Новости

Все новости >>

Суд 2003 года

Суббота, 20 Августа 2016

Валерия Парижера задержали в ноябре 2002 года и предъявили ему целый набор обвинений - хищения, мошенничество, должностной подлог.

По версии следствия он фабриковал и подписывал фиктивные контракты с целью хищения продукции СП ОАО «Тошкент лок-буёк заводи» (Ташкентского лакокрасочного завода), сбывал ее ниже себестоимости, давал указания отгружать ее без стопроцентной предоплаты, а иногда, наоборот, принимал товар без предоплаты, ввиду чего предприятию был нанесен ущерб.

Сам Парижер утверждал, что накладные готовили его подчиненные (брокеры, юридический отдел). По его словам, следствию были представлены документы о том, что деньги никуда не исчезали, а средства за оплату товара поступили на счета завода.

16 мая 2003 года Ташкентский городской суд по уголовным делам признал его виновным и по статьям 167 («Хищение путем присвоения или растраты»), 168 («Мошенничество»), 205 («Злоупотребление властью или должностными полномочиями»), 209 («Должностной подлог») УК РУз приговорил к 14 годам лишения свободы.

Суд 2004 года

Через год состоялся новый суд. Следственные органы предъявили Парижеру обвинение в хищении путем присвоения 43 миллионов сумов (около $40 тысяч - AsiaTerra) и в подделке документов.

По мнению его адвоката, Э.Жемгуразовой, дело было полностью сфабриковано. Выступая на судебном заседании, она пояснила, что обвинение по хищению этих денег не доказано, так как в материалах дела нет ответов на то, какое имущество было вверено Парижеру, и чем он преступно завладел. Никакой личной заинтересованности и выгоды он не преследовал, подписал договор, составленный юристами, никого не вынуждал и не заставлял подписывать незаконные документы, что подтверждают допрошенные по делу свидетели.

Она напомнила, что человек, который незаконно просил должностных лиц предприятия оформить прием на склад непоставленного оборудования, В. Митрофанов, дал следующие показания: «В феврале 2002 года меня вызвали несколько человек, кто конкретно не помнит, предложили расписаться в акте, я расписался, считаю, что сделал это неправильно. Парижеру я не подчиняюсь». Эти лица судом так и не были установлены, подчеркнула адвокат.

«Хотелось бы обратить ваше внимание на то, что никто из (…) свидетелей с заявлением о незаконной сделке никуда не обращался, а спустя год, в марте 2003 года, когда гонения на моего подзащитного продолжались, Митрофанов вдруг вспомнил, что он подписал незаконный акт и обратился с письмом на имя генерального директора. А почему он не сделал это сразу же? На этот вопрос нам ответил Корф (другой свидетель – AsiaTerra), который на вопрос судьи [заданный] 30 апреля - «Вы спрашивали у Митрофанова, почему он сказал, что оборудование у него», ответил, что Митрофанову обещали финансовую благодарность, поэтому он сказал, что у него есть оборудование», - сказала она.

По ее словам, следствие велось с явным обвинительным уклоном, а всё обвинение построено на предположениях и умозаключениях следователей, которые вели это дело.

Она также указала, что в марте 2003-го (то есть, когда Парижер уже находился в заключении), на основании приказа гендиректора завода был составлен акт контрольной проверки приема и учета разного оборудования по названному договору, и те же члены комиссии, которые годом раньше, в феврале 2002-го, подписывали акт о приемке-передаче этого оборудования, подписали новый акт – о том, что контрольной комиссией установлена недостача разного оборудования на сумму в 43 миллиона сумов. Подписи Парижера ни в том, ни в другом акте нет.

По поводу должностного подлога адвокат отметила, что ни единого доказательства вины ее подзащитного по данному обвинению не существует.

Э.Жемгуразова заявила, что совершенно непонятно, за что Парижер получил 14 лет лишения свободы, хотя он никого не убивал, не террорист и не шпион. «Его заказчики никак не успокоятся, им надо доказать, что они всесильны, что они хозяева страны, что они все могут, а следственные органы идут у них на поводу».

Ее слова не впечатлили Ташкентский городской суд по уголовным делам, который 26 мая 2004 года признал Валерия Парижера виновным, и по статьям 167 («Хищение путем присвоения или растраты») и 209 («Должностной подлог») УК РУз, путем частичного сложения наказаний, приговорил его к 15 годам лишения свободы.

Суд 2005 года

Через год, в феврале 2005-го Парижера судили в третий раз – опять-таки за хищение путем растраты и должностную халатность, повлекшие убытки ОАО «Тошкент лок-буёк заводи».

Вместе с ним на скамье подсудимых в Ташкентском городском суде по уголовным делам под председательством судьи К.Юсупова оказался и главный бухгалтер предприятия Аманмурат Романов. (Дело бывшего директора завода И. Парманова, которого Парижер якобы тоже втянул в «организованную преступную группу, рассматривалось отдельно.)

В обвинительном заключении говорилось, что Парижер и Романов в «интересах организованной преступной группы заключали заведомо невыгодные сделки по предварительному сговору группой лиц, причинившей особо крупный ущерб интересам Республики Узбекистан и СП ОАО «Тошкент лок-буёк заводи», хищение путем растраты».

Далее утверждалось, что в период осуществления своих полномочий – с 1 марта 2000 года по 1 сентября 2002-го - Парижер создал «стойкую организованную преступную группу», в которую вошли гендиректор предприятия Ильхам Парманов, главный бухгалтер Аманмурат Романов и другие «неустановленные в ходе предварительного следствия лица». Парижер возложил на себя руководство подготовкой совершения преступлений, а на главного директора, главного бухгалтера и других неустановленных в ходе предварительного следствия лиц - исполнение своих преступных замыслов. В интересах этой группы они заключали фиктивные и заведомо невыгодные сделки, с целью хищения имущества, находящегося в их ведении, реализуя продукцию завода по цене ниже себестоимости. (Сами эти «другие лица» в судебных документах нигде не называются и не фигурируют.)

В соответствии с обвинением, Парижер составлял фиктивные договора на поставку товара, после чего перечислял на счет предприятия деньги, а потом, с ведома директора Парманова и бухгалтера Романова, производилась отгрузка разных партий товара (за границу- AsiaTerra), реализуемых по цене ниже себестоимости. Также по цене ниже себестоимости продукция сбывалась и на внутреннем рынке Узбекистана.

В материалах следствия описаны эпизоды, когда закупаемые предприятием товары поступали на него быстрее, чем оно успевало рассчитываться с поставщиком, так что завод «имеет просроченную кредиторскую задолженность». Но был и обратный эпизод, когда СП ОАО «Тошкент лок-буёк заводи» отгрузило продукцию тому же партнеру, в данном случае выступившем в роли покупателя, и наперед не оплатившему ее. Результат - наличие просроченной дебиторской задолженности.

Подсудимые Парижер и Романов своей вины не признали, говорится в тексте приговора. При этом Парижер почему-то «категорически отказался давать какие-либо показания», а главный бухгалтер заявил, что в сговор с коммерческим директором не входил.

После этого приводятся показания свидетелей, подтверждающих вину Романова и Парижера. В частности, Л. Хафизов сообщил, что с 2001 года он был представителем компании «Азиз Трейдинг», являющейся учредителем СП ОАО «Тошкент лок-буёк заводи», с долей 51 процент. 14.05.2004 года (описка, в это время ни Парижер, ни Романов на заводе уже не работали – AsiaTerra) состоялось заседание наблюдательного совета СП. Он, как учредитель, участвовал в заседаниях наблюдательного совета. В тот период главным бухгалтером был А.Романов, а коммерческим директором В.Парижер. Во время заседаний главный бухгалтер отчитывался о коммерческой деятельности завода не положительно. Наблюдательный совет поинтересовался положением дел у Парижера, который ответил, что сбыта на заводе нет. После чего было решено провести проверку. В октябре 2002 года на завод был направлен аудитор. В ходе проверки были выявлены невыгодные для завода контракты с закупкой сырья по повышенным ценам, а его продажи по пониженным. Кроме того, в период 2001-2002 годов бывшие руководители предприятия допускали поставку на внутренний рынок готовой продукции по цене ниже себестоимости. (…) В 2001-2002 годах В.Парижером и А.Романовым заводу в общей сложности нанесен ущерб на сумму в 663.407.605 сумов (около $650 тысяч - AsiaTerra).

Примечательно, что суд исключил из обвинения статью 29 часть 4 («Формы соучастия») по всем эпизодам. Были исключены и другие обвинения как основывающиеся на предположении органов следствия.

Более того, редчайшее в Узбекистане явление - суд оправдал Парижера и Романова по эпизодам, связанным с составленными (фиктивными) контрактами из-за отсутствия в их действиях состава преступления. В приговоре говорится, что Парижер работал на предприятии до 01.09.2002 года, а Романов - до 05.08.2002 года, то есть, в момент составления брокерами контракта за № 00952 от 02.10.2002 года оба они на заводе уже не работали. Кроме того, истец Хакимов пояснил суду, что кредиторские задолженности находятся на расчетном счете завода, и по сей день их никто не требует (то есть, по этим эпизодам ущерб отсутствует).

Несмотря на это «оправдание» в тексте приговоре тотчас же после этого заявляется, что за ОАО «Тошкент лок-буёк заводи» числится просроченная кредиторская задолженность из-за халатности его бывшего руководства в лице коммерческого директора В.Парижера и А.Романова, и что в период 2001-2002 годов предприятию был нанесен ущерб в 663.407.605 сумов.

При назначении приговора Валерию Парижеру было принято во внимание, что нанесенный им ущерб не возмещен, имеется судимость (судимости 2003-2004 годов – AsiaTerra), «преступление совершено из корыстных побуждений». Кроме того, в письмах, поступивших из УЯ ГУИН МВД Республики Узбекистан, сообщалось, что В.Парижер, несмотря на неоднократные замечания со стороны администрации колонии, «не встал на путь исправления и продолжает систематически нарушать режим отбывания наказания», вследствие чего суд счел целесообразным не применять к нему амнистию, которая не распространяется на систематических нарушителей режима.

В итоге Парижер был признан виновным по статьям 167 («Хищение путем присвоения или растраты»), 178 («Сокрытие иностранной валюты»), 209 («Должностной подлог»), 207 («Должностная халатность») УК РУз и, путем частичного сложения назначенных сроков, ему было назначено окончательное наказание – 18 лет лишения свободы в колониях общего вида режима.

Главному бухгалтеру Романову дали восемь лет, и сразу же подвели его под три амнистии – от 2002-го, 2003-го и 2004 годов, сократив срок его заключения более чем в два раза (получилось около трех лет).

Кроме того, суд постановил взыскать с Парижера и Романова нанесенный материальный ущерб в пользу СП ОАО «Тошкент лок-буёк заводи» в размере 663.407.605 сумов.

Несмотря на вынесенные приговоры, ни один суд так и не смог доказать, что Парижер что-либо похитил (в том числе путем присвоения или растраты).


Соб. инф.