а не на семь лет (обратной силы закон, как известно, не имеет).

Правда, иностранные журналисты с трудом, но все-таки добились ответа от председателя ЦИК Абдурафика Ахадова, сообщившего, что при положительных результатах референдума новое положение будет действовать только после следующих президентских выборов. Однако после того как итоги референдума были признаны положительными, слова главы ЦИК никто из официальных лиц уже не вспоминал, и через некоторое время в стране по умолчанию стало подразумеваться, что текущий пятилетний срок президентских полномочий Ислама Каримова удлинится на два дополнительных года – до семи лет.

Думаю, было бы неплохо поинтересоваться, законно ли вообще продление президентских полномочий Каримова путем референдума. Законодательство Узбекистана дает однозначный ответ: абсолютно незаконно. Хотя бы потому, что закон обратной силы не имеет, так что итоги референдума, проведенного в 2002 году, не могут распространяться на выборы 2000-го года.

Кроме того, как следует из Конституции, президент Республики Узбекистан не назначается, а избирается (из двух и более кандидатов). При этом закон «О референдуме Республики Узбекистан» четко и недвусмысленно запрещает рассматривать на референдуме вопросы, связанные с назначением и освобождением должностных лиц: «Предметом референдума НЕ МОГУТ быть вопросы: …связанные с назначением и освобождением ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ». Президент – это ВЫСШЕЕ ДОЛЖНОСТНОЕ ЛИЦО государства. Продление его полномочий путем референдума является его назначением на дополнительный срок. То есть, незаконно уже само вынесение подобного вопроса на всенародное голосование. Из этого следует, что даже без учета его сфабрикованных итогов, основывающееся на нем продление президентских полномочий Каримова на два года имеет незаконный, нелегитимный характер.

Теперь о самом главном: ссылаясь на итоги проведенного референдума, парламент Узбекистана тихо внес в 117-ю статью конституции и в закон «Об итогах референдума и основных принципах организации государственной власти» странное положение – о том, что выборы президента проводятся «в год истечения конституционного срока (его) полномочий - в первое воскресенье третьей декады декабря». О подобном нововведении на референдуме, разумеется, не шло и речи, это откровенный обман, там было только два вопроса: о замене пятилетнего срока семилетним и о введении двухпалатного парламента.

Так вот, это положение означает, что Каримов получает право занимать пост президента еще 11,5-13 месяцев после «истечения» срока его президентских полномочий, то есть, после окончания своего семилетнего срока, - до вступления в должность новоизбранного президента.

Официально полномочия Каримова завершаются («истекают») в январе, ровно через семь лет со дня его вступления в должность. После этого он на основании поправки в статью 117, уже после «истечения» конституционного срока своих полномочий, занимает пост президента до третьей декады декабря, когда проводятся новые выборы. А затем, как предписывает закон «О выборах президента Республики Узбекистан», еще пару месяцев до инаугурации новоизбранного президента («не более двух месяцев после официального объявления Центризбиркомом итогов выборов»).

В результате президентские полномочия Каримова как бы автоматически растягиваются еще на год, то есть, вместо отведенного конституцией семилетнего президентского срока он занимает эту должность восемь лет или даже на месяц больше.

При этом согласно статье 117, весь этот восьмой год он считается президентом с «истекшим конституционным сроком его полномочий». Понятно, что президент, да и любое должностное лицо вообще, чьи полномочия уже истекли, не имеет права занимать свою должность, а если и занимает ее, то незаконно. Впрочем, в Узбекистане на эти тонкости традиционно предпочитают не обращать внимания.

Словом, в 2002-м году в конституцию оказались внесены две противоречащих друг другу поправки: одна гласно - в статью 90, по итогам «всенародного» референдума о 7-летнем президентском сроке, другая скрыто - в статью 117, якобы тоже по итогам этого референдума, – о том, что президент занимает свой пост дополнительный, восьмой год.

Судьба этих поправок оказалась разной.

Та, что была внесена в статью 117, немедленно удостоилась наивысшего статуса, и уже после того как второй президентский срок Ислама Каримова увеличился на два года, на основании этой поправки он удлинился еще на один год. Вследствие этого президент, ИЗБРАННЫЙ НА ПЯТЬ ЛЕТ, вступив в должность 22 января 2000 года, ПРОБЫЛ В НЕЙ ВОСЕМЬ ЛЕТ - до 16 января 2008 года, когда начался его третий президентский срок.

Статью 90, ограничивающую рамки президентского срока семью годами, постигла другая участь. Упоминать о ней в Узбекистане просто-напросто запретили (эта «нехорошая» статья к тому же ограничивает президентство одного лица лишь двумя сроками).

Узбекская кремленология

Если президент все-таки подпишет одобренную Сенатом поправку о переносе президентских выборов на март 2015-го, то встанет вопрос: что будет с положением статьи 117, предписывающим проводить выборы в декабре года «истечения конституционного срока его полномочий»? Будет ли оно вовсе отменено или всем просто прикажут забыть о нем, как в последний, восьмой год предыдущего президентства Каримова в Узбекистане запретили упоминать о статье 90? Так или иначе, но местные СМИ об этом пока ни гу-гу.

И все-таки как минимум один вопрос проясняется.

Напомню, что после того как 5 декабря 2011 года, на предыдущем пленарном заседании Сената, по инициативе президента Каримова в конституцию была внесена поправка, вновь возвращающая пятилетний президентский срок (то есть, отменяющая итоги референдума 2002 года), все принялись дружно гадать: распространится ли действие новой поправки на текущий срок президента Каримова? Официальные лица избегали давать какие-либо комментарии. И вот теперь мы получили внятный ответ: не распространится.

После неожиданной прошлогодней поправки, сокращающей президентский срок на два года, журналисты и политологи высказали массу предположений о том, что Ислам Абдуганиевич задумал в этот раз, и не начало ли это пресловутой операции «преемник». Тем более что власти, как обычно, толком ничего не объясняли и не уточняли, оставляя простор для самых разных версий и толкований. Например, о том, что Каримов сильно болен и спешит посадить в свое кресло мужчину из родственного клана (скажем, бизнесмена Акбара Абдуллаева, племянника жены президента), вследствие чего выборы пройдут уже в 2013-м году. Теперь о внеочередных выборах можно забыть: если ничего из ряда вон выходящего не произойдет, то в следующем году избирательная кампания стране точно не грозит.

Запрещенная 90-я

Тем не менее, похоже, что Каримов и в самом деле собирается сократить часть незаконной прибавки к своему сроку. Конечно, те три-четыре месяца Ислама Абдуганиевича, что превышают его семилетний президентский срок, явным образом остаются незаконными, нелегитимными. Но заслуживают ли они какого-либо особенного внимания на фоне того, что незаконен и нелегитимен весь его третий президентский срок? Конституция Узбекистана в этом вопросе совершенно конкретна и не допускает никаких иных толкований: «Одно и то же лицо не может быть Президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд» («запрещенная» статья 90).

Напомню, что вопреки тому, что регулярно утверждает Lenta.Ru и некоторые другие российские издания, никаких разговоров об «обнулении» сроков, благодаря чему третий срок Каримова стал «первым семилетним» в Узбекистане никто не вел: конституционное ограничение на третий срок Ислам Абдуганиевич преодолел самым примитивным способом, просто запретив официальным лицам и местным СМИ упоминать о существовании 90-й статьи.

Специально для Lenta.Ru: ребята, не надо выдумывать. Понятно, что вам в России трудно представить, что Каримов никак не объяснил свое стремление вопреки конституции стать президентом в третий раз, но это именно так, поэтому то, что вы упорно пишете – ерунда. Никаких разговоров об «обнулении» в Узбекистане никогда не велось – об этом не говорил ни один чиновник, ни один депутат и ни одно должностное лицо: все строилось исключительно на замалчивании конституции и избегании контактов с представителями западных масс-медиа, которые могли бы задать неудобные вопросы. Все разговоры об «обнулении» и «первом семилетнем» придумали сами российские журналисты в безуспешных попытках объяснить необъяснимое.

Нынешнее пребывание Ислама Каримова у руля государственной власти не имеет ни законных, ни идеологических обоснований и базируется исключительно на праве силы, непосредственным образом подпадая под действие статьи 159 УК РУз «Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан», а именно пункта «Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя Республики Узбекистан».

В любом случае все эти поправки - и прошлогодние, и нынешние (если, конечно, они будут утверждены), поневоле заставляют задуматься над тем, собирается ли 74-летний президент Каримов баллотироваться на свой следующий, четвертый срок на выборах, которые должны будут состояться через три года. Знающие его люди утверждают, что от власти он откажется лишь тогда, когда его вынесут ногами вперед…


Алексей Волосевич