«Подарок» Путина, или почему Каримов не жалует ЕАЭС

Вторник, 23 Декабря 2014

Основные итоги пребывания Владимира Путина в Узбекистане, если отвлечься от деталей, свелись к тому, что Россия списала долг в размере 865 миллионов долларов, открыв дорогу к новым кредитным соглашениям, а Ислам Каримов туманно пообещал подумать о возможности создании зоны свободной торговли между своей страной и формирующимся Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Все это было изложено разными СМИ, однако имеет смысл поговорить о визите Путина более подробно.

Путин и Каримов. Фото РИА Новости. Михаил Климентьев

Путин и Каримов. Фото РИА Новости. Михаил Климентьев

10 декабря, во время встречи в Ташкенте, президенты излучали взаимные приязнь и благорасположение. Никакой пресс-конференции по итогам переговоров, естественно, не было - они не проводятся в Узбекистане с 2005 года, поскольку Каримов боится вопросов журналистов, - стороны ограничились заявлениями для прессы. Глава Узбекистана при этом подобно старенькому генсеку зачитывал свою речь по бумажке.

Президенты объявили о подписании нескольких документов, направленных на расширение взаимного сотрудничества, о совпадении взглядов по вопросам региональной безопасности и оптимистично изложили некоторые планы на будущее.

Долгая долговая история

Главный вопрос темы переговоров: как образовался долг Узбекистана величиной почти в миллиард долларов, и почему он был списан?

В официальных сообщениях об этом упоминалось вскользь, узбекские СМИ привычно молчали, а российские отделывались краткими фразами о том, что долг «возник в начале 1990-х годов» и что он «отягощал взаимное сотрудничество». Как выразился один из политологов, он «сужал для Москвы возможности по резкой интенсификации экономического и оборонного партнерства с одной из двух ведущих региональных держав».

Тут ведь как: расплатись – и ничего сужать не будет…

Об истории возникновения этой задолженности еще в 2010 году рассказал «Независимой газете» старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

По его словам, госдолг возник в первой половине 1990-х. Тогда Узбекистан, как и другие постсоветские республики, был вынужден выйти из рублевой зоны, и получал российские товары и технику в рассрочку. В тот период на всем постсоветском пространстве реформировалась экономика, из-за чего быстро менялись формы собственности и условия хозяйствования.

На этом обстоятельстве Ташкент решил сыграть. В конце 1990-х годов узбекский парламент на своей очередной сессии принял решение не признавать долги российским предприятиям в качестве единого государственного долга, а оставить его на уровне корпоративного. Россия, напротив, была заинтересована в том, чтобы вариант Ташкента не принимать, а оформить это как долг, который можно востребовать.

Узбекские власти рассчитывали на то, что Москва спишет этот долг, ведь прощала же она куда более крупные, многомиллиардные долги Афганистану, Анголе, Монголии, Алжиру, Ираку и многим другим странам, пояснил Аждар Куртов.

«Фергана.Ру» писала, что после сверки долгов в начале 2000-х выяснилось, что Узбекистан должен России около 550 миллионов долларов. Ташкент заговорил было о реструктуризации долга, но Москва жестко потребовала выполнения узбекской стороной принятых обязательств. Тогда Ислам Каримов просто-напросто отказался выплачивать большую часть долга, сославшись на то, что парламент не ратифицировал кредитные соглашения».

Нормально, да? Президент Узбекистана отказывается выплачивать долг по той причине, что его, дескать, не желает признавать непреклонный узбекский парламент.

Тем временем, сумма задолженности, с учетом набегающих процентов, стремительно возрастала. В 2010 году она составляла уже около 700 миллионов долларов. Источник газеты «Коммерсант» в российском правительстве сообщал, что Ташкент по-прежнему отказывается признавать задолженность перед РФ. «Они просят списать этот долг. Но мы в ответ игнорируем все просьбы Узбекистана о кредитах, которые по закону не можем выдать Ташкенту, пока за ним есть этот долг» - сказал источник газеты.

В общем, после взаимных препирательств в течение почти двух десятков лет Москва решила пойти на попятную и списать большую часть задолженности. Сошлись на том, что из её общей суммы примерно в 888 миллионов долларов, где 500 миллионов составлял основной долг, а 388 миллионов начисленные проценты, узбекская сторона погасит 25 миллионов, остальные 860 будут списаны.

Помощник российского президента Юрий Ушаков объяснил журналистам, что списание долга открывает РФ и Узбекистану новые возможности для наращивания торгово-экономических связей, в частности, увеличения российского военно-технического присутствия в Узбекистане, включая поставки вооружения и современной военной техники на условиях частичного кредитования.

«Узбекистан – крупнейшая страна, которая нуждается в поставках нашего оружия. Приходится терпеть таких союзников, покрывать долги ради будущего, ради стабильной обстановки на наших границах, ради будущей энергетической безопасности», - прокомментировал ситуацию российский политолог Юрий Солозубов.

Очевидно, что долг, с учетом темпов его роста, был хорошим рычагом давления на Каримова, отчего россияне и не спешили прощать его раньше. Почему же они сделали это теперь? Только ли из-за возможности поставок оружия? Глава российского Минфина Антон Силуанов поведал, что проект соглашения о списании долга был одобрен правительством его страны за неделю до визита Путина, то есть в экстренном порядке.

Ответ, по-видимому, лежит на поверхности: потому что Путину нужен какой-нибудь внешнеполитический успех. Поскольку Россия оказалась в изоляции из-за его политики в отношении Украины, ему срочно потребовались союзники, и в этой ситуации годится любой, даже такой как Каримов, тем более что с ним в 2005 году был заключен соответствующий договор.

ЕЭП, ЕАЭС и проблема конвертации

Выступая перед журналистами, Каримов и Путин много говорили об интеграции постсоветских стран. Правда, каждый из них клонил в свою сторону.

Каримов долго распространялся о значимости СНГ и необходимости его дальнейшего сохранения. Он заявил, что для СНГ надо придумать другую программу, которая бы не совпадала с тем, что обсуждается и принимается странами, образовавшими ЕАЭС.

«В тяжёлых ситуациях СНГ во многом всегда было той площадкой, которая могла найти выход из тяжелейших положений, которые создаются», - заявил президент Узбекистана. И добавил, что если Россия потеряет интерес к СНГ, то это образование перестанет существовать.

Путин, в свою очередь, твердил о необходимости усиления кооперации на постсоветском пространстве, подразумевая желательность сближения Узбекистана с создаваемым Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) в составе России, Казахстана, Белоруссии и Армении, который, как ожидается, заработает с 1 января 2015 года.

Российский президент сообщил журналистам, что они с Каримовым договорились о начале консультаций по поводу возможного подписания договора между Узбекистаном и ЕАЭС о зоне свободной торговли. «Хочу подчеркнуть, это только консультации, начало работы», - уточнил он.

«В течение следующего года договорились этим вопросом позаниматься», - добавил вице-премьер Дмитрий Козак, сопредседатель двусторонней межправкомиссии.

Из этого видно, что Каримов предложение Путина дипломатично отклонил, пообещав вернуться к этой теме когда-нибудь в будущем.

Почему же президент Узбекистана упорно не хочет участвовать в экономическом сближении с вышеперечисленными странами, как правило, отделываясь словами о необходимости развития двусторонних отношений? Российские политологи привычно твердят о его «многовекторной политике», будто бы очень мудрой, и этим как бы всё объясняющей. На самом деле надо знать узбекские реалии, которых почти никто из российских «экспертов» и журналистов не знает, или не понимает их значимости.

Вы бываете в Узбекистане? Обращаете внимание на скудный ассортимент продуктов в местных магазинах? Думаете, это случайно? Никто, мол, не додумался завезти побольше недорогих и качественных продуктов из других стран? Отнюдь нет, на импорте в страну «сидит» вся правящая верхушка, и никто другой не имеет права этим заниматься. То же относится к возможности свободно проконвертировать выручку, то есть обменять средства в сумах на доллары или евро: это прерогатива узбекской «элиты».

Читаете сообщения, что на границе с Киргизией застрелили то одного, то другого, то третьего пытающегося проникнуть в Узбекистан контрабандиста? А как вы думаете, что эти нехорошие люди пытались пронести? Наркотики, оружие? Нет, дешевые продукты.

Мафиозной узбекской власти постоянно нужен приток «живых» денег, поэтому доступ к конвертации и контроль над импортными потоками монопольно сосредоточены в ее руках. Расставаться с этими не иссякающими источниками дохода она ни в коем случае не собирается, сколь долго бы ее ни убеждали в необходимости так поступить.

Новые же экономические объединения постсоветских стран – ЕЭП и ЕАЭС - предусматривают, во-первых, обязательность решений для всех их участников, во-вторых, обеспечение свободы взаимной торговли, в-третьих, конвертируемость выручки. (О том, как узбекская власть упирается, не желая вводить конвертацию, можно прочесть здесь).

Поэтому-то Ислам Каримов на все лады и расхваливает СНГ – образование само по себе неплохое, но ни к чему не обязывающее, к тому же предоставляющее возможность беспошлинных торговых операций в рамках зоны свободной торговли стран СНГ.

Что представляет собою эта зона? Её отличие от сложившейся в СНГ за 20 лет системы состоит в том, что страны, подписавшие договор о вхождении в неё, заменили множество двусторонних соглашений о взаимной торговле (порядка 110) одним многосторонним, намного упростившим торгово-экономические отношения. Был введен единый торговый режим, с отдельными оговорками и исключениями для разных стран, но с тенденцией к устранению этих исключений.

Узбекистан присоединился к зоне свободной торговли в декабре 2013 года, когда Ислам Каримов подписал закон «О ратификации Протокола о применении Договора о зоне свободной торговли от 18 октября 2011 года между его Сторонами и Республикой Узбекистан», делающий возможным освобождение от импортных пошлин при осуществлении торговых операций между странами Таможенного союза и Узбекистаном.

На самом деле о настоящем присоединении говорить пока не приходится: Каримов, как обычно, выторговал для себя особые условия выполнения договора. А именно, что до 31 декабря 2020 года или до вступления его страны в ВТО, в зависимости от того, какая из этих дат наступит раньше, Узбекистан и стороны договора «освобождаются от обязательств по предоставлению во взаимной торговле национального режима в соответствии со статьей III Генерального соглашения по тарифам и торговле».

То есть, до 2020 года национальный режим предоставления торговли действовать не будет. Фактически, на протяжении еще одного президентского срока. Хорошая иллюстрация того, что Каримов в свободе торговле совершенно не заинтересован и оттягивает время ее введения, по сути, до конца своей жизни. Мол, после меня хоть потоп.

Еще более ярко выраженным является его отношение к ЕАЭС – объединению, предусматривающему гораздо более близкую экономическую интеграцию. Стоит ознакомиться с основными пунктами его программы, и сразу становится ясно, почему Каримов туда не хочет. Все его намеки об «угрозе независимости» - для отвода глаз.

Но сначала небольшая справка для тех, кто не следит за трансформацией объединений с участием России, Белоруссии, Казахстана и некоторыми другими странами, и может запутаться в их быстро меняющейся череде.

Путин и Каримов на плакате в городе Зарафшане, 2007 год

Путин и Каримов на плакате в городе Зарафшане, 2007 год

На базе созданного в начале 2000-х Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) в 2007-2010 годах был образован Таможенный союз (ТС) России, Белоруссии и Казахстана – более «продвинутая» форма интеграции, чем зона свободной торговли. Досмотр и оформление товаров на внутренних границах между этими странами были полностью сняты и перенесены на внешние границы.

Через год ТС превратился в объединение под названием Единое экономическое пространство (ЕЭП), начавшее действовать с 2012 года. Если создание Таможенного союза обеспечило свободное движение товаров на территории стран-участниц, то создание ЕЭП, благодаря унификации законодательства, - еще и движение капиталов, услуг и рабочей силы. Оно также осуществляет согласованную налоговую, денежно-кредитную и тарифную политику, предусматривает развитие единых транспортных и энергетических систем.

Владимир Путин по этому поводу писал, что это «колоссальный рынок с более чем 165 миллионами потребителей, с унифицированным законодательством, свободным передвижением капиталов, услуг и рабочей силы».

Вот, например, одна из заявленных целей ЕЭП: «Стороны продолжат последовательную либерализацию валютной политики в части отмены ограничений на использование валюты других государств по текущим операциям, введения единого обменного курса национальной валюты по текущим операциям платежного баланса, допуска банков-нерезидентов на внутренние валютные рынки, отмены ограничений на ввоз и вывоз национальной валюты уполномоченными банками».

Или вот еще пункт из договора о ТС и ЕЭП: «Государства-участники будут стремиться предоставлять друг другу на взаимной основе национальный режим доступа на рынок услуг. Стороны постепенно устраняют имеющиеся ограничения доступа на национальные рынки услуг в рамках ЕЭП для юридических и физических лиц-государств-участников».

На практике это означает, что любые компании из Москвы или Минска, например, строительные, могут свободно работать в Казахстане, и наоборот.

Но ЕЭП тоже является всего лишь промежуточной формой интеграции трех стран. Его, в свою очередь, ожидает трансформация в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), который должен начать действовать с 1 января 2015 года. В него войдут Россия, Казахстан, Беларусь и Армения, а также, возможно, Киргизия.

ЕАЭС предполагает не только формирование единых рынков товаров, услуг, капитала и рабочей силы (граждане стран союза смогут трудоустраиваться без получения разрешений на работу), но и координацию макроэкономической политики стран-участниц. При этом решения координирующего органа нового экономического объединения будут обязательны для выполнения всеми входящими в него странами, что кардинально отличает его от СНГ.

Часто пишут, что выгоды от вступления в эти союзы для стран-участниц не равнозначны. Однако Узбекистан от присоединения к зоне свободной торговли только бы выиграл. В первую очередь, получив доступ к разнообразным товарам, продуктам и услугам по доступным ценам. К сожалению, создание зоны свободной торговли между ЕАЭС и Узбекистаном при живом Каримове невозможно: это автоматически похоронило бы весь миллиардный «семейный» бизнес. Так что обещания – пожалуйста. Но не более того.

От оружия до радиотелескопа

Остальные договоренности не имеют какого-то определяющего значения, хотя небезынтересны сами по себе.

Были подписаны межправительственное соглашение об основных направлениях развития и углубления экономического сотрудничества на 2015–2019 годы, протокол о сотрудничестве в сфере борьбы с наркотиками и программа сотрудничества по линии МИДов двух стран.

Президенты обсудили потенциально опасное положение в Афганистане и выразили озабоченность в связи с выводом оттуда войск НАТО и подъемом «Исламского государства» в Ираке и Сирии, а также согласились с тем, что ситуация чревата ползучей экспансией воинствующего экстремизма и религиозного радикализма.

Путин пообещал Каримову «координацию действий» в случае резкого изменения ситуации в Афганистане, а источник в российской делегации сообщил «Немецкой волне», что расширение военно-технического сотрудничества во время переговоров обсуждалось в деталях. «Вероятно, Ташкент получит российские двигатели для самолетов и наземные транспортные средства», - сказал он.

Президент России также объявил, что до 2039 года компания «Лукойл» вложит еще 5 миллиардов долларов в Кандымский проект в Узбекистане. Имеется в виду группа газоконденсатных месторождений Кандым-Хаузак-Шады-Кунград – один из крупнейших совместных проектов России и Узбекистана в сфере ТЭК. Впрочем, уверенно говорить о том, что будет через два с лишним десятка лет - дело, как известно, неблагодарное.

Ислам Каримов со своей стороны пообещал увеличить поставки сельхозпродукции в Россию в связи с санкциями США и Евросоюза. И уже через несколько дней после визита Путина правительство Узбекистана запланировало увеличение экспорта плодовоовощной продукции в РФ в 2015 году в 1,6 раза - до 400 тысяч тонн.

Впервые Путин посетил Узбекистан в 1991 году

Впервые Путин посетил Узбекистан в 1991 году

Во время переговоров шла речь и о том, что Узбекистан периодически перекрывает газ соседней Киргизии (а в схеме поставок газа для Бишкека участвует «Газпром») и Москва попыталась добиться того, чтобы это не делалось, особенно зимой, когда эта страна может выживать только за счет поставок узбекского газа. Но российский министр энергетики Александр Новак признался, что урегулировать эту проблему не удалось. По его словам, стороны остались при своем мнении, и чтобы сдвинуться с мертвой точки потребуется «дополнительное время».

Зато президенты договорились о возобновлении строительства международной радиоастрономической обсерватории с крупнейшим радиотелескопом «РТ-70» на плато Суффа, которое началось еще во времена СССР, а после распада советского государства было остановлено.

Остается добавить, что Россия – главный экономический партнер Узбекистана. На ее долю приходится 27,5 процента внешней торговли страны. Двусторонний товарооборот стабильно растет. По данным российской стороны в 2013 году он составил 4,6 миллиарда долларов, узбекской – 7 миллиардов. Разница объясняется тем, что в российской статистике не учитывается узбекский газ: «Газпром» засчитывает его как транзитный.

Близкий по величине доход республике приносят и трудовые мигранты, большая часть которых работает в России (по данным ФМС на начало декабря - 2,2 миллиона человек). В 2013 году они отправили на родину 6,63 миллиарда долларов, что сопоставимо с 12 процентами ВВП Узбекистана.


Алексей Волосевич


Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены