В Узбекистане могут разрешить использовать для съемок беспилотники. Но лишь для СМИ и с ограничениями

Понедельник, 20 Июля 2020

Средствам массовой информации Узбекистана, возможно, разрешат использовать беспилотные летательные аппараты (БПЛА) весом не более трех килограммов на высоте до сорока метров в районах, обозначенных соответствующим государственным органом, с разрешения соответствующего государственного органа для производства фото- и видеоматериалов. Об этом говорится в очередных поправках к закону «О средствах массовой информации», размещенных 14 июля Агентством информации и массовых коммуникаций при Администрации президента на специальном сайте для обсуждения законопроектов.

В закон о СМИ предполагается ряд изменений и нововведений. Примечательно, что проект о внесении поправок опубликован только на узбекском языке. Его обсуждение продлится до 29 июля.

Разрешение на использование БПЛА можно только приветствовать, однако, чем мотивируются ограничения на вес и высоту полета беспилотников, непонятно. Власти этого никак не объясняют.

«3 килограмма - это нормально. Самые популярные бренды Mavic и DJI Phantom подходят. Но 40 метров - это очень мало. В идеале надо хотя бы 100. Хороших, общих, кинематографичных планов города не сделать с 40 метров. А именно такие и используются повсеместно телевидением. Причем МТРК снимает общие планы со 100 и 150 метров где угодно и когда угодно. Их можно увидеть практически в каждой передаче новостей. Получается, что частные СМИ заведомо будут поставлены в невыгодное и неконкурентоспособное положение», - оставил комментарий под текстом законопроекта журналист Никита Макаренко.

1

Фото Рустама Хусанова. InfoCOM.UZ

Напомним, что в мае 2019 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал закон, ужесточающий наказание за незаконный ввоз, сбыт, приобретение, хранение и использование БПЛА. Вместо административной ответственности за нарушение установленного порядка была введена уголовная: теперь наказание составляет до трех лет лишения свободы, а в случае тяжких последствий - до десяти лет.

«Ответственность за нарушение правил устанавливают две специально введенных статьи Уголовного кодекса. Это статья 2444 («Незаконный ввоз, сбыт, приобретение, хранение или использование беспилотных летательных аппаратов, комплектующих и запасных частей») и 2481 («Нарушение порядка хранения и использования беспилотных летательных аппаратов»).

Ранее за неразрешенное использование БПЛА предусматривалась наказание в виде штрафа от 20 до 100 минимальных зарплат (от 4 миллионов сумов или $482 до 20 миллионов сумов или $2.413) либо ареста на 15 суток с конфискацией «орудия преступления».

Сколько-нибудь серьезного общественного обсуждения закона о запрете беспилотников не было. Узбекистанские СМИ не сделали ни малейшей попытки разобраться в происходящем, даже не пытались задавать вопросы. В чем, например, заключается преступление при хранении или использовании беспилотных летательных аппаратов? Кто является теоретическим потерпевшим? Почему во всех развитых странах их можно свободно использовать, а в Узбекистане нет?

Суровые меры, судя по всему, были приняты, чтобы этим потерпевшим не стал Шавкат Мирзиёев.

Его автомобильный кортеж сейчас гораздо длиннее и внушительнее, чем у его предшественника. И президентская охрана тоже читает новости, где, например, рассказывается, об атаках дронов на авиабазы в Сирии.

Впервые беспилотные летательные аппараты были признаны потенциальной опасностью при Каримове. Пожилой диктатор к концу жизни стал законченным параноиком, полагавшимся на тройное кольцо охраны. Во время его передвижения по Ташкенту закрывались целые улицы, расположенные вдоль них учреждения, магазины. Был введен запрет для мотоциклистов появляться в центральной части столицы – ведь теоретически они могли бы атаковать президентский кортеж.

В 2014-м в Узбекистане был снят рекламный фильм «Узбекистан. Жемчужина песков», поразивший всех прекрасными съемками с высоты. Фильм вызвал массу восторгов и восхищений работой съемочной группы.

А вскоре последовала реакция властей. Через месяц после премьеры, 26 ноября, вышло правительственное постановление «О мерах по предупреждению несанкционированного использования беспилотных летательных аппаратов в воздушном пространстве Республики Узбекистан», согласно которому с 1 января 2015 года вводился запрет на ввоз, реализацию и использование беспилотных летательных аппаратов.

В постановлении утверждалось, что это делается «в целях обеспечения безопасности полетов воздушных судов и предотвращения несанкционированного использования воздушного пространства страны».

Государственному таможенному комитету, Государственному налоговому комитету, комитету по охране государственной границы Службы национальной безопасности и Министерству внутренних дел было поручено «принять необходимые меры по выявлению и пресечению фактов незаконного ввоза, реализации и использования беспилотных летательных аппаратов, а также привлечению виновных лиц к ответственности».

Очевидно, кого-то из властной верхушки осенило, что к такому аппарату можно прицепить бомбу и незаметно отправить его к месту назначения.

31 августа 2016 года (в день предположительной смерти президента Каримова) вступило в силу правительственное постановление за подписью тогдашнего премьер-министра Мирзиёева, уточнявшее, что полеты беспилотников в воздушном пространстве Узбекистан должны быть разрешены правительством страны. Полеты моделей воздушных судов (авиамоделей), предназначенных для учебных, спортивных, культурно-просветительных мероприятий, развития технического творчества предписывалось проводить только в специальных зонах полетов. При этом заявителю до получения допуска к эксплуатации БПЛА вменялось в обязанность получить разрешение на использование радиоэлектронных средств, которыми они оснащены.

Одновременно в постановлении указывалось, что особого разрешение на использование игрушечных моделей беспилотников не требуется. В соответствие с изложенным определением, игрушечная модель воздушного судна - это «используемый для удовлетворения личных потребностей граждан летательный аппарат весом не более 250 грамм (…) без функции автономного управления полетом и навигации, не оборудованный фото- и видеоаппаратурой».

Формально, все постановление было направлено на урегулирование безопасности полетов, и речь в нем шла о больших беспилотниках, наподобие военных, но если внимательно в него вчитаться, становится видно, что оно относится ко всем летающим аппаратам весом свыше 250 граммов. При этом упоминаемая фото и видеоаппаратура никак не может отразиться на безопасности полетов пассажирских или военных самолетов – в случае нечаянного столкновения это не будет иметь никакого значения.

Утверждения, что БПЛА могут помешать гражданской авиации не выдерживает критики – достаточно ограничить полеты в установленной зоне близ аэропортов. Кроме того, никто не гоняет над Узбекистаном военные беспилотники, зато любителей панорамных съемок с квадрокоптеров как среди самих узбекистанцев, так и среди туристов хоть отбавляй. Что касается секретов, то ничего секретного во всем Узбекистане нет, кроме, разве что, роскошных домовладений представителей правящей «элиты».

В 2018 году правительство Узбекистана разрешило – не своим гражданам, а зарубежным режиссерам и операторам, - временный ввоз беспилотников, включая дроны, для съемок фото- и видео на туристические темы. Было объявлено, что желающие использовать БПЛА должны обратиться за разрешением в Министерство культуры, «Узбеккино» или Госкомтуризм, указав данные о съемочной группе и местах будущих съемок.


Соб. инф.