Новости

Все новости >>

Обвинительное заключение по уголовному делу № 1404

Пятница, 19 Февраля 2016

Данное уголовное дело было возбуждено Следственным отделением управления Джизакской области СНБ Республики Узбекистан в отношении граждан Республики Узбекистан Джураева Фуркатджона Нематовича, Авакяна Арамаиса Амбарцумовича, Умирзокова Бектемира Рустам угли, Алимова Дилшода Элашбаевича, и Маматмурадова Акмаля Бурибаевича по статье 2442 части 1 УК Республики Узбекистан

В ходе предварительного следствия было установлено следующее:

Гражданин Джураев Фуркатджон Нематович, родился 04 декабря 1981 года в Республике Таджикистан, проживающего по адресу: Джизакская область, Пахтакорский район, махалла «Дилором», улица «Навруз», дом 31, квартира 2, преследуя интересы объединенной группы или его интересы, обвиняется в совершении преступлений, выраженных в незаконном изменении действующего государственного строя Республики Узбекистан, в нарушение Конституции, захват власти, отстранении от власти законно избранных и назначенных представителей хокимията, в призывая к разрушению вопреки Конституции, территориальную целостность Республики Узбекистан, проводить подрывную деятельность направленную на истребление представителей власти с целью нанесения вреда деятельности государственных органов Республики Узбекистан и стабильности социально-политической обстановки, вступив в предварительно преступный сговор с группой лиц, хранения с целью распространения материалов пропитанных идеями религиозного экстремизма, идеями догматизма, направленных на то, чтобы посеять панику среди населения, для участия в религиозно- экстремистских, сепаратистских, фундаменталистических или в деятельности других запрещенных организаций, повторно совершил кражу, то есть совершил преднамеренно преступление в виде хищения чужого имущества при следующих обстоятельствах.

В ходе предварительного следствия установлено, что Гражданин Джураев Фуркатджон Нематович в феврале 2009 года во время сезонной работы в Российской Федерации был задержан сотрудниками правоохранительных органов РФ во время незаконного проведения наркотических веществ и в его отношении было назначено наказание в виде лишением свободы и под влиянием гражданина по имени «Баходир» в УИН №12 в городе Волжский Волгоградской области РФ он был членом религиозного экстремистского течения «приверженцы Джихада» и будучи фанатически преданным идеям этого течения, отбыв срок, вернулся в место постоянного жительства и на территории Пахтакорского района Джизакской области вступив в предварительно преступный сговор с объединенной группой лиц, гражданами Авакяном Арамаис Амбарцумовичем, Маматмуродовым Акмалем Бурибаевичем, Алимовым Дилшодом Эркинбаевичем, Умирзоковым Бектемиром Рустам угли, создали преступную структуру в форме «коллектива» ДЭО «сторонники Джихада» и пропагандировали экстремистские, фундаменталистские идеи данной незаконной религиозной организации среди населения Пахтакорского района, поставив целью совершения ряда тяжких и особо тяжких преступлений на территории Пахтакорского района, с целью нанесения вреда деятельности государственных органов Республики Узбекистан, запланировали истребить сотрудников органов СНБ и ОВД Пахтакорского района, а также проводили подготовку для выезда членов коллектива из территории Республики для специальной военной подготовки в лагерях по подготовке убийц подрывников, международной террористической и религиозно -экстремистской организации Ирака и Шом Исламского государства» и с целью дальнейшего осуществления подрывной деятельности на территории нашей Республики.

Во время просмотра профиля 06 ноября 2015 года гражданин Джураев Ф.И. под названием «аааааааааа04121981» на сайте «одноклассники» международной интернет сети в непосредственном присутствии понятых и специалиста, было установлено наличие на данном профиле несколько видеофильмов, фотоснимков, записи в виде текстов, песни и речи на арабском и русском языках, и были скопированы на DVD диск для дальнейшего просмотра.

На основании заключения экспертизы № ЖВ-335 от 17 ноября 2015 года группы экспертов представительства органа мусульман Узбекистана Джизакской области из данных записанных на DVD диске из профиля Джураев Ф.И. в международной интернет сети, установлено наличие видеофрагмента под названием «История одного боя», подготовленного студией «Бадрут Тавхид». Видеофрагмент под названием «Заявление маджахедов из Халифата Жайшул» подготовленного студией «Usudu Sham com», видеофрагмент под названием «Мужественный лев Аллаха» подготовленный студией “SALAFMEDIA”, являющиеся материалами принадлежащими группам боевиков чья деятельность запрещена и эти видеозаписи были пропитаны идеями догматизма, ввоз, подготовка, распространение которых запрещены на территории Республики Узбекистан.

(Т.д.1, л.д. )

Обвиняемый Джураев Фуркатджон Нематович полностью признал предъявленные ему обвинения и в ходе предварительного следствия изложил следующее: Я не болею психическими и наркологическими заболеваниями. Я нигде не стою на официальном учете по данным заболеваниям. Я могу излагать свои мысли сознательно. Я родился 04 декабря 1981 года в Республике Таджикистан Сугдской области, мой отец Джураев Нематждон Ибрагимович родился в 1953 году, он работает руководителем общества Чернобыльцев Пахтакорского района Джизакской области, в настоящее время проживает по адресу: Джизакская область, Пахтакорский район, махалла «Дилором», улица «Навруз», дом 31, квартира 2, мой младший брат Джураев Илхомджон Исматович родился в 1984 году, временно безработный, занимается ремонтом частных домов, проживает по адресу Джизакская область, Пахтакорский район, махалла «Дилором», улица «Навруз», дом 31, квартира 2, младшая сестра Джураева Севара Нематовна родилась в 1989 году, является членом организации по защите прав человека «Независимая организация» по Ташкентской области, проживает по адресу Джизакская область, Пахтакорский район, махалла «Дилором», улица «Навруз», дом 31, квартира 2.

Мы примерно в 1985 году вместе с семьей переехали в Республику Узбекистан Джизакскую область Пахтакорский район по вышеуказанному адресу, в 1989 году я пошел в общеобразовательную специализированную школу с № 2 уклоном русского языка. Я плохо учился в школе. Учился средне, на русском языке говорю без труда.

В 1997 году приблизительно в апреле я поехал в Республику Таджикистан в дом своего деда, и начал жить вместе с ним. Вместе с тем, я помогал своему дяде Джураеву Исроилу Ибрагимовичу продавать пиво и самсу. Летом 1998 года я взял у дяди 100 долларов США и поехал в город Ташкент. Целью поездки в Ташкент было то. Что я собирался поехать в Российскую Федерацию на заработки. Однако у меня не было гражданского паспорта, поэтому я не смог выехать за пределы города Ташкента. В городе Ташкента я прожил примерно 3-4 дня на улице, затем во время движения я забрался на последний вагон поезда отправляющегося в город Самара и уехал. Когда поезд приехал к границе Республики Казахстан, меня увидели сотрудники таможни и высадили из вагона. Тогда я сам пошел в сторону Казахстана и обходными путями перешел в Республику Казахстан. Я добрался до одного кишлака неподалеку от границы, и там познакомился с одним человеком, который сидел и читал намаз на кладбище. Ему было примерно 40-45 лет, рост 165-170 см, среднего телосложения, по национальности казах, левая нога отрезана в бедренной части, его звали «Омон», во время беседы он спросил меня куда я иду. Я сказал ему, что еду в Российскую Федерацию на заработки, что в настоящее время у меня нет денег, тогда он попросил меня вырыть туалет в его доме, я согласился и стал выполнять в его доме порученные мне работы, я прожил в доме «Омона» около месяца, затем он сказал, что у него нет возможности меня содержать, поэтому он сказал, чтобы я ушел.

В конце лета 1998 года я ушел из дома «Омона» и пас животных в других домах этого кишлака. В 1999 году я уехал в город Чимкент, с целью уехать в Российскую Федерацию. Здесь я познакомился с личностью по имени «Собир», проживающего в городе Чимкенте, ранее работавшего трактористом, по национальности узбек, ему было примерно 70-75 лет, ростом 175-180 см, крупного телосложения, он носил очки. Во время разговора я ему рассказал о своей жизни, что я собираюсь поехать в Российскую Федерацию на заработки, тогда Собир ака сжалился надо мной и попросил остаться жить у него дома. Я согласился. Так я стал жить в доме Собир ака как еще один его сын. Я в его доме помогал по хозяйству. Однажды я познакомился с подругой соседки «Собира» женщиной по имени «Меркул» и она впустила меня к себе домой в качестве мужа. Она была на несколько лет старше меня. Я жил в ее доме и работал рабочим в принадлежащей ей столовой.

В 2000 году «Меркул» сдала меня сотрудникам органов внутренних дел. Сотрулник внутренних органов повел меня в свое поле, там он эксплуатировал меня некоторое время. Я помогал там по хозяйству в его доме. В апреле 2000 года я убежал из дома того сотрудника внутренних дел, потому что он мне не платил за мою работу. С целью уехать к себе домой, я приехал в город Чимкент, и оттуда я приехал в кишлак Черняевка Республики Узбекистан. Я прошел через границу обходными путями. Затем я приехал на железнодорожный вокзал в городе Ташкенте, отсюда я приехал в Пахтакорский район.

После возвращения домой, я работал рабочим в фермерском хозяйстве моего отца. Вместе с этим, я сдал документы в органы внутренних дел для получения паспорта, примерно в декабре 2000 года я получил паспорт гражданина Республики Узбекистан. Кроме этого, я в те времена я вместе с Авакяном Арамаисом Амбарцумовичем (я знаком с Авакяном А. с детства, мы проживали в одной махалле, его все называли «Майс»), ездили в Республику Казахстан продавать солярку. Солярку мы возили в дополнительных баках его грузовой машины марки Камаз. В те времена он платил мне за каждую ходку по 1 000 сум.

В апреле 2003 года «Халимов Бекзод», 1980 года рождения. Рост 160-165 см, среднего телосложения, по национальности узбек и его брат «Халимов Дилшод» 1981 года рождения, рост 175-180 см, среднего телосложения, с родинкой на лице, которые проживали в нашей махалле, а также «Бахтиёр» с нашей махали, 1981 года рождения, рост 175-180 см, среднего телосложения, по национальности узбек, ездили в Российскую Федерацию и работали на полях. Я тоже собрался поехать вместе с ними, чтобы заработать деньги. Мы вместе поехали в село Раздолье в районе Быково, Волгоградской области Российской Федерации. Здесь мы занимались полевыми работами. Нам заплатили меньше чем мы договаривались, и поговорив с работодателем и нам повысили зарплату. Однако, даже после этого, нам дали мало денег и я не стал здесь работать, а пошел работать на поля других фермеров.

В 2005 году я поженился гражданским браком на гражданке Российской Федерации Алиевой Хаво Абдуллаевне, 1983 года рождения, по национальности турчанка, которая была из Республики Узбекистан. У меня есть два ребенка от совместного брака. 04 февраля 2009 года, когда я употреблял наркотическое вещество «марихуана» со своими знакомыми, меня задержали сотрудники милиции и привлекли к уголовной ответственности посчитав, что я получил наркотические вещества найденные у меня, с целью перепродажи их и мне назначили наказание лишением свободы сроком на 5 лет 6 месяцев.

После приговора меня к наказанию, меня отправили в колонию №12 в городе Волжский Волгоградской области. Я научился здесь читать намаз. Меня научила читать намаз уроженец Дагестана по имени «Жамол». Он был лишен свободы за совершение преступления, связанное с терроризмом. Он был официальным имамом, расположенной в этом учреждении мечети. В начале я не читал намаз, однажды «Жамол» вызвал меня в помещение «смотрящего» по имени «Давид» (пленник «смотрящий» за один из отрядов из 70-80 человек в УИН), и спросил и ты называешь себя мусульманином, когда я ответил, что я мусульманин, он спросил а ты читаешь намаз, я ответил нет, я не читаю намаз. Тогда он стал со мной спорить, какой же ты мусульманин, если не читаешь намаз, ты неверный. Потом он сговорившись с «Давидом», стал привлекать меня к трудным работам, Около десяти дней он заставлял меня чистить лук, у меня потрескались руки от чистки лука, Затем «Жамол» снова вызвал меня и сказал, ты только читай намаз, и тебя никто не тронет. После этого, я тоже стал ходить в мечеть и начал учиться читать намаз. Тогда Жамол сначала научил меня некоторым сурам. Затем когда я снова поругался с Жамолом, он сказал вы все трусы, подразумевая заключенных узбеков и таджиков, вы не похожи на нас, вот сколько наших парней пали жертвами на пути к религии. Кроме этого он сказал, что не читающие намаз это неверные, не покорные аллаху люди, то есть называл людей работающих в государственных учреждениях «тогутами». Пару раз после намаза в мечете я услышал как пленникам вокруг «Жамола» говорили о «джихаде». Однако, я ушел не присоединяясь к ним. Речи «Жамола» о «джихаде» в основном слушали пленники кавказской национальности. Я присоединившись к ним читал намаз, а затем уходил и не оставался сними.

Позже в 2013 году в наше учреждение попал осужденный уроженец Республики Каракалпакстан, по имени «Баходир», 1986 года рождения, ростом 175-180 см, крупного телосложения судимый, за совершение преступления, связанного с изнасилованием. В мае 2013 года лишившись свободы по статье 131 (изнасилование) Уголовного Кодекса РФ он был доставлен в УИН №12 в городе Волжский Волгоградской области РФ. «Баходир» прибыл в учреждение в 2013 году для отбывания наказания и познакомившись со мной, он сначала спросил читаю ли я намаз. Я сказал ему, что читаю намаз. После этого во время беседы, он сказал, что все места захватили неверные, что мучают мусульман, что нужно «совершать джихад против них, что мы должны их убивать, также он сказал, что мы должны совершать «джихад» говоря по его толкованию против «тогутов», то есть также против сотрудников органов утверждаемых как «вероотступники, не признающие Бога», захватив имущество богатых иноверцев и использовать во время пропаганды Исламской религии, а это является благодеянием, что мусульмане в Республике Узбекистан остаются в мучениях, их мучают в тюрьмах, и потому мы должны совершать «джихад» также в Узбекистане, и пропагандировал идеи джихада, говоря, что мы должны освободить всех мусульман из тюрем.

Тогда я попал под его влияние, и по его указаниям начал читать намаз вместе с другими «товарищами» которые были вокруг него и он начал мне разъяснять по исламской религии вещи, которые я не знал. Кроме этого он говорил мне, что в свободное время я должен заниматься физическими упражнениями, что должен быть закаленным. Я выполнял его указания и занимался спортом. Когда мы читали намаз будучи сообществом, «Баходир» был имамом, иногда на его месте другое лицо или я были имамами. Потому что в процессе отбывания наказания «Баходир» вел в действительности имам, хотя после «Жамола» официально имамом назначили меня в мечете, расположенной в УИН, Он всегда слушал речи лица по имени «Жамол» уроженца Дагестана, которые пропагандировали различные религиозного экстремизма. В начале «Жамол» подарил ему сотовый телефон, который был подсоединен к Интернету, и сблизился с ним. В последствие после того как «Жамол» был переведен в другое УИН, «Баходир» стал неофициальным имамом мечети.

С того времени, как «Баходир» начал быть неофициальным имамом в мечете, он читал речи другим заключенным, которые приходили молиться в мечеть о «джихаде», «хижрате» и «шахидстве». Он начал заниматься показами видеосъемок с записями о подрывной деятельности осуществляемой религиозными экстремистскими группировками в Сирийской государстве. Потому что по его словам он ранее с целью работать в РФ посещал мечеть под названием «Исторический» расположенную на территории Проспекта мира в городе Москва Российской Федерации и познакомился с лицом по имени «Ислам» чеченской национальности и по его указанию в 2012 году был в государстве Сирии для прохождения практики «джихада». Он сам мне об этом рассказывал. Кроме этого, он присоединился к группировке «Сайфулло Шишаний» одного из эмиров «Исламского государства Ирак и Шом» в государстве Сирии и в течение 2 месяцев проходил боевую подготовку и затем там участвовал в подрывных действиях против государственных войск, в последствие в 2013 году до его заключения в тюрьму он по поручению «Сайфулло Шишаний» занимался отправкой граждан из РФ в государство Сирию для совершения «джихада».

После того, как мы завершали читать намаз в мечете, «Баходир» собирал вокруг себя группу заключенных узбеков и таджиков, вроде меня, и создав «сообщество» в основном читал нам о «джихаде», «хиджрате», и «шахидстве» и показывал нам в основном видеоролики с записями речей вышеуказанного Сайфулло Шишаний, кроме этого, еще показывал несколько видеороликов с изображением записей сражений которые велись на пути к «джихаду» «Исламским государством» в Сирии, такие как взрывы, в частности, сначала видеоролик под названием «Сайфуллах без страшный лев Аллаха» «Баходир» показал нам на собрании «сообщества» в УИН. В нем изображены действия группы, возглавляемой Сайфулло Шишаний, связанные с освобождением заключенных в какой-то тюрьме в Сирии. Тогда Сайфулло Шишаний перед боем говорил речи такого содержания как «Мы, дай Бог победим». Во время показа этого видеоролика «Баходиром» он сказал, вот послушайте, это речь нашего эмира, Сайфулло Шишаний, он был нашим эмиром, когда мы были в Сирии.

Кроме этого, «Баходир» также показал нам видеоролик под названием «Обращение Амира Сайфуллаха к мусульманам…». Это был видеоролик, который в основном больше всего нам показывал. В нем изображено, как Амир Сайфулло Шишаний стоя перед своими воинами призывал всех мусульман воссоединиться на пути к «джихаду». Он говорил давайте, мусульмане построим единое Исламское государство, среди наших воинов вот есть узбеки, таджики, турки, азербайджанцы, поэтому если мы объединимся на пути к «джихаду», победа будет за нами, мы захватили много земель, у нас также имеются танки, достаточно вооружения. «Баходир» во время пребывания в УИН кроме речей Сайфулло Шишаний, один раз зашел на сайт «You tube”, и показал нам видеоролик связанный со смертью Сайфулло Шишаний. В нем изображено, что когда Сайфулло Шишаний собирался садиться на черный большой джип, около него упало снаряд и один осколок попал в него и он скончался на месте. Затем окружающие его сказали, что он погиб на пути к «джихаду» и похоронили его в одежде. «Баходир» во время показа нам этого видеоролика даже плакал, говоря, вот наш эмир «погиб» на пути «джихада».

Когда я отбывал свое наказание в учреждении исполнения наказания №12, то сначала пользовался простым сотовым телефоном. Позже я пользовался сотовым телефоном марки “Sony Ericson”. Потому что на этом телефоне был подключен Интернет и была возможность общаться с другими. (я использовал несколько номеров сотовой компании «Мегафон», но номера телефонов не запомнил). Вход в Интернет меня заинтересовал «Баходир». Он сказал мне, что если я открою профиль и стану заходить в Интернет, там есть много интересного, ты также сможешь свободно общаться с домашними. Что я могу свободно сам просматривать видеоролики, которые он мне показывал, поэтому после того как я стал пользоваться новым телефоном с возможностью связи с интернетом, я вошел в международную сеть интернет и открыл профиль «аааааааааа04121981» на сайте «одноклассники». Я дал пароль «Hattabsafiya». Причиной пароля под таким названием является то, что когда по интернету впервые я познакомился и разговаривал с девушкой по имени София из Казахстана, я представился как Хаттаб. После этого, объединив два имени поставил их в пароль. При регистрации я подписался на имя одного заключенного по имени «Муслим», так как я не был гражданином РФ. С владельцами других профилей я был на связи под названием «временное гость странник».

Итак, после того, как я следуя призывам «Баходира», вошел в Интернет, я загрузил в мой профиль некоторые из тех видеороликов, которые нам показывали, я сохранил их в «заметке». Когда «Баходир» организовал в мечете собрания «сообщества», призывал к «джихаду» и показывал различные видеоролики, другие члены «сообщества» принимали также от меня «байъат». Содержание «байъата» заключалось в «неразглашении другим о джихаде, о котором говорилось там, не выдавать наших сотоварищей и поклясться в верности «Баходиру». Я поверив словам этого «Баходира», признав путь к «джихаду» верным, поклялся быть верным ему, наряду с другими «товарищами».

Кроме этого, во время пребывания нас в УИН, «Баходир» сказал мне, что после освобождения, я должен собрать вокруг себя физически сильных людей, что я должен вести физическую подготовку с ними. Он сказал, что он подготовит к «джихаду» ещё несколько заключенных в УИН из Узбекистана и пошлет ко мне, чтобы мы действовали совместно, также он мне сказал, что в первую очередь мы должны убить сотрудников органов, то есть правоохранительных органов, затем завладев военными частями, взять оттуда оружие, и напасть на тюрьмы, оттуда следует вытащить наших товарищей и вместе совершить джихад, для этого мы должны искать и подготавливать людей. После этого я поеду в государство Сирии и объединившись там с товарищами, участвовать в борьбе против неверных и «умереть» в джихадском движении.

Также «Баходир» сказал мне, что в дальнейшем после того как я соберу людей и начну действовать, необходимо взорвать какое-либо место, он научил каким образом можно взрывать. Он говорил, что есть много способов взрывать, например, подсоединить к одной алюминиевой кружке два магнита изнутри и извне и подсоединить к бензобаку автомашины, всунуть вовнутрь тонкую медную проволоку и протянуть наружу и подсоединиться к схеме обычного сотовому телефону затем позвонить оператору сотовой компании и попросить закрыть входящие звонки, после этого, набрать этот номер телефона и после звонка можно взорвать эту машину, таким способом можно взорвать одну маши ну «УАЗ». Он говорил, что он сам таким методом взорвал несколько машин «УАЗ» и «РАФ» в Сирии. Но так как мы были в УИН, он не показывал применяя на практике такой способ. Я тоже еще не испытывал этот способ. Затем «Баходир» до выхода меня из УИН сказал мне, что подготовит еще пару человек к «джихаду» и вышлет мне и записал мой адрес в Пахтакорском районе.

В августе 2014 года во время завершении я срока отбывания наказания, меня передали в службу миграции и 03 сентября взяв билет на самолет, и в ночь на 04 сентября 2014 года меня депортировали в Узбекистан. 04 сентября 2014 года я вернулся в Узбекистан и начал заниматься другими домашними делами. После этого в конце сентября 2014 года я увидел Авакяна А. и снова стал с ним здороваться. Он сказал, что открыл рыболовный водоем на пути из Пахтакорского района в Заравшанский район и занимается разведением рыбы. В последствие я был занят своими личными делами. Мне понравилась девушка из Пахтакорского района по имени Зарина, я собирался жениться на ней, в октябре 2014 года мы запланировали свадьбу и в ноябре провели помолвку.

После этого, примерно начиная с ноября 2014 года я начал спрашивать сначала у А. Авакяна есть ли у него знакомые в отделе внутренних дел Пахтакорского района. Он говорил, что есть пара знакомых. Но не говорило кто именно. Я тоже сильно не интересовался, потому что тогда для получения паспорта я спрашивал о РОВД района. Однако я не говорил Арамаису, что мне нужен знакомый из РОВД именно для получения паспорта. Примерно в феврале 2015 года один парень по имени Руслан из Каракалпакстана сделал фотомонтаж фотографий моей помолвленной девушки Мирзакуловой Зарины и принудил ее встречаться с ним путем шантажа, я подумал о принятии мер в его отношении и спросил у Арамаиса есть ли у него знакомые в СНБ. Он ответил, что есть знакомый, что начальник СНБ Пахтакорского района по имени Марат его друг. Но он сказал, что и без него он может написать заявление. Тогда я не знал, что Арамаис хорошо знаком с сотрудниками органов РОВД и сотрудниками органов СНБ. Поэтому я подумал, что могу получить информацию о сотрудниках органов у Арамаиса для выполнения указаний «Баходира» по осуществлению «джихада» против сотрудников органов. Затем в конце апреля 2015 года когда мы начали работать в кафе «Сабина» взяв его в аренду семьей, Арамаис тоже стал часто приходить в кафе. Он с собой приводил и других своих знакомых. Он часто приходил с парнем по имени Дилшод и обедал там с ним.

Тогда в течение июня-июля месяцев 2015 года я попытался 3 раза призвать Арамаиса Авакяна принять исламскую религию, но он отказался, сказав, что останется в своей вере. Кроме этого, Авакян познакомил меня с Умирзаковым Бектемиром. Он тоже несколько раз приходил в кафе и в долг обедал. Тогда он сказал что умеет хорошо готовить шашлык, и поэтому моя сестра и младшая сестра пригласили его работать в кафе. Потом он несколько месяцев работал в кафе готовя шашлыки. Тогда я его тоже призывал читать намаз и по меньше употреблять спиртные напитки. Кроме этого, когда я сказал Бектемиру, что поедем в Россию для разбоя, грабить богатых людей и что он будет жить в свое удовольствие, то он согласился.

После этого, в середине августа 2015 года я начал планировать выполнение указаний «Баходира». Вначале я запланировал захватить здания СНБ, РОВД и Охранного отделения Пахтакорского района и убить некоторых сотрудников. В первую очередь я собирался убить сотрудников РОВД Пахтакорского района по имени «Уткир» и «Эльёр». Потому что ходили слухи, что они пытают. Я слышал, что именно этот Эльёр посадил в тюрьму Хасана и Хусана, которые до меня вступили на путь к «джихаду». А после выполнения этого дела, я запланировал захватить военный аэродром в Учтепа расположенный в нескольких километрах от Пахтиакорского района, там я запланировал захватить оружие, и освободить «своих товарищей», которые находятся в тюрьме. Кроме этого, для осуществления моих запланированных подрывных действий, мне нужно было много денег. Потому что для того, чтобы сгруппировать вокруг себя преданных мне парней и купить огнестрельное оружие конечно же нужно много денег. А в то время у меня был только нож, которым я мог вооружиться и осуществить свои планы. Поэтому собирался нападать в дома богатых людей и грабить их деньги и копить их.

Итак для осуществления своих планов мне нужно было много денег и как говорил «Бахтиёр», мне нужны были физически сильные, не останавливающиеся ни перед чем парни. В то время когда я думал как собрать вокруг себя таких парней, 23 августа 2015 года в кафе «Сабина» пришли несколько одноклассников Умирзакова Бектемира. В это время я познакомился с парнем по имени «Фарход». Так как он при разговоре много раз использовал выражение «Инша Аллах», я решил поближе познакомиться с ним. После этого я встречался с ним несколько раз. Во время наших разговоров я сказал ему, что собираюсь убить сотрудников РОВД «Элёра» и «Уткира», а также начальника СНБ района «Марата» и рассказал ему как собираюсь осуществить это дело. Он согласился со мной и сказал, что тоже присоединится ко мне.

После этого, спустя несколько дней, в конце августа я познакомился с одноклассником Бектемира по имени Аслиддин. В ходе беседы он сказал мне, была бы хорошая работа, осуществив ее я мог бы жить в России или совершить в России, а жить здесь и сказал, совершить бы какой-нибудь разбой. Тогда я решил воспользоваться им для осуществления своих целей и сказал ему что в Фарише в одном месте есть такое дело, у одного богача есть много денег, половина в долларах США, а половина в сумах, и попробовал предложить совершить это дело. Выслушав мое предложение Аслиддин сказал, я сам все сделаю, только там точно должно быть, сначала пойдите и проверьте, а вдруг там нет, уточните, потом будем работать, после завершения дела я получу половину и уеду в Россию. Мы договорились с ним поделить эти деньги 50 на 50.

Я собирался с этими деньгами осуществить свои «планы». Поэтому я запланировал при помощи этого парня по имени Аслиддин ограбить дом моего дальнего родственника с материнской стороны по имени Турсунбой проживающего в кишлаке Ишма Форишского района. Однако я не говорил своих истинных планов Аслиддину, я только хотел воспользоваться им. Потому что если Аслиддин заберет половину денег и уедет в Россию, если дело может раскрыться, то все ляжет на него, а я взял бы половину денег и смог потратить на осуществление своих целей. Думая об этом я не раскрыл своих истинных намерений, то есть то, что собираюсь потратить деньги на совершение «джихада» против сотрудников органов.

Кроме этого, я также предлагал совершить разбой одному парню по имени Шохрух из Пахтакорского района. Я ему не говорил что и кого именно грабить. Я только хотел узнать согласится он на это или нет и сказал давай устроим разбой где-нибудь. Но он не согласился. Он какое-то время работал официантом в нашем кафе «Сабина», затем уехал в Казахстан работать.

После этого, когда в последних числах августа 2015 года я ходил с «Фарходом» и собирал долги у лиц, которые задолжали мне в кафе, мы увидели «Эльёра» и я сказал «Фарходу» следовать за ним. Причиной того, что я взял с собой Фархада является то, что он таксует на своей машине. «Элёр» был в своей автомашине «Тико». Мы поехали за его машиной. Тогда «Эльёр» остановился около сотрудников РОВД, стоящих около здания СНБ, а мы продолжи свой путь и приехали в кафе. Потом мы подумали что скоро начнется сезон уборки хлопка, что «Эльёра» и «Уткира» привлекут к этому мероприятию, что после сбора хлопка они обязательно будут пить спиртные напитки и я подумал, что именно в это время можно будет напасть на них. Это дело я планировал совершить 5 или 6 сентября. Потому что если в первую очередь мы не убьем этого Эльера и Марата, они могут узнать о наших планах о захвате зданий СНБ и РОВД.

Кроме этого, для осуществления своих планов я спрашивал у Арамаиса сколько сотрудников работает в РОВД Пахтакорского района, сколько людей работает в одну смену. Однако я не успел еще спросит у него сколько людей работает в СНБ района или как расположена внутренняя структура. У меня была такая цель, то есть я хотел узнать у него о сотрудниках СНБ, но не успел, потому что когда 04 сентября 2015 года мы ехали вместе с Авакян Арамаисом, Алимовым Дилшоом, Маматмуродовым Акмалем и Умирзаковым Бектемиром, мы были задержаны. В тот день мы на самом деле ехали в бывший совхоз Самаркандкудук для того, чтобы вывезти железобетонные трубы, вырытые Арамаисом вместе со своими подельниками. У нас не было никаких планов выехать в Сирию. Я собирался уехать в Сирию только после того, как осуществлю свои запланированные подрывные действия в Пахтакоре. В настоящее время я сильно раскаиваюсь в содеянном и прошу простить меня.

Меня призывал к совершению «джихада» только вышеуказанная личность по имени «Баходир» во время отбывания срока наказания в Российской Федерации. Поэтому я следовал его указаниям и после возвращения в Узбекистан, я преследовал цели по совершению «джихада» и по освобождению «товарищей» из тюрьмы и чтобы использовать на этом пути я пытался собрать вокруг себя физически сильных людей. На самом деле не было личности по имени «Темур-Эшонбобо». Я не знаю такого человека. Мне было поручено «Баходиром» во время пребывания меня в России, чтобы после возвращения в Узбекистан совершить «джихад». Однако после возвращения в Узбекистан я не разговаривал с ним.

Я ан самом деле не говорил с Бекмамбетовым Эльмиром или Каюмовым Муродулло о совершении преступлений разбоя, в том числе об убийстве вышеуказанных сотрудников органов. В первоначальных показаниях я дал ложные показания. Потому что в первоначальных показаниях я хотел ввести в заблуждение следствие и попытаться избежать наказания. Теперь я решил рассказать правду. Потому что понял, что все мои совершенные действия были неправильными. Я также понял, что неправильно клеветать на других людей. На самом деле мысль об убийстве сотрудников внутренних дел в начале хлопковой поры исходила от меня самого.

Мои показания о том, что А.Авакян рассказал, что он поругался с одним фермером по имени Бахтиёр из совхоза Пахтакор Пахтакорского района и в результате сильного удара тот человек умер и что его похоронили около водоема Авакяна были ложными. На самом деле А.Авакян мне не говорил о том, что он кого-то убил и закапал. Я сначала подумал, что А. Авакян сдал меня и дал против него показания такого содержания. На самом деле мне не известно, убил ли Арамаис кого-то или нет. Он мне об этом ничего не рассказывал. Но я спрашивал у Арамаиса о сотрудниках СНБ и РОВД в Пахтакорском районе. Я спрашивал кого он там знает, с кем он там в хороших отношениях. Однажды, когда «Эльёр» проезжал мимо нашего кафе на своей машине «Тико», я сказал Арамаису что этот Эльёр достал меня, мне нужно его убить. Он же ничего в ответ не сказал мне. Кроме этого, однажды в августе этого года, когда мы вместе с Арамаисом проезжали мимо маслозавода в Пахтакорском районе на машине Дилшода, я сказал Арамаису что нужно взорвать этот завод. Он не ответил мне. Эти слова также слышал Алимов Дилшод, сидевший на переднем сиденье автомашины. Он удивился, но он также ничсего не ответил. Тогда машину вел Арамаис. После этого я не разговаривал с Арамаисом о взрыве маслозавода.

Во время моего отбывания наказания в исправительном учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации, в наше сообщество были также присоединившиеся люди из Узбекистана. В первую очередь сам «Баходир», призывающий нас к идеям совершения «джихада» был из Узбекистана. Будучи уроженцем Каракалпакстана, этот парень был лидером нашего «сообщества». Мы ему поклялись. Об этом я говорил выше.

Кроме этого, был парень по имени «Отабек», его фамилию я не знаю. Он примерно 1982-83 года рождения из города Коканда Ферганской области. Он сам говорил, что живет в Коканде, но точный адрес не называл. Также он говорил что он «курд» по национальности. Он в 2012 или 2013 году прибыл отбывать наказание в исправительное учреждение №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации. Насколько мне известно он был судим по статье 131 (изнасилование), статье 222 (незаконное хранение огнестрельного оружия) УК РФ. Во время пребывания его в УИН он сначала получил религиозное обучение у имама мечети «Жалола» из Дагистана, он слушал его речи пропагандирующие религиозные догматические идеи содержащие в себе экстремистское течение «хижрата» о совершении «джихада» против неверных и на этом пути «умереть «шахидами» и присоединился к нашему «сообществу», он занимался пропагандой идей этого течения окружающим людям. В последствие он установил близкие связи с «Баходиром» и полностью следовал его указаниям. Он занимался видом спорта рукопашного боя. В учреждении иногда я видел как он занимался спортом.

Также в нашем сообществе также был заключенный по имени «Дониёр», который вместе со мной отбывал наказание а УИН. Его фамилию я не знаю. Он примерно 1985-1986 года рождения из Хорезмской области. По национальности узбек. Мне не известно где он точно проживает в Хорезме. «Дониёр» был доставлен в учреждение №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации в 2013 году для прохождения наказания. Он сначала получал религиозное обучение у имама мечети расположенной в учреждении по имени «Жалол». Он также вначале слушал речи пропагандирующие идеи о «хижрате», совершении «джихада», борьбы против неверных и стать «шахидами» на этом пути и полностью следовал его указаниям, и осуществлял пропагандистскую работу среди заключенных. Он был активистом в «сообществе» созданном «Жамолом». Однако, он не очень то много общался с заключенными узбекской национальности. Он называл себя среди заключенных что он «мексиканец». В 2013 году он вышел из УИН №12. После этого я больше его не видел.

Следующий был парень по имени «Юлдаш», фамилию не знаю. Он живет в России. Его отец их Хорезма, мать из России, она русская по национальности. Он сам говорил, что является гражданином Российской Федерации. Он был по моложе. Примерно 1986-1987 года рождения. Он был доставлен в учреждение №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации в 2012 году для прохождения наказания. Он был осужден по статье 131 (изнасилование) УК РФ и отбывал наказание в УИН №12. Он постоянно приходил в мечеть для исполнения религиозных обрядов. Между тем он стал в близким отношениях с «Баходиром» и получал у него религиозные учения. Он всегда ходил рядом с «Баходиром». Также присоединившись к «сообществу», он, следуя указаниям «Баходира», занимался пропагандой идей, которые он узнал у «Баходира» о «джихаде», «среди заключенных отбывающих наказание в УИН. Когда я был выпущен из УИН в 2014 году после отбывания наказания и до депорта в Узбекистан, он оставался в этом УИНе. Больше я его не видел.

В УИН вместе со мной отбывал наказание «Элдор» (или «Сардор») и он тоже присоединился к нам. Он примерно 1982 года рождения. Если не ошибаюсь, он из Республики Каракалпакстан. Точный адрес места жительства не знаю. В 2011 году его доставили в учреждение №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации для прохождения наказания. В 2013 году он был освобожден на свободу. Его религиозные знания были очень сильными. Он был в очень близких отношениях с имамом мечети «Жамолом» из Дагестана. Поэтому он был в «сообществе» «Жамола» и занимался пропагандой «джихада» среди заключенных под его влиянием. Во время пребывания меня в «сообществе» «Жамола», эта личность по имени «Сардор» (или «Элдор») также слушал идеи «Жамола» и поддерживал их, считал его путь верным.

Также был «Азиз», но фамилию не знаю. Он примерно 1984-1985 года рождения. Я видел его в УИН №12 во время отбывания наказания. Я думал, что он из Таджикистана. Потому что он сказал, что он таджик по национальности. Но возможно он из Узбекистана. Я не уточнял. В 2012 году его привезли в учреждение №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации в 2013 году для прохождения наказания. По виду «Азиз» казался не очень смышленым и на одно плечо прогибался и казался инвалидом. Он постоянно приходил в мечеть чтобы читать намаз, а после намаза он читал различные религиозные книги, чтобы улучшить свои религиозные знания. Он также слушал речи имама мечети «Жалола», пропагандирующие идеи о «хижрате», совершении «джихада». Но он не занимался пропагандой этих идей среди заключенных. В сентябре 2013 года его увезли в УИН №15 расположенный в городе Волжский Волгоградской области для прохождения лечения. После этого я его не видел.

Был «Ойбек» из Кашкадарьи. Его фамилию я не знаю. Он 1983 года рождения. Он отбывал наказание в учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации, когда я прибыл туда в 2010 году. Он вышел из закрытой тюрьмы называемой «ёшка», которая находилась в этом УИН и был приобщен к общим заключенным. До этого он отбывал наказание отдельно от других заключенных в закрытой тюрьме. Но мне не известно в каком году он попал в УИН. Как мне известно, он был лишен свободы за совершение преступления ограбления. Он был нашим «сотоварищем» получившим первоначальные учения у имама мечети «Жамола», ему известны были понятия «хижрат», «джихад» и «шахид». Он читал намаз в виде свойственном религиозному экстремистскому течению «приверженцы джихада», то есть исполнял направляя обе руки положив ладони спереди груди, а не как в сторону ушей. Он постоянно занимался в спортивном зале учреждения такими видами спорта, как кик боксинг и борьба. Я слышал несколько раз как он говорил окружающим «слава аллаху, я стану шахидом». В частности, он мне тоже так говорил. «Ойбек» однажды вместе с собой привел в мечеть УИН одного заключенного русской национальности по имени «Санек». Когда я спросил у него почему он привел русского в мечеть, он ответил, что призывает его отречься от христианства и принять мусульманство. Поэтому он привел его в мечеть. Вместе с этим, для изучения им чтения намаза он попросил мне дать книгу. Но тот парень пришел в мечеть еще один раз и больше не появлялся. В последствие, когда наши «сотоварищи» спросили его почему тот парень не приходит в мечеть, он ответил, не знаю. По моему «Санек» не пришел в мечеть, потому что он возможно не стал слушать призывы «Ойбека» и не захотел отречься от своей веры. Ближе к 2013 году в конце 2012 года он вышел на свободу. Однако не прошло и одного года, нам стало известно, что он снова совершил преступление грабежа и попал в тюрьму в Самарской области. С ним общались по телефону заключенные, которые сидели с нами в УИН №12 . Я слышал о его заключении в тюрьму снова от заключенных сидевших со мной. Я сам два раза разговаривал по телефону с «Ойбеком». Он говорил, что работает в Самаре.

В нашем сообществе также был парень по имени «Бекзод». 1988 года рождения из Хорезма. Но именно откуда я не знаю. В 2012 году он был доставлен в учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации для отбывания наказания. Поэтому я его знаю. Он был осужден по статье 131 (изнасилование) УК РФ и отбывал наказание в УИН №12. «Бекзод» также был нашим сотоварищем. Он получил хорошее учение у «Баходира». Он был в очень близких отношениях в «Баходиром» и в действительности стал его «правой рукой». Они всегда ходили вместе. Он по указанию «Баходира», с целью увеличения рядов нашего сообщества, занимался пропагандой различных религиозных экстремистских догм среди заключенных а также через интернет и вместе с «Баходиром» занимался показом и распространением различных видеороликов с изображением совершения «джихада» против неверных нашими Сирийскими сотоварищами, а также распространением и показом видеокадров о событиях 2005 года в Андижанской области Узбекистана, перестрелки между сотрудниками органов. Он занимался видом спорта борьбой, был в физически сильной форме.

Также был парень из Хорезма по имени «Жавлон». 1989 года рождения. Он из Хорезмской области, но точно откуда не знаю. В 2012 году он был доставлен в учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации для отбывания наказания. «Жавлон» также получил первичное религиозное обучение у «Жамола». В последствие он стал близок к «Баходиру» и поверив в его призывам о совершении «джихада», поддерживал его и присоединился к нашему сообществу и слушал речи «Баходира» пропагандирующие «джихад». Занимался видом спорта каратэ.

Также во время моего отбывания наказания в учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации, я познакомился с личностью по имени «Нодир» из Хорезмской области, примерно 1986-19888 года рождения, который также подпал под влияние имама по имени «Жамол» из Дагестана, слушав его речи о джихаде и примкнул к сообществу. Его особая примета была родинка под губой. Этот «Нодир» летом 2013 года искали меня вместе с «Рустамом» из Джизака (мы вместе отбывали срок наказания) и я слышал, что они пришли на автостанцию в Пахтакорском районе и спрашивали меня у моего знакомого Келдиева Шерзода, проживающего в Пахтакорском районе спрашивали как я живу, «имею ли авторитет здесь» и ушли. Но тогда я лично их не видел. Я слышал от Келдиева Шерзода о их приходе.

Как я уже сказал выше, «Нодир» участвовал в сообществе «Жамола» из Дагестана. А «Рустам» был в одном сообществе у «Баходира», мне не известно почему он пришел и искал меня. Потому что я сам не видел их. Не разговаривал. Я не видел их с тех пор как вернулся в Узбекистан. Я с ним не встречался. Потому что я потерял связь с ними. Возможно их прислал «Баходир». Это мне не известно.

«Рустам» был из Джизака. Точное место жительства мне не известно. Но по его словам, он был с иранского кишлака в Джизаке. Позже он также слышал речи «Баходира» и видел видеозаписи о совершении «джихаде», о «хижрате». По его словам, до заключения в тюрьму он работал в автосервисе у одного парня по имени «Виталий» или «Сергей» в Волгоградской области РФ. Он также говорил, что работал в автосервисе в Узбекистане и ремонтировал «моторы» и «ходовые». Он говорил, что у него был мастер по имени «Толик». «Рустам» был моложе меня. Если не забыл он 1983 года рождения. Его рост меньше моего, примерно 168-170 см. лицо полноватое. Среднего телосложения, не слишком полный, не слишком худой. Смуглый. У него кишлачный говор «мен-сен». Я не слышал как он говорил на русском языке. Возможно он занет. По моему у него в России есть девушка или жена. Он сам об этом говорил.

Келдиев Шерзод мне не говорил что приходили именно «Рустам» или «Нодир». Он мне сказал, что они были из иранского кишлака, поэтому я подумал, что это был «Рустам». Кроме этого, Келдиев Ш. описал мне их. Поэтому я даю показания, что приходили и искали меня «Рустам» и «Нодир». Потому что кроме них по моему никто не может быть. По словам Келдиева Ш. они оба меня знают.

Я сам если увижу вышеуказанные личности, то узнаю. Потому что они все были заключенные, которые отбывали вместе со мной наказание в учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации. Если я их увижу, то обязательно узнаю. Я дал показания по собственной воле, без какого-либо физического или морального принуждения со стороны сотрудников правоохранительных органов, и со стороны следователя на меня не было оказано давление. В настоящее время я полностью осознал свои содеянные незаконные действия, в нарушение законов Республики Узбекистан и признаю свою вину полностью и прошу простить меня.


.