Тернистый путь к гражданству Узбекистана

Понедельник, 06 Августа 2018

Неделю назад зрители республиканских телеканалов с умилением наблюдали за тем, как исполняющий обязанности хокима столицы Д. Артыкходжаев вручает свежеизготовленный паспорт Наргизе Игамовой – старшей лаборантке Кибрайского районного медицинского объединения Ташкентской области. Это произошло ровно в тот же день, когда научный секретарь Института ядерной физики Сайрамбой Игамов поведал о проблеме своей жены с получением гражданства президенту Узбекистана, во время посещения последним посёлка узбекских ядерщиков близ Ташкента. Глава государства заверил ученого-физика, что его просьба обязательно будет удовлетворена.

И, о чудо, во второй половине того же дня новенький документ в торжественной обстановке был вручен супруге С.Игамова - уроженке соседнего Казахстана, которая свыше двадцати пяти лет живет в Узбекистане, и давно должна была, в соответствии с законодательством, получить гражданство страны.

Подобная оперативность, конечно, была «домашней заготовкой» властей, приуроченной к визиту президента. Ведь за полдня невозможно подготовить необходимые документы и снабдить человека паспортом. Даже если, допустим, все документы готовы, всё равно нужно фотографироваться, передавать данные претендента в Центр персонализации при Кабинете Министров. Затем на фабрике Гознака на особом станке напечатать этот паспорт с персональными данными, и фельдсвязью доставить в соответствующее отделение миграции и оформления гражданства. Так что, в данном случае, всё это, конечно, было сделано заранее. Что тут сказать - повезло семье Игамовых, что им наконец удалось решить свою четвертьвековую проблему, с чем наше издание их искренне и поздравляет.

Хуршида Джалилова с семьей. Начало 1990-х

Хуршида Джалилова с семьей. Начало 1990-х

Однако людей, годами и десятилетиями живущих в Узбекистане и не имеющих гражданства, как минимум, тысячи, а может и десятки тысяч. Ведется ли такая статистика, никто не знает. Во всяком случае, МВД никогда не публиковало подобных цифр. При покойном Исламе Каримове о предоставлении кому-либо гражданства никогда не сообщалось, только по косвенным признакам можно было узнать, что кто-то оказался его удостоен. В основном, это были спортсмены из других стран, призванные представлять республику на международных соревнованиях.

После избрания Шавката Мирзиёева президентом эта ситуация изменилась, и власти стали предоставлять гражданство как родившимся в Узбекистане, так и за его пределами. Как правило, это происходило в торжественной обстановке, с участием глав администраций, со съемками телевидения, освещением других СМИ. Озвучивались данные, что паспорта Узбекистана с декабря 2016 года по нынешнее время были выданы примерно двум тысячам человек. Для страны с более чем 30-миллионным населением это не слишком много.

К сожалению, в Узбекистане имеется и другая категория лиц, которые сначала были снабжены гражданскими паспортами, а потом, под разными предлогами, оказались лишены гражданства самими органами ОВИР, а не указом президента, как это предусмотрено пунктом 5 статьи 30-й закона «О гражданстве Республики Узбекистан».

Одна из них – Хуршида Джалилова, уроженка Самарканда, вдова офицера милиции, сама работавшая следователем Самаркандского ГОВД, имеющая звание капитана. Поводом для лишения гражданства стала очередная аттестация на звание майора, проведенная в 2012 году УВД Самаркандской области. Тогда в соответствии с указанием Управления кадров ВМД РУз были направлены запросы в МВД Киргизии. Выяснилось, что Джалилова всё еще остается прописанной в киргизском городе Узгене.

После этого она была уволена со службы и лишена гражданства. Вместе с ней гражданства лишили двух ее сыновей, родившихся в 1987 и 1988 годах. Одновременно все они были лишены постоянной прописки в Самарканде, а их личные данные были удалены из базы данных картотеки УВД Самаркандской области.

В Киргизии вместе с семьей она оказалась еще во времена СССР, в 1989 году, когда её супруга Хабибилло Мамматкулова , выпускника Ташкентской высшей школы милиции, направили туда для прохождения службы. Они жили в Узгене. Хуршида работала учительницей истории, муж – в милиции. В Узбекистан они решили вернуться в 1992 году, после распада СССР и начала межнациональных трений, когда узбекам, к тому же приезжим, стало там трудно жить и работать.

Муж в 1992 году уехал в Наманган, Хуршида осталась продавать квартиру, вернулась с детьми к родителям в Самарканд в 1994 году. После смерти мужа над ней взяло шефство Наманганское, потом Самаркандское УВД, ей и детям назначили пособие по случаю потери кормильца. В 1994 году обеспечили её работой. Сначала она была машинисткой в Самаркандском ГОВД, потом получила второе образование - юриста в Самаркандском университете, и стала работать в следственном отделе. Всего прослужила в милиции 16 лет.

В 2012 году, через 20 лет после ее возвращения в Узбекистан, по поручению Управления кадров МВД республики, в ходе аттестации на звание майора, Самаркандское УВД направило запрос в Кыргызскую Республику. Оттуда ответили, что Джалилова по-прежнему прописана в Узгене. Паспортистка, которая должна была снять её семью с учета, почему-то так и не выписала их.

В то же время в Самаркандском УВД совершенно не приняли во внимание другой ответ МВД Кыргызстана, где говорится, что Х.Джалилова не обращалась в компетентные органы этой страны за получением паспорта. Да и как она могла бы обратиться, если процесс выдачи паспортов у них начался в 1994 году, то есть уже после её отъезда из Киргизии.

Особняком стоит вопрос лишения гражданства её сыновей. Во время их проживания в Кыргызстане, они в силу своего возраста не могли получить паспортов граждан этой страны, поэтому по какой причине уроженцев Самарканда лишили гражданства Узбекистана, совершенно непонятно. Их свидетельства о рождении выданы в Самарканде. Они никогда не были прописаны в Киргизии. Их прописали в Самарканде в 1994 году, после покупки квартиры.

Статья 1 закона «О гражданстве Республики Узбекистан» декларирует, что в Узбекистане «каждый человек имеет право на гражданство. Никто не может быть лишен гражданства или права изменить гражданство». Конституционный суд страны 22 апреля 2014 года указал на то, что нормы этой статьи полностью соответствуют статье 15 Всеобщей декларации прав человека, где тоже записано: «Каждый человек имеет право на гражданство. Никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить свое гражданство».

Хуршида Джалилова, Самарканд

Хуршида Джалилова, Самарканд

Что касается конкретно Хуршиды Джалиловой и ее детей, то в пункте 2 статьи 4 закона «О гражданстве Республики Узбекистан» ясно говорится, что гражданами страны являются …«лица, работающие по государственному направлению, проходящие военную службу или обучающиеся за пределами Республики Узбекистан, при условии, если они родились или доказали, что постоянно проживали на ее территории, не состоят в гражданстве других государств и не позднее, чем через год после вступления в силу настоящего Закона, изъявили желание стать гражданами Республики Узбекистан».

А Хуршида Джалилова, ее муж и дети родились в Узбекистане, и в период нахождения в соседней республике не принимали её гражданство, что подтверждается ответом на запрос, полученный от МВД КР. Но даже если бы она и получила гражданство этой страны, то статья 10 закона «О гражданстве Республики Узбекистан» гласит: «За лицом, являющимся гражданином Республики Узбекистан, не признается принадлежность к гражданству иностранного государства».

Для лишения же человека гражданства нужны куда более веские причины, которые прописаны в том же законе, а также в ряде указов президента, а именно: № 500 от 20 ноября 1992 года, № 4779 от 17 февраля 2016 года, № 4990 от 17 марта 2017 года.

Но ни в одном из этих документов не сказано, что человека можно лишить гражданства по росчерку пера начальника областной милиции. Наоборот, эта процедура крайне непроста. В каждом случае свои заключения в комиссию по вопросам гражданства при президенте Республики Узбекистан должны предоставлять МВД, СНБ/СГБ, а также МИД, если это касается гражданина, проживающего за границей. Эти документы коллегиально рассматриваются на заседании комиссии, по каждому человеку отдельно. Один из бывших членов этой комиссии рассказал нам, что если происходили разногласия по каким-то персоналиям, то вопрос снимался до выяснения всех обстоятельств. И только после принятия обоснованного решения комиссия вносит предложения для принятия окончательного решения президентом Узбекистана.

В случае же с Х.Джалиловой эти важнейшие процедуры, прописанные в законе «О гражданстве Республики Узбекистан» и в подзаконных, а также в нормативно-правовых актах, не были соблюдены. К тому же, в соответствии с этими актами, рассмотрение вопроса об утрате гражданства возможно только после уведомления лица о причинах и обстоятельствах, на основании которых принимается решение об утрате им гражданства. Оно утрачивается со дня издания указа президента Республики Узбекистан. Но решение о лишении ее и её детей гражданства было принято в самом Самарканде, на уровне областного управления внутренних дел, а именно - письменным заключением служебного расследования Самаркандского ОВВиОГа (так тогда назывались Управления миграции и оформления гражданства – ред.), утвержденного тогдашним начальником УВД области генерал-майором Ф. Кувондиковым. Таким образом, права и интересы её самой и её детей, гарантированные Конституцией, были грубо нарушены.

Вот уже пять лет Хуршида Джалилова, пытаясь восстановить гражданство, пишет жалобы и заявления во все государственные инстанции. Введение в период предвыборной кампании осенью 2016 года «виртуальной приемной» президента, а затем специального портала, вручение паспортов новым гражданам, позитивные изменения во всех сферах жизни, внушили ей определенную надежду. Тем не менее, ее вопрос до сих пор не решен.

За это время только в президентский «портал» она направила свыше 170 заявлений. Но каждый раз её жалобы, в нарушение пункта 3, статьи 18 закона «Об обращениях физических и юридических лиц» направляются в то же Самаркандское УВД. Во время посещений многочисленных народных приемных, встреч с высокопоставленными чиновниками в Самарканде и Ташкенте ей, бывшему следователю, прекрасно видно, что мало кто из них вникает в её проблему.

Один из ученых-юристов, специализирующийся по государственному праву и консультировавший наше издание при подготовке этой публикации, ещё в советское время, после окончания юрфака ТашГУ работавший в подразделении тогдашнего ОВИРа, сказал в сердцах по поводу этой истории: «В МВД работают в основном мужчины. Но в самаркандском управлении не нашлось ни одного мужика, чтобы решить этот вопрос. Давно можно было всё уладить, признав оплошность семилетней давности и проинформировав об этом Ташкент в установленном порядке».

Вместе этого в последнее время ей и детям стали советовать оформить статус и ПМЖ лица без гражданства, и лишь затем подавать ходатайство о получении гражданства Узбекистана. Но никто из этих горе-советчиков не говорит о том, что после получения ПМЖ надо ждать ещё пять лет, причем иметь постоянный источник существования, и лишь потом можно будет подавать соответствующее ходатайство. Однако без паспорта не может идти и речи о законном трудоустройстве. Получается замкнутый круг.

При этом никто не учитывает, что Хуршида Джалилова уже немолода, детям за тридцать, им надо создавать семьи, оформляться на работу, словом, устраивать свою жизнь.

На состоявшемся недавно видеоселекторном совещании президент Шавкат Мирзиёев отметил, что «органы внутренних дел до сих пор не стали структурой, по-настоящему заботящейся о народе. Всё еще наблюдаются случаи неудовлетворительной работы с обращениями, халатного отношения к служебным обязанностям. В последнее время неуместные действия сотрудников системы, случаи злоупотребления должностными полномочиями широко обсуждаются в интернете, что подрывает авторитет органов внутренних дел».

На наш взгляд, это в точности относится к ситуации, сложившейся с этой многострадальной семьей.


Соб. инф.