Новости

Все новости >>

В этой истории вначале всё вроде было честно и по закону. На государственное предприятие, которое, задолжало государству налогов на миллиарды сумов, налоговики подали иск в суд. По судебному решению судоисполнитель арестовал и описал имущество предприятия – раскулаченную недвижимость в центре Намангана. В надлежащем порядке известили об этом должника, после чего выставили это имущество на торги. Там разворованный объект в 2012 году приобрел наманганский предприниматель Вахид Мухитдинов, после чего вложил в его реконструкцию полтора миллиарда сумов (в то время $350 тысяч по реальному курсу). А после этого начались чиновничьи игры.

Поправки к двум законам, относящимся к деятельности средств массовой информации в Узбекистане, – хороший повод, чтобы проанализировать эти и другие законодательные акты с точки зрения того, дают ли они возможность журналистам беспрепятственно информировать свою аудиторию о происходящих в стране событиях, явлениях и процессах, или наоборот, затрудняют распространение этих сведений. Словом, чтобы попытаться выяснить, как живется и работается «пишущей братии» в рамках нынешней правовой системы.

Проблема сепаратизма или, иначе говоря, стремления тех или иных народов к самоопределению, сегодня в фокусе всеобщего внимания. После недолгого затишья об этом заговорили и каракалпакские оппозиционеры. В сентябре 50-летний Аман Сагидуллаев, один из руководителей движения «Алга, Каракалпакстан» («Вперед, Каракалпакстан»), разместил на сайте БДИПЧ/ОБСЕ обращение с просьбой помочь наладить диалог с властями Узбекистана для предоставления жителям Каракалпакстана возможности самим решить свою судьбу (в настоящее время статья по этой ссылке уже недоступна).

В конце августа на портал нормативно-правовых актов были выложены для обсуждения два законопроекта в виде серии поправок к законам, регулирующим деятельность СМИ в Узбекистане: «О средствах массовой информации» и «О защите профессиональной деятельности журналиста», разработанные законодательной палатой парламента. Отведенное для этого время недавно истекло, так что вскоре они, по-видимому, будут приняты.

Известный религиозный деятель Анвар-кори Турсунов (кори – человек, знающий Коран наизусть – прим. ред.), занимающий должность главного имама-хатыба Ташкента, оказался в центре опасного для него скандала, в связи с которым он был взят под охрану, а доступ прихожан на территорию столичной мечети «Минор» ограничен.

В конце августа киргизские СМИ запестрели заголовками о предотвращении готовящейся в Бишкеке серии терактов. Сообщалось, что благодаря своевременной спецоперации были ликвидированы два боевика, у которых изъят арсенал самодельного оружия и боеприпасов. В последние годы подобные сообщения поступают всё чаще и чаще, и это неудивительно: по мнению наблюдателей, в Киргизии, при полной апатии государства, происходит бурный рост религиозного экстремизма.

8-го сентября в центральной части столицы Узбекистана собралась тьма народу, чтобы принять участие в Фестивале традиционной культуры O’zbegim, организованном телеканалом Milliy TV («Национальное ТВ»), понаблюдать за приготовлением плова рекордным весом в 7360 килограммов, и, разумеется, оценить его вкусовые качества. Для регистрации предстоящего достижения в Узбекистан были приглашены представители Книги рекордов Гиннесса.

После проведенной Центральным Банком Узбекистана почти двойной девальвации официального курса национальной валюты, направленной на унификацию несколько параллельно существующих её курсов, ситуация в республике характеризуется рядом следующих моментов.

В Узбекистане объявлено о решении, затрагивающем всё совершеннолетнее население страны, по официальным данным составляющее свыше 21,5 миллиона человек. Во-первых, будут отменены выездные визы, без которых гражданам республики выезд в «дальнее зарубежье» запрещен, а во-вторых, введены заменяющие их загранпаспорта.

С 5 сентября граждане-резиденты Узбекистана смогут продавать в обменных пунктах инвалюту по рыночному курсу и приобретать ее на конверсионные карты для использования за границей без каких-либо ограничений, говорится в указе президента Шавката Мирзиёева от 2 сентября «О первоочередных мерах по либерализации валютной политики». Согласно его преамбуле, он направлен «на обеспечение реализации прав юридических и физических лиц свободно приобретать и продавать иностранную валюту и распоряжаться собственными валютными средствами по своему усмотрению».

В столице Узбекистана снесли еще одно капитальное дореволюционное строение – возведенное в 1913-1915 годах по проекту Вильгельма Гейнцельмана и Николая Ботвинкина для Кауфманского детского приюта. Именно снесли, а не разобрали по пронумерованным кирпичикам, как это ранее обещали власти, чтобы собрать его заново в центре города, возле Сквера.

В ответ на публикации СМИ о том, как милиционеры, прокуроры и судьи совместными усилиями отбирают у жителей Ташкента дома и квартиры под предлогом содержания притонов, представители ГУВД и прокуратуры столицы предприняли попытку оправдаться. 20 июля они провели брифинг (в отличие от пресс-конференции эта форма общения журналистов с начальством не подразумевает возможности задания вопросов), во время которого утверждали, что всё происходит так, как и должно происходить, и старались переложить ответственность на самих ограбленных, то есть ожидаемо выступили на стороне преступников.

«Кто из вас без греха, пусть первый бросит в нее камень!»

Евангелие от Иоанна (гл. 8, ст. 7)

В столице Узбекистана выявлен полный беспредел: с помощью милицейских «подстав» и преступных судейских решений происходит беспрецедентное ограбление людей, сдающих дома и квартиры в аренду. Уже известно о десятках подобных случаев, но счет, судя по всему идет на сотни. Масштабы происходящего столь велики, а действия «силовых» структур столь согласованны, что места для сомнений не остается: конфискации негласно санкционированы самими властями либо целенаправленно ими покрываются. Об этом повествуют сразу несколько изданий.

В 2002 году британский фотограф Рип Хопкинс побывал в Узбекистане, где тогда еще, очевидно, не сформировалась атмосфера всеохватывающей паранойи, поскольку он более-менее свободно посетил ряд предприятий, НИИ, телефонную станцию и пообщался с десятками жителей страны. Итогом его поездки стала серия фотографий «Déplacés» («Перемещенные») - о людях разного происхождения, занесенных в Узбекистан ветрами политических событий ХХ века и составлявших его всё еще пестрое этническое население.

Публичная полемика миллиардера Алишера Усманова с оппозиционером Алексеем Навальным – хороший повод вспомнить о тщательно скрываемом прошлом российского олигарха. Говоря о том, почему в 1980-х годах, еще в Узбекской ССР, он провел шесть лет в заключении, бизнесмен заявил, что полностью оправдан Верховным судом Узбекистана, а все обвинения против него сфальсифицированы. Позволим себе в этом усомниться.

Минувший День памяти и почестей, как в Узбекистане официально называется День победы, отмечали уже не так, как при Каримове, и основное отличие – частичное снятие негласного запрета на отношение к нему как к «своему» празднику. Это стало понятно за несколько дней до него, когда возле воинского мемориала на площади Памяти, уголке площади Независимости, оркестр вдруг стал исполнять мелодии военных лет, а по городу прошла колонна «полуторок» с надписями «От тружеников Узбекистана – фронту!».

20 апреля в Ташкенте прошел знаменательный юбилей – десять лет со дня проведения первого фестиваля узбекского видеоарта, успех которого дал толчок развитию этого художественного направления: в последующем в республике прошли еще 26 фестивалей, где были представлены сотни работ. Кинопоказы были принципиально свободны от какой-либо идеологической цензуры – и уже поэтому могут считаться уникальным явлением в совершенно несвободной стране.

Радио «Озодлик», ссылаясь на представителей независимых друг от друга исламистских группировок, передало, что в Сирии был убит 43-летний Шейх Салахуддин, он же Ходжи Юсуф (настоящее имя - Акмаль Джурабаев), место которого занял выходец из Таджикистана, известный по прозвищу Абу Юсуф.

Неплохая новость - памятник семье Шамахмудовых с далекой окраины столицы, куда он был «сослан» девять лет назад, 1-го мая перенесен в её центр, в Сад Дружбы (ранее парк Бабура, еще ранее Кирова).