Новости

Все новости >>

Как в Узбекистане будут подавлять народные волнения

Пятница, 28 Сентября 2012

Если в Узбекистане начнутся массовые протесты, армия будет их изолировать, чтобы МВД и СНБ могли расправиться с протестующими внутри зоны оцепления, сообщает «Викиликс».

Об этом говорится в очередном документе из дипломатической почты посольства США в Узбекистане, опубликованном сайтом «Викиликс».

Высокопоставленный сотрудник американского посольства Брэд Хэнсон в депеше от 3 декабря 2007 года даёт некоторые ответы относительно вероятной реакции узбекских властей на гражданские беспорядки, грозящие перерасти в полноценное восстание.

Согласно его выводам, при любом раскладе событий основным ответом правительства станет многочисленный аппарат внутренней безопасности Узбекистана.

Отчет Хэнсона составлен в виде ряда вопросов и последующих ответов на них.

Вопрос №1:

Какая организация будет реагировать, и кто будет руководить, если в Узбекистане начнутся крупные акции протеста? Кому наиболее лояльны эти войска (управлению первого звена/руководству, командирам войск, главе военной службы, президенту)?

Если бы в командовании и управлении возник разлад, где бы это могло произойти?

Если в Узбекистане произойдут крупномасштабные акции протеста, областное военное командование округа, подотчетное командованию национальных Вооруженных сил Минобороны, станет высшим уровнем командования.

Военные подразделения округа будут отвечать за изоляцию протестов и будут получать подкрепления.

Ему (военному командованию округа) будет подчиняться персонал областного СНБ, областного МВД, местного СНБ и местного МВД.

СНБ будет осуществлять тактический контроль и будет получать поддержку от командования военного округа. Если потребуется, СНБ также будет контролировать отряды Минобороны, МВД и МЧС.

Узбекские силы безопасности принимали участие в учениях, имитирующих боевые действия, упражнениях на компьютере (table-top exercises) и некоторых мелкомасштабных полевых тренировках с целью преодоления потенциальных сбоев в области командования
и контроля.

Силы безопасности используют Центр моделирования и имитации МО для изучения потенциальных сценариев [развития событий] один или два раза в год.

(А с недавних пор они тренируются и прямо на улицах Ташкента – …Uznews.net). (Имеются в виду тренировки со взрывами и стрельбой, без уведомления горожан – AsiaTerra)

Вопрос №2:

Каковы нынешние расположение и численность подразделений спецназа МВД, СНБ и Минобороны?

В каждом городе и области в Узбекистане дислоцируется как минимум один отряд специального назначения обычной численности (100-120 человек). Некоторые из таких отрядов размещены в Ташкенте.

Министерство обороны имеет как минимум пять батальонов специального назначения (300-450 сотрудников в каждом), которые работают вместе или под контролем МВД и СНБ.

Воздушно-десантные бригады располагаются в Фергане и Чирчике, и одна горная бригада в Джизаке (приблизительно 1200 человек).

Вопрос №3:

Какие отряды специального назначения считаются наиболее подходящими для противодействия крупным акциям протеста? Какие отряды, скорее всего, будут призваны первыми среагировать на масштабные протесты?

Отряд специального назначения в Бахмале, в Джизакской области, вероятно, будет первым отрядом Минобороны, выдвинувшимся в ответ на массовые акции протеста.

Этот отряд получил более высококачественное оборудование, чем другие подразделения, в частности, приборы ночного видения, винтовки с прицелом ночного видения, шлемы с радиопереговорными устройствами и современные бронежилеты.

Количество служащих отряда, прошедших ротационное обучение в специальном Центре моделирования и имитации МО, значительно превышает количество таких служащих из других подразделений, отряд также имеет большую практику взаимодействия с СНБ.

Не совсем ясно, какие другие отряды в числе первых будут вызваны для ответа на крупные акции протестов.

Вопрос № 4:

Есть ли признаки того, что войска специального назначения стали бы медлить с выполнением приказа стрелять по толпе протестующих [в отличие от того] как это произошло в Андижане в мае 2005 года?

Есть ли отряды, которые считаются более преданными президенту Каримову, чем другие? Есть ли какие-либо отряды, преданность которых узбекистанскому руководству стоит под вопросом?

Мы не знакомы с проблемами верности внутри узбекских сил безопасности, так как служба в них относительно хорошо оплачивается, случаи «дедовщины», как и дезертирства, очень редки.

Вооруженные силы пропитывают свои отряды проправительственной пропагандой для усиления патриотизма, улучшения командной работы и преодоления потенциальных проблем с преданностью.

Вооруженные силы также принимают необходимые меры для того, чтобы курсанты, офицеры и иностранные военные чины, находящиеся в гостях, знали, что многие протестующие в Андижане в мае 2007 года были вооружены и стреляли по узбекским силам безопасности.

Тем не менее, офицерский корпус рассматривает их ответную реакцию в Андижане как паническую и трагическую жестокость.

Подразделения войск особого назначения с намного более высокой вероятностью откроют огонь по враждебно настроенным и вооруженным людям, чем по мирным демонстрантам.
Здесь Брэд Хэнсон коротко поясняет об упоминаемых событиях:

«Участники антиправительственного выступления в Андижане в мае 2005 года, точное количество которых не установлено, были вооружены и стреляли по силам безопасности, что подтверждено независимыми наблюдателями. Шестеро военнослужащих Минобороны были убиты в Андижане, МВД, пограничные войска и СНБ тоже понесли потери.

Кроме присутствовавшей в Андижане организованной вооруженной оппозиционной группы, там были и невооруженные местные жители, собравшиеся на площади из любопытства [и для участия в демонстрации против правительства Узбекистана], и которые в неизвестном количестве были убиты и покалечены во время стрельбы».

Вопрос №5:

Есть ли какие-то признаки того, что руководители МВД, Минобороны или СНБ будут колебаться в выполнении приказов использовать летальные меры для подавления масштабных акций протеста?

Минобороны провело реформы, направленные на обеспечение контролируемого ответа в противостоянии гражданским волнениям.

С 2005 года подразделения Минобороны усиливали мощь, [совершенствовали] законы ведения сухопутной войны и правила проведения учений по ведению боевых действий с Вооруженными силами Германии и Международным комитетом Красного Креста.

Бывший начальник Восточного военного округа был уволен за последствия, который имел его приказ, и как минимум двое военачальников войск особого назначения в Андижане были арестованы, осуждены и обвинены в халатности за несоблюдение протоколов и, следовательно, допущение того, что ситуация вышла из-под контроля.

«Неясно, был ли кто-либо из них осужден за незаконное использование силы, или считает ли на самом деле правительство Узбекистана после своего расследования, что все обстоятельства [произошедшего] были основанием для судебного преследования», - говорится в отдельном примечании Хэнсона.

Планы правительства Узбекистана заключаются в том, чтобы отряды Минобороны изолировали территории, где могут возникнуть протесты, так, чтобы отряды МВД или СНБ, которые более приспособлены для обеспечения внутренней безопасности, смогли справиться с протестующими внутри зоны оцепления.

Хотя мы считаем, что правительство Узбекистана попытается дать контролируемый ответ на гражданские беспорядки в соответствии с последними учениями, если эти меры провалятся, возможно, оно прибегнет к любым средствам, которые посчитает нужными, чтобы справиться с вооруженным восстанием.

Вопрос № 6:

Каковы возможности узбекистанских сил безопасности для реагирования на многочисленные, крупномасштабные протесты в различных областях Узбекистана?

Правительство Узбекистана остается очень обеспокоенным по поводу возможных многочисленных и крупномасштабных протестов.

Для того чтобы отреагировать на волнения в Ферганской долине, части спецназа Минобороны, большинство которых расположены вдоль границы с Таджикистаном в Джизаке, Самарканде и Сурхандарье, должны будут преодолеть Камчикский перевал, который контролируется пограничниками.

Отряды Минобороны, МЧС и МВД периодически совершают операционные ротации через перевал, где они подчиняются пограничникам.

Правительство Узбекистана не имеет возможности перебрасывать целые батальоны по воздуху к горячей точке из-за недостатка грузоподъемности [имеющейся летной техники], технического обслуживания, материально-технической базы и опыта подобных операций.

К тому же у них нет возможности использования самолетов для таких операций, так как им не хватает аэродромов с площадками для перемещающихся и разгружающихся подразделений.

Из-за беспокойства правительства Узбекистана о недостаточной охране Камчикского перевала, представляющего собою ворота в Ферганскую долину, оно провело реформу пограничной службы.

После 2005 года пограничники были подчинены СНБ – после их неспособности сообщить о передвижении [вооруженных людей] из Кыргызстана в Андижан и обеспечить необходимую охрану пограничных районов во время и после [тех] инцидентов.

Правительство Узбекистана хочет, чтобы пограничники строго контролировали движение через этот перевал для предотвращения потенциального пополнения восстания в Ферганской долине внешними силами и для препятствия бегству из страны участников восстания.

(Добавим, что в настоящее время на основных автотрассах при въезде и выезде из разных областей Узбекистана установлены КПП, возле которых построены железобетонные ДОТы, обложенные мешками с песком, в том числе и на перевале Камчик – Uznews.net).

Народ безмолвствует

«Добыть точную, подробную информацию о конкретных планах реагирования сил безопасности на гражданские беспорядки очень трудно, но если гражданские беспорядки произойдут, аппарат [внутренней] безопасности Узбекистана будет иметь решающее значение для любого ответа правительства Узбекистана», - подчеркивает Хэнсон.

Перемещение сил безопасности на те территории, где правительство видит угрозу, или проведение «показательных» учений, также могут остановить потенциальные восстания, продолжает он.

Правительство Узбекистана может прибегнуть и к экономическим средствам в качестве сдерживающего фактора.

Если бы оно верило в серьезную опасность восстания, например, из-за повышения цен на хлеб, правительство, вероятно, могло бы залезть в свои 2,3 миллиарда долларов резерва для уменьшения социально-экономического недовольства.

Однако ему будет сложно использовать экономические ресурсы для решения проблем внутренней безопасности.

«В этом году правительство Узбекистана не использовало свои резервы. В то время как цены на основные товары колеблются с августа этого года, нам известно лишь о нескольких небольших протестах, состоявшихся в последние месяцы в областях, включая Каракалпакстан и Фергану», - заключает Брэд Хэнсон.


Uznews.net