УВД Самаркандской области не желает исполнять решение Верховного суда Узбекистана о восстановлении незаконно уволенной женщины-следователя

Воскресенье, 19 Июля 2020

Драматическая история уроженки Самарканда Хуршиды Джалиловой - парадоксальное свидетельство борьбы закона с МВД в Узбекистане. Вдова офицера милиции, сама работавшая следователем Самаркандского ГОВД в звании капитана, восемь лет назад она была лишена гражданства и должности. 

Начало этим событиям положила аттестация на звание майора, проводившаяся в 2012 году УВД Самаркандской области. Тогда управление кадров ведомства направило запросы в МВД Киргизии. Выяснилось, что Джалилова по вине нерадивой паспортистки всё еще остается прописанной в киргизском городе Узгене, где она проживала вместе с семьей с 1989-го по 1994 год (будучи откомандированной туда вместе с мужем), вплоть до трагической гибели своего супруга и последующего возвращения с советским паспортом на родину, к родителям в Самарканд. Киргизия впоследствии подтвердила, что Хуршида Джалилова не состоит в гражданстве этой страны.

После инициативы ретивых службистов для 48-летней вдовы и ее сыновей (в 2012 году старшему было 25 лет, младшему – 24) наступили поистине черные дни: без паспорта ни выехать за пределы республики, ни устроиться на работу. 29 июня 2012 года родное УВД уволило капитана Джалилову со службы, запустив процесс лишения гражданства. Помимо мамы гражданство автоматически отняли и у её сыновей-погодков. Семью без средств к существованию постигла еще одна суровая кара со стороны правоохранительных органов – аннулирование постоянной прописки в Самарканде. Попутно личные данные Хуршиды Джалиловой удалили из базы данных регионального управления. Как надо было поступить: смириться или добиваться справедливости?

Безумие бюрократов

Хуршида решила начать борьбу за восстановление своих прав, сколь бы абсурдной и опасной ни казалась в то время затея сопротивления.

«Одна лишь погоня за восстановлением гражданства отняла у меня семь лет, перечеркнув наши планы на нормальную человеческую жизнь, - рассказывает она. - Я и мои сыновья прошли через круги ада, став изгоями в собственной стране из-за неопределенного статуса. Лишь в феврале 2019 года апелляционный суд после трех заседаний признал противозаконными заключение служебного расследования от 29 июня 2012 года и действия сотрудников УВД Самаркандской области в отношении моей семьи. В минувшем году всем нам в отделении миграции и оформления гражданства Самарканда выдали долгожданные паспорта».

За служебный произвол, повлекший за собой череду гонений и лишений, никого из стражей порядка так и не привлекли к ответственности. Сослуживцы посчитали для себя унизительным извиниться перед бывшей коллегой и вдовой офицера, отвечавшего за безопасность граждан во время межэтнического противостояния в Узгене.

Это в далеком 1994 люди в погонах еще знали, что такое офицерская честь. После гибели мужа Хуршиды Джалиловой в Наманганской области шефство над ней взяло местное, а затем Самаркандское УВД, ей и детям назначили пособие по случаю утери кормильца. В 1996-м помогли узаконить узбекское гражданство. Сначала Хуршида работала машинисткой в ГОВД, потом получила диплом юриста в Самаркандском университете и начала работать в следственном отделе. Всего прослужила в милиции 12 с лишним лет…

1

Хуршида Джалилова в родном Самарканде

Итак, гражданство она восстановила, однако открытым остался вопрос о незаконном увольнении Джалиловой с работы. Для нее наступил новый этап судебных мытарств по восстановлению в должности (компенсация материально-морального ущерба за вынужденно прерванный трудовой стаж возможна лишь в этом случае). И лишь 19 марта этого года коллегия по гражданским делам Верховного суда удовлетворила иск Хуршиды Джалиловой, отменив все предыдущие постановления судов. Казалось бы – вот она, долгожданная победа! Увы, в Узбекистане всё как всегда.

«Уже четвертый месяц продолжаются мои мучения с восстановлением на работу. А в общей сложности это почти десять лет тяжелой борьбы, десять разрушенных лет моей жизни! Как правоохранительная система может требовать от рядовых граждан подчинения закону, если она сама не соблюдает правовые принципы. В моем случае - уклоняется от исполнения определения судебной коллегии Верховного суда! Разве в МВД не понимают, что это непризнание законов Республики Узбекистан!» - негодует бывшая сотрудница милиции.

На мартовском слушании в Верховном суде было определено удовлетворить ее исковое требование о восстановлении на работе в должности старшего следователя следственного отдела. Суд выдал соответствующий исполнительный лист, в котором УВД Самаркандской области предписывалось возвратить Джалиловой должность, которую она занимала до незаконного увольнения из органов внутренних дел.

8 июня УВД Самаркандской области получило предписание в течение пяти дней исполнить мартовское определение судебной коллегии. Однако управление категорически отказалось подчиняться, мотивируя свой отказ тем, что «порядок приема на службу лиц, уволенных из органов внутренних дел, определяется министром внутренних дел».

«Раз за разом я задаюсь вопросами: правомочны ли действия регионального УВД? Не действуют ли УВД области и МВД в рамках общего сговора, да еще в обход закона? - рассуждает Хуршида, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями. - С точки зрения закона, отказ выполнить определение Верховного суда является как минимум административным правонарушением, в дальнейшем его неисполнение может стать основание для привлечения должностных лиц УВД и их пособников из МВД к уголовной ответственности».

«Обращение рассматривается…»

По мнению Хуршиды Джалиловой, в исполнительном производстве по делу о её восстановлении на службе прослеживается ряд моментов, дающих возможность оправдать его неисполнение.

Главный довод состоит в том, что в постановлении коллегии Верховного суда исполнение поручили областному УВД. Следовательно, после получения на руки постановления коллегии ВС и исполнительного листа руководство управления обязано аннулировать свой июльский приказ 2012 года об увольнении Джалиловой из органов внутренних дел. Остается самая малость: составить справку о ходе выполненных требований по восстановлению, далее, приложив ее к личному делу с постановлением коллегии ВС, направить документы в МВД. И всё – больше никаких проблем!

Но Самаркандское УВД решило пойти иным путем, вручив Бюро принудительного исполнения письменный отказ от выполнения решения коллегии Верховного суда. При этом силовики прекрасно осознают незаконность действий в отношении недавней коллеги.

Игнорирование предписаний ВС порочит и без того изрядно подмоченную репутацию правоохранительного ведомства. Впрочем, сам суд высшей инстанции равнодушно относится к выявленному беззаконию.

«Обиднее всего то, что система, в которой я честно прослужила более 12 лет, строила доводы против меня на клевете и лжи. Мне удалось доказать обратное. Сегодня она применяет ту же тактику, не желая признавать свою вину. Хотя в стране даже проходят публичные процессы по оправданию сотрудников органов внутренних дел, уволенных в связи с привлечением их к уголовной ответственности. То есть, вопросы восстановления при этом оперативно рассматриваются и решаются», - продолжает Хуршида.

Вместе со своим адвокатом в последнее время она не единожды обращалась в Верховный суд и в Генпрокуратуру, прося их содействия в исполнении постановления коллегии ВС. Однако эти ведомства отделываются отписками, то есть реакция практически нулевая.

Сотрудники же МВД абсолютно безучастны к тому, что из-за их бюрократического отношения к людям перемалываются судьбы, разрушаются семьи. В эти дни уставшая от хождений по мукам Хуршида ожидает ответа на свои новые обращения в Генпрокуратуру и к главе Сената Танзиле Нарбаевой.

2

Хуршида Джалилова, Самарканд

По словам Джалиловой, в настоящий момент на имя начальника отделения БПИ получен ответ из Самаркандского городского суда по гражданским делам. Накануне организация обращалась туда с просьбой разъяснить, кого же определить в качестве ответчика для исполнения определения коллегии Верховного суда в деле о восстановлении уволенного следователя на службе. Совсем не забавно, что датированное за 1 июля письмо сотрудники БПИ получили лишь 17 июля.

В нем, в частности, говорится, что «согласно части 1 статьи 263 Гражданского процессуального кодекса РУз, если решение является неоднозначным, суд, принявший решение по делу (т. е. Верховный суд – ред.), имеет право по собственной инициативе или по заявлению сторон, а также по заявлению государственного исполнителя разъяснить решение без изменения его содержания». Далее стандартное: «Вы имеете право обратиться в Верховный суд Республики Узбекистан за разъяснением решения».

Совершенно обескураживающий своей нелепостью ответ от 27 июня прислали Джалиловой из Главного управления кадров МВД за подписью замначальника управления А. Иномова: «В настоящее время Ваше обращение рассматривается в соответствующем порядке на основании требований Положения «О порядке прохождения службы в органах внутренних дел», утвержденного Постановлением президента Республики Узбекистан от 29 ноября 2017 года № ПП-3413, в ходе которого собираются необходимые документы».

Видимо, он считает, что должностные полномочия позволяют ему «изучать» постановление коллегии Верховного суда четыре месяца, а ведь оно подлежит незамедлительному исполнению. Однако недисциплинированность подчиненных вряд ли смущает министра внутренних дел Пулата Бабаджанова. Он и не к такому привык.

«Когда дело касается корпоративных прав и интересов силовых структур, вопрос решается в считанные минуты», - резюмирует Хуршида Джалилова.

Нерешаемая проблема

Известный адвокат Сергей Майоров, представляющий интересы бывшего капитана Джалиловой, подчеркивает: «Дело сейчас находится на стадии «перетягивания канатов»: УВД области «кивает» на МВД, а последнее, судя по всему, попросту игнорирует проблему».

«Это гражданское дело по восстановлению на службе моей подзащитной явно противозаконное, знают об этом и в самом министерстве. Мы продолжим и впредь обращаться в инстанции. Надеюсь, нас услышат. А решение насчет выплат – за сколько лет и в каком размере – это уже на усмотрение правоохранительного ведомства», - говорит он.

По словам юриста, многолетняя и очень сложная тяжба Хуршиды Батыровны по восстановлению гражданства неспроста завершилась победным финалом. Логично предположить, что в удачном завершении могла оказать содействие его встреча в сентябре минувшего года со Спецдокладчиком ООН по вопросу о независимости судей и адвокатов Диего Гарсия-Саяном, которому адвокат лично передал документы по данному делу. К слову, встретиться с авторитетным юристом и поведать о ситуации удалось тогда и самой Хуршиде.

В связи с происходящим вокруг Джалиловой есть смысл прочитать недавнее интервью председателя Верховного суда Козимжона Комилова. Он пространно рассуждал перед журналистами о «приоритете справедливости в правосудии». Однако в целом выводы главного судьи страны удручают: «В результате проводимых реформ судами впервые вынесены оправдательные решения в отношении 2273 граждан»; «За нарушение прав человека 60 сотрудников ведомств правопорядка привлечены к уголовной ответственности».

При этом он умудрился погрязнуть в казуистике: «Из рассмотренных Верховным судом 925.781 дел по 2960 судебные документы судов первой инстанции скоординированы в соответствии с законом. То есть, в этих делах обеспечен приоритет закона – справедливость (признал, что раньше его не было – ред.). Потому что принятие неверного решения даже по одному из рассмотренных судами дел считается угрозой, по меньшей мере, судьбе одного человека, нарушением принципа справедливости в этом деле».

То, о чем мы и говорим сейчас…

Статья по теме:

Тернистый путь к гражданству Узбекистана 


Соб. инф.


Комментарии  

#1 баха 24.07.2020 21:59
Правоохранительная система- эта система каламбурная. Мне еще в начале борьбы с коррупцией один сотрудник правоохранительных органов сказал, что все указы и приказы спускаемые сверху для нас копейка. Мы как работали так и будем работать, то бишь, брать взятки, нарушать и перекраивать законы как нам угодно. Вот вам психология работников этой системы. Есть наверное и другие, порядочные, но их быстро выживают...
Цитировать